Летопись жизни и творчества А. П. Чехова. 1888 (часть 7)

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4

[Летопись жизни и творчества А. П. Чехова]: 1888 // Летопись жизни и творчества А. П. Чехова / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наследие, 2000—... — Т. 1: 1860—1888. — 2000. — С. 364—485.


1888

1 ноября. Н. А. Лейкин пишет Ч., что был на днях у А. С. Суворина. Тот намерен ни одной строчки Ал. П. Чехова не помещать в «Новом времени» за подписью «Чехов». Рассказал, что А. Ф. Бычков, докладывая в Академии наук о Пушкинской премии, приписал Ч. рассказы брата и отозвался о них отрицательно. (На самом деле в отзыве А. Ф. Бычкова нет ни слова о рассказах, принадлежащих Ал. П. Чехову.)

Жалуется на неаккуратность Н. П. Чехова.

Намерен послать Ч. свою одноактную пьесу-шутку «Кум пожарный» с просьбой предложить ее в театр Корша.

Пишет, что напрасно Ч. поощряет к писательству Н. М. Ежова (Ежов даже оставил место учителя): «Вы сделаете доброе дело, ежели уговорите Ежова поступить на место». Ч. ответил 5 ноября. РГБ.

А. Н. Маслов (Бежецкий) соглашается с предложением Ч. начать 1-й акт «Севильского обольстителя» «со сцены Педро с трактирщиком», но думает, что «видение девушки» во 2-м акте надо оставить; «И зачем только, милорд милостивый, Вы будоражите меня в моем болоте!? <...> Зачем Вы пробуждаете во мне надежды, что архинегодяй (??) Корш ее поставит и что к всеобщему удивлению пьеса будет иметь успех!?». РГБ.

Об одобрении Театрально-литературным комитетом пьесы «Калхас» сообщается в «Елисаветградском вестнике» (№ 130).

О «Медведе» в театре Ф. А. Корша статья «Беседы старого театрала» Никса (Н. П. Кичеева) в «Новостях дня» (№ 1913). Рецензент пишет, что по содержанию комедия «не из замысловатых». Успеху пьесы способствовала «полная юмора игра г-жи Рыбчинской и г. Соловцова <...> Соловцову аплодировали всей залой во время самого действия... Автора вызвали два раза».

2 ноября. Пишет М. В. Киселевой о постановке «Медведя»: «Васильев в “Московских ведомостях” обругал, остальные же и публика — на седьмом небе». Приглашает Киселевых в Москву и обещает на Рождество приехать в Бабкино. Спрашивает, почему М. В. Киселева не пишет в «Роднике»: «Писанье — отличное отвлекающее средство при мерлехлюндии». Письма, III, 49—50.

Благодарит И. Л. Леонтьева (Щеглова) за хлопоты в Петербурге (с «Медведем» и «Лебединой песней»). Рассказывает о постановке «Медведя»: «Соловцов играл феноменально, Рыбчинская была прилична и мила. В театре стоял непрерывный хохот; монологи обрывались аплодисментами. В 1-е и 2-е представление вызывали и актеров и автора. Все газетчики, кроме Васильева, расхвалили... Но <...> играют Соловцов и Рыбчинская не артистически, без оттенков, дуют в одну ноту, трусят и проч. Игра топорная». «Силу гипнотизма» собирается писать летом, а в этот сезон ограничится еще одним «водевильчиком» (вероятно, «Гром и молния», неосущ.). О «Театральном воробье» Щеглова уже говорил с Коршем, а в «благоприятную минуту» поговорит с Н. Н. Соловцовым. Письма, III, 50—51.

«Сила гипнотизма» написана не была. Сценарий водевиля сохранился в воспоминаниях И. Л. Леонтьева (Щеглова). Он же в 1911 г. напечатал в своей книге «Жизнь вверх ногами. Юмористические очерки и пародии» шутку в одном действии «Сила гипнотизма», обозначив совместное авторство: Ан. Чехова и Ив. Щеглова.

Отвечает Е. А. Сысоевой, что за полгода «никак не мог придумать подходящего сюжета, а давать в детский журнал обычную поденщину, дебютировать с этого <...> не хотелось и не хочется». Письма, III, 51.

Сотрудничество в «Роднике» не состоялось.

А. Н. Плещеев пишет, что Ч. «губит» их, не присылая рассказ для Гаршинского сборника: «Неужели не будет? Ради всего святого поторопитесь». Ч. ответил 3 ноября. ЛН, т. 68, с. 336.

Начало ноября. О сборниках «В сумерках» и «Рассказы» помещает статью «Старый вопрос по поводу нового таланта» Д. Мережковский в ж. «Северный вестник» (№ 11, с. 77—99). Чехова автор причисляет «к современной русской школе, к Тургеневу и Толстому: он научился у них одинаково любить природу и человеческий мир...». Но в чеховских описаниях природы Мережковскому видится «более глубокое мистическое чувство, почти ужас, не лишенный впрочем неопределенной, но увлекающей прелести». Действующие лица Ч. — «маленькие, заурядные люди», но автор их «любит и понимает». Лучшим рассказом, «маленькой поэмой в прозе» названы «Мечты». Рассказ «Кошмар» «крайней простотой, жизненностью и тонким задушевным юмором напоминает деревенские очерки одного из самых талантливых русских бытовых писателей, Глеба Успенского». «Степь» представляется критику «скорее сборником отдельных миниатюрных новелл <...> чем большим, вполне цельным и законченным эпическим произведением». Излюбленным героем Ч. Мережковский считает «героя-неудачника». Особо отмечает критик, что «в произведениях молодого беллетриста нет того, что принято у нас называть тенденцией», а есть «теплая гуманность». В конце статьи делает попытку научно обосновать творческий процесс.

3 ноября. Отвечает А. Н. Плещееву, что рассказ для Гаршинского сборника начат («1/4 сделана») и просит «одну неделю сроку» для окончания. Сообщает название рассказа (если оно понадобится для объявления о сборнике) — «Припадок»: «Описываю Соболев пер. с домами терпимости, но осторожно, не ковыряя грязи и не употребляя сильных выражений». Благодарит за статью Мережковского. Сетует, что в «Именинах» много опечаток. Письма, III, 52.

В письме А. С. Суворину излагает свой взгляд на «научный метод» — в связи со статьей Д. С. Мережковского в «Северном вестнике» («Старый вопрос по поводу нового таланта»): «Физиология творчества, вероятно, существует в природе, но мечты о ней следует оборвать в самом начале». «...пишет гладко и молодо, но на каждой странице он трусит, делает оговорки и идет на уступки — это признак, что он сам не уяснил себе вопроса... Меня величает он поэтом, мои рассказы — новеллами, моих героев — неудачниками, значит, дует в рутину. Пора бы бросить неудачников, лишних людей и проч. и придумать что-нибудь свое».

Согласен летом «каждый месяц» «давать по водевилю», а зимой надо «отказаться от этого удовольствия».

Пишет о Н. А. Лейкине: «Это добродушный и безвредный человек, но буржуа до мозга костей. Он, если приходит куда или говорит что-нибудь, то непременно с задней мыслью. Каждое свое слово он говорит строго обдуманно и каждое Ваше слово, как бы оно ни было случайно сказано, мотает себе на ус <...> В своих письмах ко мне он меня предостерегает, пугает, советует, открывает мне тайны... Несчастный хромой мученик! Мог бы покойно прожить до самой смерти, но какой-то бес мешает...».

Просит: «Запишите меня в члены Литературного общества. Когда приеду, буду посещать».

В том же письме сообщает: «У меня в семье маленькое несчастье, о котором сообщу при свидании. Грянул гром на голову одного из братьев, и этот гром не дает мне работать и быть покойным. Что за комиссия, создатель, быть главою семейства!». Письма, III, 53—56.

Неприятности в связи с отсутствием паспорта у Н. П. Чехова. Выйдя пять лет тому назад из Училища живописи и ваяния (не кончив курса), он жил в Москве без паспорта и мог быть привлечен к суду, как уклонившийся от военной службы.

Вечером присутствует на открытии Общества искусства и литературы, основанного К. С. Алексеевым (Станиславским), А. Ф. Федотовым, Ф. П. Комиссаржевским и Ф. Л. Сологубом. А. П. Ленский прочел на вечере рассказ Ч. «Ну, публика!». Первая встреча с К. С. Станиславским. Письма, III, 52, 55; РВед., 4 нояб., № 304, отдел «Московские вести»; К. С. Станиславский. А. П. Чехов в Московском Художественном театре. — Чехов в восп., 1986, с. 373, 674.

А. А. Суворин сообщает, что был вчера в Академии наук; присужденную Пушкинскую премию Ч. получит лишь «через 5—6 недель». Спрашивает: «Что Ваша “Каштанка”? Время уже дать этому делу ход. Остается ведь всего около месяца срока». РГБ.

4 ноября. Отвечая Ч., М. В. Киселева пишет, что из-за болезни «кое-как довела до конца» рассказ для «Родника»: «почти убеждена, что возвратят». См. 13 ноября. РГБ.

Поставить «Медведя» в Александринском театре советует (вслед за В. А. Тихоновым) И. Л. Леонтьев (Щеглов). «Савина, если захочет, наделает чудеса из вашей грациозной “Поповки”, а Сазонов, хотя и будет “дуть в одну ноту”, но с Савиной сыграется как нельзя лучше».

Просит послать рассказ «Шампанское» («или что другое») К. С. Баранцевичу для сб. памяти В. М. Гаршина — «вышлите сейчас же!!!». Ч. ответил 7 ноября. РГБ.

4 или 5 ноября. А. Н. Плещеев благодарит за обещание прислать рассказ в Гаршинский сборник через неделю. Спрашивает, не прислать ли Ч. подписную книжку на сборник. Сожалеет, что в «Именинах» много опечаток, и впредь намерен сам читать корректуру чеховских вещей. Ч. ответил 10 ноября. ЛН, т. 68, с. 337.

5 ноября. Пишет Н. А. Лейкину, что у Корша «с большим успехом» идет «Медведь»: «По всем видимостям, этот медведь надолго прилипнет к репертуару, а в провинции и на любительских сценах его будут часто разделывать. Жаль, что у меня нет времени и охоты писать юмористику для сцены». Просит Лейкина «непременно» присылать его водевиль. Намерен отдать его в театре Корша актеру, которого найдет «наиболее подходящим к роли». Относительно Н. М. Ежова отводит упрек: «Я иногда только помогаю и сватаю, но никогда не сбиваю людей с позиции». Письма, III, 57.

О «Медведе» — в статье М. А. «Новости театрального сезона» («Русское слово», № 45). Водевиль Ч. сравнивается с «Дачным мужем» И. Л. Леонтьева (Щеглова) и пьесами Тургенева: «Мы все видим в Чехове крупный талант, но несомненно ложно направленный... “Медведь” — шутка, но не шуточными последствиями грозит она молодому писателю. Это опасный путь, Чехов!». Рецензент упрекает автора за обилие «бранных слов».

6 ноября. Пишет Ал. П. Чехову, что приедет в Петербург в конце ноября или начале декабря — вероятно, с сестрой. «Медведь» «идет с успехом. Театр рыгочет». Письма, III, 58.

О «Медведе» — хвалебная заметка В. Д. Левинского (подпись: Свой) в ж. «Будильник» (№ 43): «Наша публика совсем отвыкла от “оригинального” и “задорного”; между тем в маленькой шутке Чехова она встретила сразу и грубую житейскую правду, и душевную психологию, и невероятный фарс, и яркие искры молодого таланта».

О повестях «Именины» и «Степь» статья Евгения Гаршина «Литературная беседа» в газ. «Биржевые ведомости» (№ 304). Резко критикует Д. С. Мережковского за его желание (в статье «Старый вопрос по поводу нового таланта») оправдать Ч. в том, что в его произведениях «нет того, что принято у нас называть тенденцией». Самого Ч. именует «своенравным нововременцем». См. 10 ноября.

6 или 7 ноября. Шуточное письмо (на латинском языке) Ал. П. Чехову о смерти собаки Корбо. Письма, III, 59.

7 ноября. Отправляет два экземпляра литографированного издания «Медведя» И. Л. Леонтьеву (Щеглову) для представления в Литературно-театральный комитет и передачи кому-нибудь из артистов Александринского театра.

Посылает в Петербург «Предложение» — для цензурного разрешения литографированного издания.

Пишет И. Л. Леонтьеву (Щеглову), что рассказ «Шампанское» утерян, и не знает, что же послать К. С. Баранцевичу в Гаршинский сборник. Просит, когда Леонтьев «в четверг в 3 часа пополудни» (10 ноября) получит 2 экземпляра «Медведя», вручить их «дедусе» (А. Н. Плещееву), для Литературно-театрального комитета. Не зная труппы Александринского театра, согласен с любой рекомендацией артистов (Леонтьев советовал Савину и Сазонова, Тихонов — Васильеву и Далматова). Считает, что «Дачного мужа» надо отложить до будущего сезона, а «Театрального воробья» ставить теперь: «Позвольте мне назначить роли, присутствовать на одной репетиции и быть руководителем при вычеркиваниях». «Умоляет» разлюбить сцену: «теперешний театр не выше толпы, а, наоборот, жизнь толпы выше и умнее театра; значит, он не школа, а что-то другое...». В Петербурге будет не раньше декабря: «Безденежье абсолютное». Письма, III, 59—60.

У Ч. Н. М. Ежов, огорченный тем, что его рассказ не принят в «Новом времени». Ч. советует ему подождать работать в этой газете «еще год-два». Письма, III, 62.

Пишет А. С. Суворину, что посылает «Медведя» в Александринский театр (точнее — сначала в Литературно-театральный комитет). «У Корша публика рыгочет, не переставая, хотя Соловцов и Рыбчинская играют совсем не артистически. Я с сестрой сыграли бы лучше».

Высказывает мнение о театральной публике, которую нельзя винить «в скверности» театров: «Публика всегда и везде одинакова: умна и глупа, сердечна и безжалостна — смотря по настроению. Она всегда была стадом, которое нуждается в хороших пастухах и собаках, и она всегда шла туда, куда вели ее пастухи и собаки. Вас возмущает, что она хохочет плоским остротам и аплодирует звонким фразам; но ведь она же, эта самая глупая публика, дает полные сборы на “Отелло” и, слушая оперу “Евгений Онегин”, плачет, когда Татьяна пишет свое письмо».

Сообщает, что продолжается «паспортная канитель» Н. П. Чехова (см. 3 ноября): «живописец <...> имеет все данные, чтобы засесть на скамью подсудимых за уклонение от воинской повинности, караемое тюремным заключением и отдачей в солдаты без всяких льгот». Письма, III, 61—63.

Ал. П. Чехов в письме приводит мнение В. П. Буренина об «Именинах»: «...хвалит наполовину. Находит, что ты подпустил чересчур много художественности». Письма Ал. Чехова, с. 220.

Об «Именинах» отзывается в письме Н. А. Лейкин: «Есть места очень хорошие. Отучил только Вас этот “Северный вестник” писать весело!». Извещает, что книга «Пестрые рассказы» окупила себя и к 1 сентября было чистого барыша 98 р. РГБ.

8 ноября. Пишет Н. А. Лейкину о не выполненных Н. П. Чеховым рисунках: «Оказалось, что я заказ ему сделал, а темы, чтобы они не пропали, запер к себе в стол». Письма, III, 63.

А. А. Суворин извещает о судьбе «субботников», взятых у Ч.: рассказ А. С. Лазарева («Первый урок») будет напечатан, вероятно, «в эту же субботу» (12 ноября), а рассказ Прохорова возвращается автору. РГБ.

Ал. П. Чехов в письме советует брату по приезде в Петербург узнать через А. С. Суворина о денежных делах «Северного вестника», которые, по слухам, очень плохи.

Сообщает, что Н. А. Гольден фактически — его жена, и он ничего не имеет «против церковного брака»: «Дети зовут ее “мама” и привязались к ней сильно». Н. А. Гольден делает приписку — о том же. Ч. ответил 16 ноября. Письма Ал. Чехова, с. 221—222.

До 9 ноября. И. Л. Леонтьев (Щеглов) передает «Медведя» артистке Александринского театра А. И. Абариновой. Письмо И. Л. Леонтьева (Щеглова), 9 нояб.

У А. С. Суворина М. Г. Савина, берет адрес Ч. и номер «Нового времени», где был напечатан «Медведь». Письма, III, 65, 66.

9 ноября. Ценз. разр. литографированного изд. драматического этюда «Лебединая песня (Калхас)». Литография Московской театральной библиотеки Е. Н. Рассохиной.

«Предложение» представлено в драматическую цензуру. Штемпель на обложке рукописи (СПб. ГТБ).

В театре Ф. А. Корша — на представлении пьесы Е. П. Карпова «Крокодиловы слезы»: «бездарнейшая пятиактная белиберда», «сплошное вранье и клевета на жизнь». Письма, III, 66, 67.

Отвечая Ч., И. Л. Леонтьев (Щеглов) пишет, что при свидании намерен поспорить с ним о значении театра. Отдал «Медведя» А. И. Абариновой «по наущению В. П. Буренина». Ч. ответил 11 ноября. РГБ.

10 ноября. Дата цензурного разрешения на «Предложении» — для литографированного издания и постановки. Резолюция цензора Альбединского на обложке рукописи (МГТБ).

Извещает открыткой А. С. Лазарева (Грузинского), что его рассказ «дебютирует у Суворина» 12 ноября, хотя и в сокращенном виде: «Не придавайте значения ни сокращениям, ни финансам, ни своим ошибкам. “Бодро, старик!”, как сказал какой-то маркиз в какой-то мелодраме». «Записал» Лазарева на Гаршинский сборник, издаваемый «Северным вестником». Письма, III, 63—64.

Пишет А. Н. Плещееву, что рассказ для Гаршинского сборника «близится совсем к концу»: «Он у меня грустный, скучный и серьезный».

Возмущен «наглой статьей» Евгения Гаршина (см. 6 ноября): «Судебный хроникер, описывая подсудимого, старается держаться общепринятого, приличного тона; господа же критики, продергивая нас, не разбойников и не воров, пускают в ход такие милые выражения, как шушера, щенки, мальчишки... Чем мы хуже подсудимых?» «Подобные статьи тем отвратительны, что они похожи на собачий лай. И на кого лает этот Евгений? На свободу творчества, убеждения, лиц... Нужно дуть в рутину и в шаблон, строго держаться казенщины, а едва журнал или писатель позволит себе проявить хоть на пустяке свою свободу, как поднимается лай. Этот Евгений величает меня нововременцем и благо хвалит за “своенравие”. Очевидно, в “Дне” не платят гонорара, и малому пришла охота подмазаться к “Новому времени”». Просит прислать подписную книжку на Гаршинский сборник. Письма, III, 64—65.

Около 10 ноября. Предлагает В. В. Билибину (письмо неизв.) поставить в Москве пьесу. См. 11 ноября.

До 11 ноября. Написал для будущего романа «строк триста о пожаре деревне». Письма, III, 67.

11 ноября. Пишет И. Л. Леонтьеву (Щеглову), что о намерении М. Г. Савиной играть в «Медведе» узнал двумя днями раньше, и «успел послать свое согласие высокоталантливой и божественной Марии Гавриловне». Уверен, что Леонтьеву не удастся «переспорить» чеховской «нелюбви к эшафотам, где казнят драматургов. Современный театр — это мир бестолочи, Карповых, тупости и пустозвонства». Письма, III, 65—66.

Пишет А. С. Суворину, что закончил рассказ для Гаршинского сборника («Припадок»): сказал в нем свое «мнение о таких редких людях, как Гаршин». Спрашивает, почему в «Новом времени» ничего не пишут о проституции: «Ведь она страшнейшее зло». Переписав «Припадок», будет «строчить» для «Нового времени»: «Есть сюжеты». Благодарит за «весть» о М. Г. Савиной (согласившейся играть в «Медведе»). Письма, III, 66—68.

В. В. Билибин пишет, что и сам намеревался прибегнуть к посредничеству Ч. по поводу своей пьесы, «но не решался». Пользуясь разрешением, думает прислать рукопись пьесы «Дыня». РГБ.

11—13 ноября. Заканчивает и переписывает набело рассказ «Припадок». Письма, III, 64, 68.

12 ноября. «Медведь» одобрен «большинством голосов» Литературно-театрального комитета к представлению на сценах императорских театров. Резолюция на обложке литограф. изд. (СПб. ГТБ); Письмо А. Н. Плещеева, 16 нояб.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) пишет Ч., что, по словам padre (А. Н. Плещеева), — «Медведя» в Александринском театре А. А. Потехин поставит и без бенефиса: «Радуйтесь, Вы, Потемкин Вы эдакий! Это не то, что мы, грешные, третий год дожидающиеся своей очереди на пороге Александринки с “Господами театралами”».

Сообщает, что был накануне в цензуре, где чеховское «Предложение» получено «лишь на этих днях и на этих же днях будет выслано Рассохину процензурованное». Ч. ответил на это и след. письмо 16 или 17 нояб. РГБ.

К. С. Баранцевич делает приписку к письму И. Л. Леонтьева (Щеглова): рассказа «Шампанское» нигде не нашли и взяли для сб. «Красный цветок» из «Невинных речей» «хорошенький» рассказ «Нахлебники».

Сборник вышел без этого рассказа (вероятно, Ч. возражал).

13 ноября. Рассказ «Припадок» послан А. Н. Плещееву: «обещание сдержал» и «воздал покойному Гаршину ту дань, какую хотел и умел». «Как медику» Чехову кажется, что «душевную боль» он «описал правильно, по всем правилам психиатрической науки». Просит Плещеева, если рассказ «не сгодится», напечатать в другом месте с надписью «Памяти Гаршина». Спрашивает, прислал ли В. Г. Короленко повесть: «Если да, то очень рад, а то мне до тошноты надоело читать Чехова». Благодарит за желание читать корректуру его рассказов, но считает, что читать ее должны сами авторы. Обещает, если корректуру будут присылать, не задерживать долее одного дня. Шутит о замужестве издательницы журнала А. В. Сабашниковой: «Зачем вы не подождали меня? В интересах литературы я охотно женился бы на ней». И потом имел бы 10—15 тысяч подписчиков, потому что «половину приданого ухлопал бы на рекламу». Пишет о статье Д. С. Мережковского «Старый вопрос по поводу нового таланта»: «симпатичное явление», но много и «недостатков». Письма, III, 68—69.

М. В. Киселева пишет Ч., что ее повесть «Счастливая доля» принята — «расхвалила Сысоиха до небес». «В новогоднем номере <ж. «Родник»> меня будут печатать и всю в картинках!». РГБ.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) извещает, что «с превеликим отвращением» начал новую повесть «Корделия» вместо веселой комедии, которую писал бы «с наслаждением». Ч. ответил на это и предыд. письмо 16 или 17 ноября. РГБ.

14 ноября. В театре Ф. А. Корша. Один актер просит протекции в магазине «Нового времени» — приобрести собрание сочинений И. С. Тургенева с уступкой. Письма, III, 71.

15 ноября. Сообщает А. С. Суворину, что начал рассказ («Княгиня»): «Описываю одну поганую бабу».

Посылает рисунок А. С. Степанова для обложки отдельного издания «Каштанки». Просит показать Насте и Боре (детям Суворина): «Если им понравится, значит хорошо». Жалеет, что Суворин отказался вместе писать «Лешего». Предлагает написать совместно трагедию «Олоферн» или «Соломон»; «можно взять Наполеона III и Евгению или Наполеона I на Эльбе». Письма, III, 70—71.

Первая половина ноября. Рассказ «Именины» «нарасхват» читают актеры Малого театра. Особенно нравится женщинам: «роды описаны верно». «Право, недурно быть врачом и понимать то, о чем пишешь». Письма, III, 69, 70.

Письмо (неизв.) А. А. Суворину. См. 16 ноября.

Середина ноября. У Чеховых бывает А. П. Ленский с женой. Письма, III, 72.

16 ноября. Посылает Ал. П. Чехову доверенность на получение «500 лавров» от Академии наук (Пушкинская премия). В той же доверенности — уполномочивает его вести переговоры с петербургскими театрами, заключать «контракты» и получать гонорар. Пишет, что «извещение о незаконном браке» брата получил, что «Маша поссорилась с Эфросой и дружит теперь с другими». Письма, III, 71—73.

Рассказ «Припадок» «понравился» А. Н. Плещееву — его «серьезность, сдержанность» и «самый мотив». Редакция боится, как бы цензура не вырезала его из сборника («не любит, чтоб касались “этого предмета”»): «Нехорошо будет, если Вас да Щедрина вырежут, и выйдет сборник куцый». Пишет Ч. о рассказе В. Г. Короленко «Ночью» («Северный вестник», 1888, № 12): «Он начал подражать Вам и скверно». ЛН, т. 68, с. 338, 340.

А. А. Суворин пишет, что напрасно Ч. отрекается «от лавров журналиста», а по поводу чеховских шуток называет его «шантажистом». РГБ.

16 или 17 ноября. Посылает И. Л. Леонтьеву (Щеглову) 2 экз. «Медведя» — для смоленского любительского театра; другой — отдать по усмотрению Леонтьева. Если М. Г. Савина и А. И. Абаринова уступят «Медведя» друг другу и «посадят» его «на мель» — «пусть так и будет»: «Торопиться не следует». Удивлен прозвищем Потемкина: «В своем потемкинстве я пока не вижу ничего, кроме труда, утомленья и безденежья да скуки громаднейших размеров. За своих “Медведей” мне стыдно, за премию — тоже стыдно, театра я не люблю, к литературе и к семье привык, интересных людей не вижу <...> Что ж тут завидного, и похож ли я на Потемкина?» Заранее «приветствует» «Корделию»: «Драматургов 700 у нас, а беллетристов в сто раз меньше. Пишите пьесы — спасение театра в литературных людях, — но не бросайте беллетристики». Письма, III, 73—74.

Около 17 ноября. У Ч. Н. Н. Соловцов. Разговор о «Театральном воробье» И. Л. Леонтьева (Щеглова). Письма, III, 73.

18 ноября. Посылает в «Новое время» заметку «Наше нищенство». Рассказ («Княгиня») застрял; хочет «в этом сезоне писать рассказы в протестующем тоне», «но от непривычки скучно», и он «виляет». Думает приехать в Петербург к премьере «Татьяны Репиной» Суворина (в Александринском театре). Пишет А. С. Суворину, что ставить пьесу любит «так же, как ловить рыбу и раков: закинешь удочку и ждешь, что из этого выйдет?» «Изучает» Е. П. Кадмину (прототип Татьяны Репиной). Письма, III, 74, 75.

18 ноября. Просит Ал. П. Чехова уведомить, «если случится узнать», когда в Алесандринском театре пойдет «Медведь». В том же письме признание: «Скучно пробавляться одною беллетристикой, хочется и еще чего-нибудь. Поневоле на чужой каравай рот разеваешь». Просит поискать для преподавателя Театрального училища (вероятно, А. П. Ленского) образчик ораторского искусства: «Помнится, что в день смерти Виктора Гюго в палатах говорили коротенькие, очень красивые, музыкальные речи» (напечатаны в 1885 г. в «Новом времени»). Письма, III, 75.

О повести «Именины» — в статье Веневича (В. К. Стукалича) «Очерки современной литературы» («Русский курьер», № 319). Критик отмечает глубину психологического анализа.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) извещает, что А. И. Абаринова ставит в свой бенефис «Татьяну Репину» А. С. Суворина и, вероятно, «Господ театралов» самого Щеглова, так что с «Медведем» между нею и М. Г. Савиной недоразумений не будет. РГБ.

19 ноября. О «Медведе», как «последней новинке театра Корша», пишет А. П. Лукин в «Московских письмах» («Новости и Биржевая газета», № 320); подпись: XII: «Это — ходульная, но, в то же время, чрезвычайно ловко написанная вещица, — талантливый гротеск, не требующий от зрителя ничего, кроме доброго расположения духа». Касается рецензент и литературной судьбы Ч. вообще: «Как автор коротеньких рассказцев г. Чехов имеет крупный успех среди читающей публики; наоборот, его «большие» вещи не имели успеха ни в публике, ни среди рецензентов. Та же участь постигла его и на сцене: громоздкая и притязательная комедия его “Иванов” провалилась; “Медведь” имел и будет иметь успех — как очень милый пустячок, услаждающий нетребовательную публику».

Со статьей Д. Мережковского «Старый спор по поводу нового таланта» полемизирует Г. (Ю. Н. Говоруха-Отрок) в «Литературных заметках» («Южный край», № 2711). Относит Ч. к писателям, не имеющим «объединяющей мысли». См. 23 ноября.

Около 20 ноября. Поздравительное письмо (неизв.) М. Е. Чехову по случаю именин. См. 25 ноября.

20 ноября. У Ч. В. А. Тихонов. М. П. Чехов. Запись дневникового характера. — ГЛМ, РОФ 5336, ф. 5.

Возможно, что в это время они встречались не раз и что в одну из встреч Ч. сказал: «Пьесы надо писать так, чтобы на сцене, например, при лесной или садовой декорации воздух чувствовался настоящий, а не тот, который на полотне написан. А в комнате, чтобы жильем пахло, и не бутафорским, а настоящим жильем». Влад. Тихонов. Антон Павлович Чехов. Воспоминания и письма. — «О Чехове». М., 1910, с. 230.

22 ноября. Ал. П. Чехов сообщает, что получил доверенность (на получение Пушкинской премии и гонорара за постановку пьес). Намерен «завтра» ехать к М. Г. Савиной, которая хочет ставить «Медведя». По части «элоквенции» рекомендует (со слов А. А. Суворина) книгу А. Шмахова «Судебные ораторы во Франции». Ждет Ч. в Петербург (как обещано, с сестрой). Ч. ответил 23 ноября. Письма Ал. Чехова, с. 223—224.

23 ноября. В письме к Е. М. Линтваревой сетует: «У меня работы по горло, но по обыкновению скучно и грустно. Пишу, пишу, немножко лечу, опять пишу и по обязанности хожу к добрым знакомым, которые мне надоели». Сообщает, что Гаршинский сборник выйдет в декабре, с рассказом «Припадок» (если не вырежет цензура), который «велик и не очень глуп». «Прочтется он с пользой и произведет некоторую сенсацию. Я в нем трактую об одном весьма щекотливом старом вопросе и, конечно, не решаю этого вопроса». Перечисляя темы своих статей в 100—200 строк, называет в том числе «о татарах» (неосущ.; см. 24 или 25 ноября). Хотел бы учиться у А. П. Ленского «читать и говорить», т. к. считает, что если б «не был косноязычен», из него «выработался бы неплохой адвокат. Умею коротко говорить о длинных предметах». Советует прочесть рассказ Н. Н. Златовратского «Гетман» в последней книжке «Русской мысли»: «Очень мило». Благодарит Линтвареву за присланные плахты. Письма, III, 75—76.

Пишет Ал. П. Чехову, что к М. Г. Савиной ходить не нужно: «Актрис только просят и умоляют, а я не желал бы, чтобы ты вынужден был просить. Это и неприятно, и ненужно...». Просит просматривать театральный репертуар в провинциальных газетах: «не даются ли где пьесы г. Чехова?» Теперь «ходячих» пьес две («Иванов» и «Медведь»), а в декабре, когда «приведет свой репертуар в порядок», будет пять («Лебединая песня», «Предложение», «О вреде табака»). Присланный братом фельетон из газ. «Южный край» (см. 19 ноября) не удивил: «Таких статей <...> я читал много, читал, читал и бросил читать, не добившись никакого толку. Вопрос “кто я?” и по сие время остается для меня открытым». Книгу Шмахова «немножко знает» — там речь идет только о судебных ораторах. Письма, III, 77.

24 ноября. Н. А. Лейкин пишет, что заказанные Н. П. Чехову темы рисовать уже не нужно — опоздали. «Очень жаль, что попытка привлечь Николая Павловича к работе в “Осколках” не удалась. Это <...> была последняя попытка и я больше пытаться не буду». РГБ.

Около 24—25 ноября. Н. А. Лейкин присылает Чехову свой водевиль («Кум пожарный» — для постановки в театре Ф. А. Корша), «очень смешной». Письма, III, 79.

До 24—25 ноября. Начат рассказ «на тему о любви» («Дуэль»). Письма, III, 78.

24 или 25 ноября. Пишет о начатой «Дуэли» А. С. Суворину: «Форму избрал фельетонно-беллетристическую. Порядочный человек увез от порядочного человека жену и пишет об этом свое мнение; живет ней — мнение; расходится — опять мнение. Мельком говорю о театре, о предрассудочности “несходства убеждений”, о Военно-Грузинской дороге, о семейной жизни, о неспособности современного интеллигента к этой жизни, о Печорине, об Онегине, о Казбеке... Такой винегрет, что боже упаси. Мой мозг машет крыльями, а куда лететь — не знаю». Высказывается по поводу «избранничества» писателей, о чем писал Суворин: «Не знаю, страдал ли я когда-нибудь больше, чем страдают сапожники, математики, кондуктора; не знаю, кто вещает моими устами, Бог или кто-нибудь другой похуже. Я позволю себе констатировать только одну, испытанную на себе маленькую неприятность <...> Вы и я любим обыкновенных людей; нас же любят за то, что видят в нас необыкновенность. <...> Скверно, что я был прав, когда писал рассказ “Пассажир I класса”, где у меня инженер и профессор рассуждают о славе».

Хотел бы писать о татарских школах, «да не умеет» — эти школы были бы «полезны для России» (просит Суворина написать).

Собирается уехать на хутор.

Просит сказать А. Н. Маслову (Бежецкому), что судьба его пьесы «решается» (в театре Корша). Письма, III, 78—79.

25 ноября. М. Е. Чехов благодарит за поздравление с именинами. В свою очередь пишет: «Если посторонние лица со всех концов России шлют тебе приветствия и телеграммы по случаю присужденной Академией тебе премии за твой выдающийся талант, то тем более лежит на нас священная обязанность засвидетельствовать нашу радость и поздравление тебя, дорогой наш племянник, честь и слава нашего рода и фамилии. <...> На именинном празднике у нас за суетой я не припомню при каких обстоятельствах зашел разговор за тебя, только о. протоиерей Покровский своим гармоническим, громким голосом, покрывающим и певчих, и шумную беседу гостей, и стук тарелок, произнес, что мой ученик Антоша Чехов получил <...> Академическую премию в 500 рублей. Если о. законоучителю было приятно на слове мой сделать особое ударение, тем более было сладко слышать мне о моем родном <...>. И были толки самые оживленные по этому предмету». РГБ.

Статья Б-и-ч (В. В. Бирюкович) «Из литературы и жизни» в газ. «День» (№ 189) — о статье Д. Мережковского. В. В. Бирюкович на примере рассказа «Кошмар» опровергает оценку «таланта г. Чехова», данную Д. Мережковским, как таланта, обладавшего «лишь способностью музыкального инструмента» («воплощать в слове неясное, неуловимое и почти непередаваемое волнение»).

О рассказе «Именины» пишет Н. Ладожский (В. К. Петерсен) в статье «Критические наброски. Нечто о мудрости и простоте» («СПб. ведомости», № 326). По мнению критика, рассказ «длинноват и скучноват».

27 ноября. Водевиль «Медведь» представлен на музыкально-драматическом вечере, устроенном с благотворительной целью у министра финансов И. А. Вышнеградского. Роли исполняли: М. Г. Савина, Н. Ф. Сазонов и К. А. Варламов. НВ, 29 нояб., № 4582; Письма, III, 92.

28 ноября. Пишет А. С. Суворину, что рассказ («Дуэль») «выходит скучноватым»: «Я учусь писать “рассуждения” и стараюсь уклоняться от разговорного языка. Прежде чем приступить к роману, надо приучить свою руку свободно передавать мысль в повествовательной форме». Намерен кончить рассказ, когда в декабре приедет в Петербург. Излагает сюжет: «<...> я лечу одну молодую даму, знакомлюсь с ее мужем, порядочным человеком, не имеющим убеждений и мировоззрения; благодаря своему положению, как горожанина, любовника, мужа, мыслящего человека, он волей-неволей наталкивается на вопросы, которые волей-неволей, во что бы то ни стало должен решать. А как решать их, не имея мировоззрения? Как? Знакомство наше венчается тем, что он дает мне рукопись — свой “автобиографический очерк”». Кончается рассказ тем, «что осмысленная жизнь без определенного мировоззрения — не жизнь, а тягота, ужас».

Пишет еще, что «давно» бы кончил рассказ, но мешают посетители: «Просто мука! Столько лишних разговоров о черт знает чем, что я обалдел и о Петербурге мечтаю, как о земле обетованной. Сяду у Вас в комнатке сиднем и не буду выходить».

Советует Суворину назвать его рассказ не «Счастливые мысли» («читатель привык искать под этим заглавием мысли бернардовского пошиба»), а «Без заглавия». Письма, III, 79—80.

Статью Д. С. Мережковского комментирует А. П-ва (А. П. Подосенова) в «Журнальных набросках» газ. «Волжский вестник» (Казань), № 300. «Г. Мережковский, по-видимому, старается снять с г. Чехова упрек в том, что произведения молодого писателя лишены определенного, идейного содержания, но эта защита является не совсем удачной». А. П. Подосенова утверждает: «У г. Чехова <...> нет резко-обозначенного политического направления, нет тенденции, нет одной общей руководящей идеи, <...> его творчество несколько разбросано, расплывчато». В последнем своем произведении («Именины») «он остается писателем объективным, для которого человек дорог не как общественный деятель, общественная единица, а как человек сам по себе, как часть всего остального окружающего нас мира».

29 ноября. Ценз. разр. сб. «Памяти В. М. Гаршина» (СПб., 1889), где напечатан рассказ «Припадок». Подпись: Антон чехов.

Ноябрь. С «уклончивостью» академической критики, ее неумением дать «синтез» полемизирует в статье «Академическая критика и молодые таланты» А. Кузин, рецензент журнала «Колосья» (№ 11, с. 280—284).

По его мнению, Академия должна была судить о Ч. не «по одному томику его произведений <«В сумерках»>, а по всей его пятилетней литературной деятельности». «Достоинство и главное качество таланта» Чехова критик видит в стремлении «описывать маленьких людей»: «Задача художника и состоит в том, чтобы привлечь внимание общества к таким людям, дать им возможность понять их внутренний мир, показать из-под покрывающей их коры, созданной условиями жизни человека, существо, созданное по образу и подобию Божию».

В № 46 ж. «Будильник» помещена дружеская карикатура М. М. Чемоданова-Лилина: Ч. в крестьянской одежде водит на цепи медведя с головой артиста Н. Н. Соловцова.

Ноябрь. Е. М. Линтварева пишет Ч., что в Сумах «Именины» «произвели большую сенсацию, которая выражалась иногда очень комично». Зовет приехать в гости: «По письмам Михаила Павловича, Вы теперь почти князь, и думаете, конечно, уже не о хуторе, а о целом имении». РГБ.

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4
© 2000- NIV