Летопись жизни и творчества А. П. Чехова: 1889 (часть 11)

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4

[Летопись жизни и творчества А. П. Чехова]: 1889 // Летопись жизни и творчества А. П. Чехова / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького М.: ИМЛИ РАН, 2004. — Т. 2: 1889 — апрель 1891. — С. 5—311.


1889

1 ноября. Повесть «Скучная история» напечатана в ж. «Северный вестник», № 11. Подпись: Антон Чехов. В конце текста помета: Село Лука, Сумск. уезда, 1889. Ценз. разр. 27 окт., извещение о выходе в свет — НВ, 1 нояб., № 4913.

Начало работы над рассказом «Обыватели» («Учитель словесности», гл. I). «...Начал родить субботник. <...> Пришлю его не раньше будущей недели. Начало вышло ничего себе». См. 12 ноября. Письма, III, 275.

Ч. посылает А. С. Суворину вместе с письмом отредактированные рассказы Е. Орловой («Наташа» и «Таперша»), забракованные ранее в редакции «Нового времени» (см. 23 октября). «Из “Таперши” не мог выжать ничего; что-то вышло, но как бы авторша не обиделась. Из корабля я сделал гвоздь. Из “Наташи” же получилось нечто во вкусе Достоевского, что, как мне думается, можно напечатать <...> Г-жа Орлова не без наблюдательности, но уж больно груба и издергалась. Ругается, как извозчик, и на жизнь богачей-аристократов смотрит оком прачки». Письма, III, 275.

Оба рассказа были напечатаны в НВ в отд. Субботники: «Наташа» — 11 ноября (№ 4923, подпись: Е. О-ва), «Таперша» — 18 ноября (№ 4930, подпись: Ев. Р-а).

Пьеса «Предложение» поставлена в Темир-Хан-Шуре (Дагестанской обл.) на сцене театра любителей. Список пьес, нояб. 1889, с. 34.

В письме А. С. Лазареву (Грузинскому) высказывает ряд драматических советов. «Водевиль Ваш <“Старый друг”> получил и моментально прочел. Написан он прекрасно, но архитектура его несносна. Совсем не сценично. Судите сами. Первый монолог Даши совершенно не нужен, ибо торчит наростом. <...> Нельзя ставить на сцене заряженное ружье, если никто не имеет в виду выстрелить из него. Нельзя обещать. <...> Горшков хорош, только в приеме его воспоминаний чувствуется некоторое однообразие... Нужно побольше увлечения и побольше разнообразия. Так, наприм<ер>, об актрисах, за которыми ухаживал Кашалотов, он говорит таким же тоном, как о картах и кутузке, те же переходы, точно арифметическая прогрессия... <...> Расчетливый человек, давая в пьесе четырех лиц, поступил бы на Вашем месте так: он дал бы одну сильную мужскую роль и одну сильную женскую, а две остальные ввел бы аксессуарно». Отзывается о рассказах Лазарева (Грузинского), которые «читает» в ПГ: «Прогресс огромный. Только бросьте Кузю, имя Семен и обывательски-мещански-тутулярный тон Ваших героев. Побольше кружев, опопонакса, сирени, побольше оркестровой музыки, звонких речей...». Письма, III, 273—275.

Пишет А. С. Суворину, что тот может ознакомиться с «Лешим», взяв рукопись пьесы у П. М. Свободина. «Прочтите моего “Лешего”, коли угодно, но не говорите о нем никому ни единого слова, ибо каждое мое слово в Петербурге понимается как просьба, а каждое Ваше как протекция. Ну их к ироду! Выходит какая-то глупая игра в бирюльки: людям хочется сделать мне одолжение, и ждут они, чтоб я попросил, а мне хочется показать, что я ни в грош ставлю свои пьесы, и я упрямо, как скотина, пишу в своих письмах только о погоде, не заикаясь о пьесе. То же и в Москве». Дает оценку своей пьесе: «...Должно быть, несносна по конструкции. Конца я еще не успел сделать; сделаю когда-нибудь на досуге. Но она лучше “Лучей и туч” <В. А. Тихонова>, которые я видел...». Сообщает: «Ах, как много пьес приходится читать мне! Носят, носят, без конца носят, и кончится тем, что я начну стрелять в людей». Собирается «открыть в Ялте книжный магазин»: «Возьму место в городском саду и украшу город мавританским павильоном. Торговать буду шибко». Письма, III, 275—276.

К. А. Каратыгина в письме просит Ч. «сводить» ее на следующий день на оперу «Гугеноты». РГБ.

П. М. Свободин пишет Ч.: «Я вспомнил, что Базаров, которому Вы дали 10 экз. “Иванова” для передачи их в пользу О-ва нужд<ающихся> сц<енических> деят<елей>, так-таки и не заплатил ни гроша в наше О-во. Напишите ему, голубчик, помягче и поделикатнее, как подобает писать таким свиньям. Пожалуй, перешлите письмо ко мне, а я доставлю Базарову, узнавши его адрес. Можете, наконец, написать прямо в Совет О-ва вспомоществ<ования> нуж<дающимся> сц<еническим> деят<елям> — словом, — как хотите, но напишите в таком смысле, чтобы у нас был документ, с котор<ым> можно было бы предстать пред г. Базаровым, или напишите ему самому». Просит узнать, действительно ли в театре Абрамовой «пойдет какая-то пьеса Л. Толстого или это пустой слух». «Затем, не имели ли Вы случая, ходя по закулисам, говорить с актером-юношей Дольским! Что это за мужчина? <...> Я желал бы его перетащить на нашу сцену <...> При случае помогите Талии и Мельпомене: В. Крылов и Ко, как мазурики-воры, засыпали им глаза нюхательным табаком...» РГБ.

Е. К. Шаврова извещает Ч. открыткой: «Проездом мы в Москве. Если вспомните ялтинских знакомых, то приедете повидаться с нами. “Славянский базар”, № 94. <...> Вечером сегодня мы дома». РГБ.

Около 1 ноября. Читательница Зинаида Петровна в письме из Петербурга благодарит Ч. за «минуты наслаждения», доставленные чтением его рассказов. «Сколько в них искренности, правды и в то же время простоты в соединении с глубиной! Какая тонкая психология и какое симпатичное в высшей степени гуманное отношение к людям... Но более всего люблю я Ваш рассказ “Степь”. Сколько поэзии! Да это положительно тихая музыкальная мелодия, полная очарования!.. <...> Кажется, слышишь дыхание степи, понимаешь ее и она тебя, твою тоску, твои горячие стремления...» РГБ (на письме рукой Ч. — дата получения: 89, XI, 3).

1 или 2 ноября. А. П. Ленский отправляет Ч. (вероятно, с посыльным) рукопись «Лешего» и в сопроводительном письме (б/д) дает пьесе суровую оценку: «Одно скажу: пишите повесть. Вы слишком презрительно относитесь к сцене и драматической форме, слишком мало уважаете их, чтобы писать драму. Эта форма труднее формы повествовательной, а Вы, простите, слишком избалованы успехом, чтобы основательно, т<ак> ск<азать> с азбуки, начать изучать драматическую форму и полюбить ее». Ч. ответил 2 ноября. РГБ; Переписка, т. 2, с. 83.

Начало ноября. Ч. пишет П. М. Свободину письмо (неизв.). См. 5 ноября.

К Чеховым из Сум приезжает в гости Н. М. Линтварева (уехала до 27 ноября).

«У нас три недели гостила Наташа Линтварева. Стены нашего дома дрожали от ее раскатистого смеха. Завидное здоровье и завидное настроение. Пока она у нас жила, в нашей квартире даже в воздухе чувствовалось присутствие чего-то здорового и жизнерадостного». Письма, III, 293.

2 ноября. Ч. отвечает А. П. Ленскому: «Большое Вам спасибо, дорогой Александр Павлович, за то, что прочли мою поганую пьесищу. Спасибо и за комментарии: в другой раз уж не буду писать больших пьес. Нет на сие ни времени, ни таланта и, вероятно, нет достаточной любви к делу. <...> “Лешего” переделывать не стану, а продам его в единое из частных театральных капищ». Письма, III, 277.

Присутствует в Большом театре вместе с К. А. Каратыгиной на опере Дж. Мейербера «Гугеноты», в которой были заняты П. Б. Борисов, И. Ф. Бутенко, Г. Г. Корсов, М. Н. Коровина, А. П. Крутикова. Дирижер — И. К. Альтани. Письма К. А. Каратыгиной Ч. от 1 и 8 ноября; «Новости дня», № 2275.

Пьеса «Свадьба» разрешена драматич. цензурой к представлению (по тексту рукописи). Резолюция цензора И. П. Альбединского на обложке рукописи (автограф), полученной в цензуре 31 октября. — СПб. ГТБ, № 28579 и РГБ; Алфав. список драматич. соч., рассм. в ноябре 1889 г., раздел «с исключениями» — «Правительственный вестник», 14 дек.; «Книжный вестник», № 12, стлб. 640; «Артист», кн. 5, янв. 1890, с. 184.

А. М. Евреинова в письме Ч. замечает по поводу оценки современной беллетристики и критики в «Скучной истории» (гл. IV): «Давай Бог Вам всего, всего хорошего, добрейший Антон Павлович, за правдивое суждение о русской литературе, выраженное Вами устами профессора! Воображаю, сколько людей на Руси благословляли в душе Вашу смелость. Давно пора обличать этих идолов». Предлагает опубликовать «Лешего» у себя в журнале: «Скажите, правда ли, что у Вас завелся “Леший”? Не поквартировать ли ему в “Сев<ерном> вестн<ике>”. <...> Подумайте, ведь Вы, хороший наш Антон Павлович, наша единственная поддержка!» РГБ.

Около 3 ноября. Ч. передает «Лешего» на прочтение Вл. И. Немировичу-Данченко и знакомит его с письмом А. П. Ленского от 1 или 2 ноября. См. 6 ноября.

Немирович-Данченко впоследствии вспоминал, что получил письмо Ленского из рук Ч., приводил его содержание, однако ошибочно относил к другой пьесе — «Чайка». Из прошлого, с. 51—52.

4 ноября. Пьеса «Трагик поневоле» поставлена в Петербурге на сцене Благородного собрания. ГЦТМ, ф. 130, 2244—2245, № 161574.

О публикации «Лебединой песни» в ж. «Артист» (см. 14 октября) сообщается в фельетоне А. Д. Курепина (НВ, № 4916), отметившего также художественное достоинство «хорошенькой иллюстрации» к пьесе.

Шаржированный рисунок М. М. Далькевича «Ан. П. Чехов» помещен на обложке журнала «Осколки» (№ 45). Ч. изображен на распутье между повествовательной и драматической дорогами в телеге, запряженной Медведем, рядом с Ивановым и Лешим.

Обложка журнала сохранилась в библиотеке ДМЧ.

4 или 5 ноября. Ч. пишет Н. Н. Соловцову (письмо неизв.). См. 5 ноября.

5 ноября. Отправляет А. С. Суворину с уезжающим в Петербург братом Михаилом Павловичем сверток рукописей для будущей книги «Хмурые люди». Одновременно посылает письмо (неизв.) в типографию Суворина (для А. И. Неупокоева). Письма, III, 277.

Пишет А. С. Суворину рекомендательное письмо для брата Михаила Павловича, сдавшего выпускные экзамены на юридическом факультете Московского университета и теперь едущего в Петербург хлопотать о службе по министерству финансов. «Говорят, что университетские люди нужны, а коли нужны, то и пусть едет. <...> Моя фамилия редеет: один умер, другой уходит... Это мне не нравится». Письма, III, 277—278.

Ч. советовал брату избрать иную профессию — присяжного поверенного, юрисконсульта или нотариуса. Михаил Павлович сообщал Г. М. Чехову 3 июля 1889 г.: «Если б не настаивали домашние и не желали бы меня видеть судейским, то я давно бы уже поступил на какую-нибудь государственную должность в какой-нибудь закорузлой таможне или по части сбора податей. Все равно я судейским не буду никогда...». ГЛМ, ОФ 3640/21.

«Адвокатура была для него <для Антона Павловича> одной из завидных профессий, и он долго не прощал мне того, что по окончании юридического факультета я не пошел сразу в адвокаты. “Будь адвокатом”, — часто он мне писал и говорил». М. Чехов. Об А. П. Чехове. — «Новое слово», кн. I, М., 1907; О Чехове, с. 272.

Впоследствии М. П. Чехов признал правоту Антона Павловича и писал ему 7 февраля 1901 г.: «И если б я послушался тебя 12 лет тому назад, то мне не пришлось бы теперь начинать сначала. А служба и тогда бы не ушла!» О семье Чеховых, с. 16.

А. Н. Плещеев пишет Ч. о «Скучной истории»: «Со всех сторон слышу восторженные похвалы Вашей повести; — от людей разных мнений, кружков и лагерей. Некоторые говорят даже, что это лучше всего Вами до сих пор написанного. Другие, что повесть оставляет глубокое впечатление; третьи, что это совсем ново; и наконец, что это самая выдающаяся вещь в “Сев<ерном> вест<нике>” за весь год. К числу хвалителей принадлежит и Боборыкин, к<оторы>й на днях, заехав ко мне, очень долго проговорил о ней. <...> Я, признаюсь Вам, никак не ждал, чтоб “публике” Ваша последняя вещь понравилась... Она, казалось мне, больше для знатоков. Я думал, что ее будут находить скучной. И вообразите — ничуть! Недостатки в ней, конечно, находят <...> Но все возлагают на талант Ваш большие надежды — и нетерпеливо ждут от Вас романа... В этой повести Вашей видят не только шаг вперед — но и поворот к серьезности и глубине содержания». Напоминает о присылке «Лешего» в «Северный вестник»: «Ради Бога, голубчик, давайте нам к январю Вашу комедию. Какое нам дело до того, что она не сценична. Сам двоедушный Григорович говорит, что в ней есть крупные литературные достоинства. А “Северному вестнику” Вы окажете большую поддержку — в тот момент, когда он именно в ней нуждается. <...> И им мы утрем носы новому “комитету” — который отговаривал Свободина взять ее в бенефис!» РГБ (год в дате проставлен рукой Ч.); Переписка, т. 1, с. 506.

П. М. Свободин отвечает Ч. на письмо (неизв.) от начала ноября: «Так у Вас теперь Наталья Михайловна <Линтварева>? Очень завидую Вам! У Вас теперь в комнатах, должно быть, пахнет Пселом и весною... право, право, завидую!.. Как бы я похохотал вместе с Нат<альей> Михайловной и с Вами, как бы охотно принял участие в этом надрывании животиков, о котором Вы пишете. Как только я получил Ваше письмо, милый Antoine, так сейчас же послал школьническую телеграмму с приветствием Нат<алье> Михайловне; не удержался: захотелось хоть как-нибудь поучаствовать вместе с Вами в Вашем хохоте и воспоминаниях о лете».

Спрашивает: «Скажите, пожалуйста, как мне должно объяснять себе сии слова Вашего письма: “Приеду в Петербург, тогда” и т. д. Неужели Вы прибудете? Как я буду рад!» «Да! вот еще Вы мне пишете: “Вы бы лучше, Поль Матиас, скопили на дорогу, да на Карданах”? т. е. это на какую дорогу? куда? Если не забудете, то ответьте на эти вопросы...» РГБ.

Ч. получает письмо (б/д) Н. Н. Соловцова по поводу пьесы «Леший»: «Ура, я в восторге и восхищении. Судьба за меня. Большое Вам спасибо. Завтра буду у Вас после обеда, переговорим. Еще раз громадное спасибо за то доверие, которое оказываете мне и нашему театру». РГБ (на письме рукой Ч. — дата получения 5/XI 9).

В. А. Тихонов сообщает Ч. об успехе своей пьесы «Лучи и тучи» на сцене Александринского театра (премьера состоялась 3 ноября) и просит пристроить ее в журнал «Артист», «чтобы пьеса была напечатана в предстоящей — ноябрьской книжке». «Жду Вашего ответа и денег из “Артиста”, да и самого “Артиста”! <...> Пожалуйста, узнайте, какая цензура ему нужна — общая или драматическая <...> и дайте мне знать, и если можно, то поскорее, очень уж мне хочется попасть в предстоящую книжку». Пишет, что не успел еще прочесть «Скучную историю» в «Северном вестнике» — театральная сутолока все время отнимала. «Сегодня же беру книжку и принимаюсь за чтение». Письмо отправлено (с припиской) 6 ноября. Ч. ответил 7 ноября. РГБ; Переписка, т. 2, с. 109—110.

Пьеса «Предложение» поставлена в Кременчуге на сцене зимнего театра труппой артистов под управлением Н. Т. Филипповского. Повторный спектакль — 17 ноября. Список пьес, нояб. 1889, с. 12, 13.

Шутливое «Письмо театрала» некоему «Иванову», составленное из названий известных московской публике пьес, в том числе пьес Ч. «Иванов», «Трагик поневоле» и «Предложение», напечатано в ж. «Будильник» (№ 43). Подписано: Твой С. А. Пятаков.

6 ноября. О пьесе «Лебединая песня», напечатанной в ж. «Артист» (см. 14 октября), упомянуто в обзорной статье С. Васильева (С. В. Флерова) «Театральная хроника». МВед., № 307.

6 ноября. Вл. И. Немирович-Данченко пишет Ч.: «Хотел сам заехать к Вам вчера, да не успел. А много хочется наговорить по поводу “Лешего”. Ленский прав, что Вы чересчур игнорируете сценические требования, но презрения к ним я не заметил. Скорее — просто незнание их. Но я лично не только не принадлежу к горячим защитникам их, а, напротив, питаю совершенное равнодушие, несмотря на то, что числюсь “профессиональным” драматургом и даже критиком. <...> Я хочу сказать, что понимаю требования сцены или, как выражаются, сценичность не так, как ее понимают “знатоки”. И с моей точки зрения Вам легко овладеть сценой. Что они там не говори — жизненные, яркие лица, интересные столкновения и правильное развитие фабулы — лучший залог сценического успеха. Не может иметь успеха пьеса без фабулы, а самый крупный недостаток — неясность, когда публика никак не может овладеть центром фабулы. Это важнее всяких сценических приемов и эффектов. Но ведь это — недостаток и беллетристич<еского> произведения и всякого произведения искусства». РГБ; Ежегодник МХТ, 1944, с. 94.

Н. М. Соковнин проездом через Москву пишет Ч., что вернулся из Парижа и отправляется в Сызранский уезд. «На обратном пути надеюсь побеседовать с Вами, а пока обращаюсь к Вам с просьбой: не передадите ли в “Русскую мысль” мое стихотворение, написанное в Париже в альбом клуба русских художников». См. 8 ноября. РГБ.

6—7 ноября. А. С. Лазарев (Грузинский) пишет Н. М. Ежову, который по его просьбе заходил к Ч., чтобы узнать его мнение о водевиле «Старый друг»: «Спасибо за хлопоты и хождение к Чехову <...> Я действительно уже получил от Чехова письмо... <см. 1 ноября>. Указания недостатков водевиля совершенно верны, и я переделаю водевиль. <...> Вообще большое спасибо ему за письмо. <...> Отзыв Чехова, а тем более такой отзыв — весьма любопытен и приятен. Положительно, Чехов милейший человек». РГАЛИ, ф. 189, 1, 19, л. 406.

7 ноября. Ч. отвечает на предложение А. М. Евреиновой напечатать «Лешего» в «Северном вестнике»: «Если пьеса имела успех на сцене, если о ней говорят, то печатать ее следует, если же она, подобно моей, еще не шла на сцене и смирнехонько лежит в столе автора, то для журнала она не имеет никакой цены». В связи с уходом из журнала В. В. Лесевича, Н. К. Михайловского и С. Н. Южакова рекомендует привлечь известных ученых-профессоров Ф. Ф. Эрисмана, Д. Н. Кайгородова, И. А. Стебута: «Приглашайте настоящих ученых и настоящих практиков, а об уходе ненастоящих философов и настоящих социологов-наркотистов не сожалейте». Рассказывает о себе: «Ко мне один за другим ходят посетители и мешают мне кончить это письмо. Вообще мне очень мешают, и я охотно бы переселился на Северный полюс, где, как известно, с визитами не ходят». Письма, Ш, 278—279.

Посылает К. А. Каратыгиной письмо (неизв.), осведомляется о ее здоровье, интересуется, помогли ли ей прописанные им лекарства. Вместе с письмом отправляет Каратыгиной обложку ж. «Осколки» с рисунком М. М. Далькевича (см. 4 ноября), а также другое письмо (неизв.) для Г. В. Пановой со своей стихотворной подписью.

На посылку Ч. Каратыгина откликнулась стихами:

Сейчас я получила Ваш пакет
И на мгновенье предо мной затмился свет. <...>
Почудились мне звуки горечи и горя
В стихах, что Вы Глафире написали.
«Ошиканных скотин». С чего Вы взяли? <...>
Признаюсь лучше, что узрел мой адский взор
В посланье Вашем к Г. кокетство! Да! Да! Да! <...>
Спешу исполнить завтра порученье,
По первопутку отвезу по назначенью.
Теперь о прозе. Пью ли жир? — меня спросили.
Мой добрый врач, меня Вы воскресили. <...>

P. S. Не называй меня актрисой знаменитой.

Не добивай мой идеал совсем разбитый. Письмо К. А. Каратыгиной Ч. от 8 ноября 1889 г. РГБ.

Ч. в письме Н. А. Лейкину замечает по поводу помещенного в «Осколках» рисунка на обложке (см. 4 ноября): «Упрек в пристрастии к сцене и в измене беллетристической форме я принимаю, хотя он относится ко мне в гораздо меньшей степени, чем, например, к Билибину или Гнедичу. Я за всю свою жизнь работал для сцены в общей сложности не больше месяца, а теперь мечтаю о сценической деятельности так же охотно, как о вчерашней каше. Не льстит мне конкуренция с 536 драматургами, пишущими ныне для сцены, и нисколько не улыбается успех, который имеют теперь все драматурги, хорошие и плохие». Сообщает, что не писал в Ялту Д. М. Городецкому (см. 26 августа): «Книжная торговля теперь так плоха, что, будь я хозяином своих книг и не будь я ленив, я отпускал бы со скидкою 50% всякую свою книгу, которая уже окупилась. <...> Мои бы “В сумерках” и “Рассказы” теперь продавались бы не третьим изданием, а восемнадцатым». Характеризует писателей, продолжающих сотрудничать в «Осколках»: «Грузинский совсем уже выписался и определился; он крепко стал на ноги и обещает много. Ежов тоже выписывается; таланта у него, пожалуй, больше, чем у Грузинского, но не хватает ума. <...> Журю их обоих за мещанистый тон их разговорного языка и за однообразно-бурый колорит описаний». Письма, III, 279—281.

Посылает вместе с письмом А. С. Суворину для «Нового времени» рассказ Н. М. Ежова «Опасное место» (напечатан 2 декабря, № 4944, отд. Субботники). «Жаль, что Вы не приедете в Москву, очень жаль. В Москве выпал снег, и у меня теперь на душе такое чувство, какое описано Пушкиным — “Снег выпал в ноябре, на третье в ночь... В окно увидела Татьяна...” и т. д.». Письма, III, 281; письмо Н. М. Ежова А. С. Суворину б/д — РГАЛИ, ф. 459, I, 1343.

Отвечает В. А. Тихонову: «В редакции “Артиста” я еще не был и потому сообщаю Вам пока то, что мне известно. “Артисту” нужны пьесы, разрешенные только драматической цензурой. <...> Значит, я пойду в “Артист” по получении от Вас экземпляра и пришлю Вам подробный отчет только после того, как Куманин прочтет Вашу пьесу <“Лучи и тучи”>». Поздравляет с успехом на Александринской сцене, которому «впрочем, очень не рад»: «Если б я составлял собою публику, то поощрял бы молодежь только денежно, а лавры приберегал бы к старости». Пишет о поставленной в театре Е. Н. Горевой пьесе П. П. Гнедича «Перекати-поле»: «Говорят, <...> милая вещь. Надо бы пойти посмотреть. Я сему писателю очень сочувствую». Письма, III, 281—282.

7 ноября в театре Е. Н. Горевой состоялось 3-е представление комедии П. П. Гнедича в 4 д. «Перекати-поле» с участием М. И. Свободиной-Барышевой, М. М. Петипа, М. К. Стрельского. Рецензенты отмечали, что «пьеса г. Гнедича — едва ли не лучшая из всех <...> с самого начала сезона» (Н. П. Кичеев — «Новости дня», 1 ноября), производит «очень приятное впечатление» (А. Д. Курепин — НВ, 4 ноября), является «одной из лучших новых пиес» (Н. Тихонов — «Вестник...», 7 ноября). Положительные отзывы напечатаны также в «Московском листке», 1 ноября, РВед., 1 ноября. Последующие спектакли, которые мог посетить Ч., состоялись 10, 15, 19 ноября.

Пьеса «Иванов» поставлена в Перми на сцене Городского театра труппой артистов под управлением И. П. Медведева. Список пьес, нояб. 1889, с. 22.

Пьеса «Медведь» поставлена в Кременчуге на сцене зимнего театра труппой артистов под управлением Н. Т. Филипповского. Повторный спектакль — 24 ноября. Список пьес, нояб. 1889, с. 12, 13.

А. С. Лазарев (Грузинский) в письме Ч. соглашается с его замечаниями о водевиле «Старый друг»: «Вы тысячу раз правы и, конечно, лучше переделать водевиль <...> Я изменю однотонность Горшкова <...> Дашу по боку. <...> Вообще или сделаю новую фабулу, или старую обработаю насколько сумею посценичнее, но так, чтобы женская роль обязательно была посильней». Пишет: «Совершенно не думал, чтобы Вы читали мои рассказы. Благодарю Вас за очень меткий совет о сирени, кружевах, музыке и т. п. <...> До меня не доходит никаких мнений о моих рассказцах и я не знаю ни одного человека, который бы их читал. Ваш отзыв — единственный; за него и за указания — спасибо Вам». РГБ.

8 ноября. Ч. по просьбе Н. М. Соковнина посылает в редакцию «Русской мысли» его стихотворение, о чем пишет В. А. Гольцеву. Письма, III, 282.

Ч. в письме Н. Н. Оболонскому приглашает к себе «на целый день». Оболонский в тот же день был у Ч. Письма, III, 282—283.

Ч. в письме А. Н. Плещееву осведомляется о посланных ему 21 октября стихотворениях Н. Н. Оболонского. «Автор в настоящее время сидит у меня за столом и просит меня убедительно узнать о судьбе его стихотворений». Письма, III, 283.

К. А. Каратыгина откликается стихами на присланный рисунок из «Осколков» (см. 7 ноября):

Мой милый, добрый доктор и спаситель!
Творец «Рассказов пестрых»! Утешитель!1...
А я ругалася, вообразив, что Вас
Продернули в карикатуре; но сейчас
Я разобрала. Нет насмешки. Вижу.
Но есть обида. Как я дерзких ненавижу.
Обида вот в чем. Украшеньем быть газете,
Бессодержательней которой — нет на свете.
Уж сам сюжет... Причем тут степь и пустота?
Верны, пожалуй, лишь дороги широта
Да ясный вид. Нарисовать бы идиотам гору,
И Вас наверх взбирающимся смело.
Насчет раздумья ж «куда ехать» — спору
Подлежит вопрос. И рассуждать не их тут дело.
Не выбором Вам след дороги затрудняться,
Вам надо выждать, отдохнуть и Гоголем подняться.
Сатириком. Вот Ваш на сцену путь. <...>
Когда работать утомитесь,
То поболтать не поленитесь
Ко мне заехать. О театре,
О «сне» расскажете все
          Клеопатре. РГБ.

Пьеса «Иванов» поставлена в Иркутске на сцене Городского театра труппой артистов под управлением К. О. Малевского. Роли исполнили: Иванов — К. О. Малевский, Анна Петровна — С. А. Калмыкова, Шабельский — Минский, Косых — Сарматов. Список пьес, нояб. 1889, с. 8.

Постоянный театральный обозреватель (подпись: Д. Б.) иркутского еженедельника «Восточное обозрение» (№ 46 и 47) писал в рецензии на этот спектакль: «Давно уж, со времен самого Гоголя, не являлось в драматической литературе столь талантливого произведения <...> Произведение это — первая попытка обрисовать тип интеллигентного человека нашего времени — дело чрезвычайно нелегкое <...> едва-едва только начинают выясняться черты нравственной физиономии <...> типы находятся еще в периоде созидания. И вот, по нашему мнению, причина, почему даже выдающиеся современные писатели не могут дописаться до создания типов. Но тем замечательнее всякая попытка в этом направлении. <...> Иванов — представитель того разряда интеллигентных людей нашего времени, которых разъедает рефлексия и, как результат ее, безверие <...> в России Гамлетов нет <...> Но зато в ней много Обломовых, и таким Обломовым, разбуженным на пятнадцать-двадцать лет, и представляется нам Иванов. Но теперь это уже утомленный своей непродолжительной работой, а потому и раздраженный Обломов. Многим, вероятно, непонятен Иванов с психологической точки зрения, потому что автор обрисовал только третий, последний фазис душевного состояния Иванова, фазис апатии и безверия. <...> Но не существует права требовать от автора, особенно драматурга, полноты. Он волен отдать свое вдохновение каждому заинтересовавшему его моменту». По мнению рецензента, актеры «провалили» пьесу: исполнитель роли Иванова вместо «утомленного и апатичного человека» изображал героя, который «говорит с жаром, с интересом к своим собственным речам», и злоупотреблял «чрезмерно скорой читкой», а исполнительница роли Анны Петровны не сумела обрисовать ее во всей сложности — «женщиной благородной души, <...> равной достоинствами своему мужу, притом женщиной страдающей и физическим недугом и еще больше нравственно за своего мужа».

В «Правительственном вестнике» напечатана касающаяся сахалинской каторги гл. VI «Обзора десятилетней деятельности Главного тюремного управления. 1879—1889» (см. между 9 и 15 июня). Продолжение главы — в номерах от 10 и 11 ноября. Полный текст документа печатался в газете с 4 октября 1889 по 12 января 1890 г.

Около 8 ноября. Ч. посылает письмо (неизв.) А. И. Сувориной. См. около 10 ноября.

9 ноября. Ч. благодарит А. Я. Гламу-Мещерскую «за любезное письмо и за прекрасную фотографию». О себе пишет: «Погода безнравственна и обещает быть таковою еще долгое время, а медицина не пускает меня из дому в дурную погоду. Посему визит отлагаю до ясных дней, а карточку посылаю теперь и прошу Вас бросить ее под стол, так как она в миллион раз хуже Вашей». Письма, III, 283—284.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) в письме Ч. высказывает свое мнение о «Скучной истории»: «Вот “Скучная история” Ваша меня не совсем удовлетворила. На всем произведении лежит печать утомления и надуманности. Мне сдается, что публика отнесется к ней с большой несправедливостью: не заметит что есть в рассказе тонкого и острого и привяжется к общей тусклости тона. Тип Кати очень метко схвачен, но, к сожалению, как-то силуэтен, не вытанцевался, что называется. Будь рассказ сжатее и без m-lle Гамлет, он бы служил очень характерным “панданом” к “Смерти Ивана Ильича” <Л. Н. Толстого>». Интересуется судьбой пьесы Ч.: «Что “Леший”? Ужасно он меня интригует и к<ак> Ваша вещь лично и как общий вопрос о сценичности, вопрос, который бы следовало давно осветить и разъяснить должным образом. Почему-то я питаю веру в “Лешего” необыкновенную». Спрашивает о постановке «Иванова» в театре Корша и об исполнителе заглавной роли: «Объясните мне, ради самого Бога, что это за история Солонин? Каков он в “Иванове”? Последнее время его так ругают за деревянность, что я начинаю в нем сумлеваться и, следоват<ельно>, в возможности постановки драмы <“Гордиев узел”> у Корша. Вся пиеса довольно рискованная, и выручить может только страстность исполнения заглавной роли. Отпишите, не ленитесь». Обращает внимание на публикацию рассказа Г. А. Мачтета «Из-за любви» в «Русских ведомостях» (7 ноября): «Это до того карикатурно-тен<ден>циозно, что я хохотал от души. Решительно не понимаю, почему Мачтет популярен!» Пишет о желании встретиться с Ч.: «Не собираетесь ли в Петербург? Как бы мне с Вами не разъехаться. Я непременно буду в Москве, как только окончится цензурная волокита с моей драмой». РГБ; Записки ГБЛ, VIII, с. 75—76.

В. А. Тихонов высылает Ч. для передачи в ж. «Артист» полученный накануне из СПб. цензурного комитета (общая цензура) экземпляр своей комедии «Лучи и тучи». «В случае, если бы Куманин очень уж потребовал экземпляр, пропущенный и драматической цензурой, то будьте так добры, Антон Павлович, возьмите таковой от моего имени у Корша: у него есть, и он, конечно, не откажет». Сообщает о себе: «Я принимаюсь за большой роман, работы года на два. Хочу себя попробовать — созрел или не созрел я еще для такой работы. В случае недозрелости — брошу». Ч. ответил 11 ноября. РГБ.

Ал. П. Чехов сообщает брату о болезни жены Наталии Александровны. По мнению ее врача, «у нее начал развиваться туберкулез и <...> ей нужно ехать в теплые края». «Ты Наталью знаешь более, нежели я. <...> Напиши мне поэтому, было предрасположение или нет (насколько ты жену мою знаешь) и верить ли врачу. <...> Рцы свое слово». РГБ.

До 10 ноября. А. И. Суворина в письме (б/д) к М. П. Чеховой делится впечатлением от прочтения «Скучной истории» и «Лешего»: «Передайте мой привет Антону Павловичу, я слышала, что он влюблен. <...> Только меня одно смущает. Отчего у него все так безотрадно? Ведь когда сам счастлив, то не говоришь о несчастье и скуке других? <...> Напишите мне что-нибудь веселенькое. А то после комедии Ант<она> Павл<овича> мне сделалось страшно скушно. Не дождусь я от него чего-нибудь в любовном роде». Сообщает, «какое хорошее впечатление произвел приезд» М. П. Чехова. «Вообще же для его цели поездка его была блистательна. Кобеко лично высказал мужу про хорошее впечатление, произведенное Мих<аилом> Павловичем на него. <...> Два вечера провели мы так скромно и благородно». РГБ.

10 ноября. Рассказ «Свирель» (1887) в переводе Й. Максимовича на сербскохорватский яз. напечатан в ж. «Коло» (Белград), № 30.

О «Скучной истории» критический отзыв В. П. Буренина напечатан в «Новом времени» (№ 4922). Критик намеренно ограничивает значение повести рамками «беллетристическо-патологического этюда». Он называет «превосходными» рассуждения о современной литературе, «сравнение нынешних писателей с кустарями» и т. д., но тут же намекает, что Ч. сам когда-то занимался «кустарным литературным промыслом». Отмечает, что «г. Чехову господь Бог дал исключительный, выдающийся талант», что «успехи г. Чехова на новом пути оказались поистине замечательными» и он составил себе «уже столь лестную репутацию». Но далее приводит мнения о Ч. неких «скептиков», которые полагают, что он «чересчур уж широко шагает», «указывают на его плохо обработанную комедию “Иванов”, в которой г. Чехов, выставив какого-то вялого и кислого импотента, с психопатической закваской, претендует в этом импотенте на создание типа героя нашего времени». Те же «скептики» уверяют, что «г. Чехов возмечтал будто бы написать произведение если и не равное “Смерти Ивана Ильича” гр. Толстого, то вообще подобное же по глубине и серьезности основного замысла», однако «пессимизм “Скучной истории”, назойливо пристегиваемый автором к брюзжанию больного старика, нимало не ужасает и не потрясает, а разве только наводит некоторую скуку и зевоту». Буренин как бы не соглашается с этими «скептиками» и утверждает, что Ч. в своей повести «вовсе не думал написать свою “Смерть Ивана Ильича”, вовсе не задавался такой глубокой задачей, какою задался гр. Толстой», «не имел в виду ничего иного, кроме патологического исследования в беллетристической форме. Если намерение автора ограничить этой скромной задачей, то его “Скучная история”, быть может, действительно несколько скучна и мало содержательна в общем, но тем не менее написана прекрасно, с большим старанием и даже искусством. <...> Она немного растянута, лишена свежих и ярких картин, какие мы привыкли встречать у талантливого беллетриста в его маленьких рассказах, отчасти как бы вымучена».

А. Н. Плещеев сообщает Ч. об отклике в «Новом времени» на повесть «Скучная история»: «Сегодня о вас напечатан фельетон Буренина. Хотя Вы за многое похвалены... но все же фельетон не без ехидства написан. — Повесть ваша публике положительно нравится (интеллигентной по крайней мере). Я еще ни от одного человека не слышал порицания. Толкуют о ней много... Понимают, конечно, различно, — но все одобряют». Просит присылать «непременно» комедию «Леший»: «В публике возбужден интерес к ней». Пишет про стихи Н. Н. Оболонского: «По всей вероятности, они оказались негодными, иначе они бы у меня сохранились. Уцелели у меня каким-то образом “навозные” стихи г. Гурлянда. Я вам их и возвращаю» (см. 6 октября). РГБ; ЛН, т. 68, с. 353—354.

Е. Н. Рассохина пишет Ч. о спросе на его пьесы в московской Театральной библиотеке: «Вашу пиесу “Трагик поневоле” мы получили в нескольких экз. от г. Базарова; теперь же у нас не осталось ни одного экз., а между тем на эту пиесу есть спрос, который удовлетворить мы не можем. С Базаровым в настоящее время мы не имеем дела, а посему для удовлетворения спроса не найдете ли Вы удобным ее отлитографировать. Кстати: что же “Леший”? Его спрашивают, — после нашего разговора в театре я уведомила наших заказчиков, что пиеса может быть выслана в рукописном виде». РГБ.

П. М. Свободин пишет Ч.: «На днях получил я записку от Суворина: “А. П. Чехов позволил мне прочесть его пьесу; у Вас есть два экз.; будьте добры, пришлите мне один на день, на два”. С чего Вы взяли, что у меня два экз.? У меня только один с четвертью, ибо всего было у меня три с четвертью, из них — цензуров<анный> у Вас, другой в Главн<ом> управл<ении по делам печати>, а третий и четверть недописанного у меня остались. Суворину я отослал целый, без четверти». Отзывается о фельетоне В. П. Буренина: «Хвалит. А по адресу критиков, не воздающих должного Вашему таланту, говорит похабности...». Сообщает, что не исполнил еще поручения Ч.: «Потехин болен, не выходит (это относительно Условия “Предложения”), а за “Свадьбой” не было время сходить. Я вспомнил, впрочем, что Вы сами предложили мне не торопиться по этому делу». РГБ; Записки ГБЛ, вып. 16, с. 214—215.

В. А. Тихонов пишет Ч. о своей пьесе «Лучи и тучи»: «...Если Куманину непременно нужна драматическая цензура, то, повторяю мою просьбу — напишите Коршу и попросите его прислать цензурованный экз. <...> Но убедительно прошу Вас выхлопотать мне поскорее ответ». См. 11 ноября. Отвечает на замечание о «лаврах»: «...Даже не мечтаю об них ни в настоящем, ни в будущем. Пора мечтаний уж прошла. <...> Лавровый венок более идет молодому лицу, и молодость меньше в деньгах нуждается... <...> Стоит только прожить лет до восьмидесяти, непременно удостоишься звания маститого лауреата. Примеры Вы и сами знаете». РГБ.

Между 10 и 22 ноября. Смотрит в театре Корша вместе с гостившей у Чеховых Н. М. Линтваревой комедию Л. Ф. Яковлева «Ветрогоны» («Оболтусы») — переделку с польского пьесы С. Пржебыльского «Wicek i Wacek».

Премьера состоялась 10 ноября, последующие спектакли — 12, 15, 19, 22 ноября (потом Линтваревой уже не было в Москве). Роли братьев-баламутов Троши и Проши исполняли П. Ф. Солонин и Л. К. Людвигов. В спектакле участвовали также М. А. Потоцкая, Г. И. Мартынова, Б. Э. Кошева, Л. И. Градов-Соколов, П. Д. Ленский, П. М. Медведев. «Новости дня», 10 и 17 ноября.

Н. М. Линтварева вспоминала об этом в письме к М. П. Чеховой от 8 октября 1940 г.: «Вы жили еще у Корнеевых. Я у Вас гостила, и мы смотрели какую-то комедию, где действующими лицами были веселые и комичные Троша и Проша. Мы тогда тоже не были грустны и называли себя: Трошей и Прошей». РГБ.

Около 10 ноября. А. И. Суворина отвечает Ч. (письмом б/д) на его письмо (неизв.) около 8 ноября: «Ваше письмо такое милое, Антон Павлович, что я сейчас же тороплюсь поблагодарить за него. Не скрою, мне было очень приятно его прочесть. Вот видите сами, как легко бедным женщинам угодить, стоит только им чуточку польстить. А вы даже и не чуточку, а много мне сказали комплиментальных слов и более приписываете моему могуществу, чем есть. Мне действительно ужасно понравился инспектор <М. П. Чехов>, и так как вы меня обидели уже тем, что, писав Ал<ексею> Сер<геевичу> о его приезде, даже не упоминаете о моем существовании, я дала слово себе приобрести любовь Миши помимо вашей благосклонной рекомендации. И успела в этом! Мы с ним друзья, и он дал слово защищать меня от ваших нападок! <...> Но получив ваше, повторяю, милое послание, я, конечно, простила вам, и мне страшно хочется вас видеть, поговорить с вами. Вы, я знаю, говорят, влюблены теперь. Правда это или нет? Я только этим и объясняла себе вашу раздуманную поездку за границу и только этим оправдала ваш проступок. О, как я на вас злилась!»

Рассказывает: «Я все это время, вам покажется странным, думала о вас, так как читала вашу и “Скушную историю” и “Нескушную комедию” <“Леший”>. <...> Если Вам интересно знать мое мнение, то оно очень хорошее. Я, впрочем, не буду вдаваться в подробности, скажу только, что на месте “Елены”, решав уже раз эти пуды и бежав, меня бы не заманили никакими калачами, а играв эту роль, я бы вас ужасно подвела и ни за что бы не согласилась снова водвориться». Передает слова Д. В. Григоровича о том, что родился какой-то талант, соперник Ч.: «жалел, конечно, вас при этом, а я радовалась, что, может быть, этот новоиспеченный талант зажжет в вашем равнодушном сердце огонь соревнования, и вы напишете назло им и на радость мне роман. Я бы очень хотела его прочесть, но я знаю, что вы его мне не дадите». РГБ (на письме рукой Ч. дата получения: 89, XI, 12).

Пьеса «Предложение» поставлена в Петербурге на ученическом спектакле драматической школы Рапгофа. «Театр и жизнь», 14 ноября.

10 или 11 ноября. Ч. посылает П. М. Свободину письмо (неизв.). См. 12 ноября.

Ноябрь, до 11. Дарственная надпись Ч. А. С. Киселеву — на повести «Скучная история» (оттиск из ж. «Северный вестник», 1889, № 11). См. 11 ноября. Письма, XII, 158.

11 ноября. А. С. Киселев в письме к Ч. откликается на только что прочитанную «Скучную историю»: «Не могу утерпеть, чтоб не высказать Вам, дорогой Антон Павлович, моего восхищения. С этим рассказом Вы сделали гигантский шаг, и я от всего сердца аплодирую Вам. Я убежден, что Ваша “Скучная история” поднимет на ноги всю критику, хотел бы надеяться, что хулителей не найдется. Теперь читает Мария Владимировна и дрожит, так что я уже жалею, что дал ей читать. Крепко жму Вам руку и поздравляю с полным успехом». РГБ.

М. В. Киселева пишет М. П. Чеховой под впечатлением «Скучной истории»: «Я вся захолодела, подложка ходит ходуном, сердце точно вздулось и ему мало места в груди, — все это натворил со мной рассказ Антона Павловича <...> и я чувствую себя “осколочком Николая Степановича”. Скажите, — был ли здоров Ан<тон> Пав<лович>, пока писал этот рассказ, смеялся ли, шутил ли по обыкновению? — Я положительно заболела читая, и сегодня ночью буду умирать <...> Ни разу еще не затрагивал Ан<тон> Павлов<ич> так глубоко “нутро” человека, и я убеждена, что много “Николай Степановичей” переживут жестокие часы. — Это не Скучная история, а страшная история, от нее отдает Шекспиром, равнодушными она оставит только больших и малых детей, на всех остальных, по-моему, должна произвести подавляющее впечатление своей жестокой правдой и признание безусловной талантливости автора». РГБ.

Ф. А. Куманин извещает Ч.: «К сожалению, я должен отказаться от Вашего предложения поместить в нашем журнале <“Артист”> пьесу г. Тихонова «Лучи и тучи», т. к. в наших следующих книжках нет свободного места и т. к. гонорар, требуемый автором, значительно превышает обычный размер платимого нами гонорара». РГБ.

Ч. пишет В. А. Тихонову и пересылает ему письмо Ф. А. Куманина по поводу пьесы «Лучи и тучи»: «Не высылаю Вам Вашей пьесы в чаянии получить от Вас письмо или телеграмму с распоряжением снести пьесу к Рассохину». Откликается на сообщение Тихонова: «Вы пишете роман? Ах Вы, разбойник! <...> Начнете роман, допишете до середины, а потом ляжете на диван и будете лежать полгода». Письма, III, 284.

А. С. Суворин возвращает П. М. Свободину взятый у него для прочтения рукописный экземпляр «Лешего» и в письме к нему делится впечатлением о пьесе: «По-моему, это талантливая вещь, весьма правдивая, оригинальная, но написанная не по общепринятому шаблону. Скажу даже, что Чехов слишком игнорировал “правила”, к которым так актеры привыкли и публика, конечно. Мне не нравится только окончание 3-го акта — Евгения <Елена> Андреевна могла просто сама убежать на мельницу — и весь 4 акт, который надо было построить иначе. Я бы выкинул совсем два лица — Ивана Ивановича и Федора Ивановича, и это дало бы возможность несколько развить другие лица, в особенности Лешего. Во всяком случае мне жаль, что пьесу не дали даже в этом виде. Имела ли бы она успех — сказать мудрено, но что она возбудила бы литературные вопросы — не сомневаюсь. Драматургия везде мельчает, даже во Франции, а потому талантливыми вещами необходимо дорожить». СПб. ГТБ, Р 1/1069.

О пьесе «Леший» в петербургских «Новостях» сообщается, что она в числе других пьес числится в репертуарном плане «на очереди у г-жи Абрамовой». Московский театр. — «Новости и Биржевая газета», № 311. Подпись: К.

12 ноября. Имя Ч. названо в объявлении о подписке на новый литературно-политический журнал «Русское обозрение» (ред. Д. А. Цертелев, изд. Н. Боборыкин) в числе лиц, обещавших в 1890 году свое «ближайшее участие». В том же списке упомянуты многие представители «охранительного направления» и «чистого искусства»: Н. Д. Ахшарумов, М. Н. Волконский, А. А. Голенищев-Кутузов, В. П. Клюшников, К. Н. Леонтьев, Вл. С. Соловьев, Д. И. Стахеев, Н. Н. Страхов, А. А. Фет и др. В заявленной тут же программе журнала указывалось: «Страницы “Русского обозрения” будут открыты для писателей всех направлений, лишь бы произведения их удовлетворяли требованиям художественной правды и научного мышления». РВед., № 313 (повторные публикации — 23, 29 нояб., 6, 9, 23, 25 дек., а также другие газеты).

Тот же список предполагаемых участников журнала с именем Ч. печатался на обложке каждого номера «Русского обозрения» в течение всего 1890 года. По выходе первой книжки, А. М. Скабичевский писал, что журнал «обещает, подобно “Русскому вестнику”, стоять на страже <...>, претендует на то, что старый Катковский “Русский вестник” будет возрожден <...> вновь возникающим “Русским обозрением”». «Новости и Биржевая газета», 25 янв. 1890 г.

Ч. в «Русском обозрении» не печатался.

Ч. посылает А. С. Суворину «для фельетона» рассказ «Обыватели» («Учитель словесности», гл. I): «Несерьезный пустячок из жизни провинциальных морских свинок. <...> Я имел в виду кончить его так, чтобы от моих героев мокрого места не осталось, но нелегкая дернула меня прочесть вслух нашим; все взмолились: пощади! пощади! Я пощадил своих героев, и потому рассказ вышел так кисел». Просит прислать корректуру. См. 25 ноября. Письма, III, 284—285.

Отвечает А. С. Суворину на его суждение о пьесе «Леший»: «Спасибо за прочтение пьесы. Я и сам знал, что IV акт никуда не годится, но ведь я же давал пьесу с оговоркой, что сделаю новый акт. Больше половины Ваших замечаний таковы, что я ими непременно воспользуюсь. Абрамова покупает у меня пьесу весьма выгодно. Пожалуй, продам. Если буду ставить, то многое изменю так, что Вы не узнаете». Письма, III, 284—285.

В. С. Мамышев в письме Ч. обращает внимание на опубликованную в «Новом времени» статью о «Скучной истории»: «...Вас хвалит Буренин». См. 10 ноября. Просит «поручить книжному магазину Суворина выслать <...> какое-нибудь руководство по электротерапии» для лечения полупарализованной ноги с помощью выписанной из Петербурга электрической машины. См. около 15 ноября. РГАЛИ, ф. 459, I, 4618, л. 7 (строки о статье Буренина вычеркнуты Ч. при пересылке этого письма А. С. Суворину).

П. М. Свободин пишет Ч.: «Сейчас я получил от Суворина прочитанного с Вашего соизволения “Лешего” и при нем письмо, в котором он мне пишет свой (совершенно сходный с моим) взгляд на “Лешего”. <...> “Драматургия везде мельчает, — пишет Суворин в письме ко мне, — даже во Франции и потому талантливыми вещами необходимо дорожить”. Нужно ли говорить, что я совершенно согласен с ним? Дорогой друг, подойдите к Вашему 22-рублевому умывальнику, умойтесь и подумайте, нельзя ли что-нибудь сделать из “Лешего”, чтобы он сразу понравился не только мне, Суворину и тем, кто читал его и советовал не бросать, а и тем, кто советовал сжечь, как Вы пишете? <...> Не брюзжите и не ворчите, пожалуйста, а пуще всего не философствуйте в шопенгауэровском духе; “всякому свое, — сказал Островский, — чиновник служи, шатун шатайся”. А Вы пишите, вот Ваше дело. Наденьте разом два новых галстуха, что Вы купили, наденьте цветастую жилетку, кашнэ, съешьте всю банку килек и подумайте, что сделать с “Лешим”...». «Что Билибин, Вы спрашиваете? Ничего. Как гоголевская крыса: пришел, понюхал и ушел». Просит похлопотать об устройстве вечера в пользу Общества искусств и литературы и «вымаклачить» место в «Артисте» для отчетов. Спрашивает: «Ну, читали очерки Буренина о “Скучной истории”?» (см. 10 ноября). «Что ж мне, посылать “Актеров” Куманину или нет?» (Ч. обещал Свободину посредничество в переговорах с Ф. А. Куманиным относительно публикации в «Артисте» театральных очерков «Лицедеи», которые стали печататься там с № 12 за январь 1891 г.). О письме (неизв.) Ч., на которое отвечает, отзывается: «Сегодняшнее письмо Ваше просто помазало меня маслом по сердцу — в таком хорошем духе оно написано...». РГБ; Записки ГБЛ, вып. 16, с. 215—216.

П. М. Свободин пишет А. С. Суворину: «Как я рад, многоуважаемый Алексей Сергеевич, что Вы совершенно одинакового со мною мнения о “Лешем”. Вы написали мне слово в слово все то же, что и я говорил и говорю об этой решительно-таки талантливой, свежей по замыслу и по жизненности типов вещи. Замечательно, что и во взглядах на недостатки пиесы мы также совершенно сошлись с Вами: два ненужных лица в комедии, нескладный побег с одним из них Ел<ены> Андр<еевны> на мельницу, а отсюда естественная перестройка всего 4-го акта, во всяком случае вовсе не стихотворное, вредное для действия окончание пьесы. Ведь это все я говорил Антону Павловичу, но он упорствовал, как петербургский климат. Вы заметили полторы страницы зачеркнутых стихов в 4 акте? Это он уступил мне в 4 часа утра, после трехчасового спора, когда я ездил к нему в Москву за пьесой. <...> Вот именно это игнорирование “правил” комедии, о котором Вы пишете, и испугало слушателей-судей комедии, когда я читал ее директору <И. А. Всеволожскому>. Не говоря уже о себе самом, я пуще всего смутился за Чехова: мне пришло, естественно, на мысль, что этот “неуспех” совершенно отвадит его писать для театра <...> В первое время после неуспеха письма его ко мне дышали таким притворным спокойствием, из-за которого выглядывало чуть не отчаяние, а теперь, слава Богу, он посмотрел на это дело веселее. Сегодня, например, он пишет мне такое письмо, из которого видно, что он не только не бросит “Лешего”, а готов и на серьезную переделку комедии, слава Богу!.. Когда я прочитал пьесу у директора, приехал домой и стал писать Чехову о результате чтения, так я помню, что писал ему об этом с таким чувством осторожности и страха, как будто мне нужно было сообщить отцу о смерти его любимого сына... Как бы то ни было, я не теряю надежды на “Лешего” хотя бы в новой форме, могущей удовлетворить приверженцев “правил”. Вопрос о несценичности, разумеется, был поставлен в вину автору прежде всего». РГАЛИ, ф. 459, I, 3818, лл. 6—7; ВЛ, 1960, № 1, с. 104.

В. А. Тихонов благодарит Ч. за хлопоты о печатании его пьесы «Лучи и тучи» и просит передать экземпляр С. Ф. Рассохину. Спрашивает: «...Что Вы это в Питер не едете? Неужели Вы думаете, что Вас здесь не жаждут видеть? Совершенно напротив! Даже очень жаждут. Приезжайте поскорее». РГБ.

А. С. Лазарев (Грузинский) отвечает на сообщение Н. М. Ежова об откликах на его рассказ «Ревнивец» (НВ, 30 сент.): «С какой стати Дорош<евич> и Кур<епин> заговорили о твоем подражании Чехову в “Новом времени”? <...> Подражание твое или мое незначительно; более сводится к подражанию в “словах”, а копануть, так словечки эти встретились у Гоголя, Тургенева, Достоевского, откуда их взял сам Чехов (NB “Женщина, плетущаяся как собака с отдавленными задними ногами” — “В сумерках”, “Несчастие” — казалась мне образцом оригин<альности> и смелости, а это есть уже у Тургенева; “вошь кашляет” (“Тоска” — “Пестр<ые> расск<азы>”) = лошадь кашляет, “Записки из подполья”. Кроме того, описания Ионы и извозчика из “Записок” вообще сходны и многое другое)». РГАЛИ, ф. 189, I, 19, л. 408.

12 ноября. Пьеса «Медведь» поставлена в Симферополе на сцене Дворянского театра труппой Товарищества артистов под управлением М. А. Кропивницкого, а также в Ставрополе на сцене зимнего театра Иванова труппой Товарищества артистов под управлением В. А. Калиновича. Список пьес, нояб. 1889, с. 30, 31.

Пьеса «Предложение» поставлена в Омске на сцене Городского театра артистами Омского драматического общества. Список пьес, нояб. 1889, с. 20.

О пьесе «Леший» сообщается в печати, что она приобретена «дирекцией театра Абрамовой». «Новости дня», № 2285.

13 ноября. Пьеса «Предложение» напечатана с авторскими поправками в ж. «Артист», кн. 3: Предложение. Шутка в одном действии. А. П. Чехова. К заголовку дано подстрочное примечание: «Пиеса шла в 1-й раз в Красносельском театре 9 августа 1889 г. и была напечатана в № 4732 “Нового времени”» (см. 3 мая). Сообщение о выходе в свет журнала — РВед., 13 нояб.

О пьесе «Иванов» и падении интереса к ней петербургской публики упоминается в театральном обозрении ж. «Артист», кн. 3. Обозреватель (подпись: П. Б.) отмечает «странную участь» этой пьесы: в конце прошлого сезона «Петербург ею увлекался», она «поддержана была прессой», что дало основание «с положительными шансами успеха возобновить и в начале текущего сезона». «Дирекция попробовала продолжать ее давать, правда, без г. Давыдова в главной роли, которая была передана г. Никольскому; но сборы оказались очень плохи. Конечно, любимый артист влияет на сбор; но успех “Иванова” был преимущественно литературный. Кричали больше о пьесе, чем об исполнении — и этого литературного интереса нехватило на какой-нибудь десяток представлений».

Сообщение о помещенном в «Стоглаве» портрете Ч. (см. 8 августа) напечатано в «Русских ведомостях», № 314.

Получает письмо (б/д) В. А. Гольцева, откликающегося на газетное сообщение о согласии Ч. сотрудничать в «Русском обозрении» (см. 12 ноября): «А Вы становитесь весьма тенденциозны: стойко уклоняясь от “Русской мысли”, появляетесь в “Русском обозрении”. Мне лично это очень жаль». О присланном Ч. стихотворении Н. М. Соковнина Гольцев написал: «очень недурно, только совсем нецензурно». РГБ, ф. 77, 10, 35, л. 1 (на письме рукой Ч. — дата получения: 89, XI, 13).

14 ноября. Пьеса «Медведь» поставлена в Новгороде на сцене театра Мерянского. Список пьес, нояб. 1889, с. 19.

Пьеса «Предложение» поставлена в Кролевце на сцене дома женского благотворительного общества труппой артистов-любителей. Список пьес, нояб. 1889, с. 13.

В отзыве о «Скучной истории» журнальный обозреватель «Дня» (№ 517) рассматривает повесть как «иллюстрацию к истории развития русского пессимизма». Если в драме «Иванов» охарактеризовано то же явление, «но без наглядного объяснения и указания причин, его порождающих», то в «Скучной истории» Ч. «не ограничивается одним констатированием факта, а делает попытку объяснить существование столь ненормального явления в обществе. Как на одно из условий, способствующих такому настроению, он указывает на охлаждение к науке современной молодежи <...> Дальнейшие причины кроются в семье, члены которой стали жить разобщенной эгоистической жизнью, игнорируя общие интересы. Из семьи те же чувства перешли на взаимоотношения людей, что подтачивает в корне любовь, дружбу и симпатию, создавая атмосферу мертвящего холода, в котором гибнут лучшие душевные силы». «Чехов, конечно, не сказал ничего нового, это говорилось и раньше как в прозе, так и в стихах, — но он трактовал вопрос по-своему, поставив его в своеобразный фокус освещения». Однако ведение рассказа от лица старого профессора рецензент считает неудачным: «Эта форма довольно неудобна и скучная». Подпись: А-ъ.

15 ноября. Покупает «книг на 6 р. 90 коп.» в московском отделении магазина «Нового времени». Письма, III, 287.

Ч. в письме к Л. Н. Ленской просит перевести с французского «прилагаемую при сем рецензию». «Наши барышни бились два часа и, насколько я понял их, сумели перевести только одно слово — “Antoine”. Полный перевод был бы незаслуженной роскошью <...> поймаете общий тон статьи — и на том спасибо. <...> Приеду за переводом в пятницу или в субботу <17 или 18 ноября> <...> Мне вдвойне совестно: беспокою Вас и не знаю языков. <...> Без знания языков чувствуешь себя, как без паспорта». Письма, III, 286.

Рецензия неизвестна.

Пишет А. С. Суворину о своей редакторской работе: «Простите, с рассказом Бибикова я ничего не могу сделать: ни сократить, ни исправить, ни рекомендовать Вам напечатать его в том виде, в каком он есть. В рассказе я не вижу ни Ветерона, ни Желтого дома. Ветерона нет, потому что нет живого лица, а Желтого дома автор, слава Богу, и не нюхал, хотя и говорит, что наблюдал его в течение целого года». Просит присылать «еще рассказов»: «Я готов служить. Сия работа меня развлекает...». Письма, III, 286—287.

15 или 17 ноября. Присутствует в Малом театре на спектакле «Гернани» («Эрнани») по пьесе В. Гюго. Основные роли исполняли: Ф. П. Горев, А. И. Южин (Сумбатов), А. П. Ленский, М. Н. Ермолова, Е. В. Порошина. «Играют в общем недурно, не хуже французов, хотя, впрочем, Эрнани-Горев плох, как сапожник». Письма, III, 289.

Премьера состоялась 15 ноября; Ч. скорее всего был на втором представлении, о котором и писал А. С. Суворину 20 ноября (третье — 22 ноября).

Около 15 ноября. Ч. пересылает А. С. Суворину письмо В. С. Мамышева от 12 ноября с просьбой выслать руководство к электрической машине для лечения ноги. «Обратитесь к любезности того, кто получал машину, и попросите его исполнить просимое Мамышевым. Больные нетерпеливы. Чем раньше будет исполнено его желание, тем лучше и душеспасительнее». Письма, III, 285.

16 ноября. Ч. пишет петербургскому адвокату и литератору Ф. А. Червинскому: «Ужиная с Вами, я показал Вам стихотворение одного моего приятеля <Н. Н. Оболонского>, желающего во что бы то ни стало попасть на Парнас. Вы, прочитав стихи, любезно предложили мне протекцию, обещав сосватать их с “Живописным обозрением”. Если Вам не скучно, то попытайтесь осчастливить человека». См. конец ноября — начало декабря. Спрашивает: «Как Ваша пьеса? Я многого жду от нее». Письма, III, 287.

Пьеса в стихах «В глуши» (сцены в 3-х действиях) была прочитана Червинским на заседании Русского литературного общества 7 января 1891 г., напечатана в «Северном вестнике» (1891 г., № 5), затем включена в книгу «Стихи» (СПб., 1892) под заглавием «Птенец» с посвящением: «Ант. п. Чехову».

Имя Ант. П. Чехова упомянуто в объявлении о подписке на «Русский сатирический листок» в числе лиц, «участвующих в литературном отделе» в 1890 году (издание не состоялось). «Новости дня», № 2289 (объявление повторялось неоднократно и печаталось в других газетах).

О «Лебединой песне» сообщается в театральном обзоре газ. «Театр и жизнь» (№ 405): пьеса пользуется «в провинции большим успехом»; сюжет ее «настолько интересен, что заслуживает того, чтобы о нем было сказано несколько слов» (далее следует пересказ содержания).

17 ноября. Пьеса «Медведь» поставлена на сцене петербургского Александринского театра в бенефис К. А. Варламова, единственный раз в сезоне (вместо назначенной к представлению комедии в 1 д. «Жена Сократа» Т. де Банвиля). Роли исполнили: Попова — М. Г. Савина, Смирнов — Н. Ф. Сазонов, Лука — К. А. Варламов. «День», 18 ноября.

Н. А. Лейкин в письме Ч. отзывается о «Скучной истории»: «Прелестно. Это лучшая Ваша вещь». Замечает в связи с публикацией портрета Ч. в «Осколках» (4 ноября): «Как же “Осколкам” не быть к Вам внимательными-то? Ведь Вы выпестовались в “Осколках”, ежели можно так выразиться. Очень только прискорбно, что пестуна-то Вы своего забыли. Всякий бы другой хоть раз в год дал что-нибудь в журнал, хоть несколько строк бы дал, а Вы совсем отстранились. <...> Дайте-ка хоть что-нибудь для одного из последних номеров на подкраску». Не разделяет надежд Ч. на А. С. Лазарева (Грузинского) и Н. М. Ежова, пишущих для «Осколков»: «Вот Вы пишете, что Грузинский выписывается, а по-моему он в последнее время исписывается. Все его рассказы так казенны, так пахнут чиновником, и уж совсем не попадается тех проблесков, которые попадались два-три года тому назад. Что же касается до Ежова, то мне кажется, это совсем бездарность и к тому же ленивая, которая не хочет себя даже и вырабатывать. <...> Ан нет беллетристов! Нет бойких перьев!» Оспаривает предложенную Ч. «теорию по книжному делу»: «Прежде всего, ежели хочешь, чтобы от изданий тебе была польза — никому ничего не давай на комиссию. <...> Поддерживать старых или новых книжников большой скидкой не стоит». Объясняет, отчего мало пробыл на Всемирной выставке в Париже: «Надоело. <...> Эта обязанность вставать поутру и сейчас же бежать на выставку, словно на службу, просто опротивела мне. А не идти нельзя, потому для выставки и приехал». Отвечает на вопрос о болезни В. В. Билибина и об адресе Л. И. Пальмина: «Представьте, он больше года живет на одной и той же квартире <...> Адрес его: Плющиха, Бол. Трубный пер., дом Брадлей». Сообщает, что на днях выйдут две его новые книги: «“Голубчики” — сборник мелких рассказов с рисунками Лебедева и роман “В царстве Глины и Огня”. Это тот самый роман, который печатался в “Петербургской газете” под названием “На кирпичном заводе” <...> Может быть, обвините меня за кричащее название, но ведь теперь все придумывают своим романам кричащие названия». См. конец ноября — начало декабря. Ч. ответил 25 декабря. РГБ.

18 ноября. Пьеса «Иванов» поставлена в Херсоне на сцене Городского театра труппой артистов антрепренера К. Г. Лелева-Вучетича. Список пьес, нояб. 1889, с. 36.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) обращает внимание Ч. на рецензию Р. А. Дистерло о «Скучной истории»: «Прочтите “Неделю”, № 45, 46. Там есть очень дельная статья “Бедствующие литераторы”, а в последнем номере очень искренняя похвала Дистерло Вашей “Скучной истории”. Мне лично досадно, что у Вас недостаточно ярко в психол<огическом> отношении определился тип Кати! Ее тоска куда опаснее “инфлуэнцы”, и она сама, до известной степени, знамение времени! Я ее понимаю между строками, но можно ли этого требовать от простого читателя?! “Скучная история” страдает переутомлением и отсутствием ловкости в композиции. Не будь этого — это вышло бы замечательное произведение. Одна m-lle Гамлет чего бы стоила!..» Возмущается усилением цензурных притеснений: «Цензура решила, кажется, окончательно похоронить мою драму <“Гордиев узел”>, и это повергает меня в состояние, близкое к умопомешательству. Безнадежно ломаю голову и все не могу придумать: что может представлять опасного для спокойствия общества — любовь ничтожного студента к ничтожной горничной, после того, как всякие намеки о дворянстве выкурены?! <...> Для меня, при всех таких цензурных прорухах, возникает вопрос общий: не стоит писать! То, что действительно стоит воспроизведения, что схватываешь в обществе очень характерного, какое-нибудь типическое течение — того, все равно, цензура не пропустит ни в беллетристику, ни на сцену тем более... Следовательно, остается забавлять... А эта роль очень тяжела для человека, воспитанного в лучших традициях...». РГБ; Записки ГБЛ, VIII, с. 76.

19 ноября. Ч. на заседании комитета Общества русских драматических писателей и оперных композиторов. «Хлопочем о новом уставе». Письма, III, 289.

«...В местный комитет Общества драматических писателей поступило от одного из членов Общества заявление с проектом изменений в теперешней постановке дела общественной агентуры» и предложение «поставить на обсуждение предстоящего общего собрания» вопрос об уменьшении вознаграждения агентам (в частности, И. М. Кондратьеву, получившему в 1888 г. за агентуру свыше 9 тыс. руб.) до 3% вместо теперешних 10%, отчисляя остальные 7% в капитал для выдачи пособий и пенсий». НВ, 29 нояб.; «Театр и жизнь», 1 дек.

Ч. телеграфирует А. П. Ленскому: «Александров ждет Каратыгину в понедельник <20 ноября> не позже девяти часов утра». Письма, III, 287.

Пьеса «Иванов» поставлена в Орле на сцене зимнего театра труппой Товарищества артистов под режиссерством А. А. Черепанова. Список пьес, нояб. 1889, с. 21.

О публикации пьесы «Предложение» в ж. «Артист» упомянуто в извещении о выходе журнала. «Театр и жизнь», № 408.

20 ноября. Ч. возвращает А. С. Суворину полученные из редакции «Нового времени» для редактирования рассказы. «Из “Певички” <Е. М. Шавровой> можно было сделать «Птички певчие», а другой рассказ <очевидно, В. И. Бибикова — см. 15 ноября> никуда не годится. В “Певичке” я середину сделал началом, начало серединою и конец приделал совсем новый. Девица, когда прочтет, ужаснется. А маменька задаст ей порку за безнравственный конец... Девица тщится изобразить опереточную труппу, певшую этим летом в Ялте. Тюлева — это Вельская, а Борисов — баритон Владимиров». Письма, III, 288.

«Птички певчие» напечатаны в НВ 25 ноября.

В письме к А. С. Суворину замечает по поводу опубликованной 18 ноября в «Новом времени» заметки «В Обществе охранения народного здравия» (о возможной эпидемии холеры в России): «Я охотно верю Здекауэру, который пророчит холеру. Это опытный старик. Трепещу заранее... Ведь во время холеры никому так не достанется, как нашему брату эскулапу». Замечает о 13-летней дочери Суворина: «Вы пишете, что Настя переросла Анну Ивановну. Нужно расти не вверх, а в ширину. Высокий рост, когда плечи не широки, не в ладу со здоровьем. Надо гимнастику делать...». Передает поручения знакомых: «На днях встретился мне пресный Левинский и просил узнать у Вас о судьбе его статьи, где он со свойственной ему глубиною трактует о сожигании трупов, которое он наблюдал где-то <...> Вы обещали князю Сумбатову прислать несколько книг или статей, касающихся “Макбета”. <...> Для него было бы совершенно достаточно, если бы Вы указали, какие это книги и статьи...». Письма, III, 288—289.

А. С. Лазарев (Грузинский) посылает Ч. переделанный по его советам водевиль «Старый друг». «Кому и как отдать водевиль — предоставляю Вашему усмотрению». Другой водевиль — «Кто победил» — просит передать Ф. А. Куманину для бесплатного напечатания в «Артисте». Ч. ответил 23 ноября. РГБ.

Между 21 и 23 ноября. Ч. встречается с Н. М. Ежовым, говорит с ним о водевиле А. С. Лазарева (Грузинского) «Старый друг». Письма, III, 289.

22 ноября. Пьеса «Трагик поневоле» разрешена Московским цензурным комитетом к печати 2-м изданием. См. между 1 и 8 января 1890 г. Резолюция и. о. цензора С. И. Соколова на обложке печати, издания петербургск. Театральной библиотеки В. А. Базарова (поступил в цензуру 18 ноября) — экз. биб-ки ГЦТМ, № 224.

23 ноября. В письме предлагает А. С. Лазареву (Грузинскому) поставить водевиль «Старый друг» в театре М. М. Абрамовой: «Сегодня или завтра отдам его Соловцову». Другой водевиль («Кто победил») возвращает обратно: «“Артист” печатает только те пьесы, которые уже разрешены драматическою цензурою <...> Цензурованный экземпляр Вы пришлете мне, а я отдам его Рассохину для литографии. А “Артист” совсем не нужен. <...> “Кто победил” — немножко изысканно и претенциозно. Назовите иначе, одним словом». Рассказывает о себе: «Я держусь такого правила: пишу пьесы зимою, но не для зимы, а для осени. “Медведя” и “Предложение” я написал за полгода до начала сезона. Иначе трудно конкурировать». Письма, III, 289—290.

Отвечает председателю Общества любителей российской словесности Н. С. Тихонравову на его неизв. письмо: «В ответ на письмо Ваше о предполагаемых изменениях в уставе Общества имею честь заявить о своем согласии». Письма, III, 290.

25 ноября. Обещает А. С. Суворину прислать рассказ «к рождеств<енскому> номеру» (намерение осталось неосуществленным). Не получив корректуры «Обывателей», запрашивает о судьбе рассказа: «А мои “Обыватели”? Годятся?» См. 28 ноября. Откликается на сообщение, что Н. Ф. Сазонов плохо играет в «Медведе» (см. 17 ноября): «Это очень понятно. Актеры никогда не наблюдают обыкновенных людей. Они не знают ни помещиков, ни купцов, ни попов, ни чиновников. Зато они могут отлично изображать маркеров, содержанок, испитых шулеров, вообще тех индивидуев, которых они случайно наблюдают, шатаясь по трактирам и холостым компаниям». Замечает о своей редакторской работе: «Вы пишете, что больше уж не будете присылать мне рассказов. Сие я понимаю так: мои поправки и сокращения Вам не нравятся. Если я ошибаюсь, то продолжайте высылать. Чтение рассказов и поправки отнимают у меня каждый раз не более ½—1 часа и развлекают меня. Гимнастика для ума некоторым образом». Сожалеет: «Напрасно Вы бросили Марину Мнишек; из всех исторических блядишек она едва ли не самая колоритная. А что касается ее отношения ко всему русскому, то ведь на это начихать можно. Русские сами по себе, а она сама по себе, да и слишком она баба и мелка, чтобы придавать значение ее воззрениям». Письма, III, 291.

Посылает А. И. Сумбатову (Южину) полученные от А. С. Суворина листы иллюстрированного английского журнала «The Graphic» для постановки «Макбета». Спрашивает: «Что, собственно, Вам нужно? Если нужна какая-нибудь книга из его библиотеки, то я попрошу поискать». Письма, III, 291—292.

О готовящейся постановке «Лешего» напечатано сообщение в «Московском листке» (№ 328): «В непродолжительном времени в театре Абрамовой состоится бенефис г. Соловцова, который ставит новую пьесу г. Чехова — “Леший”».

В. А. Тихонов в письме к Ч. просит известить о судьбе своей пьесы «Лучи и тучи»: «Сдали ли Вы их Рассохину? И прочее? <...> Корш тоже ничего мне не пишет. Увидите его — передайте мой поклон, скажите, что я прошу хоть строчку в утешение и с его стороны». Спрашивает: «Скоро ли Вы к нам в Питер приедете? Смотрите — непременно ко мне зайдите! Пожалуйста!» и просит: «Черкните что-нибудь хорошенького, капните елеем на душу усталую». См. 5 декабря. Сообщает о рождении дочери Веры. РГБ.

26 ноября. Пьеса «Медведь» поставлена в Москве в Секретаревском театре (спектакль Е. Наврозовой). «Новости дня», № 2299.

Пьеса «Медведь» поставлена также в Моршанске труппой Товарищества артистов под управлением И. Е. Самарина; в Нижнем Новгороде на сцене Городского театра — труппой Товарищества артистов (распорядитель — Алемков); в Нежине в зале Музыкально-драматического общества — труппой членов общества. Список пьес, нояб. 1889, с. 15, 18, 19.

О «Скучной истории» отзыв Е. М. Гаршина напечатан в одесской газете «Новороссийский телеграф» (№ 4606): «Перед нами здесь писатель с несомненным талантом, одаренный утонченной наблюдательностью по отношению к фактам психологической жизни человека и глубоко задумывающийся над так называемыми проклятыми вопросами жизни и духа. <...> В настоящее время г. Чехов силен тем, что он идет в общество с запросом живой правды, обличая ту исковерканность наших жизненных отношений, которая, как ржавчина, подъедает какой хотите общественный строй и отравляет какое хотите мировоззрение». Возражая В. П. Буренину, который утверждал, что пессимизм «Скучной истории» только наводит «скуку и зевоту» (см. 10 ноября), Гаршин писал: «Не верьте развязному критику. Нужно быть беспардонным пошляком, чтобы зевать над “Скучной историей” Чехова и не заинтересоваться глубоко той виртуозностью в наблюдении, которая отличает этого автора. Что же касается пессимизма “Скучной истории”, то лишь особая развязность современной критики может брать на себя смелость характеризовать каждое произведение каким-нибудь общепринятым словечком. <...> Ничего подобного нет в “Скучной истории” г. Чехова. <...> Движения в повести, как и в других лучших произведениях г. Чехова, по-прежнему нет, но рассказ значительно оживлен чудесно очерченным вводным характером девушки-сироты».

До 27 ноября. Приобретает только что вышедшую книгу: Клинические лекции проф. Г. А. Захарьина. Вып. I. Введение в клинические занятия. М., 1889.

«Я купил и прочел. Увы! Есть либретто, но нет оперы. Нет той музыки, какую я слышал, когда был студентом. Из сего заключаю, что талантливые педагоги и ораторы не всегда могут быть сносными писателями». Письма, III, 295; «Список изданий, вышедших в России с 9-го по 15-е ноября»; извещение о продаже — МВед., 18 нояб.

27 ноября. К Ч. заходит Ф. А. Куманин, просит написать о делах «Артиста» А. С. Суворину. См. ниже. Письма, III, 294.

Ч. в письме А. Н. Плещееву отвечает на предложение напечатать «Лешего» в «Северном вестнике»: «Попасть в толстый журнал для пьесы — честь превеликая; я благодарю, но прошу позволения уклониться от этой чести, ибо пьеса моя, пока ее не дадут на сцене и не изругают в рецензиях, для журнала не представляет ценного материала <...> Это раз. Во-вторых, я не считаю ту пьесу готовою для печати, которая еще не была исправлена на репетициях. Погодите, голубчик, время еще не ушло». Пишет, что в последнее время «ничего не делал», но «в голове скопление сюжетов»: «Столько накопилось всякой чепухи, что можно ожидать в скором времени обвала».

«Мне ужасно хочется поехать в Питер; хочется повидаться с Вами, с Сувориным, с Жаном <Щегловым>, но меня пугает тот миллион визитов, который я должен буду сделать. Хорошо бы приехать incognito». Рассказывает о встрече с Вл. И. Немировичем-Данченко: «Немирович Владимир говорил, что виделся с Вами. Мне кажется, что сей Немирович очень милый человек и что со временем из него выработается настоящий драматург. <...> Нравится он мне и с внешней стороны: прилично держится и старается быть тактичным. По-видимому, работает над собой». Пишет по поводу слухов о кризисе в редакции «Северного вестника»: «Толстых журналов в России меньше, чем театров и университетов; судьбою их заинтересована вся читающая и мыслящая масса; за ними следят, от них ждут и проч. и проч. Их поэтому надо всячески оберегать от разрушения — в этом наша прямая обязанность». Письма, III, 292—293.

В письме А. С. Суворину передает предложение Ф. А. Куманина о льготных условиях распространения ж. «Артист» через магазины «Нового времени», а также о продаже редакции пьес и книг по искусству. «“Артист” издается бестолково. Нет редактора. Денег тратят много, а не догадаются пригласить меня в редакторы (по 1000 руб. в м<еся>ц). Первым делом я наложил бы лапу на Гольцева и Стороженко. У меня зуб на профессоров, хотя я и знаю, что они прекрасные люди. Как у авторов, у них нет смелости и много важности». Советует показаться в Москве Г. А. Захарьину: «Если головы не вылечит, то побочно даст столько хороших советов и указаний, что Вы проживете лишних 20—30 лет. Да и познакомиться с ним интересно. Тип». Письма, III, 294—295.

До 28 ноября. А. Н. Плещеев посылает переведенную им книгу со своим предисловием: Струэнзе. Трагедия в пяти действиях в стихах и прозе Михаила Бэра. Перев. с нем. А. Н. Плещеева. СПб., изд. А. С. Суворина, 1889. На книге — дарственная надпись: «Антону Павловичу Чехову от любящего и уважающего его А. Плещеева». Письмо Плещеева от 29 ноября; ТМЧ; Чехов и его среда, с. 224.

28 ноября. Рассказ «Обыватели» (первая глава рассказа «Учитель словесности») напечатан в «Новом времени», № 4940. Подпись: Антон Чехов. Посв. Н. Н. Об<олонско>му.

В. С. Кривенко (сотрудничавший в НВ) пишет А. С. Суворину, восхищаясь рассказом: «Хочется в такую минуту пожать руку художнику, сумевшему заставить заговорить в нас чему-то хорошему, молодому. <...> “Обыватели” — это отрывок из работы большого писателя». РГАЛИ.

Пьеса «Медведь» поставлена в Ростове-на-Дону на сцене Городского театра труппой артистов под управлением Г. М. Черкасова. Список пьес, нояб. 1889, с. 25.

О пьесе «Лебединая песня» упомянуто в отзыве о вышедшей в свет книжке «Артиста» (см. середина октября), которая, по мнению рецензента, «производит вобщем очень благоприятное впечатление». «Книжный вестник», № 11, стлб. 592.

Отзыв о «Скучной истории» напечатан в «Новостях дня» (№ 2301). Рецензент, подписавшийся Читатель (В. В. Кузьмин), отмечает, что повесть написана «умно», без «заигрывания с читателями», «талантливо», «смело, свободно, правдиво и художественно». «...В начале меня несколько поразила форма рассказа: старик профессор ведет рассказ от себя», «неизбежен психический анализ и тем более трудный, что вести его объективно — неестественно и невозможно», «молодому писателю приходится давать подобный отчет с точки зрения старого профессора». «Когда вы читаете “Скучную историю”, вас с первой же страницы охватывает что-то такое, что заставляет забыть автора, забыть, кто он; с первых же страниц Антон Чехов, молодой писатель, не существует, — вы имеете дело с стариком профессором». «Говоря об особенно удавшихся сценах, я должен назвать: маленькую вводную сценку с студентом <...>, сцену с молодым доктором <...>, всю сцену на даче и, наконец, последнюю сцену свидания с Катей в Харькове — положительный chef d’oeuvre».

Конец ноября, до 29. Ч. в письме (неизв.) Вл. И. Немировичу-Данченко просит сообщить о положении дел в театре М. М. Абрамовой. См. 29 ноября.

29 ноября. Ч. получает письмо (б/д) от вернувшейся на Луку Н. М. Линтваревой, которая с благодарностью вспоминает «чеховский гостеприимный кров»: «Вы все были так добры ко мне, многоуважаемый Антон Павлович, что у меня не хватает слов для выражения моей глубокой благодарности всему Вашему семейству». Приглашает приехать на Луку: «Даю Вам слово, что колбасы, пикули и плохая водка встретят Вас с удовольствием». Осведомляется, «как поживают Соловцовы», передает поклоны от М. Р. Семашко и А. И. Иваненко. РГБ (на письме рукой Ч. дата получения: 89, XI, 29).

Вл. И. Немирович-Данченко отвечает Ч. на его письмо (неизв.): «Досадно. Совсем я забыл о Вашей первоначальной профессии, а то бы позвал Вас к себе лечить меня. Тогда уж не отговаривались бы бесснежием. <...> В каком положении дела Абрамовой — не знаю. <...> Она не без денег, хотя и маленьких. <...> Сегодня мне принесут все новости этого театра. Если Вам они интересны (как я догадываюсь — для “Лешего”), то не заедете ли наприм<ер> в четверг <30 ноября> утром пораньше?» РГБ; Ежегодник МХТ, 1944, с. 94—95.

А. Н. Плещеев сожалеет, что Ч. не прислал комедию «Леший» для печати: «Она, может быть, не сценична, — но во всяком случае литературна; и вы оказали бы ею значительную поддержку “Сев<ерному> вест<нику>”, январская книжка которого выйдет без имян. <...> Вы сами же говорили, что толстые журналы нужно оберегать. А что же это будет, если в них печатать “те пьесы, которые шли на сцене и имели успех”. Известно, какие пьесы у нас имеют успех: “Вторая молодость” <П. М. Невежина>, крыловская дребедень и пр. Журналу до сценического успеха нет дела». Откликается на публикацию рассказа «Обыватели» («Учитель словесности», гл. I — см. 28 ноября): «Я прочел вашу вещицу в «Новом времени», и она произвела на меня самое лучшее впечатление. Нет тут никакого серьезного содержания, никакой особенно глубокой задачи — но зато сколько свежести, поэзии, правды... Это прелестнейшая бытовая картинка — где вся прелесть в подробностях, в мелких штрихах, в “бликах”, как говорят живописцы. Все это живые лица — которых встречал, видел, знал. Я особенно люблю у вас этого рода рассказы. И если б вы такой же, хоть крошечный рассказец дали в “С<еверный> в<естник>”, в январскую книжку, — то просто облагодетельствовали бы его. <...> Ваша последняя повесть <“Скучная история”> возбудила столько толков, что одно имя ваше уже было бы очень важно для журнала, который все — не исключая и г. Короленко — сочли нужным оставить». Пишет про разговор с А. С. Сувориным: «Говорил он мне, что посылал вам на исправление рассказы и что вы отличный редактор беллетристики. Жалею я, что вы здесь не живете. Я бы с вами тоже советовался».

Извещает, что перевел (с немецкого) трагедию М. Бера «Струэнзе» (см. До 28 ноября) и послал ее Ч. с «профессором консерватории Кашкиным, через Петра Ник. Островского, живущего с ним в одном доме»: «Преподношу вам ее на память; хотя, думаю, что особенного удовольствия она вам доставить не может». См. 25 декабря. Сообщает о работе над переводом пьесы А. Доде «Борьба за существование»: «Пьесу Доде я действительно оканчиваю; и слышал, что у Абрамовой крах и что заведуют театром актеры. Но Немирович ничего мне не пишет, остаются ли в силе условия, которые он за меня заключил». Рассказывает о критическом положении «Северного вестника»: «Переход журнала к Чуйко совершеннейшая бессмыслица. <...> Он действительно предлагал А. М. <Евреиновой> отдать ему журнал в аренду. Но она с ним и разговаривать не стала. Влад. Немирович все хотел пайщиков в Москве набрать; да кажется, дело не выгорело». РГБ (год в дате проставлен рукой Ч.); Слово, сб. 2, с. 276—279.

Пьеса «Медведь» поставлена в Арзамасе в помещении земской управы труппой любителей. Список пьес, нояб. 1889, с. 1.

29 или 30 ноября. Извещает Н. Н. Оболонского (письмо б/д) о появлении в «Новом времени» посвященного ему рассказа «Обыватели» (см. 28 ноября). Письма, III, 295.

Около 29 ноября. Заболевает гриппом, сильнейшая эпидемия которого охватила тогда Москву и Петербург. Письма, III, 295.

30 ноября. Пьеса «Иванов» поставлена в Харькове на сцене Драматического театра труппой Товарищества драматических артистов (режиссер — Э. Г. Лясс). «Харьковские губ. ведомости, № 309; «Южный край», № 3064; Список пьес, нояб. 1889, с. 36.

Пьеса «Предложение» поставлена в Самаре на сцене Городского театра труппой артистов под управлением П. М. Медведева. Список пьес, нояб. 1889, с. 26.

Имя Ч. упомянуто в объявлении о подписке на ж. «Артист» в числе лиц, которые примут участие в журнале в 1890 году. «Сверчок», № 47.

Адвокат и литературный критик А. И. Урусов сообщает С. А. Андреевскому в письме из Москвы: «...Прочел “Обывателей” Чехова. Как мило пахнет свежей жизнью! Совсем un petit Tolstoi <маленький Толстой>. Да, вот так писать — это стоит». ИРЛИ, № 9886, л. 5.

А. А. Ипатьева (Гольден) обращается к Ч. с просьбой о денежной помощи: «...Я сижу и по сие время на даче в Разумовском без дров и без шубы, и вот я взываю к Вам, пришлите мне ради Христа руб. 15 денег, я что-нибудь устрою и, клянусь Богом, верну Вам их с бесконечной благодарностью». См. начало декабря. РГБ.

Конец ноября. Ч. посылает П. М. Свободину письмо (неизв.). См. ниже.

П. М. Свободин отвечает Ч. письмом (б/д), пишет о нездоровье: «Был у меня жар сильный, был и бред, но не могу, по просьбе Вашей, сказать Вам, кем и чем я бредил». Сообщает: «Здесь Лавров, приехал на неделю, бывает у меня каждый день и жалуется на Чехова, на то, что он не пишет в “Русской мысли”. А я жалуюсь на то, что Чехов отдает “Лешего”, моего “Лешего”, Абрамовой. Но я слишком хорошо понимаю, что дальше жалобы ни на что уже права не имею...». Обещает узнать об И. Л. Леонтьеве (Щеглове) и его комедии. Спрашивает: «Скажите, Ваше Беллетристичество, почему Вы мне ничего не отвечали, когда я Вас спросил, послать ли мне Куманину (или Вам для передачи ему) мое высокое литературное произведение?» (очерки «Лицедеи» — см. 12 ноября). РГБ; Записки ГБЛ, вып. 16, с. 216—218.

К Ч. заходит перед отъездом в Петербург К. А. Каратыгина за рекомендательным письмом для А. А. Потехина.

Ч. в письме (неизв.) Потехину просит оказать содействие устройству Каратыгиной на сцену.

Упомянуто в письме Каратыгиной к Ч. от 6 декабря: «Ваше письмо Потехину не доставила по двум причинам. Вечером того дня, как я была у Вас, я пошла в театр, чтобы проститься с Глафирой <Пановой>, и в театре видела жену Черневского, которая передала мне совет мужа не идти помимо Пчельникова. Поэтому, а также потому, что слышала, что Потехин все сделает назло, я к нему не пошла. Берегу Ваше письмо до случая и тогда отдам его...». РГБ.

Ч. посылает П. М. Свободину письмо (неизв.). См. 1 декабря.

Ноябрь. Пьеса «Лебединая песня» разрешена драматической цензурой к представлению — по тексту ж. «Артист» (см. 14 октября). Алфав. список драматич. соч., рассм. в ноябре 1889 г. — «Правительственный вестник», 1889, 14 дек.; «Книжный вестник», № 12, стлб. 637; «Артист», кн. 8, сент. 1890 г., с. 97.

Ч. подписывает Условие с дирекцией имп. театров на постановку пьесы «Предложение» на сцене Александринского театра с обязательством не отдавать пьесы частным петербургским театрам в продолжение двух лет, с поспектакльной платой 2%. Письма, III, 310; письмо П. М. Свободина к Ч. от 2 дек. 1889 г.

Дарственная надпись (б/д) Ч.: «Проклятым нервам знаменитой актрисы Клеопатры Александровны Каратыгиной от ее врача...» — на повести «Скучная история» (оттиск из ж. «Северный вестник», 1889, № 11). Письма, XII, 159.

«В этот сезон в Москве он бывал у меня довольно часто. <...> Бывало не посидит, а все ходит и говорит, говорит. И ведь не скучал же он у нас. <...> Раз пришел он в мою комнату. <...> Стоит у окна с книгой. “Вот, великая артистка земли русской, вот вам моя «Скучная история», читайте на здоровье!” Я была очень тронута его вниманием». К. А. Каратыгина. Воспоминания об А. П. Чехове... — ЛН, т. 68, с. 581.

Дарственная надпись (б/д) Ч.: «Владимиру Ивановичу Немировичу-Данченко от сердечно расположенного к нему автора» — на повести «Скучная история» (оттиск из ж. «Северный вестник», 1889, № 11). Письма, XII, 158.

Дарственная надпись (б/д) Ч.: «Князю Александру Ивановичу Сумбатову в знак дружеского расположения от автора,

Который преуспел
И мудро сочетать сумел
Ум пламенный с душою мирной
И лиру с трубкою клистирной...» — на повести «Скучная история» (оттиск из ж. «Северный вестник», 1889, № 11). Письма, XII, 158.

Конец ноября — начало декабря. Ч. посылает письмо (неизв.) И. Л. Леонтьеву (Щеглову). См. 3 декабря.

Ф. А. Червинский отвечает на письмо Ч. от 16 ноября. «Я медлил ответом потому <...> что ждал решительного ответа от А. К. Шеллера по поводу стихов <Н. Н. Оболонского>... Теперь могу сказать Вам, что стихи приняты; появятся, вероятно, в начале января». «Алекс<андр> Константинович <Шеллер> жаждет Вашего рассказа для “Ж<ивописного> об<озрения>”; думаю, что на всякие условия он согласится — Вы сделали бы ему огромное удовольствие, если б прислали хоть микроскопическую вещь». Благодарит за «доброе отношение» к его пьесе («В глуши»). РГБ.

Ч., получив письмо Ф. А. Червинского, уведомляет Н. Н. Оболонского, что его стихотворения «будут напечатаны в “Живописном обозрении” в начале января 1890 г.» (напечатаны не были). Письма, III, 296.

Н. А. Лейкин посылает Ч. две своих книги: «Голубчики. Рассказы». С рис. художн. А. И. Лебедева. Беспл. премия к ж. «Осколки» за 1889 г. СПб., 1889 и «В царстве глины и огня. Роман». СПб., 1890 (обе вышли в ноябре 1889 г.). В тексте второй книги после сцены повешения (с. 209) синим карандашом, видимо, Ч., написано: «Бррр!!» ТМЧ; Чехов и его среда, с. 251—252, 256.

Ноябрь — декабрь (?). Дарственная надпись Ч. (неизв.) А. И. Сумбатову (Южину) на пьесе «Предложение».

Надпись сделана, видимо, на оттиске из ж. «Артист», где пьеса была напечатана в ноябре 1889 г. (см. 8 ноября).

А. И. Сумбатов (Южин) пишет Ч. на своей визитной карточке: «Милый Александр <!> Павлович, был у Вас, чтобы поблагодарить за “Предложение”. Очень жаль, что не застал. Хотелось бы поговорить с Вами о многом». РГБ.

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4
© 2000- NIV