Летопись жизни и творчества А. П. Чехова. 1888 (часть 2)

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4

[Летопись жизни и творчества А. П. Чехова]: 1888 // Летопись жизни и творчества А. П. Чехова / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наследие, 2000—... — Т. 1: 1860—1888. — 2000. — С. 364—485.


1888

До 4 марта. Надписывает оттиск с повестью «Степь» П. Н. Островскому. Письма, XII, 151.

Вероятно, именно к этому подарку относится воспоминание М. П. Чехова (Вокруг Чехова, с. 218—219): в мемуарах ошибочно сказано, что, выполняя поручение брата, М. П. понес Островскому на Новинский бульвар рукопись. Подлинник оттиска сохранился в коллекции В. Г. Лидина.

Читает полученный от К. С. Баранцевича его роман «Раба» (СПб., 1888). Письма, II, 210.

4 марта. В письме передает приглашение К. С. Баранцевичу сотрудничать в «Русских ведомостях». Письма, II, 210.

Ал. П. Чехов рассказывает в письме, как в «Новом времени» читалась Степь»: «Первым прочел Суворин и забыл выпить чашку чаю. <...> Увлекся старичина. Затем книга “Северного вестника” поступила к Буренину, а от него поступит ко мне». Излагает слышанные им мнения (Буренина, Петерсена, Федорова). Буренин «свою радость вылил в фельетоне», а устно отозвался о повести так: «Такие описания степи, как твое, он читал только у Гоголя и Толстого <...> Но ты не умеешь еще писать повестей: из каждого печатного листа можно сделать отдельный рассказ, но твоя “Степь” есть начало или, вернее, пролог большой вещи, которую ты пишешь. Все Короленки и Гаршины перед тобою бледнеют <...>. Ты самый выдающийся и единственный из современных молодых писателей. “Пусть только большое напишет...” Итак, Антоша, пиши большое».

Сообщает, что Суворин распорядился отослать Ч. присланную им рукопись» «какого-то казака» (напечатана не будет), но рукопись не нашлась. Письма Ал. Чехова, с. 197—199.

О повести «Степь» поместил в «Новом времени» (№ 4316) статью В. Буренин («Критические очерки»). По мнению критика, Ч. воспринял «дух» «великих мастеров» (Гоголя, Тургенева, Л. Толстого), «заключающийся в правдивом и точном воспроизведении жизни, природы и человека»; обнаружил «бездну живого и яркого таланта в рисовке картин природы, бытовых фигур и сцен, но в то же самое время обнаружил свою, если так можно выразиться, непривычку к большой и целостной художнической комбинации: его повесть все-таки остается собранием мелких очерков, соединенных между собою чисто внешним образом, и представляет не более как только отрывок, как будто пролог большого романа». Противопоставляет Ч. Г. Успенскому и Короленко, которые, в сравнении с Ч., «бледны и искусственны». Ч. читал эту статью (письмо А. Н. Плещееву, 6 марта).

Разбору «Степи» посвящает свое письмо П. Н. Островский: «Вы не слепы и не глухи к божьему миру, видите его краски, слышите его звуки, у Вас много отзывчивости на всякое дыхание жизни, много способности передавать воспринятые впечатления для всех ясно, осязательно и нередко с неуловимою тонкостью, к этому свойству чуткости надо прибавить меткость. Вы умеете передавать особенные черты во всей их особенности, с их запахом и вкусом, с их характерностью; читатель ясно видит не только главных действующих лиц, но и все немые, мимоходом набросанные фигуры <...> в весьма значительной степени Вы владеете душевным настроением: за внешними проявлениями жизни, ее звуками, линиями и красками Вы чуете жизнь души, моменты душевных состояний, чуете, изображаете и заставляете читателя их переживать: гроза, болезнь Егорушки, подводчики, Дымов, ненавистник Соломон, счастливый муж... все это и многое другое захвачено психически верно, изображено тонко-задушевно <...> Тонкость ощущений в соединении с отсутствием болезненной нервности чрезвычайно привлекательны, от Ваших отношений к жизни веет чем-то свежим, здоровым, бодрым...»

Такое «изобилие таланта» вызывает у Островского «надежду на большее, дает право требовать большего: талант обязывает!»

Островский отметил и то, что вызвало у него «чувство досады»: «В рассказе нет внутренней организации, которая бы определяла всему надлежащее место и меру, — нет центра, к которому бы, располагаясь вокруг, тяготели второстепенные лица и мелкие подробности; жизнь степи и душевная история ребенка взаимно не покрываются, и то ребенок, то степь перетягивают к себе внимание читателя <...> Вы мало обратили внимания на постройку; если к этому я прибавлю, что на мой вкус второй рассказ старика о разбойниках лишний и что губчатая шишка Емельяна, а также пожирание живой рыбы Васей мне кажутся неприятными подробностями, которые ничего не мотивируют и сами ничем не мотивированы, то этим, пожалуй, будет исчерпано все, к чему бы я мог придраться».

В заключение Островский писал, что ждет от Ч. «хорошего русского романа». См. 6 марта. Записки ГБЛ, вып. 8, М., 1941, с. 50—53.

«Удивительной» и «изумительной» называет «Степь» в письме Ч. И. Л. Леонтьев (Щеглов). «Особенно неизгладимо врезались мне в память: описание купанья и ловли раков, влюбленный Константин и трогательная нота финала... Чудесно описание грозы, а описание степи на стр. 108 шедевр описательной поэзии». РГБ.

5 марта. О «Степи» пишет Чехову Н. А. Лейкин: «Сказать по совести: читается невесело. Повесить мало тех людей, которые советовали Вам писать длинные вещи. Длинные вещи хороши тогда, когда это роман или повесть, с интригой, с началом и концом. <...> Мое мнение такое: в мелких вещах, где Вы являетесь юмористом, Вы больший мастер». Просит Ч. «припасти фрак», чтобы участвовать в Петербурге в устраиваемом издателем и редактором журнала «Свет» В. В. Комаровым и Лейкиным литературно-музыкальном вечере в пользу ночлежных домов. Намерен 9 марта выехать в Москву. Ч. ответил 7 марта. РГБ.

6 марта. Письмо с отзывом о «Степи» передает Ч. П. Н. Островский. «Он не вошел к нам в дом, а позвонил и подал через дверь, — вероятно, постеснялся из скромности. В конверте оказалась пространная критика “Степи”, которая очень понравилась автору своей деловитостью» (см. 4 марта). Вокруг Чехова, с. 219.

Пишет А. Н. Плещееву о полученном в этот день письме П. Н. Островского о «Степи»: «в высшей степени симпатично, доброжелательно и умно». Ч. прочел его «три раза». Жалеет, что Островский «прячется от публики», т. е. не выступает в печати: «Важно не то, что у него есть определенные взгляды, убеждения, мировоззрение — все это в данную минуту есть у каждого человека, — но важно, что он обладает методом; для аналитика, будь он ученый или критик, метод составляет половину таланта». Намерен приехать в Петербург «в начале поста», через 2—3 дня после того, как получит гонорар из «Северного вестника».

Собирается «завтра» к П. Н. Островскому. Хочет посоветовать ему, минуя журналы и газеты, печатать критические брошюры: «...В наше время, когда литература попала в плен двунадесяти тысяч лжеучений, партизанская иррегулярная критика была бы далеко не лишней». Письма, II, 210—211.

7 марта. Пишет Н. А. Лейкину, что в четверг (10 марта) ждет его у себя «в 12½ часов»: «От меня поедем, куда нужно. А главное, потолку ем». Отказывается от чтения на литературно-музыкальном вечере: «Я не в состоянии одной минуты почитать вслух, тем паче публично: сохнет горло и кружится голова». Сообщает, что А. С. Лазарев (Грузинский) в Москве, и он пригласит его к себе — познакомиться с Лейкиным. Письма, II, 212.

Между 7 и 10 марта. Посылает М. П. Чехова с запиской к В. Н. Давыдову. Поздравляет артиста с «отъездом в родные Палестины» (возвращением в Александринский театр) и просит отдать (или захватить с собою в Петербург) «цензурованного» «Калхаса». Письма, II, 212.

8 марта. Письмо К. С. Баранцевича: «“Степь” Вашу прочел, — очень нравится; кое с кем из литературной братии ломаю из-за нее копья». Благодарит за полученную через Ал. П. Чехова книгу — «В сумерках» (экз. неизв.). РГБ.

Получив письмо Ч., А. Н. Плещеев пишет в редакцию «Северного вестника», чтобы поскорее выслали гонорар за «Степь». Письмо А. Н. Плещеева, 10 марта. — РГБ.

9 марта. Получает письмо читательницы, подписанное буквой М.: «Ничего такого, как “Степь”, Вы еще не писали. Это чудное описание так мягко, тепло и задушевно, что, право, так и кажется, что вот едешь, едешь сама ты по степи и видишь все перед глазами.

Только что-то особенное поражает меня в ней: в каждой строчке сквозит какая-то тихая, сдержанная грусть и страстное искание чего-то...

Как будто Вы не счастливы. Я прочла все два раза. Только ведь это что-то вроде начала или просто отрывочек из чего-то большого и, должно быть, тоже прекрасного». РГБ; А. П. Чехов. Степь. М., 1995, с. 153—155 («Литературные памятники»).

10 марта. У Ч. Н. А. Лейкин и А. С. Лазарев (Грузинский). Говорили о Кичеевых и текущей литературе. Письма, II, 212; письмо А. С. Лазарева (Грузинского) Н. М. Ежову, 19 марта. — РГАЛИ, ф. 189, оп. 1, е. х. 19, л. 273 об.

О «Степи» пишет А. Н. Плещеев: «Сколько я похвал слышу Вашей “Степи”. Гаршин от нее без ума. Два раза подряд прочел. В одном доме заставили меня вслух прочесть эпизод, где рассказывает историю своей женитьбы мужик, влюбленный в жену. Находятся, впрочем, господа, которые не одобряют... Про одного такого рассказывал Гаршин и глубоко возмущался... потому что это было явно из зависти». (Речь, видимо, идет об А. И. Лемане.) Приглашает в Петербург, просит захватить с собою «критику» П. Н. Островского о «Степи». «Я слышал, что Михайловский писал Вам и что Вы ему маленький отпор дали, отстаивая свою независимость. Интересно бы мне было с этим Вашим ответом познакомиться...». Боится, что намерение поехать по Волге не осуществится. Переписка, т. 1, с. 470—472.

Вечером у Ч. снова А. С. Лазарев (Грузинский) и В. А. Гиляровский. Вместе отправляются к Н. А. Лейкину в Лоскутную гостиницу, куда приходит и Л. И. Пальмин. Примирение с ним после временного расхождения. От Лейкина впятером едут в ресторан Тестова. Письмо А. С. Лазарева-Грузинского Н. М. Ежову, 19 марта. — РГАЛИ, ф. 189, оп. 1, е. х. 19, л. 274.

Ч., Н. П. Чехов, А. С. Лазарев (Грузинский), Н. А. Лейкин и В. М. Саблин у В. А. Гиляровского.

Лазарев (Грузинский) писал Н. М. Ежову: «Вечером я пошел к Чехову (Лейкина не дождались), я, Чехов и Николай Павлович отправились к Гиляровскому, туда же пришли Лейкин и Саблин (Пальмин надул), просидели вечер, проболтали, было и еще три господина, какой-то серенький врач, серенький поэт и драматург барон (Эльснер), печатающий в “Русском деле” поэмы по четыре копейки за строчку и препаратор Московского университета (тоже серенький) <...> Поэт нес много вздору, так что было тошно слушать. Чехов кое в чем его осаживал. Саблин шутил и острил, сохраняя на лице дипломатическую улыбку, Лейкин говорил о себе, говорили о М. Белинском <И. И. Ясинском> и его участии в “Новом времени”, после того как “Новое время” ругало его на чем свет стоит. Разошлись в половине второго...». РГАЛИ, ф. 189, оп. 1, е. х. 19, л. 274 об.

О повести «Степь» — в статье «Литературные беседы» Евгения Гаршина («Биржевые ведомости», № 70). По мнению критика, повесть скучна и «требует от читателя чрезмерного напряжения, чтобы стало охоты воспринимать все прелести художественного изложения». В каждом из небольших рассказов Ч. «есть всегда неглубокая, но разумная, живая идея»; в повести же — «степные сцены и картины не объединены никакой идеей <...> все персонажи повествования связаны между собою чисто внешним образом».

О повести «Степь» — статья Наблюдателя «Литературные очерки» («Новороссийский телеграф», № 4010). Ч. сравнивается с А. Доде, Ф. Брет Гартом.

О повести «Степь» пишет в «Критических набросках» Н. Ладожский (В. К. Петерсен) — «СПб. ведомости», № 70. По мнению критика, «общие сомнения в способности Чехова создавать сложные и стройные композиции, по-видимому, основательны и верны». «Степь» — «вещь скорее этнографическая и носит чисто описательный характер. В ней даже меньше содержания, чем в иных рассказах того же автора». Вместе с тем отмечается «редкое мастерство» Ч. в описаниях природы. «Молодой, но уже достаточно прославленный» писатель «дал действительно хорошую вещь». Ч. — «талантливый рассказчик небольших сценок».

11 марта. К. С. Баранцевич вновь пишет о «Степи»: «понравилась очень, хотя кое-кто из литературной братии фыркает многозначительно. Ну, да черт с ними!». РГБ.

12 марта. Уезжает (вместе с Н. А. Лейкиным) в Петербург. По дороге на вокзал рассказывает провожавшему его А. С. Лазареву (Грузинскому) замысел рассказа о деревенском парне, попавшем в большой город и впервые едущем на извозчике (осуществлен не был). Доехал «благополучно, но ехал скверно, благодаря болтливому Лейкину». Он мешал «читать, есть, спать». Письма, II, 213; воспоминания А. С. Лазарева (Грузинского). — Чехов в восп., 1986, с. 105—106.

13 марта. Приезжает в Петербург. Останавливается в гостинице «Москва». Навещает брата Ал. П. Чехова. Письма, II, 213—214.

13—14 марта. Посещает А. Н. Плещеева, И. Л. Леонтьева (Щеглова). Куда ни придет, «всюду говорят» о «Степи». Письма, II, 213—214.

14 марта. Находясь в редакции «Нового времени», начинает письмо домой. Там же встречается с пришедшим в редакцию Н. С. Лесковым. Переезжает к Сувориным, где А. И. Суворина «предоставила 2 комнаты с роялью и с кушеткой в турнюре». Вечером — у Я. П. Полонского. Письма, II, 213—214.

15 марта. И. Л. Леонтьев (Щеглов) записывает в дневнике: «Приезд Чехова и путаница». ЛН, т. 68, с. 480.

Первая половина марта. В. М. Гаршин читает «Степь» собравшимся в квартире художника М. Малышева его гостям, в числе которых — И. Е. Репин.

Репин вспоминал: «...Он читал нам вслух только что появившуюся тогда, я сказал бы, “сюиту” Чехова “Степь”. Чехов был еще совсем неизвестное, новое явление в литературе. Большинство слушателей — и я в том числе — нападали на Чехова и на его новую тогда манеру писать “бессюжетные” и “бессодержательные” вещи... Тогда еще тургеневскими канонами жили наши литераторы.

— Что это: ни цельности, ни идеи во всем этом! — говорили мы, критикуя Чехова. Гаршин со слезами в своем симпатичном голосе отстаивал красоты Чехова, говорил, что таких перлов языка, жизни, непосредственности еще не было в русской литературе. Надо было видеть, как он восхищался техникой, красотой и особенно поэзией этого восходящего тогда нового светила русской литературы. Как он смаковал и перечитывал все чеховские коротенькие рассказы!». И. Е. Репин. Далекое-близкое. М., 1964, с. 362.

15 или 16 марта. Пишет в Москву о своей петербургской жизни в квартире Суворина. За обедом дети не отрывают от Ч. глаз и ждут, что он скажет «что-нибудь необыкновенно умное»: «по их мнению, я гениален, так как написал повесть о Каштанке». «От обеда до чая» — «философские» разговоры с А. С. Сувориным. Завтра намерен убежать «на целый день» к А. Н. Плещееву в «Северный вестник», к Я. П. Полонскому и вечером в ресторан Палкина. Письма, II, 213—214.

16 марта. В. М. Гаршин у художника Н. А. Ярошенко говорит о Ч.

Присутствовавшая в тот вечер при разговоре С. Караскевич вспоминала: «Это было весною 1888 года. В ту субботу, еще раздеваясь в передней, я услышала взволнованный голос Всеволода Михайловича. Он стоял посреди мастерской с книгой в руках и говорил громко, жестикулируя и наступая на собеседника. — Вы говорите, что палец или прядь волос, даже гениально зарисованная, не может назваться картиной, и день, выхваченный из жизни десятилетнего ребенка, не может дать содержание литературному произведению. А я вам говорю, что к “Степи” нельзя и не надо прибавлять ничего, это не отрывок, — это прекраснейшее, законченнейшее произведение, какого мы с вами давно не читали. В России есть новый гениальный писатель». С. Караскевич. Семья Ярошенок. — «Русские записки», 1915, № 10, с. 24.

Со слов С. Караскевич записал подробности этого вечера также и Ф. Ф. Фидлер: «Н. К. Михайловский не разделял всеобщего восторга по поводу только что появившейся в печати “Степи”, и Гаршин обратился к нему со словами: — Вот вы, Николай Константинович, возлагали на меня большие надежды. Я их не оправдал, и все же смогу спокойно умереть, так как их вполне оправдывает другой — Антон Чехов!». «Современники о В. М. Гаршине». Саратов. Изд-во Саратовского университета, 1977, с. 143.

16—17(?) марта. Проводит два дня у Н. А. Лейкина: «Чехов погостил в Петербурге неделю, провел у меня два дня и опять уехал в Москву». Письмо Н. А. Лейкина А. С. Лазареву (Грузинскому), 2 апр. — РГАЛИ, ф. 2118, оп. 1, е. х. 156, л. 2.

16—20 марта. Трижды посещает редакцию «Северного вестника»; обедает у редактора журнала А. М. Евреиновой, «очень милой и умной старой девы». Письма, II, 218.

Излагает А. С. Суворину план «будущего романа». Письмо Я. П. Полонского Чехову, 27 марта.

Встречается с А. Н. Масловым (Бежецким), который просит рекомендовать его в «Русскую мысль». Письма, II, 222.

Н. А. Лейкин просит выполнить в Москве его поручения: справиться у С. И. Леухина о проданных книгах и вручить книгу Н. Н. Печковской. Письма, II, 221.

17 марта. Повесть «Степь» сравнивает со «степными картинами Гоголя» и «Степными очерками» А. И. Левитова в «Очерках современной литературы» Веневич (В. К. Стукалич) — «Русский курьер», № 75. По мнению критика, у Ч. нет «колоритности и блеска, которые отличают степные картины Гоголя, и того душу захватывающего лиризма, которым так богаты известные “Степные очерки” Левитова». В повести Ч. нет и сколько-нибудь ясной идеи, но повинен в этом сам «степной» материал.

18 марта. Весь день «похварывает» и «сидит дома», т. е. у Сувориных. Поэтому не может выполнить обещания (и желания) быть у Я. П. Полонского на его «пятнице» (собрании литераторов). Письма, II, 219.

О повести «Степь» — в статье С. Б. Фрида (С. Фр-д) «На литературной ниве» в газ. «Новости дня», № 1687. Критик находит повесть «растянутой».

Дарственная надпись Чехову от М. И. Пыляева на его книге «Драгоценные камни, их свойства, местонахождения и употребление» (изд. 2-е, СПб., 1888). ТМЧ; Чехов и его среда, с. 368.

19 или 20 марта. Посещает книжный магазин Е. М. Гаршина (Греческий проспект, 14). По записке Я. П. Полонского берет в магазине все его сочинения («кроме “Крутых горок” и мелких рассказов»). Беседует с Е. С. Гаршиной: «просидел целый час: оказалось, что мы земляки». Письма, II, 219.

20 марта. А. М. Евреинова пишет В. Г. Короленко: «...познакомилась с Вашей симпатией Ант. Павл. Чеховым. Вполне сочувствую Вам и нахожу его крайне симпатичным. Он также не генерал от литературы и так же умеет просто говорить и слушать нас грешных, как и Вы. Уж так понравился мне и Марии Дмитриевне, как нельзя больше». РГБ, ф. 135, разд. II, к. 23, е. х. 25, л. 10.

21 марта. За 1—2 часа до отхода поезда получает и читает рассказ Н. А. Хлопова («Березовый сок»), передает его А. С. Суворину. Письма, II, 215.

Отъезд из Петербурга. Запись в дневнике И. Л. Леонтьева (Щеглова): «Проводы Чехова». Письма, II, 215; ЛН, т. 68, с. 480.

22 марта. Возвращение в Москву. «Застал <...> ледоход и наводнение. Очень красиво». Письма, II, 215, 221.

В письме А. С. Лазареву (Грузинскому), рассказывая о Петербурге, сообщает, что печатается 2-е изд. «В сумерках», «новая книга» («Рассказы») и «детская книга» — «В ученом обществе». («Детская книга» вышла лишь в 1892 г. под заглавием «Каштанка».) Пишет об А. С. Суворине: «замечательный человек нашего времени».

Извещает, что договорился (с Н. А. Лейкиным) о рекомендации А. С. Лазарева (Грузинского) в «Петербургскую газету» «для понедельников» (где печатались чеховские рассказы). Письма, II, 214—215.

Пишет Н. А. Хлопову, что новый его рассказ («Березовый сок») лучше «Одиннадцатого», который взят из «Северного вестника» и передан в «Новое время» В. П. Буренину. (Напечатаны не были.) Письма, II, 215.

Около 22 марта. Запрашивает А. В. Линтвареву, владелицу имения Лука близ г. Сумы, можно ли снять в ее имении дачу на лето. См. 28 марта. Вокруг Чехова, с. 172.

23 марта. К. С. Баранцевич просит Ч. зайти к издателям «Друга детей» братьям Вернерам и заставить их выслать ему гонорар за напечатанный рассказ. На это и след. письмо Ч. ответил 27 марта. РГБ.

24 марта. Умер В. М. Гаршин, бросившийся 19 марта в пролет лестницы дома, где жил.

Ч. отправляет Ал. П. Чехову с Н. А. Плещеевым восемь рассказов («Счастье», «Тиф», «Ванька», «Свирель», «Перекати-поле», «Задача», «Степь», «Поцелуй») для нового сборника. Под заглавием «Счастье» надо написать: «Посвящ. Я. П. Полонскому» («долг платежом красен»). Книга должна содержать не менее 20 листов; если материала не хватит, просит известить. Рассказывает о петербургской жизни: «В одну неделю было пережито: и ландо, и философия, и романсы Павловской, и путешествие ночью в типографию, и “Колокол”, и шампанское, и даже сватовство... Суворин пресерьезнейшим образом предложил мне жениться на его дщери <Насте>, которая теперь ходит пешком под столом... <...> Я шуточно попросил в приданое “Исторический вестник” с Шубинским, а он пресерьезно посулил половину дохода с “Нового времени”». Письма, II, 216—217.

У графини Келлер, лечит няньку: «получил 3 руб.». Письма, II, 217; 218.

Ч. у Я. А. Корнеева. Сообщает ему о результатах своих переговоров с А. С. Сувориным: статья «К вопросу о студенческом движении» не может быть напечатана в «Новом времени» (существует циркуляр, запрещающий публичное обсуждение «беспорядков»). Письмо Я. А. Корнева А. С. Суворину, 24 марта. — РГАЛИ, ф. 459, оп. 1, е. х. 1982, л. 1.

В газ. «Русские ведомости» (№ 82) на первой странице напечатано рекламное объявление о продаже «изящных, иллюстрированных» изданий журнала «Сверчок»; в их числе — «Невинные речи» А. Чехонте (А. П. Чехова).

А. С. Лазарев (Грузинский) с горечью пишет Ч. о современной литературе: «Я прочел последний “субботник” Вагнера “Кто лгал?”. Как это все бледно, бесцветно. Как это старым, заслуженным писателем не стыдно писать такие слабые, стертые, как старый пятиалтынный, вещи? Прочтя подобную вещь, я неизменно начинаю ругать себя за трусость. Не стыдно молчать, когда говорите Вы, но стыдно молчать, когда миру глаголят Вагнеры, Ясинские и т. д.». РГБ.

А. Н. Плещеев в письме к В. Г. Короленко высказывает сомнение относительно совместной поездки с Ч. по Волге: «Чехов хочет поехать на второй день Пасхи, что для меня совсем невозможно. Не знаю, как для Вас. Он имеет намерение с Волги свернуть на Кубань». (Поездка не состоялась.) ЛН, т. 68, с. 310.

24 или 25 марта. Прочитав рекламное объявление в «Русских ведомостях», пишет недоуменное письмо (неизв.) М. А. Вернеру. См. после 25 марта.

25 марта. В ответ на желание М. В. Киселевой иметь оттиск «Степи» обещает «в недалеком будущем» новую книжку («Рассказы»), где будет помещена «Степь». Пишет, что «привык» к семье Суворина и весной поедет к нему в Крым: «На правах великого писателя я все время в Питере катался в ландо и пил шампанское. Вообще чувствовал себя прохвостом. <...> Меня в Питере почему-то прозвали Потемкиным, хотя у меня нет никакой Екатерины. Очевидно, считают меня временщиком у муз. Работается плохо. Хочется влюбиться, или жениться, или полететь на воздушном шаре». Письма, II, 217—218.

Пишет Я. П. Полонскому, извиняясь, что не был у него на «пятнице» (см. 18 марта). В новом сборнике «лучший» из рассказов — «Счастье» — просит позволения посвятить ему. Сообщает, что нанял дачу около города Сумы на реке Псле. «Дорого дал бы за удовольствие» попутешествовать с Полонским по Украине, «от Дона до Днепра». Письма, II, 219—220.

Барон Икс (С. Т. Герцо-Виноградский) в «Письмах о журналистике», газ. «Одесский листок», № 83, оценивает повесть «Степь» как «художественный эскиз, раскрывающий перед нами прекрасную панораму степи, полную гоголевского колорита и даже гоголевского лиризма».

К. С. Баранцевич спрашивает, на чье имя следует адресовать рассказ для «Русских ведомостей» и каковы условия сотрудничества. Ч. ответил 27 марта. РГБ.

После 25 марта. М. А. Вернер отвечает Ч., что, основав еще один журнал — «Друг детей», они с братом ликвидировали книжное дело, а оставшиеся книги (в том числе «Невинные речи») с значительной уступкой отдали книгопродавцам. Один из них и сочинил задевшее Ч. «трогательное объявление». РГБ.

25 или 26 марта. Спрашивает в письме А. С. Лазарева (Грузинского), как найти В. А. Райского: «Он очень мне нужен». См. 29 марта. Письма, II, 220.

В Петербурге Ч. говорил А. С. Суворину о давно прочитанном романе В. А. Райского «Семейство Снежиных», который Суворин согласился переиздать. Письма, II, 464.

У Ч. соиздатель журнала «Родник» А. Н. Альмединген (племянник Е. А. Сысоевой); хвалит рассказы М. В. Киселевой. Приходил, вероятно, повторить Ч. приглашение сотрудничать в журнале. Письма, II, 218.

26 марта. Запись в дневнике И. Л. Леонтьева (Щеглова): «Похороны Всеволода Гаршина <...> Введенский: “Какого вы мнения о Чехове? Скоро ему дадут острастку”». ЛН, т. 68, с. 480.

А. И. Введенский (Аристархов) имел в виду собственную статью (см. 31 марта и 1 апреля).

Беседа о Ч. между литераторами, собравшимися у писателя В. С. Лихачева. Были М. Н. Альбов, К. С. Баранцевич, Н. А. Соловьев-Несмелов и В. А. Тихонов. Альбов «отрицает Ан. Чехова и считает его образчиком вырождения нашей литературы <...> он говорит, что это знамение нашего растленного времени». В. А. Тихонов. Дневник. — ЛН, т. 68, с. 494.

Н. С. Лесков упрекает А. С. Суворина в том, что «газеты не дорожат своими людьми». «Неужели Гаршин не стоил траурной каемки вокруг его трагического некролога? <...> Зачем все эти известия о приезде “действительных тайных советников” печатаются, а считается непристойным известить о приезде Чехова?» Письмо Н. С. Лескова А. С. Суворину — Русские писатели о литературе, с. 293—294.

27 марта. Приглашает К. С. Баранцевича летом на дачу «близ г. Сум Харьковской губ.». Побывав в редакции «Сверчка», сообщает Баранцевичу, что гонорар ему выслан «сегодня» или вышлется «завтра». Рассказ для «Русских ведомостей» нужно адресовать в редакцию на имя В. М. Соболевского. Письма, II, 220—221.

Я. П. Полонский в письме жалеет («было очень больно»), что Ч. не был у него на «пятнице». Рад, что в «Крутых горках» Чехову «кое-что понравилось» и просит, если у него будет «время или досуг», прочитать «Под гору» и «другие писания». Благодарит за посвящение ему рассказа: «Мы редко виделись, мало друг с другом говорили, но, право, настолько друг друга знаем, что можем друг другу посвящать все что хотим, без всякого дозволенья». Передает, что Суворин говорил ему о романе Ч.: «Вы излагали ему план романа — Вашего будущего романа». Последнее письмо Я. П. Полонского Чехову. Переписка, т. 2, с. 19—22.

О повести «Степь» анонимная рецензия (возможно, Е. Гаршина) в «Еженедельном обозрении», № 218. По мнению автора, «Степь» — «произведение чисто декоративное», не имеющее «никакой фабулы»: «Читатель видит, насколько несостоятельно произведение Чехова и следовательно приравнивать его к столпам нашей литературы — чистая насмешка над молодым автором». «Тургенев говорит, что каждая картина природы должна являться не случайною в повести, а составлять органически нераздельное с целым». У Ч. же много «таких картин, которые могут быть урезаны без всякого ущерба для рассказа». См. 31 марта.

О Чехове, К. С. Баранцевиче, В. Г. Короленко, В. Л. Дедлове (Кигне), И. Л. Щеглове (Леонтьеве), К. М. Фофанове, И. И. Ясинском пишет Р. Д. (Р. А. Дистерло) в статье «Новое литературное поколение (Опыт психологической характеристики)» — «Неделя», № 13. Видит у русских прозаиков стремление к «формальной правде», подобное натурализму Э. Золя. Чехова относит к представителям «новой беллетристики»; их произведения «кажутся отрывками жизни, кусками, насильно выхваченными из нее, не сведенными ни к каким основам миросозерцания, не связанными ни с какими вопросами человеческой мысли». Продолжение статьи — в № 15, 10 апреля.

А. С. Лазарев (Грузинский) пишет Н. М. Ежову: «О “Степи” твоего же мнения. Слог прекрасный, но ниже мелких его рассказов (“Мечты”, “Ведьма” и т. д.), которые положительные литературные шедевры! Лейкину “Степь” не нравится; по его мнению, во-первых, в больших произведениях непременно должна быть более сложная интрига, а во-вторых, большие рассказы вовсе не дело Чехова». РГАЛИ, ф. 189, оп. 1, е. х. 19, л. 280.

28 марта. В редакции «Русской мысли» беседует с В. А. Гольцевым («человек милый и хороший, но понимающий в литературе столько же, сколько пес в редьке») о сотрудничестве А. Н. Маслова (Бежецкого). Письма, II, 222.

Высылает А. В. Линтваревой задаток за дачу на лето. Письма, II, 221, 224.

Читает в «Новом времени» рассказ Ал. П. Чехова «Тпру» («неплох»). Письма, II, 221.

29 марта. Извещает Н. А. Лейкина о выполненных поручениях. Пишет о нанятой за 100 руб. даче (флигель в усадьбе). Собирается «все лето кружиться по Украине и на манер Ноздрева ездить по ярмаркам». Просит посоветовать В. В. Билибину взять летом отпуск и отдохнуть, «а то он хиреет и стареет не по дням, а по часам». Письма, II, 221—222.

Извещает А. Н. Маслова (Бежецкого) о разговоре в «Русской мысли»: «Сотрудничеству вашему рады». Передает пожелания редакции. Советует не бросать намерения написать комедию. В Москве думает прожить до 5 мая (до отъезда на Украину). Письма, II, 222—223.

Чехову пишет К. С. Баранцевич — «под живым впечатлением гибели Гаршина»: «Какая утрата! Третьего дня мы хоронили этого несчастного страдальца, так беспримерно жестоко покончившего с собою». Рассказывает о своей последней встрече с В. М. Гаршиным и предлагает Ч. участвовать в сборнике его памяти, задуманном им, Баранцевичем, а также М. Н. Альбовым и В. С. Лихачевым: «Надеюсь, что Вы сочувственно отнесетесь к нашей затее и украсите сборник Вашими рассказами». Ч. ответил 30 марта. РГБ.

А. С. Лазарев (Грузинский) отвечает, что зимой 1886/87 года видел В. А. Райского, он служил корректором в типографии В. Ф. Рихтера, но служит ли теперь — не знает. См. октябрь 1889 г. РГБ.

В письме к Чехову И. Л. Леонтьев (Щеглов) рассказывает о похоронах В. М. Гаршина: А. Н. Плещеев «плакал, как дитя», но не читал своих стихов, как не произнес «нескольких слов от лица новейших писателей» и сам Щеглов: «на могилу повылезли с разными пошлостями Максим Белинский, Леман...». Намерен «на днях» выслать статьи о «Степи» и спрашивает, высылать ли «завистливо-ругательные». Ч. ответил 4 апреля. РГБ.

Ал. П. Чехов извещает, что материал для «новой книги» («Рассказы») получен и сдан в типографию; Суворин «велел Неупокоеву поставить хорошую бумагу». «По условию», корректуру будет вести Ал. П. Письма Ал. Чехова, с. 199—200.

30 марта. Сообщает К. С. Баранцевичу, что еще раз виделся с бр. Вернерами и они сказали, что гонорар ему выслан.

Благодарит за приглашение участвовать в сб. «Памяти Гаршина»: «Мысль Ваша заслуживает и сочувствия, и уважения уж по одному тому, что подобные мысли, помимо их прямой цели, служат еще связующим цементом для немногочисленной, но живущей вразброс и в одиночку пишущей братии. Чем больше сплоченности, взаимной поддержки, тем скорее мы научимся уважать и ценить друг друга, тем больше правды будет в наших взаимных отношениях». Поэтому ему особенно «симпатичны» мысль о сборнике и последнее письмо Баранцевича, в котором он «так любит Гаршина». Советует написать В. Г. Короленко. Сам «непременно» пришлет что-нибудь для сборника, но предпочитал бы что-нибудь уже напечатанное: потерял (не знает, надолго ли) «способность творить мелкие вещи». «Я, пожалуй, напишу небольшой рассказ, но заранее предупреждаю (нимало не скромничая), что он выйдет и плох и пуст. Странный стих нашел на меня...» Письма, II, 223—224.

А. Н. Плещеев пишет Ч. о трагической смерти В. М. Гаршина, его похоронах; о переменах, происшедших в «Северном вестнике»: «ушел Михайловский и увлек за собой Гл. Успенского» («Но мы твердо веруем, что ни Вы, ни Короленко от нас не уйдете. Желательно было бы слышать от Вас подтверждение этого»); о просьбе редакции журнала принять участие в сборнике «на могильный памятник Гаршина» («дайте хоть маленький рассказец»). Отправляет письмо с уезжающим в Москву А. А. Плещеевым. Ч. ответил 31 марта. Переписка, т. 1, с. 473—474.

31 марта. Пишет А. Н. Плещееву: «На дворе идет дождь, в комнате у меня сумеречно, на душе грустно, работать лень — вообще я выбился из колеи и чувствую себя не в своей тарелке». Но «волнует веселая мысль», что через 30—35 дней будет «далеко от Москвы» — на даче недалеко от Полтавы. Цитируя стихи Плещеева («Вперед! без страха и сомненья...» и др.), зовет его к себе летом: «Привозите с собой Щеглова». Сообщает, что виделся с И. М. Кондратьевым, секретарем Общества русских драматических писателей и оперных композиторов (по поводу гонорара А. А. Плещеева). Письма, II, 224—226.

У Ч. А. А. Плещеев с письмом А. Н. Плещеева. Ч. пишет ему второе письмо: приглашение участвовать в сборнике «Северного вестника», посвященном В. М. Гаршину, «пришло поздно» — накануне отправлено согласие К. С. Баранцевичу и «вернуть согласие нельзя». Вспоминает, что два раза был у Гаршина и оба раза не застал: «Видел только одну лестницу... К сожалению, я вовсе не знал этого человека. Мне приходилось говорить с ним только один раз, да и то мельком». Согласен с Плещеевым, что надо бы как-нибудь прекратить «оскорбление могил» — речами «литературных альфонсиков и маркеров вроде г. Лемана». Приглашает Плещеева, когда он поедет в Крым, побывать у него в Москве. Письма, II, 226—227.

Запиской на имя А. А. Майкова, одного из учредителей и казначея Общества драматических писателей и оперных композиторов, доверяет получить свой гонорар М. П. Чехову. Письма, XII, 135.

О «Степи» пишет критик Аристархов (А. И. Введенский) — статья «Журнальные отголоски» в газ. «Русские ведомости» (№ 89). «При всем признании за автором из ряда вон выходящего таланта», отмечает «недостатки» в построении повести, «вычурности» в стиле и языке. «Первое крупное произведение чрезвычайно талантливого, без сомнения, писателя — есть вместе с тем произведение писателя начинающего, не сумевшего соразмерить сил своего таланта с задачею, предстоявшею ему, не сладившего и с формой для выражения своей идеи, при несомненной красоте многих отдельных частностей». Сравнивает очерк Глеба Успенского «Ноль целых» (из цикла «Живые цифры»), как отличающийся «глубокой мыслью», со «Степью» Ч., где отмечает необыкновенную красоту описаний природы, беглость очерков живых лиц, но также отсутствие «целостности и общности цели в произведении».

Прочитав эту статью, Ч. пишет А. Н. Плещееву: «Какое лакейство перед именами, и какое отечески-снисходительное бормотанье, когда дело касается начинающих! Все эти критики — и подхалимы и трусы: они боятся и хвалить, и бранить, а кружатся в какой-то жалкой, серой середине. А главное, не верят себе... <...> Моя “Степь” утомила его, но разве он сознается в этом, если другие кричат: “талант! талант!”?». Письма, II, 225—226.

Конец марта. Работает над повестью «Огни»; чувствует, что «она хромает». Письма, II, 225.

Март — апрель. Вносит изменения в текст рассказов для нового сборника, изд. А. С. Сувориным («Рассказы», СПб., 1888): «Счастье», «Свирель», «Задача», «Степь», «Тина», «Тайный советник», «Тиф», «Миряне» (изменяет заглавие на «Письмо»), «Поцелуй».

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4
© 2000- NIV