Летопись жизни и творчества А. П. Чехова: 1889 (часть 12)

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4

[Летопись жизни и творчества А. П. Чехова]: 1889 // Летопись жизни и творчества А. П. Чехова / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького М.: ИМЛИ РАН, 2004. — Т. 2: 1889 — апрель 1891. — С. 5—311.


1889

1 декабря. Пьеса «Медведь» поставлена в Киеве труппой Киевского русского драматического общества в бенефис артистки Е. П. Щепкиной, а также в Омске на сцене Городского театра труппой Омского драматического общества. «Киевлянин», № 262; Список пьес, дек. 1889, с. 13, 23.

О «Скучной истории» критический отзыв напечатан в «Саратовском дневнике» (№ 258). По мнению журнального обозревателя (подпись: Е. Н.), видимо «прогрессивно» настроенного, повесть Ч. отражает эпоху, «когда у общества <...> ускользает из-под ног обычная почва творческой деятельности, когда из его рук берутся крупные задачи, вместо которых остаются одни жизненные мелочи...» «Очевидно, старый человек просто младенец. Это ясно из всего, что он рассказывает, и из того тона, каким он рассказывает свою жизнь. <...> Этот балагурный лепет, это наивное самохвальство <...> — все это напоминает шестигодовалого бебе, который в первый раз надел отцовские сапоги и шляпу. <...> Но оказывается, что этот младенец злющий, злопамятный и хвастает не безвредно. Рассказывая свою жизнь, он по пути, докторальным тоном возмужалого человека третирует искусство, литературу, науку, студентов, общество и пр. <...> Это третирование высказывается серьезно, с великим озлоблением и тенденциозно. <...> Произошло это оттого, что Николай Степанович, по всей вероятности, за то время читал только “Осколки”, “Новое время”, “Гражданина” и вообразил, что он следил за русской литературой. <...> Для Николая Степановича это смешение роковое».

О «Скучной истории» и «Предложении» — двух вещах Ч., опубликованных в ноябре, — говорится в «Таганрогском вестнике» (№ 136). Приводя подробное изложение обоих произведений, критик писал о «Скучной истории»: «Этот психологический процесс постепенной утраты жизни подмечен с обычной, свойственной таланту Чехова наблюдательностью и передан мастерскими мелкими, но и меткими штрихами». «“Предложение” представляет из себя, наоборот, далеко не “скучную историю”, а уморительную шутку, особенно в живом исполнении».

А. Горенко пишет Ч. из Петербурга: «Фактический редактор газеты “Одесские новости” Александр Спиридонович Попандопуло поручил мне переговорить с Вами по делу, изложенному им в письме ко мне, которое при сем посылаю Вам. <...> Само собой разумеется, что редакция, извещенная мною, что Вы проживаете в Москве, кроме того, обратится к Вам и непосредственно». См. 7 декабря. РГБ.

Около 1 декабря. Ч. посылает П. М. Свободину письмо (неизв.). См. 2 декабря.

Начало декабря. Ч. посылает А. А. Ипатьевой (Гольден) деньги. См. 9 декабря.

Имя Ч. включено в «Алфавитный список практикующих в Москве врачей»: «Чехов, Антон Павлович, врач; Арб<атская> ч., 1 уч. Кудрино, д. Карнеева. Внутренние, ежедн.». Адрес-календарь г. Москвы на 1890 год. М., 1890, с. 643; «Список изданий, вышедших в России с 1-го по 8-е декабря».

2 декабря. Ч. в письме И. М. Кондратьеву рекомендует Н. М. Ежова как автора двух пьес («Енотовый мопс» и «Спортсмен и сваха») и просит записать его в члены Общества русских драматических писателей и оперных композиторов. Письма, III, 296.

А. С. Лазарев (Грузинский) благодарит Ч. «за хлопоты и письмо» (от 23 ноября). РГБ.

П. М. Свободин отвечает Ч. на письмо (неизв.) от конца ноября: «Была у меня Клеопатра <Каратыгина>, которую Вы мне рекомендуете как Вашего приятеля и нового для меня знакомого. Блдарю! Я ее знаю лет двадцать и даже был с нею в Театральном училище. Надо сказать, что с Клеопатрой давно что-то неблагополучно, берегись ее, Антоний. В самом деле, бывают такие несчастные люди на свете: вечно у них какие-то недоразумения и несчастия и вечно они жалуются на судьбу и людей и всех просят помочь им и похлопотать о них. <...> Вчера она заливалась слезами, сидя у меня в кабинете...». Сообщает: «Девять гривен заплатил за марку на Условие “Предложения”!». Собирается в свой бенефис играть «непременно “Калхаса” — “Лебединую песнь”»: «Буду играть с небольшим оттенком комизма, почти серьезно. Изучаю помаленьку». Просит прислать «Пестрые рассказы»: «мне нужно, у меня только “В сумерках”». «Четвертый раз спрашиваю: посылать Куманину “Актеров”?» (см. 12 ноября). РГБ.

П. М. Свободин пишет второе письмо Ч. — ответ на его письмо (неизв.) около 1 декабря. «Только что написал Вам письмо, дорогой Antoine, наклеил марку и запечатал, как вдруг получаю Ваше <...> Так вот как-с, и Вы инфлуэнствуете, и Вы с носом? Не смейся, горох! Но какое странное письмо: с одной стороны, Вы заговариваете о том, что опасаетесь призыва Захарьина, а с другой заводите речь о приезде в Петербург! Может быть, Вы писали письмо уже с градусником под мышкой? Спрашиваете, какого я мнения о Мал<ом> Ярославце... ах, Вы чудило! И зачем это Вы поругались с любимым существом? Это Вы-то поругались? Даже и не похоже на Вас. Нет, Вы просто обтрескались трескового жиру. Зачем это Вы его пили-то? дорогое существо велело, что ли?» Зовет в Петербург: «Душа моя, не оставляйте без исполнения благого намерения Вашего и прихватите моего Мишку. Подумайте, дружище, какой праздник Вы мне устроите: Мишку притащите и на себя поглядеть дадите. <...> Не удобно ли Вам будет для цели Вашего incognito укрыться у меня? <...> если надумаете, то все Вам будет уготовано...». РГБ.

3 декабря. Утром заходит «некий гусь от кн. Урусова» (видимо, Курбатов, секретарь редакции иллюстрированного еженедельника «Русский охотник») и просит «небольшой рассказ» для этого журнала. Ч. рекомендует обратиться к М. В. Киселевой. Письма, III, 296.

Ч. пишет М. В. Киселевой, советуя дать рассказ для «Русского охотника»: «Например, Вы могли бы написать очерк “Иванов Гаврилов” или “Раненая лось” — в последнем рассказе, если не забыли, охотники ранят лось, она глядит по-человечьи, и никто не решается зарезать ее. Это недурной сюжет, но опасный в том отношении, что трудно уберечься от сантиментальности; надо писать его протокольно, без жалких слов, и начать так: “Такого-то числа охотники ранили в Дарагановском лесу молодую лось”... А если пустите немножко слезы, то отнимете у сюжета его суровость и все то, что в нем достойно внимания...». См. 11 декабря. Письма, III, 296—297.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) отвечает Ч. на письмо (неизв.) от конца ноября — начала декабря: «Вы бесконечно правы, Антуан, что не стоило столько хлопотать из-за “Гордиева узла”. Сколько потерял времени даром, сколько истратил нервов, и в конце концов, когда хлопоты ни к чему не привели, впал в такую прострацию, что в письме даже неприлично рассказать. О цензурных курьезах расскажу лично, при свидании в Москве, без чего, как кажется, дело не обойдется. <...> Вы знаете, с кем бы мне ужасно хотелось познакомиться? С братом Островского, с которым я знаком заочно по письмам к Плещееву и к которому чувствую непреодолимое влечение.

На меня очень ободрительно подействовало известие, что “Корделия” не обхаяна. Я находился в большом сумлении, тем более, что более удачная часть появится лишь в декабрьской книжке.

“Обыватели” мне очень понравились. Что свежо, то свежо, и об этом не может быть ни у кого разноречия. Разве Житель <А. А. Дьяков> будет протестовать. Вчера я зашел впервые после цензурно-медицинской инфлюэнцы к Суворину и столкнулся с Жителем. Он ужасно свирепствовал против нынешних драматургов. С чего бы, казалось бы? Разгадка нашлась налицо сегодня же в “Петерб<ургской> газете”, где он под маской Юлиуса 41 немного обругал всех нас. Совсем, как говорит Тургенев про одну барышню: “L’ озлёбленный ум”. <...> Человек не без задору, но совсем не убедителен. Надрывается, лает — и все не убедительно. Ему следовало, по справедливости, подписываться: «Мандарин-Лай-На-Луну», а не Житель». РГБ; Записки ГБЛ, VIII, с. 76—77.

Пьеса «Иванов» поставлена в Киеве труппой Киевского русского драматического общества — «с участием артиста императорских театров г. Алексеева». «Киевлянин», № 264; Список пьес, дек. 1889, с. 12.

Рассказ «Ванька» (1886) в переводе А. Шкарвана на словацкий яз. напечатан в газ. «Narodnie noviny» (г. Мартин), № 142.

Объявления о публикации пьес Чехова «Лебединая песня (Калхас)» и «Предложение» в вышедших книжках журнала «Артист» (см. 14 октября и 8 ноября) помещены в извещениях об открывшейся подписке журнала на 1890 г. «Вестник...», 3 дек. (повторено 29 и 31 дек.); «Север», 3 дек. и др.

После 3 декабря. Л. Н. Толстой беседует о Ч. с Г. А. Русановым. «Чехов нравился ему. Он находил у него сходство с Мопассаном и большой талант. — А как вы находите его “Степь”? — спросил я. — Представьте, не читал до сих пор!» Проф. Русанов А. Г. Приложение в книге Г. А. Русанова «Воспоминания о Л. Н. Толстом. 1885—1901». Воронеж, 1937, с. 168.

4 декабря. Ч. избран членом комиссии для пересмотра устава Грибоедовской премии на предварительном экстренном собрании петербургских членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов. См. 20 января 1890 г. В числе присутствовавших на собрании (31 человек) — В. П. Бегичев, В. П. Буренин, А. Н. Плещеев, П. Н. Полевой; председатель — Д. В. Аверкиев. Об избрании Ч. упомянуто в ряде газет (6 и 7 дек.).

О «Скучной истории» говорится в статье критика Аристархова (А. И. Введенского), помещенной в «Русских ведомостях» (№ 335): «“Скучная история” г. Чехова — не есть ни повесть, ни рассказ, ни что другое беллетристическое, а просто дневник чувств и мыслей “старого человека”, знаменитого профессора. <...> Автор, очевидно, писал ее под подавляющим влиянием “Смерти Ивана Ильича” гр. Л. Н. Толстого, не мог отделаться ни от формы, ни даже от содержания этого последнего произведения. Но г. Чехов, вероятно, не разделяющий воззрений великого русского писателя, уже тем самым был поставлен в противоречие с самим собою: слишком сильное подчинение гр. Л. Н. Толстому не дало ему остаться оригинальным и независимым. И вышло так, что насколько же рассказ гр. Толстого определенен по своему смыслу, настолько же рассказ г. Чехова по смыслу темен, представляется бесцельным, не знающим, что он хочет сказать. И насколько рассказ гр. Толстого изумителен по стройности и определенности характера (и чувств, и мыслей) главного действующего лица, настолько “старый человек” г. Чехова непоследователен, неверен сам себе. Странно, что такой, казалось, самостоятельный писатель впал в столь неудачную подражательность».

М. А. Нейгардт, председательница Совета дамского попечительства о бедных в Москве, в письме к Ч. просит разрешения поставить пьесу «Предложение» в домашнем любительском спектакле «с благотворительною целию — в Малой зале Благородного собрания 19 или 20-го декабря». РГБ.

5 декабря. Письмо А. С. Суворину начинает словами: «Выпал снег». Просит выслать гонорар за «Обывателей»: «Черт подери, нет денег». Обращает внимание на непоследовательность «Нового времени» в оценках драмы И. В. Шпажинского «В старые годы»: ранее пьеса была «похвалена» (7 октября в заметке без подписи), а в последнем фельетоне Суворина — «обругана» (3 декабря в «Маленьких письмах»). Письма, III, 297—298.

В. А. Тихонов пишет Ч.: «Все жду Вашего ответа, а ответа нет как нет! <...> Откликнитесь ради Христа! Здоровы ли Вы?» Ч. ответил 7 декабря. РГБ.

6 декабря. Ч. с визитом у Г. В. Пановой. Письма, III, 300.

Присутствует на мальчишнике у Н. Н. Оболонского, который собирался жениться на балерине Большого театра С. В. Череповой и просил Ч. быть шафером на их свадьбе. Свадьба состоялась в апреле 1890 г. (см. 29 апреля 1890 г.). Письма, III, 300.

К. А. Каратыгина в письме из Петербурга сообщает о своих неудачах в попытках устроиться на сцену: «И зачем Вы написали Вашу проклятую “Скучную историю”? Хотя мое дело не было так велико и почтенно, как деятельность Вашего профессора, но все-таки я ему отдала всю жизнь и что же теперь?.. <...> Напишите мне что-нибудь веселенькое <...> Приезжайте, голубчик, скорей, хочу посмеяться». Просит узнать у А. П. Ленского о возможности устройства в Малый театр: «Пускай Ленский осторожно узнает у Черневского о моем деле. Черневский обещал мне помочь. Поддержать перед Пчельниковым». См. конец ноября и 8 декабря. РГБ.

А. Н. Тюфяева-Толиверова от лица редакции журнала «Игрушечка» обращается в письме к Ч. с просьбой дать «небольшой рассказик для детей лет 10—14». «Я в восторге от Вашей “Детворы”. Дети в этих рассказах живут. У меня у самой есть маленькие детки, некоторые вещи я читала, и мы и они в восхищении». РГБ.

Н. А. Путята сообщает в письме к Зинаиде Александровне (фамилия не указана): «Положение мое хуже отвратительного. “Подачки” не вечны. <...> Расчет на работу в “Развлечении” лопнул <...> Чехов не хочет похлопотать о работе. <...> Я придумал нечто и жду, что скажете Вы. Дело в следующем. В Смоленске (моя родина) издается довольно порядочная газета “Вестник”. Чехов не опорочит ни своей литературной репутации, ни своего честного имени, если напишет в редакцию этой газеты якобы от себя письмо, в котором изложит мою печальную эпопею, назвав меня полным именем, непременно упомянет о том, что мой отец <...> умер, зная про мою болезнь и не оставив ни гроша, что сестры, заполучив всю движимость и недвижимость, не отозвались на призыв о помощи, и пусть закончит письмо — что, дескать, не найдется ли в Смоленске бывших товарищей, которые пожелают, быть может, оказать более серьезную помощь, чем простая подачка». РГБ.

Это письмо, сохранившееся в архиве Ч., было, видимо, передано ему Зинаидой Александровной. Основываясь на нем, Ч. обратился вскоре в редакцию «Смоленского вестника» со своим письмом, опустив, однако, упоминание о семейных отношениях Путяты (строки эти подчеркнуты красным карандашом, возможно, рукой Ч.). См. 20 декабря.

Пьеса «Медведь» поставлена в Перми на сцене Городского театра труппой артистов под управлением П. М. Медведева. Список пьес, дек. 1889, с. 25.

Пьеса «Предложение» поставлена в Ставрополе на сцене зимнего театра Иванова труппой Товарищества артистов под управлением М. А. Красовской-Монур. Повторный спектакль — 15 декабря. Список пьес, дек. 1889, с. 32.

Недоброжелательный отзыв о «Скучной истории» напечатан в харьковской газете «Южный край» (№ 3070). Автор, подписавшийся Н. Ч., рассматривает «Скучную историю» как свидетельство модного влечения «наших молодых беллетристов» к «психологическому анализу» в духе Достоевского и Толстого и созданию таких «очерков» и «отрывков», которые их «ни к чему не обязывают. “Скучная история” — это и “очерк”, и “отрывок” одновременно и притом на психологической закваске. <...> Г-н Чехов старался усвоить себе и общий колорит, и безыскусственную простоту, и самую идею “Смерти Ивана Ильича”. Но — ай! ай! ай! — что из этого вышло! Набор слов, бесцельных диалогов, целая галерея безжизненных лиц, бесчисленное множество плоских сентенций и ненужных изречений, изумительных по неправдоподобию и ничем между собою не связанных сцен. “Скучная история” — действительно скучная история. <...> Сказать ли вам, г. Чехов, по секрету, кого напоминает ваш “знаменитый ученый”? Он напоминает <...> бесхарактерного дурачка, — и только...»

6 или 7 декабря. Ч. посылает П. М. Свободину письмо (неизв.). См. 8 декабря.

7 декабря. Ч. утром посылает А. С. Суворину исправленный в корректуре очерк Н. П. Овсянникова о защите Л. Н. Толстым в 1866 г. ротного писаря Шибунина: «...Я выкинул немножко меньше половины. Мне было очень неловко вычеркивать буренинские поправки, но я не мог вставить их, так как они касаются расстрелянного писаря, которого я в корректуре упразднил до minimum’a, ибо считаю, что он Овсянниковым сделан препогано и прелицемерно». Письма, III, 298.

Очерк Овсянникова в «Новом времени» не появился. В исправленном виде он был напечатан в 1896 г. в «Русском обозрении» (№ 11): «Эпизод из жизни графа Л. Н. Толстого».

В письме к А. С. Суворину откликается на вести о тяжелом заболевании С. П. Боткина в Ментоне: «Если правда, что в его скорой кончине прежде всего заинтересована печень, то виноваты не камни, а рак». Передает просьбу А. И. Сумбатова (Южина) о высылке книг, необходимых для постановки «Макбета»: «Высылайте мне, а я пошлю ему». См. 26 или 27 декабря. Сообщает о выезде в Петербург московского журналиста С. Н. Филиппова: «Он едет в Петербург искать работы и убедительно просит меня рекомендовать его Вам. Я знаю его только как театрального рецензента, по преимуществу ругателя, и как автора книги “По Крыму”. <...> Он хороший работник, по крайней мере, может быть таковым...». Пишет о желании поехать в Петербург, «но... у меня прежестокий кашель <...> а езда в вагоне у меня всегда делает кашель. Боюсь кровохарканья, которое всегда меня пугало». В конце письма цитирует И. С. Тургенева («Дворянское гнездо»): «В январе мне стукнет 30 лет... Здравствуй, одинокая старость, догорай, бесполезная жизнь!» Письма, III, 298—300.

Сообщает В. А. Тихонову: «Ваши “Качучи-Чучи” <пьеса “Лучи и тучи”> давно уже сданы через Комитет Рассохину и, вероятно, уж вышли в свет. Отдал пьесу я в тот самый час, когда получил от Вас надлежащее распоряжение». Поздравляет с рождением дочери Веры. Письма, III, 300—301.

Фактический редактор газ. «Одесские новости» А. С. Попандопуло в письме просит Ч. прислать для задуманного «Сборника» «небольшой рассказ (в 500—700 строк) не позже половины января». «У нас в портфеле уже имеется рассказ Д. Н. Мамина, мы рассчитываем на участие в “Сборнике” В. Г. Короленко, так что на антураж Вам не пришлось бы жаловаться». РГБ.

8 декабря. Ч. извещает А. П. Ленского о полученном в этот день письме К. А. Каратыгиной и передает ее просьбу. Пишет о себе: «Моя инфлуэнца продолжается, так что я начинаю подозревать, что у меня не инфлуэнца, а другое какое-нибудь свинство». Письма, III, 301.

П. М. Свободин отвечает Ч. на письмо (неизв.) от 6 или 7 декабря: «Вы пишете, что приедете не скоро и Мишку привезти не можете. Два огорчения разом! <...> Зачем было баламутить человека? “Еду, еду!” а сам ни с места. Я понимаю, что и сами Вы нездоровы, и все у Вас недомогают, но зачем же откладывать приезд так надолго?» См. 12 декабря. Сообщает: «Был, наконец, у Суворина. Говорили, разумеется, о Вас и ругали. В понедельник <11 декабря> в “Нов<ом> вр<емени>” будет моя статья <“Милостыня Христа ради” — о помощи нуждающимся артистам>. <...> статью для Куманина вышлю, на условия согласен». Спрашивает: «А где мне найти Ваш рассказ обжоры <“Сирена”>? <...> Я читаю его у педагогичек в воскресенье <10 декабря>, т. е. хотел бы прочитать, так как распорядители вечера просят меня прочесть что-нибудь вморительное». РГБ.

Видимо, об этом неизв. письме Ч. Свободин сообщал А. С. Суворину: «Чехов пишет, что приедет в январе. Весь дом у них болен». РГАЛИ, ф. 459, I, 3818, л. 17.

Пьеса «Иванов» поставлена в Николаеве на сцене Русского театра труппой артистов под управлением К. Г. Лелева-Вучетича. Список пьес, дек. 1889, с. 21.

Пьеса «Медведь» поставлена в Калуге на сцене Городского театра (управляющий — В. Бибин) труппой Товарищества артистов, а также в Нижнем Новгороде на сцене Городского театра труппой Товарищества артистов (распорядитель — Вельский). Список пьес, дек. 1889, с. 11, 21.

Пьеса «Предложение» поставлена в Новосиле в здании Земства труппой артистов-любителей. Список пьес, дек. 1889, с. 22.

9 декабря. А. А. Ипатьева (Гольден) в письме благодарит Ч. за денежную помощь: «Спасибо Вам самое искреннее и сердечное спасибо! Получила только сегодня и потому пишу только сегодня, была немного больна. <...> Теперь у меня есть шуба, дрова <...> Место у Суворина, которое благодаря Вам я могла получить летом, требовало 100 руб. залогу. <...> А я все время была даже без ботинок, которые опять-таки благодаря Вам приобрету сегодня же. Если к Рождеству Вы мне дадите еще 7 руб., то я дотяну до 15-го и буду уплачивать Вам по частям <...> Не забуду я Вашей доброты, не забуду, как Вы сразу откликнулись и помогли сию же минуту и как Вы подняли во мне и бодрость духа, и надежды, и энергию». Ч. ответил в середине декабря. РГБ.

А. А. Суворин пишет Ч. из Петербурга: «Я наконец нашел вино, которое Вам понравится» (в подарок за рассказы в «Стоглав»). РГБ.

10 декабря. Ч. получает от Е. К. Шавровой записку с приглашением: «Припомните, Антон Павлович, данное мне Вами обещание в Ялте, летом, посетить нас зимою в Москве или Петербурге. Приезжайте к нам запросто вечерком, когда мы всегда дома и очень рады посещению добрых знакомых». РГБ.

Ч. посылает Е. К. Шавровой ответ (неизв.) с братом Михаилом Павловичем.

«Антон Павлович как-то вечером получает посланную через горничную раздушенную записку. Это писала ему мать этих девушек, сама мадам Шаврова, которая сообщала, что они всей семьей переехали на жительство из Петербурга в Москву, и просила его возобновить с ними так счастливо начавшееся в Ялте знакомство.

Антон Павлович, только что начавший тогда поправляться от жестокой инфлуэнцы, не решался нарушать своего режима, и, протянув мне записку, сказал:

— Миша, хочешь познакомиться с интересными девушками?

Я, конечно, не нашел возражений — и в тот же вечер Антон Павлович отправил к Шавровым меня, вручив для передачи им письмо, в котором извинялся, что не мог по болезни явиться к ним лично, и рекомендовал им меня». Вокруг Чехова, с. 127.

Е. М. Шаврова вспоминала: «...Антону Павловичу, конечно, совершенно некогда да и ни к чему было делать в Москве визиты “фарфоровым барышням”. Но он прислал к нам вместо себя своего младшего брата, розового, жизнерадостного студента, Михаила Павловича. На визитной карточке, поданной им, так и было написано: “По поручению Антона Павловича Чехова”. Это было немного обидно, но делать было нечего. <...> Михаил Павлович Чехов стал часто бывать у нас на Волхонке. <...> Главное достоинство его было в том, что он постоянно говорил с нами об Антоне Павловиче <...> Мы всегда знали, что делает, чем занят и куда собирается его любимый старший брат». Е. М. Шаврова-Юст. Об Антоне Павловиче Чехове. — Таганрогский сб., вып. 3, с. 277.

Пьеса «Предложение» поставлена в Киеве труппой Киевского русского драматического общества. Список пьес, дек. 1889, с. 12.

Около 10 декабря. Ч. посылает П. М. Свободину по его просьбе текст рассказа «Сирена». См. 8 и 13 декабря.

11 декабря. Начинающий литератор А. А. Андреев в письме из Одессы просит Ч. позволить прислать ему на просмотр что-нибудь из своих «писаний»: «Мне бы очень хотелось выслушать Ваше беспристрастное мнение о них». Ч. ответил в середине декабря. РГБ.

М. В. Киселева благодарит «за рекомендацию» и сообщает, что «начала рассказ из охотничьей жизни». «Сиятельный кн. В. П. Урусов предлагает мне, через своего секретаря г-на Курбатова 3 к. за строчку и объявляет, что и Вы обещали сотрудничать. Тоже по 3 к...?? Если-да, то я согласна». РГБ.

Рассказ Киселевой «За лосями» напечатан в ж. «Русский охотник», 1890, №№ 1—2 от 1 и 7 января. Подпись: М. К.

12 декабря. Будучи еще больным («инфлуэнца, кашель, болят зубы»), заходит в редакцию ж. «Артист», беседует с Ф. А. Куманиным о возможной публикации там пьесы А. Доде «Борьба за существование» в переводе А. Н. Плещеева. Письма, III, 301—302, 306.

Сообщает А. Н. Плещееву, что его перевод пьесы А. Доде для «Артиста» опоздал и что уже печатается перевод Э. Э. Маттерна (опубликован в кн. 4 за декабрь 1889 г.). Спрашивает, передать ли перевод в театр М. М. Абрамовой. Письма, III, 301—302.

Пьеса «Иванов» поставлена в Таганроге на сцене Городского театра труппой Товарищества артистов (распорядитель — А. В. Шорохова). Список пьес, дек. 1889, с. 35.

«...12 декабря в бенефис заведующего механической частью нашего театра П. И. Петрарка пойдет наконец так долго “готовившаяся к постановке” драма Ант. Павл. Чехова — “Иванов”». «Таганрогский вестник», 10 дек.

О деятельности Ч. в Русском литературном обществе за 1888—1889 гг. сообщается в годовом отчете Общества. Имя Ч. приведено в числе 35 членов-сотрудников, избранных в отчетном году. Отмечено, что за это время «Чехов выступил в качестве докладчика с чтением рассказа “Припадок”». «От Чехова и других лиц <Н. А. Лейкин, А. Н. Плещеев, Я. П. Полонский, В. А. Тихонов, А. А. Фет, И. И. Ясинский и др.> поступило в библиотеку Общества всего 125 томов собственных произведений». «Отчет Русского литературного общества за 1888—1889 год». СПб., 1889 (ценз. разр. 12 дек. 1889 г.), с. 16, 19.

Сын П. М. Свободина Миша в письме к Ч. осведомляется «насчет поездки в Питер»: «Если Вы живы-здоровы и если вы хотите ехать в субботу <16 декабря>, то заезжайте за мной. Если хотите, то я готов ехать и в воскресенье». РГБ.

Ал. П. Чехов пишет в связи с повторными публикациями «Нового времени» об участии Ч. в «Русском обозрении» (см. 12 ноября): «Не мочаль ты своего имени честного и заслуженного в глупом “Русском обозрении”». Письма Ал. Чехова, с. 234.

13 декабря. Ч. получает цензурованный экз. пьесы «Свадьба», высланный ему П. М. Свободиным. Письма, III, 302; письмо П. М. Свободина к Ч. от 13 дек.

П. М. Свободин сообщает Ч. о полученном тексте «Сирены» (см. 8 декабря): «Спасибо. Отдам, когда приедете». Просит срочно телеграфировать («письмом дать знать не успеете»), приедет ли Ч. в Петербург до 18 декабря, чтобы в этом случае захватить с собой сына Свободина Мишу. РГБ.

Пьеса «Предложение» поставлена в Николаеве на сцене Русского театра труппой артистов под управл. К. Г. Лелева-Вучетича. Список пьес, дек. 1889, с. 21.

14 декабря. Посылает А. И. Сумбатову (Южину), уступая его просьбе, цензурованный экз. пьесы «Свадьба» для постановки ее в бенефис Г. Н. Федотовой 15 января 1890 г. после «Макбета» Шекспира. См. 17 февраля 1890 г.

Одновременно в письме к Сумбатову Ч. высказывает сомнение в целесообразности постановки «Свадьбы» в этот вечер: «...После “Макбета”, когда публика настроена на шекспировский лад, эта пьеса рискует показаться безобразной. Право, видеть после красивых шекспировских злодеев эту мелкую грошовую сволочь, которую я изображаю, — совсем не вкусно. Прочтите. Не думаю, чтобы она пришлась по вкусу Федотовой». Письма, III, 302.

На экземпляре пьесы против списка действующих лиц Ч. карандашом надписывает фамилии предполагаемых исполнителей в Малом театре: «Жигалов — В. А. Макшеев, Настасья Тимофеевна — О. О. Садовская, Апломбов — М. П. Садовский, Ревунов-Караулов — А. П. Ленский, Нюнин — В. А. Охотин, Ять — Н. И. Музиль («Свадьба» в Малом театре поставлена не была). РГБ.

Пьеса «Трагик поневоле» поставлена в Кременчуге на сцене Городского театра труппой артистов под управлением Н. Т. Филипповского. Повторный спектакль — 27 декабря. Список пьес, дек. 1889, с. 15.

О пьесе «Предложение» напечатано извещение, что она будет показана в Александринском театре в числе других пьес в день бенефиса Е. Н. Жулевой (29 декабря). «Да, я думаю, что будет хороший спрос на это предложение», — острит корреспондент. ПГ, № 343.

О творчестве Чехова говорится в статье Ю. Николаева (Ю. Н. Говоруха-Отрок), напечатанной в «Московских ведомостях» (№ 345): «Г-н Чехов пользуется популярностью. Книжки, издаваемые им, раскупаются и читаются; критика <...> относится к нему благосклонно. Его хвалят в изданиях совершенно различных “направлений”. Вообще г. Чехов представляет собою литературное явление, о котором “говорят” <...> Несомненно, произведения г. Чехова выдаются на фоне современной беллетристики». Однако, по мнению критика, даже крупные вещи Ч., «помещаемые им теперь в журналах», как и прежние его «рассказцы» в малой прессе, «тоже отдают запахом “еженедельной” беллетристики». «Надо заметить, что у г. Чехова нет объединяющей мысли. Отсюда — какая-то растерянность в тоне и приемах, недоконченность в изображении». В его произведениях — «постоянное, утрированное подражание внешним приемам Л. Толстого, приемам, оторванным от их внутреннего смысла и значения», в них «нет и следа того или другого пессимизма <...> но в них, действительно, отразился ходячий пессимизм, пессимизм толпы». Драма Чехова «Иванов» — «произведение ничтожное. Вульгарность языка и приемов здесь особенно бросается в глаза <...> вместо действия и движения — ряд ненужных и утомительных диалогов». «Все, что он <Иванов> говорит, характеризует его как человека недалекого и склонного к ненужным излияниям». «“Скучная история” и рассказана весьма скучно. <...> Дело в том, что г. Чехов не понял смысла “Смерти Ивана Ильича” и потому весь его рассказ является бессмысленным подражанием этому произведению и манере Толстого вообще». Герой повести Николай Степанович представляется критику «раздражительным старикашкой, весьма недалеким, но с претензией на “пессимизм”, глубокомыслие и остроумие», а Катя — «бесшабашной девицей», которая в повести «окружается ореолом и окутывается в туман базарного романтизма». МВед., № 345.

15 декабря. Пьеса «Медведь» поставлена в Ельце на сцене Городского театра труппой артистов под управлением П. А. Соколова-Жамсон. Список пьес, дек. 1889, с. 8.

15 или 16 декабря. Ч. пишет Н. Н. Соловцову (письмо неизв.). См. 16 декабря.

Середина декабря. Знакомится с рассказом А. Бежецкого (Маслова) «Семейная трагедия», напечатанным в «Новом времени» (12—13 декабря, №№ 4954—4955). «...Этот рассказ вызвал во мне что-то вроде чувства сострадания к автору...» Письма, III, 304.

В письме (неизв.) А. А. Андрееву дает согласие на присылку его рассказов.

«Я выслал их 23-го января, так как Ваше письмо мог получить только в 20-х числах того же месяца». Письмо А. А. Андреева от 10 марта 1890 г.

Отвечает (письмо неизв.) А. А. Ипатьевой (Гольден) на ее письмо от 9 декабря и просит обратиться за получением денег к Н. Н. Соловцову (в счет выплаты аванса за «Лешего»). См. 2 января 1890 г.

Больная О. Шварц, у которой Ч. был осенью, в письме (б/д) снова просит приехать. «...Я к Вам обращаюсь, когда мне очень, очень плохо <...> Если можно, не затруднит Вас, то уделите мне минуточку, приезжайте, спасите мою жизнь!» РГАЛИ.

Ч. пересылает письмо О. Шварц Н. Н. Оболонскому и в своей приписке предлагает вместе поехать к больной: «Быть может, вы придумаете что-нибудь такое этакое...». См. 24 декабря. Письма, III, 302—303.

16 декабря. Н. Н. Соловцов отвечает (письмом б/д) Ч. на его неизв. письмо: «Сегодня я к Вам никак не могу заехать, ибо вожусь с концертом в пользу бедных, а теперь еще раз обращаюсь к Вам с покорнейшей просьбой — не забудьте нас бедных. Утро вечера мудренее, и не принесет ли сегодняшнее утро мне счастливую весточку, что Вы согласитесь дать Вашего “Лешего” и тем вывести нас, заблудившихся, из леса на широкую дорогу и тем сделаете доброе дело всему нашему товариществу. Жду с замиранием сердца весточки. <...> Условия от Вас какие пожелаете». РГБ (на письме рукой Ч. дата получения: 89, XII, 16).

18 декабря. Н. И. Свешников в письме из Петербурга вспоминает свое посещение (22 апреля) и благодарит за оказанную помощь. Сообщает, что полученную тогда же от Ч. часть рукописи своих воспоминаний он передал Н. С. Лескову, который, «сократя их и несколько обработав — поместил в “Русской мысли” < 1889, № 8> под названием “Спиридоны-повороты”...», а прежние свои записки, оставленные в Петербурге, «отыскал и передал их Алексею Сергеевичу Суворину...» Ч. ответил после 19 декабря. РГБ.

Часть своих записок Свешников передал еще весной Г. И. Успенскому, который в связи с публикацией главы «Спиридоны-повороты» писал В. А. Гольцеву: «...Г-н Лесков поместил в “Русской мысли”, как Вам известно, под своей подписью <...> чужое, переделанное им произведение, что как будто и нехорошо». «Памяти Виктора Александровича Голъцева. Статьи, воспоминания, письма». М., 1910, с. 75—76.

«...Мне довелось быть в Москве, у Антона Павловича Чехова, у которого находились мои записки; Антон Павлович, передавая мне их, посоветовал предложить Вам, обещая при этом свое содействие, но, к несчастию моему, придя в Петербург, я Вас не застал — почему и принужден был обратиться к Ник<олаю> Сем<еновичу> Лескову...» Письмо Н. И. Свешникова А. С. Суворину от 31 октября 1889 г. — Н. И. Свешников. Воспоминания.., с. 9.

«...Прочтите письмо Свешникова, при чем Вам препровождаю и его рукопись. Конторе я велел послать ему 20 руб. Что за статья его в “Рус<ской> мысли” — не знаю. Но Чехов мне говорил, что воспоминания его представляют интерес». См. 11 января 1890 г. Письмо А. С. Суворина к С. Н. Шубинскому от 1 ноября 1889 г. — Н. И. Свешников. Воспоминания.., с. 10.

Около 18 декабря. О пьесе «Иванов» упомянуто в ответе П. Н. Милюкова (автора статьи в лондонском «Атенеуме») обозревателю «Исторического вестника» (см. 1 октября): «Точно так же мало склонен я подавать советы г. Чехову, которого, по пересказу г. обозревателя, я будто бы “упрекал в том, что он от рассказов обратился к драме”; я просто указываю недостатки его первой драмы “Иванов”, видные, вероятно, не одному мне, и не предрешаю вопроса об успехе его будущих произведений». П. Милюков. Заметка pro domo sua — РМ, № 12, с. 242—243 (сообщение о выходе в свет журнала напечатано в НВ 18 дек.).

19 декабря. В связи с отзывом о «Скучной истории», напечатанным в «Саратовском дневнике» (см. 1 декабря), некий «бесхитростный читатель» (М. П-ъ) в своем письме в редакцию заявляет, что это «прекрасное, занимательное произведение», заключительная сцена которого производит «глубокое, потрясающее впечатление». «“Скучная история” произвела на меня такое же большое впечатление, как некогда повесть Льва Толстого “Смерть Ивана Ильича”. Много грустных невеселых дум и мыслей навевает она, эта “Скучная история”. Нет, это скорее грустная, мучительная история, чем скучная». В редакционном примечании к публикации письма (№ 272) говорится: «Повесть г. Чехова “Скучная история”, бесспорно, представляет довольно заметное явление в современной литературе. Она возбуждает толки в обществе и печати».

Около 19 декабря. Отзыв о «Скучной истории» напечатан в «Русской мысли» (№ 12). По мнению журнального обозревателя, подписавшегося Ан. (М. Н. Ремезов), «Скучная история» — «психологический этюд», который «на самом деле носит местами скучный колорит», хотя и «отличается самостоятельностью и оригинальностью обработки знакомого сюжета». «Мы не хотим сказать, чтобы г. Чехов злоупотребил патологическою стороной своего сюжета», но «общечеловеческий факт заключен здесь в рамку специальных ощущений, картина которых <...> все же не представляет для нас всезахватывающего интереса. Центр тяжести рассказа, по нашему мнению, заключается скорее в тех узорах, которые вышиваются на указанном фоне. <...> К ним принадлежат <...> мнения и рассуждения о вещах и людях, которыми делится с читателем словоохотливый старик. <...> Но в общем, правду сказать, они не являются характерными для данного лица». «Нам кажется, что так грубо и безапелляционно осудить ученого профессора, как это сделала взбалмошная Катя, <...> не представляется никаких резонов <...> Надо же разобраться, кто ответчик, кто обвинитель в рассказе г. Чехова. <...> Это человек, принесший “несомненную пользу” человечеству <...> И почему после всего этого у Николая Степановича “нет Бога” и что хотел сказать автор своею заключительной сценой, — для нас остается загадкой». «Помимо признанного таланта г. Чехова, в данном произведении видна еще и тщательная работа. <...> Язык свободный, смелый, но в то же время чуждый рискованных эпитетов и вычурных сравнений, которые бросались нам в глаза в прежних произведениях г. Чехова, наприм<ер>, в “Степи”. <...> К сожалению, энергия повествования тоже не выдержана в рассказе до конца: после превосходного начала силы автора как бы слабеют, очерк делается все более водянистым, расплывчатым и заканчивается совершенно фальшивым тоном последней сцены». Извещение о выходе в свет журнала — «Новости дня», 19 дек.

После 19 декабря. Ч. посылает письмо (неизв.) Н. И. Свешникову (ответ на его письмо от 18 декабря).

Упомянуто в письме Свешникова от 16 августа 1895 г.: «Вспоминаю всегда с удовольствием Ваш прием, сделанный мне в 1889 году, и Ваши лестные для меня ответы, писанные мне в Петербург...». РГБ.

20 декабря. В «Смоленском вестнике» напечатано открытое письмо Ч. редактору газеты (А. И. Елишеву) с просьбой известить проживающих в Смоленской губернии друзей и знакомых смоленского дворянина Н. А. Путяты о его тяжелой болезни и помочь ему (см. 6 декабря). «За все время, пока он болен, мы обращались в Литературный фонд, откуда получали помощь, обращались в московские газеты, к товарищам-литераторам и, наконец, исчерпали до дна все те немногие источники, на которые может рассчитывать литератор, находящийся в положении Путяты». Письма, III, 303—304.

Эта попытка Ч. (а ранее А. Д. Курепина — НВ, 8 окт. 1888 г.) организовать помощь Путяте была отмечена в некрологе Путяты, напечатанном год спустя в НВ: «Средств у него не было никаких. Товарищи его, сами люди недостаточные, путем печати просили помощи у добрых людей, и этою-то помощью существовал покойный» (18 ноября 1890 г.).

Получает письмо Н. Н. Соловцова (б/д) по поводу постановки «Лешего» в театре М. М. Абрамовой: «Вчера никак не мог заехать <...> Роли готовы трех актов, декорации рисуют. Сегодня перед спектаклем заеду к Вам. Вы назначите репетиции и роли. <...> Привезу Вам Условие, подписанное мною... <...> Еще раз большое спасибо!» РГБ (рукой Ч. дата получения: 20 дек. 89).

Вечером Н. Н. Соловцов привозит Ч. экземпляр Условия на постановку «Лешего»: «Я, Чехов, отдаю в исключительное пользование представителю Общества русских драматических артистов Николаю Николаевичу Соловцову мою новую пьесу комедию в 4 действиях “Леший” сроком по 15 февраля 90 г. на следующих условиях: Я, Чехов, получаю 10% вознаграждения с валового сбора за вычетом суммы, следуемой Обществу русских драматических писателей, кроме того, я, Чехов, получаю единовременно перед первым спектаклем авансом пятьсот (500) рублей, которые погашаются с [пятого] шестого представления из следуемого мне 10% поспектакльного вознаграждения». РГБ (подписано только Соловцовым).

В связи с передачей «Лешего» в театр Абрамовой газ. «Театр и жизнь» (№ 437) сообщает, что уже «приобретены для праздников две новые пьесы известных авторов. Пьесы обещают быть интересными и сделаться приманкой для публики. <...> “Обществу артистов” приходится прибегнуть к особенному усилению репертуара и возбуждению интереса в публике, которые значительно упали, надо признаться, за последний месяц».

Вторая из неназванных здесь пьес — видимо, «Степь-матушка» И. А. Салова, премьера которой состоялась 26 декабря.

Пьеса «Медведь» поставлена в Вологде на сцене Городского театра труппой Товарищества артистов (распорядитель — Н. Н. Николаев). Список пьес, дек. 1889, с. 5.

Около 20 декабря. Ч. пишет А. С. Суворину о резком недовольстве своей жизнью и писательской деятельностью: «...Пуды исписанной бумаги, академическая премия, житие Потемкина — и при всем том нет ни одной строчки, которая в моих глазах имела бы серьезное литературное значение. Была масса форсированной работы, но не было ни одной минуты серьезного труда. <...> Мне страстно хочется спрятаться куда-нибудь лет на пять и занять себя кропотливым, серьезным трудом. Мне надо учиться, учить все с самого начала, ибо я, как литератор, круглый невежда; мне надо писать добросовестно, с чувством, с толком, писать не по пяти листов в месяц, а один лист в пять месяцев. Надо уйти из дому, надо начать жить за 700—900 р. в год, а не за 3—4 тысячи, как теперь, надо на многое наплевать <...> В январе мне стукнет 30 лет. Подлость. А настроение у меня такое, будто мне 22 года». В несохранившейся части письма высказывает соображения «о Бурже и Толстом». См. 27 декабря. Письма, III, 304—305.

Между 20 и 25 декабря. Н. Н. Соловцов пишет Ч. (письмо б/д): «Приезжайте сегодня на репетицию в 7 часов и привозите 4-й акт. Простите, что сам не заехал, нет минуточки. Условие готово, подпишите, пожалуйста. Приезжайте, поправите, если я что-нибудь не так сделал в постановке». РГБ.

Ч. на репетиции «Лешего» в театре М. М. Абрамовой. «Был я на репетиции. Мужчины мне понравились в общем, а дам я еще не разглядел. Идет, по-видимому, бойко. Актерам пьеса нравится. <...> Насколько можно судить по репетиции, пьеса шибко пойдет в провинции, ибо комического элемента достаточно и люди все живые, знакомые провинции». Письма, III, 307.

21 декабря. В телеграмме (неизв.) к А. М. Евреиновой просит выслать оставшуюся часть гонорара за «Скучную историю».

«Сейчас получила Вашу телеграмму 11 ч. ¾ ночи. Завтра утром переведу деньги». Письмо А. М. Евреиновой от 21 дек.

А. М. Евреинова в письме Ч. высказывает сожаление, что «Леший» не появится в «Северном вестнике». «А жаль, право жаль, что не дали нам “Лешего”! Как бы мы заважничали янв<арской> книжкою!» Сообщает: «А. Н. Плещеев обрадовал было меня известием, что увидим Вас 18-го дек<абря>, а вот и 21-е число, а Вас нет. <...> Дайте Вы на себя посмотреть и Вас послушать, право, не хорошо так-таки совсем забыть своих петербургских приятелей и почитателей. <...> Не буду Вам писать о наших делах, хочу Вас видеть и тогда порасскажу о многом». РГБ.

Пьеса «Предложение» поставлена в Могилеве на сцене Городского театра труппой Товарищества артистов под управлением В. М. Житова. Список пьес, дек. 1889, с. 17.

В «Московских ведомостях» (№ 352) и «Новостях дня» (№ 2324) сообщается, что в театре М. М. Абрамовой Обществом русских драматических артистов «готовится к постановке новая пьеса Ант. Павл. Чехова “Леший”, ком. в 4 д.».

С. Н. Филиппов пишет И. Л. Леонтьеву (Щеглову) в Петербург: «Виделся с Чеховым и сегодня вечером к нему собираюсь. Его “Леший” идет на второй день праздника в театре бывшем Абрамовой, ныне О-ва артистов. О нем и об исполнении узнаете из моего письма, которое я, вероятно, пришлю А. С. Суворину, т. к. Чехов уедет в Питер, не дождавшись первого представления». РНБ, ф. 124, № 4515.

К. А. Каратыгина в письме Ч. из Петербурга сожалеет, что он задержался с приездом сюда: «А я хотела посудачить да, кроме того, к Рождеству ждала “Пестрые рассказы”. Да скажите, в каком же № “Нов. время” Ваш новый рассказ или фельетон?» («Обыватели» — см. 28 ноября). Передает услышанный «в одном доме» разговор: «...Находили, что “у г. Чехова слишком много скромности, что он должен выше носить свою голову”». РГБ.

П. М. Свободин пишет Ч.: «Посылаю Вам Условие дирекции на “Лебединую песнь”. Налепите 80 к. марку, подпишите и скорее высылайте. Да пишите же, когда Вы приедете и приедете ли?»

Сообщает, что его бенефис 29 января: «Холостяк» Тургенева, «Maman» Терпигорева и «Лебединая песня». «Что с Вами, дяденька, что Вы замолкли. Все ли у Вас здорово? <...> Михайло приехал один, без провожатого». РГБ.

Н. М. Ежов в письме просит Ч. «при первом свидании с Соловцовым» узнать о судьбе его комедии «Спортсмен и сваха» — «вернуть обратно» или «немедленно» отослать в цензуру. «Будьте добры, Антон Павлович, вступитесь за меня». РГБ.

23 декабря. Присутствует, видимо, на очередном заседании комитета Общества русских драматических писателей и оперных композиторов.

«...Комитет, по рассмотрении заявления одного из членов Общества об ограждении Обществом наследственных прав после умерших его членов и приняв в соображение мнения юрисконсульта Н. В. Юнгфера, а также заявления своего сочлена присяжного поверенного В. А. Александрова, положил за правило: продолжать непосредственно по смерти кого-либо из членов Общества ограждение его авторских прав, хотя бы наследники его еще не явились с предъявлением своих законных прав на наследство». Обзор деятельности Общества русских драматических писателей и оперных композиторов за XXV-летие его существования. 1874—1899 гг. М., 1899, с. 46.

Пьеса «Предложение» исполнена в Петербурге на ежегодном благотворительном музыкально-драматическом вечере, устроенном женой дипломата А. Ф. Гамбургера в помещении министерства иностранных дел в пользу Александровской общины «Красного Креста». Роли исполнили: Чубуков — К. А. Варламов, Наталья Степановна — М. Г. Савина, Ломов — В. Н. Давыдов. НВ, 18, 22 и 25 дек.; «Театр и жизнь», 21 дек.

Анонсы о премьере «Лешего», назначенной на третий день праздника, 27-го декабря, напечатаны в ряде газет и повторялись в ближайшие дни.

24 декабря. Пьеса «Предложение» включена в рекомендательный «Указатель пиес, удобных для постановки на любительских спектаклях», опубликованный в ж. «Артист», 1889, кн. 4, декабрь (ценз. разр. 24 декабря 1889 г.).

Дядя Ч. Митрофан Егорович в приписке к письму П. Е. и Е. Я. Чеховым сообщает «милому Антоше»: «Ныне о. Покровский посылает тебе поклон <...> и желает знать, кому он обязан бесплатным получением газеты “Новое время” и “Исторический вестник”. Он думает на Алексея Петровича <Коломнина> <...> Не поставь себе в труд, напиши о. протоиерею письмо любезное <...> Твое письмо доставит ему величайшее удовольствие, выразив в нем и то, что ты такой службы, как его, в столице не видел, это ты мне когда-то писал». РГБ.

25 декабря. Ч. благодарит Н. А. Лейкина за присылку двух его книг — «Голубчики», «В царстве глины и огня» (см. конец ноября — начало декабря). Сообщает, что «каждый день» собирается в Петербург. «Визитов никому делать не буду, ибо приеду incognito, на манер бразильского дон Педро. Побываю только у старых знакомых, по которым соскучился, и у кое-кого из молодежи. Есть и дела».

Спрашивает: «В каком положении у Вас подписка? <...> Должна быть хуже — это я сужу по той неохоте, с какою вся Русь в этот сезон посещает театр и читает. Сезон пропащий, нужно на нем крест поставить». Письма, III, 305—306.

Пишет А. Н. Плещееву в связи с состоявшимся в Петербурге 4 декабря экстренным собранием членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов, на котором обсуждались вопросы о пересмотре устава Общества и устава Грибоедовской премии: «Я рвусь к вам в Петербург, но не могу выехать раньше собрания членов О-ва драм<атических> писателей, на котором я обязан присутствовать, как член Комитета. <...> Я жалею, что не поехал тогда в Петербург; следовало бы кому-нибудь из членов Комитета присутствовать у вас на собрании и дать разъяснения».

Благодарит за присланную книгу («Струэнзе» — см. До 28 ноября): «Пьеса хорошая, но много в ней красок, напоминающих немецкую подносную живопись. Например, сцены с пастором... Конец меня не удовлетворил. Но в общем пьеса мне понравилась. России тоже нужен свой Струэнзе, как был когда-то нужен Сперанский... Господа вроде Ранцау попадаются у нас изредка среди предводителей дворянства, в земстве, в армии, но в Петербурге их нет. Зато много Келлеров и придворных дам, которые одинаково вредны и бесцветны во всех дворах и во всех пьесах». Сообщает: «Все мои здоровы, я тоже. Инфлуэнца прошла у всех». Письма, III, 306—307.

26 декабря. Пьеса «Иванов» поставлена в Томске на сцене театра Королева труппой артистов под управлением М. М. Крылова. Роли исполнили: Иванов — Лавровский, Анна Петровна — Любавина, Шабельский — Крылов, Лебедев — Стрельский, Саша — Ахматова, Львов — Ильин. «Сибирский вестник», 25 дек., № 149; Список пьес, дек. 1889, с. 37.

В рецензии на спектакль (автор — Неизменный театрал <В. А. Долгоруков>) отмечалось, что автор пьесы — «один из даровитых наших беллетристов. Произведение это, несомненно, принадлежит к серьезным талантливым вещам и резко выделяется из массы других, которые нам приходилось видеть на сцене за последние годы. Во 1-х, эта пьеса вполне жизненная; типы, выведенные в ней, обладают самоличностью, — они действительно существуют в наше время. <...> Во 2-х, драма скомпонована в высшей степени удачно, — одно действие непосредственно вытекает из другого, и все обличает талантливую руку мастера, хотя и начинающего еще новичка. Неопытность видна в слабой обрисовке некоторых характеров, в растянутости и лишних сценах. <...> В этой драме является для вас нечто темное, недоговоренное, сразу не понятное; но когда вы начинаете вдумываться в нее, то это непонятное, недоговоренное автором дополняется, и картина рисуется вам во всей ее полноте — со всеми ее деталями». «Сибирский вестник», 29 дек.

Пьеса «Предложение» поставлена в Херсоне на сцене Городского театра труппой артистов под управлением К. Г. Лелева-Вучетича. Список пьес, дек. 1889, с. 40.

26 или 27 декабря. Ч. пишет (письмо б/д) А. И. Сумбатову (Южину), что посылает ему полученные от А. С. Суворина «сегодня» (ср. письмо к нему от 27 декабря) три «книжицы» для постановки «Макбета» в Малом театре и поздравляет его с «праздником» (Рождество). См. 27 или 28 декабря. Письма, III, 310.

27 декабря. Посылает А. С. Суворину для «Нового времени» полученный от И. Я. Гурлянда рассказ «Утро нотариуса Горшкова», поправив его: «Юные девы и агнцы непорочные носят ко мне свои произведения; из кучи хлама я выбрал один рассказик, помарал его и посылаю Вам. Прочтите. Маленький и без претензий. Вероятно, сгодится для субботника». См. около 6 января 1890 г.

В письме А. С. Суворину поднимает вопрос о границах художественной правды и осуждает тех «современных лучших писателей», которых «любит», но которые, подобно Л. Н. Толстому в «Смерти Ивана Ильича», «служат злу, так как разрушают». «Когда я <...> писал Вам о Бурже и Толстом, то меньше всего думал о прекрасных одалисках и о том, что писатель должен изображать одни только тихие радости». Возвращается к спору о популярном тогда в России романе П. Бурже «Ученик». По убеждению Ч., подобные писатели, вопреки мнению Суворина, вовсе не заставляют человека «обновляться» или «искать лучшего», а напротив, разрушают веру в человека, «компрометируют в глазах толпы науку», «третируют с высоты писательского величия совесть, свободу, любовь, честь, нравственность», «заставляют Францию вырождаться, а в России они помогают дьяволу размножать слизняков и мокриц, которых мы называем интеллигентами». Дает резкую характеристику этой интеллигенции: «Вялая, апатичная, лениво философствующая, холодная интеллигенция <...> которая не патриотична, уныла, бесцветна <...> которая брюзжит и охотно отрицает все, так как для ленивого мозга легче отрицать, чем утверждать <...> Где вырождение и апатия, там половое извращение, холодный разврат, выкидыши, ранняя старость, брюзжащая молодость, там падение искусств, равнодушие к науке, там несправедливость во всей своей форме».

Замечает о «Лешем» в связи с предстоящей в этот вечер постановкой пьесы: «IV акт новый. Своим существованием он обязан Вам и Влад. Немировичу-Данченко, который, прочитав пьесу, сделал мне несколько указаний, весьма практических. Мужчины не знают ролей и играют недурно; дамы знают роли и играют скверно». Письма, III, 308—309.

Вечером — на первом представлении пьесы «Леший» на сцене московского драматического театра М. М. Абрамовой (Общество русских драматич. артистов). Роли исполнили: Серебряков — В. В. Чарский, Елена Андреевна — М. М. Глебова, Соня — Н. Д. Рыбчинская, Мария Васильевна — А. П. Аграмова, Войницкий — И. П. Киселевский, Желтухин — Н. А. Мичурин-Самойлов, Юля — М. М. Синельникова, Орловский — Н. Н. Зубов, Федор Иванович — Н. Н. Соловцов, Хрущов — Н. П. Рощин-Инсаров, Дядин — Н. П. Новиков-Иванов. Последующие спектакли: 29 декабря; 1, 3, 9 января 1890 г. (объявленные на 18 и 21 января заменены другими спектаклями). РВед., № 357 и др. газеты; Список пьес, дек. 1889, с. 19.

В тот же вечер после пьесы «Леший» показана шутка «Трагик поневоле». Роли исполнили: Толкачов — Н. Н. Соловцов, Мурошкин — Зайцев (П. А.?).

«Играли очень хорошие актеры, но за их речью, приемами, темпераментами никак нельзя было разглядеть сколько-нибудь знакомые мне жизненные фигуры. Поставлена пьеса была очень старательно, но эти декорации, кулисы, холщевые стены, болтающиеся двери, закулисный гром ни на минуту не напоминали мне знакомую природу. Все было от знакомой сцены, а хотелось бы, чтобы было от знакомой жизни». Немирович-Данченко. Из прошлого, с. 33.

С. Н. Филиппов писал о прошедшем спектакле А. С. Суворину 28 декабря: «“Леший” собрал совершенно праздничную публику, ту публику, которую, обыкновенно, никогда не встретишь в дни первых представлений. Разумеется, такой состав зрителей никоим образом не компетентен и выражения его одобрений или неодобрений неважны. Тем не менее, я должен констатировать шумные вызовы Чехова и исполнителей в первых трех актах пьесы. <...> Режиссерских просчетов, как и следовало ожидать, у Соловцова было немало. Напр., в первом действии сцена завтрака, сама по себе остроумно задуманная и новая, пропала наполовину благодаря положению стола, поставленного в глубь сцены. Получилось, что публика почти ничего не слыхала, что говорили действующие лица, сидящие дальше от рампы. Профессор (Чарский) загримировался каким-то пастором, и это была скорее маска профессора, нежели тип. Чисто провинциальный грим! К тому же Чарский говорил таким слабым голосом, что многие реплики пропали. Общий тон исполнения был, однако, выше среднего. <...> Я думаю, что “Леший” будет иметь успех, в особенности, когда исполнители освоются. На первом представлении они все трусили, за исключением Соловцова, которому, кажется, трава не расти». РГБ.

Н. М. Ежов, присутствовавший на премьере вместе с А. С. Лазаревым-Грузинским, вспоминал впоследствии о «Лешем»: «Вся эта пьеса была, по выражению одного из персонажей, “нудная”. Она никакого успеха не имела да и поставлена была покойным Соловцовым из рук вон плохо». Н. Ежов. Антон Павлович Чехов (Опыт характеристики). — ИВ, 1909, № 8, с. 511; письмо Ежова А. С. Суворину от 1 янв. 1890 г.; письмо Лазарева-Грузинского Н. А. Лейкину от 26 дек. 1889 г. — РГАЛИ, ф. 289, 1, 20, л. 11.

По свидетельству А. С. Лазарева-Грузинского, «театр Корша просил у Чехова “Лешего” для постановки; но Чехов, очень друживший с покойным Соловцовым, <...> отдал “Лешего” молодому театру Абрамовой <...>; между театром Корша и театром Абрамовой горела вражда, и борьба шла не на живот, а на смерть (Абрамова и Соловцов перед тем служили у Корша) <...> Играли “Лешего” очень недурно. <...> Последний акт был очень длинен, показался скучным и утомил праздничную публику, которая, между прочим, была разочарована тем, что настоящего лешего, на что она рассчитывала, так и не увидела на сцене. В конце концов, публика разошлась бы совершенно спокойно <...> но это было невыгодно артистам враждебного театра. На вызовы артистов они отвечали отчаянным шиканьем; когда же несколько голосов попробовали вызвать автора, раздался неистовый рев: из артистических лож шипели, свистали в ключи (я могу сослаться на многих свидетелей этого), чуть не мяукали. Получился грандиозный скандал, к которому приложили руку все недоброжелатели Чехова, все завистники <...> Да, за падением занавеса над “Лешим” произошел грандиозный скандал, и “баловень фортуны” бежал из Москвы». А. С. Грузинский-Лазарев. Шипы и тернии в жизни Чехова (Из моих воспоминаний). — «Южный край», 18 июля 1904 г.

На одном из представлений были А. И. Урусов и Д. С. Мережковский, который впоследствии вспоминал: «В Москве видели, вместе с Урусовым, чеховскую драму “Леший” на сцене частного театра. Драма эта не напечатана и затеряна. Но я согласен с Урусовым, что Чехов испортил “Лешего”, переделав его в “Дядю Ваню”. Одна сильная фигура превратилась в две слабых. Но слабые люди более свойственны таланту Чехова. А он инстинктивно верен был своему таланту». Д. Мережковский. Брат человеческий, — «Русское слово», 1910, 17 янв.; Чех. юб. сб., с. 205.

«Всегда волновали его актеры, — А<нтон> П<авлович> видел, как они мало понимают его замыслы, как совсем не те, какие хотел он дать, образцы получались в их исполнении. Особенно заметной была горечь в его словах, когда в Шелапутинском театре при антрепризе Абрамовой провалился его “Леший”...» Оръ <Ф. А. Мухортов>. Дебюты Чехова-драматурга. — «Раннее утро», 17 янв. 1910 г.; Чех. юб. сб., с. 428—429.

«Он никогда не мог забыть провала первого представления “Чайки” и, вообще, первых неуспехов с пьесами. <...>

— У-у-жасная вещь! — протянул он с чувством жуткости перед стихийностью такого факта. — Я это хорошо по себе знаю. Мне шикали так, как ни одному автору не шикали. И за “Лешего” и за “Чайку”». А. Федоров. А. П. Чехов. — «Южные записки» (Одесса), 1904, № 34, с. 24; О Чехове, с. 298.

«...Как очевидец этого спектакля, могу уверенно свидетельствовать, что некоторые моменты “Лешего” глубоко взволновали, нашли отклик в душе. Но в общем до публики спектакль не дошел, и вторая драма, полная тончайшей прелести, глубины, взволнованности, особой чеховской мудрости, быстро исчезла со сцены, была ограничена самыми немногими представлениями». Николай Эфрос. Московский Художественный театр. 1898—1923. М.; Пб., 1924, с. 26.

А. Н. Плещеев пишет Ч.: «Ужасно рад, что идет ваша пьеса <“Леший”>. Не сомневаюсь в успехе ее. Если она нравится актерам, значит, они приложат старания, чтоб сыграть ее как следует и натянуть нос этому Свободину, который поспешил отречься от нее при первых неодобрительных словах начальства и Григоровича... <...> Вы бы сделали большое одолжение редакции “Сев<ерного> вест<ника>”, если б дали свою комедию к февральской книжке. <...> Мережковский сегодня поехал в Москву, хотел быть у Вас и непременно пойти на представление “Лешего” — и дать мне о нем подробнейший отчет». Спрашивает: «Говорят, Вас “Московские ведомости” обругали? <см. 14 декабря>. Я не читал и читать этого не желаю. Вероятно, и вы на это плюнете». Пишет о делах Общества русских драматических писателей и оперных композиторов: «Насчет комитетских дел он <Вл. И. Немирович-Данченко> мне <...> много писал и подобно Вам жаловался на бестолочь нашего общего собрания. Я был на нем недолго и приехал поздно, так что не слышал, как комитет поставил вопросы, подлежавшие нашему обсуждению. <...> При свидании объяснимся». С огорчением отзывается о несостоявшейся публикации своего перевода пьесы А. Доде «Борьба за существование» в ж. «Артист». РГБ; ЛН, т. 68, с. 354—355.

П. М. Свободин в письме упрекает Ч. за долгое молчание: «Уж не Московские ли Ведомости расстроили Вас? <...> Что ж Вы молчите? нездоровы? огорчены? дома неблагополучно?»

Сообщает, что «написал два бесподобных рассказа: один — для детей 2-х летнего возраста, другой — для взрослых свыше 89-летнего. Кроме этого, я написал громадную статью в “Нов<ое> вр<емя>”...» РГБ.

Н. А. Лейкин пишет Ч., что о его скором приезде в Петербург узнал от неизвестной «молодой дамы», которая «за неделю до Рождества» приходила в редакцию «Осколков»: «...Она сказала, что имеет известие, что Вы должны приехать на днях, ежели еще не приехали, и оставила на Ваше имя письмо, которое и лежит в конторе “Осколков” у Анны Ивановны <Соловьевой>». Спрашивает, не предвещает ли нынешняя необычайно теплая зима холерную эпидемию: «Вы врач». Отвечает на вопрос об «Осколках»: «Большого распространения по своей дороговизне “Осколки” иметь не могут, но и не теряют своих подписчиков, так как они журнал уже установившийся». РГБ.

Пьеса «Медведь» поставлена в Симбирске на сцене театра Булычева труппой артистов (ответств. распорядитель — В. А. Перовский). Список пьес, дек. 1889, с. 31.

27 или 28 декабря. А. И. Сумбатов (Южин) в письме (б/д) выражает большую благодарность за книги (для постановки «Макбета») и приглашает к себе «провести <...> вечер в субботу, 30-го». РГБ.

28 декабря. Извещает И. М. Кондратьева, когда и на какой срок заключены с театрами Условия на постановку пьес: «Леший», «Иванов», «Медведь», «Предложение», «Лебединая песня». Предупреждает о своем отъезде: «Сегодня я еду в деревню, а из деревни в Петербург, где остановлюсь в редакции “Нового времени”. Буду жить в Петербурге впредь до получения от Вас повестки». Письма, III, 310.

На следующий день Кондратьев сообщил в Петербург театральному агенту Общества русских драматич. писателей и оперных композиторов А. Ф. Крюковскому, что пьесы Ч. (кроме «Лешего») переданы на указанные им сроки в исключительное пользование Александринскому театру. РГАЛИ, ф. 2097, 2, 674, л. 59.

Ч. уезжает в Бабкино. Письма, III, 310.

Пьеса «Медведь» поставлена в Москве на сцене театра Секретарева. Список пьес, дек. 1889, с. 20.

Пьеса «Предложение» поставлена в Харькове на сцене Драматического театра труппой Товарищества драматических артистов с участием Вронской. «Харьковские губ. ведомости», № 334; «Южный край», № 3090; Список пьес, дек. 1889, с. 40.

О премьере «Лешего», состоявшейся накануне, сообщается в «Московском листке» (№ 360): «Зрительный зал был совершенно полон».

О премьере «Лешего» сообщается в «Новостях дня» (№ 2330): «Имя автора и праздничный день способствовали тому, что театр был почти совершенно полон. На долю автора, участвовавших в пьесе артистов выпало много аплодисментов. Хотя вызовы автора начались уже со второго акта, тем не менее об успехе или неуспехе пьесы трудно высказаться ввиду того, что отношение праздничной публики к пьесе является вообще плохим мерилом ее достоинств или недостатков».

29 декабря. Пьеса «Предложение» поставлена в Великом Устюге на сцене Общественного клуба труппой артистов-любителей (распорядитель — Сущевский), а также в Вильно на сцене Городского театра (дирекция А. Ф. Картавова) и в Щиграх в зале Земства членами Семейно-драматического кружка. Список пьес, дек. 1889, с. 4, 41.

Пьеса «Предложение» исполнена в 3-й раз на сцене Александринского театра в бенефис Е. Н. Жулевой.

В рецензии на спектакль (ПГ, 31 дек.) говорилось: «В заключение шла шутка г-на Чехова “Предложение”. Она была помещена и в “Новом времени”, и в журнале “Артист”; в чтении эта пьеска обещала гораздо большее, чем оказалось на сцене».

30 декабря. Пьеса «Предложение» поставлена в Оренбурге на сцене Городского театра Драматическим кружком любителей. «Список пьес, дек. 1889, с. 25.

31 декабря. Отзыв о пьесе «Леший» напечатан в газ. «Театр и жизнь» (№ 439): «Новая пьеса г. Чехова <...> успеха не имела, хотя и дала полный сбор на первом представлении. Пьеса более чем слаба и не выдержана и вторично лишь доказала автору, что писать очерки и повести совсем не то, что писать “для сцены”. Элементарное правило, что для последнего нужно особое уменье, г. Чеховым не признается, и в силу того, что ему удаются повествовательные писания — он мнит себя писателем тоже для сцены. Жалко! Впрочем, г. Чехов не чужд в своем “Лешем” некоторой доли новшества: назвав свое изделие комедией, он умудрился в ней сделать “драму” в 3-м действии и связал ее в четвертом с самым настоящим водевильным фарсом! <...> Название нисколько не соответствует содержанию пьесы, и сделана она от начала до конца — до того детски неумело и глупо, что весьма естественно, что возмутила большинство публики первого спектакля. Хотя настоящее время и время святочное, ряженное — но и для таких дней “Леший” г. Чехова не годится никуда <...> Исполнение “Лешего” тоже не задалось артистам». Об авторе сказано, что «он выходил с исполнителями раскланиваться, но его встретили при этом с сильным протестом».

На встрече Нового года у А. С. Суворина провозглашается тост в честь Ч.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) сообщал об этом Ч. 3 января: «Новый год встречал у Суворина. По инициативе Анны Ивановны <Сувориной> пили за ваше здоровье». В дневниковой записи Леонтьев (Щеглов) отметил присутствовавших на вечере: «Я, Полонский, Репин, Гей, Маслов, А. А. Суворин, Пыляев, брат Чехов, гув<ернантка> Emelie, Петерсон, Горбунов, Скальковский». ИРЛИ, № 1416, л. 145.

Декабрь. Пьеса «Предложение» включена в «Указатель пиес, удобных для постановки на любительских спектаклях». «Артист», кн. 4, дек.

Пьеса «Предложение» разрешена драматической цензурой к представлению на сцене — по тексту ж. «Артист» (см. 8 ноября). Алфав. список драматич. соч., рассм. в дек. 1889 г. — «Правительственный вестник», 1890, 16 янв.; «Книжный вестник», 1890, № 1, стлб. 35; «Артист», кн. 5, янв. 1890 г., с. 185.

Пьеса «Трагик поневоле» разрешена драматической цензурой к представлению на сцене — по литографиров. изданию московск. Театральной библиотеки Е. Н. Рассохиной. Алфав. список драматич. соч., рассм. в дек. 1889 г. — «Правительственный вестник», 1890, 16 янв.; «Книжный вестник», 1890, № 1, стлб. 35; «Артист», кн. 5, янв. 1890 г., с. 186.

1889 год. Рассказ «Верочка» издан отдельной книгой в серии «Русская библиотека»: А. П. Чехов. Верочка (Рассказ). Изд. И. Н. Пелеха. Львов, 1889.

Рассказ «Пари» (1888) в переводе на венгерский яз. напечатан в ж. «Pesti Hĭrlap», № 107.

Рассказ «Кухарка женится» (1885) в переводе С. Лукича на сербскохорватский яз. напечатан в ж. «Obzor» (Загреб), № 115.

Рассказ «Конь и трепетная лань» (1885) в переводе А. Харамбашича на сербскохорватский яз. напечатан в ж. «Hrvatska» (Загреб), № 264.

Рассказ «Последняя могиканша» (1885) в переводе А. Харамбашича на сербскохорватский яз. напечатан в ж. «Hrvatska» (Загреб), № 269.

А. С. Суворин присылает Ч. в дар небольшую бронзовую статуэтку работы скульптора И. Я. Гинцбурга, которая изображает Суворина в полный рост.

«Статуэтка эта была прислана Чехову Сувориным в 1889 г. Когда ее принесли, у Чехова сидела хорошая знакомая его и Суворина — О. П. Кундасова. Вытащив статуэтку из ящика, Антон Павлович закрыл рукою ее голову и, повернув спиной, показал О. П. Кундасовой и спросил:

— Чья это спина?

— Суворинская, — тотчас же ответила О. П. Кундасова». Мария Чехова. Дом-музей А. П. Чехова в Ялте. Мемуарный каталог-путеводитель. Изд. 2-е. М., 1951, с. 50.

Д. В. Кирин в письме (б/д) просит Ч. похлопотать о нем перед членом комитета Литературного фонда С. А. Муромцевым: «...Я просил бы Вас написать от себя Муромцеву письмо, хотя бы такой редакции: “...Дмитрий Васильевич Кирин говорил мне, что Вы хотите выдать ему ссуду из суммы Литературного фонда, в которой он нуждается. Смею просить Вас, м. г., с своей стороны помочь ему получить ссуду”. <...> Я обращаюсь к Вам, надеясь на Ваше доброе ко мне отношение. <...> Не застав Вас 11-го, я рискнул попросить денег у О. А. Карнеевой и получил в ответ от нее письмо, которое прилагаю». РГБ.

Ч. посылает письмо (неизв.) С. А. Муромцеву с ходатайством о выдаче Д. В. Кирину пособия из Литературного фонда.

«Так как г. Кирин назвал себя газетным сотрудником, то между прочим я рекомендовал ему обратиться за помощью в Литературный фонд, написал о нем письмо г. Муромцеву, и пособие, кажется, было выдано». Письмо Чехова к В. И. Герье от 8 апр. 1891 г.

1889 год (?). Ч. получает в дар от И. И. Левитана картину «Дуб и березка» (масло).

«Картина <...> написана в 1888 или 1889 г. и подарена Антону Павловичу, когда он жил еще в Москве на Садово-Кудринской улице, в доме Корнеева. Там она висела в кабинете писателя, затем была перевезена в Мелихово и позднее в Ялту». Мария Чехова. Дом-музей А. П. Чехова в Ялте. Мемуарный каталог-путеводитель. Изд. 2-е. М., 1951, с. 56.

Дарственная надпись И. И. Ясинского: «Дорогому Антону Павловичу Чехову на память о знакомстве, которое никогда не должно и ничем не должно омрачить. Искренно любящий И. Ясинский» — на книге: И. И. Ясинский. Трагики. Роман. СПб., 1889. ТМЧ; Чехов и его среда, с. 318.

1889—1890. «...В 1889—1890 г. Антон Павлович Чехов был высокий, стройный и весьма красивый молодой человек <...> Лицо у него было живое, открытое, с прекрасными светло-карими глазами, “как копейки”, очень умными, иногда задумчивыми <...> Волосы на его голове, волнистые, темные и обильные, формой прядей напоминали волосы Антона Рубинштейна. <...> У него был голос слабоватый — и уж вовсе не басового оттенка. Смех Чехова приятный и задушевный...» Н. Ежов. Алексей Сергеевич Суворин. — ИВ, 1915, № 1, с. 113, 116.

Конец 1880-х — начало 1890-х годов. Ч. на отдельных листах делает записи — черновые заготовки к неосуществленным замыслам — начатому роману (видимо, «Рассказы из жизни моих друзей»), «начатой, но оставленной повести» (см. 17 декабря 1897 г.), первоначальному замыслу повести «Три года», отрывкам, от которых нити тянутся к «Рассказу неизвестного человека», «Душечке». Соч., XVII, 194—199 (лл. 2—12).

Пишет для М. П. Чеховой шутливый текст объяснительной записки в гимназию Л. Ф. Ржевской с отказом, ввиду болезни горла, «завтра идти в Кремль» (присутствие там на молебнах было обязательным для преподавателей и учащихся в дни официальных торжеств, например, 17 октября — в годовщину «чудесного спасения» Александра III или 19 февраля 1891 г. — в 30-летнюю годовщину манифеста 1861 г. и т. п.). Соч., XVIII, 32.

Провинциальный актер Алексей Данилович обращается к Ч. в письме (б/д) с просьбой о помощи: «...В данное время нахожусь, вследствие болезни, без места настоящий зимний сезон и, следовательно, в тяжелых обстоятельствах. Вы, как гуманных воззрений, надеюсь, не откажете в посильной помощи, за что безгранично буду благодарен Вам». РГБ.

1889—1891. А. В. Линтварева сообщает Ч. в письме (б/д) о результатах поисков хутора: «После долгих исканий для Вас хутора, мы остановились на том, который Вы осматривали с Еленой Михайловной около Ольшанки. <...> Дом же радушные соседи обещают выстроить к июню. Если Вы решите остановиться на этом хуторе, пришлите план дома, здесь можно заказать срубить его». РГБ (письмо подписано также С. Смагиным).

Сноски

1 Разумей «Гугеноты»

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4
© 2000- NIV