Летопись жизни и творчества А. П. Чехова: 1889 (часть 3)

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4

[Летопись жизни и творчества А. П. Чехова]: 1889 // Летопись жизни и творчества А. П. Чехова / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького М.: ИМЛИ РАН, 2004. — Т. 2: 1889 — апрель 1891. — С. 5—311.


1889

1 марта. Пьеса «Иванов» напечатана в ж. «Северный вестник», № 3 «Иванов. Драма в 4-х действиях». Подпись: Антон Чехов. К заглавию дано подстрочное примечание: «Эта пьеса была поставлена на сцене императорского Александринского театра 31-го января 1889 года в бенефис режиссера Ф. А. Федорова-Юрковского». Сообщение о выходе в свет журнала — НВ, 1 марта, № 4671.

Пьеса «Иванов» (отдельный оттиск из «Северного вестника») разрешена к печати цензором СПб. цензурного комитета С. И. Коссовичем. Печатные листы поступили в цензуру из типографии В. Ф. Демакова 1 марта, выданы обратно 3 марта (дата ценз. разр. на печатном издании пьесы ошибочно — 4 марта). «Реестр рукописей» СПб. цензурного комитета за 1889 г., № 595. — ЦГИА СПб., ф. 777, 27, 247, л. 89.

О пьесе «Предложение» в печати сообщается, что «новая неигранная пьеса-шутка Ант. Чехова» будет поставлена в первый раз в петербургском Столичном артистическом кружке «после поста». См. 12 апреля. НВ, № 4671.

Ал. П. Чехов просит подтвердить получение высланных им накануне денег (заказное письмо с векселем он ошибочно опустил «прямо в ящик без квитанции»). Письма Ал. Чехова, с. 227.

Между 1 и 8 марта. Сб. «Детвора» вышел в свет в серии «Дешевая библиотека» (№ 76): Антон Чехов. Детвора. Рассказы. — Детвора. — Ванька. — Событие. — Кухарка женится. — Беглец. — Дома. СПб., изд. А. С. Суворина, 1889. Отпечатано 5000 экз. «Список изданий, вышедших в России с 1-го по 8-е марта 1889 года». — «Правительственный вестник», 7 апр., № 77; «Книжный вестник», № 4, стлб. 82.

Сб. «Детвора» был включен в список новых книг, поступивших в книжный магазин «Нового времени» за неделю с 27 февраля по 6 марта. НВ, 6 марта, № 4676; повторено 16 марта. В дальнейшем объявления о продаже книги печатались в газете неоднократно — в июне, октябре — декабре.

Начало марта. Читает том сочинений Ф. М. Достоевского, купленный в магазине «Нового времени» (на Неглинной ул.). «Хорошо, но очень уж длинно и нескромно. Много претензий». Письма, III, 169.

В конце февраля вышел в свет первый том 12-томного Полного собрания сочинений Достоевского, изд. 3-е (изд. А. Г. Достоевской. СПб., 1889; извещение о выходе тома — НВ, 27 февраля, № 4669), где помещены ранние повести и рассказы — «Бедные люди», «Двойник» и др., а также «Очерк жизни и деятельности» Достоевского, написанный К. К. Случевским. Остальные тома Сочинений вышли в 1888 г. Все 12 томов сохранились в библиотеке Ч. ДМЧ; Чехов и его среда, с. 236.

О. А. Корнеева в письме Ч. рекомендует своего знакомого — молодого газетного сотрудника Д. В. Кирина и просит помочь ему в подыскании работы.

«Года 3—4 тому назад я получил от одной почтенной дамы, жены известного московского врача, письмо, в котором она, аттестуя г. Кирина с самой лучшей стороны, просила меня помочь ему». Письма, IV, 278.

«Надеюсь, что вспомните меня, ибо наделал Вам немало хлопот в прошлом году. <...> Д. Кирин, познакомившийся с Вами через О. А. Корнееву». Письмо Д. В. Кирина к Чехову от 12 января 1890 г.

Вручает Д. В. Кирину два рекомендательных письма — к А. Я. Липскерову и А. Д. Курепину, а также одалживает деньги. См. 5 марта.

«Как, может быть, помните, в прошлом году Вы, между прочим, дали мне письма к А. Я. Липскерову, прося его дать мне местечко в “Новостях дня”. <...> Липскеров напечатал мой рассказ, заплатил за него, пообещал место, а затем я стал относительно его газеты в такое положение, в каком был до Вашего письма». Письмо Д. В. Кирина к Чехову от 12 января 1890 г.

«Благодаря Вашей визитной карточке я был приветливо встречен Курепиным, и мое предложение было принято им без отговорок, охотно, по-видимому». Письмо Д. В. Кирина к Чехову от 5 марта 1889 г.

2 марта. Ч. пишет «рассказы»: один — для «Нового времени» («Княгиня»), другой — для «Северного вестника» (неосуществленный роман «Рассказы из жизни моих друзей» или «Скучная история»). Письма, III, 167.

Извещает Ал. П. Чехова (ответ на его письма от 27 и 28 февраля) о получении поспектакльной платы за представления «Иванова» и «Медведя» в Александринском театре. Сообщает о своих планах приобретения «хутора»: «У меня летом будет 1500 или около этого. Может быть, и удастся сделать что-нибудь». Советует не торопиться с покупкой отдельного «хутора» для семьи Ал. П. Чехова: «Понатужься и копи помаленьку, но не спеша и терпеливо». Письма, III, 166—167.

А. С. Лазарев (Грузинский) в письме Н. М. Ежову просит выслать к нему в Киржач рассказ Чехова «Мальчики»: «Найдешь, пришли “индейцев” Чехова». РГАЛИ, ф. 189, I, 19, л. 356.

3 марта. В. В. Билибин в письме упрекает Ч. за то, что мало пишет «беллетристики». Сообщает, что видел у Н. А. Лейкина присланный Ч. его «прекрасный фотографический портрет», который просит выслать и ему. Просит узнать у С. Ф. Рассохина, примет ли он на комиссию водевиль «Цитварный ребенок», который выходит в свет печатным изданием «на будущей неделе» (под псевдонимом В. Холостов): «На каких условиях и сколько экземпляров он желает приобрести». РГБ.

4 марта. Ч. получает от И. М. Кондратьева счет авторского гонорара за спектакли, в котором замечает ошибку в подсчете суммы за пьесу «Медведь». См. 6 марта. Письма, III, 168.

Полное содержание полученного Ч. счета спектаклей за истекший сезон приведено в письме М. П. Чехова к Г. М. Чехову от 12 марта: пьеса «Медведь» была сыграна на частных сценах в Москве 19 раз, в Харькове — 6, в Калуге — 2, в Полтаве — 2, в Новочеркасске — 2, в Таганроге — 1, в Ревеле — 1, в Кронштадте — 1, в Томске — 2, в Киеве — 2, в Туле — 1, в Тифлисе — 2, в Казани — 2, в Ярославле — 1, в Иваново-Вознесенске — 1, в Костроме — 1, в Симбирске — 1. Пьеса «Иванов» сыграна в Харькове 2 раза, в Екатеринославе — 2, в Ярославле — 1, в Ростове-на-Дону — 1, в Петербурге — 5. ГЛМ, ОФ 3640/13.

К ночи едет за город (возможно к «Яру» или в «Стрельну») — «слушать цыганок». «Хорошо поют эти дикие бестии. Их пение похоже на крушение поезда с высокой насыпи во время сильной метели: много вихря, визга и стука...» Письма, III, 169.

5 марта. Пишет одноактную пьесу «Татьяна Репина». См. 6 марта. Благодарит А. С. Суворина за обещание выслать словари: «За словари я пришлю Вам подарок очень дешевый и бесполезный, но такой, какой только я один могу подарить Вам. Ждите». Письма, III, 168.

Продолжает писать «еще один рассказ» (видимо, для неосуществленного романа «Рассказы из жизни моих друзей»). «Меня захватило, и я почти не отхожу от стола». См. 7 марта. Письма, III, 168.

Высылает А. С. Суворину рассказ «Княгиня» для публикации в «Новом времени». «Черт с ней, она мне надоела: все время валялась на столе и напрашивалась на то, чтоб я ее кончал. Ну и кончил, но не совсем складно. Если Вы не рассчитываете напечатать ее в скором времени, то пришлите корректуру. Я пошлифую». См. 11 марта. Письма, III, 168.

В письме к И. М. Кондратьеву просит включить пьесу «Предложение» в предстоящее издание «Каталога пьес» под псевдонимом «А. П.». Письма, III, с. 168.

В «Дополнении к каталогу пиесам членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов» (М., 1889, ценз. разр. 14 августа) «Предложение» обозначено как «соч. А. Чехова (А. П.)», «Медведь» — «соч. А. Чехова (Павлова)», «Иванов» — «соч. А. Чехова (Чехонте)». Те же обозначения сохранились и в полном «Каталоге пиесам членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов» (М., 1890, ценз. разр. 4 августа).

Сообщает А. С. Суворину о работе над пьесой: «“Лешего” я буду писать в мае или в августе. Шагая во время обеда из угла в угол, я скомпоновал первые три акта весьма удовлетворительно, а четвертый едва наметил. III акт до того скандален, что Вы, глядя на него, скажете: “Это писал хитрый и безжалостный человек”». Рассказывает в письме о П. М. Свободине: «Был у меня Свободин и говорил, между прочим, что Вы получили якобы письмо от какого-то родителя, у которого сын застрелился после моего “Иванова”. Если это не миф, то пришлите мне его, пожалуйста. Я его приобщу к тем письмам, какие у меня уже имеются относительно моего “Иванова”. “Гражданина” я не читал, ибо 1) этой газеты я не получаю и 2) “Иванов” надоел мне ужасно; я не могу о нем читать, и мне бывает очень не по себе, когда о нем начинают умно и толково рассуждать».

Откликается на газетные сообщения о постановке в Париже пьесы А. Н. Островского «Гроза»: «Скажите, зачем это отдали французам на посмеяние “Грозу” Островского? <...> Поставили пьесу только для того, чтоб французы лишний раз поломались и авторитетно посудачили о том, что для них нестерпимо скучно и непонятно». Письма, III, 168—169.

Премьера спектакля «Гроза» («Orage»), поставленного в духе традиционной мелодрамы, состоялась 24 февраля (8 марта) на сцене парижского театра Бомарше в присутствии известных писателей и критиков (Э. Золя, Ф. Сарсе, А. Сеар, Э. Фаге и др.). Перевели пьесу И. Я. Павловский и О. Метенье, отметивший позже, что в этом спектакле французские актеры «были дезориентированы перед лицом иностранной пьесы, психология которой оказалась им недоступна» (Oscar Méténier. Le Thêatre Russe à Paris... Paris, 1894, p. XXVII). Павловский в статье «Мытарства А. Н. Островского в Париже» писал, что «публика совершенно не поняла» пьесы, а театральные критики «в коридорах пьесу разносили в клочки» (НВ, 2 марта, № 4672; подпись: И. Яковлев). В том же номере газеты, с которым, видимо, ознакомился Ч., была воспроизведена беседа сотрудника «Figaro» с находившейся в Париже дочерью драматурга М. А. Островской, заявившей, что во французской постановке «вся пьеса искажена» и что она не узнала в ней «ничего нашего», так как русские типы «актеры превратили в карикатуры». О неудаче этой постановки сообщали тогда же и другие газеты.

Д. В. Кирин посылает Ч. письмо (доставлено его знакомым, газетчиком и соседом по квартире). Сообщает, что «корпит» «за сборкой и упорядочением строительного материала для курепинских хроник». Просит взаймы рубль и какую-нибудь книжку «если можно, из Ваших сочинений». РГБ.

Н. П. Вагнер пишет А. С. Суворину: «...Хочется мне и сильно хочется написать критическую заметку о Чехове <...> Чехов, по-моему, такой талант, какого у нас на Руси еще не было, и талант самородный, не деланный. Столько в нем силы наблюдательности, чувства и мысли, что иной раз прочтешь его вещь и вскочишь как очумелый. Такая правда и глубина!!! Мне кажется, что в Чехове современный реализм сказал свое последнее слово — и как-то дико и странно, что к силе таланта прикидывают вершковую мерку. Говорят: “Какой же он талант! — он пишет маленькие вещицы”. Да господи — ведь эти вещицы те же бриллианты!» РГАЛИ, ф. 459, I, 556, л. 145—146; ВЛ, 1960, № 1, с. 101.

Л. Е. Оболенский писал в воспоминаниях, что «талант Антона Павловича Чехова был замечен ранее других Н. П. Вагнером. <...> Первая в нашей критической литературе безусловно хвалебная статья об этюдах А. П. Чехова принадлежала мне. Но ранее ее появления Н. П. Вагнер в частном разговоре со мною советовал мне обратить внимание на “замечательные” очерки Чехова. “Это — талант незаурядный! О нем стоит поговорить!” — волновался Николай Петрович с горячностью, свойственной его живой, энергичной натуре». Л. Е. Оболенский. Литературные воспоминания и характеристики. — ИВ, 1902, № 2, с. 495.

Между 5 и 8 марта. Пьеса «Иванов» вышла в свет отдельным изданием, напечатанным с набора журнальной публикации в «Северном вестнике»: Иванов. Драма в 4-х действиях. Антона Чехова. Из «Северного вестника», III, 1889 г. СПб., тип. В. Демакова, 1889 (ценз. разр. 4 марта 1889 г.). Отпечатано 100 экз. «Список изданий, вышедших в России с 1-го по 8-е марта 1889 года». — «Правительственный вестник», 1889, 7 апр., № 77; «Книжный вестник», № 4, стлб. 71.

6 марта. Ч. отвечает П. А. Гайдебурову на его письмо от 28 февраля и отказывается от предложения выступить на литературно-музыкальном вечере: «Я не умею читать и никогда не читал публично. На это у меня не хватает ни таланта, ни голосовых средств». См. 9 марта. Письма, III, 170.

Пишет П. А. Сергеенке (ответ на письмо от 28 февраля) о постановке «Иванова» в Петербурге и отсылает его к публикации пьесы в мартовской книжке «Северного вестника». Обещает послать его стихи в «Северный вестник»: «...Но заранее предрекаю полное фиаско <...> Все редакционные столы, ящики и портфейли давно уже завалены стихами. Девать некуда. <...> Если бы ты прислал прозу, тогда была бы другая песня». См. 7 марта.

Вспоминает упомянутую в письме Сергеенко его родную Ивановку: «Площадь, бурая от навоза, садов нет, реки нет, синагога, церковь с ржавой крышей, лавка Итина, серый, пасмурный барский дом, почтовое отделение, где пахнет постными щами... А главное — глубокий, глинистый, невылазный овраг, отделяющий Ивановку от мира и от Крестной... Воображаю и эту Крестную, засыпанную снегом или черную от плохого угля... А кругом степь, степь, степь... <...> Где теперь Яковенко?» Письма, III, 170—171.

Посылает А. С. Суворину обещанный «дешевый и бесполезный подарок» — рукопись своей пьесы «Татьяна Репина»: «Сочинил я его в один присест, спешил, а потому вышел он у меня дешевле дешевого. Не показывайте его никому, а, прочитавши, бросьте в камин». Письма, III, 171.

Сообщает А. С. Суворину об окончании М. П. Чеховым курса в университете: «Кончилось и мое юридическое образование, так как лекции уже не будут валяться по столам и мне не за что будет хвататься в часы скуки и досуга». Письма, III, 171—172.

И. М. Кондратьев отвечает Ч. на письмо от 4 марта и сообщает, что «по тщательной проверке авторской, театральной и агентской книг» ошибка в счете не обнаружена и что «в театре Корша <...> пиэса “Медведь” шла в течение сезона 1888/89 г. только 17 раз». РГБ.

В черновом автографе Кондратьев добавлял в конце текста (затем фраза вычеркнута): «Примечание Ваше насчет псевдонима А. П. под пиэсой “Предложение” принято мною к исп<олнению>». РГАЛИ, ф. 2097, I, 37, л. 3.

В. А. Тихонов пишет Ч. по поводу редких спектаклей «Иванова» в Александринском театре: «Потехин с “Ивановым” поступил нехорошо; во-1-х, он мог бы смело поставить его за это время не 5, а, по крайней мере, 7 раз; а во-2-х, поставить 2 раза утром и в такие дни, как понедельник и среда — это тоже своего рода реприманд. Ну, да при всем том “Иванов” все-таки вышел победителем. А какие разноречивые толки он вызвал — просто восторг». Рассказывает о Н. П. Вагнере: «Ах, вот еще: открыл я еще одного поклонника Вашего таланта! Да ведь какого поклонника-то! Какого мне еще и встречать не приходилось: он считает Ваш талант выше всех русских писателей, как настоящих, так и прошедших (без исключения). И поклонник этот профессор Н. П. Вагнер. Я недавно с ним про Вас говорил, и когда он мне сказал это, то при всем моем неограниченном уважении к Вашему таланту, при всей любви моей к Вам лично, я все-таки был несколько ошеломлен. Но старик говорил мне это таким уверенным, таким убежденно-восхищенным тоном, что я возражать не стал: может, и впрямь он прав. Что же, давай Бог! Нам-то лучше! Он к Вам применил слова Тургенева о Л. Толстом: помните — “Л. Толстой слон между нами”... и т. д.». Спрашивает: «Пишете ли Вы еще что-нибудь для театра? (Пожалуйста, пишите!). <...> Что это давно ничего Вашего не появляется? Ни в “Нов<ом> времени”, ни в других журналах. Али заленились?» «Не знаете ли каких-нибудь новостей о театре Корша? Т. е. что приблизительно предполагает он на будущий год?»

Вместе с письмом посылает вырезку из «Недели» со своей рецензией об «Иванове» (см. 5 февраля). «...Но знайте, что тут многого — именно самого горячего — и нехватает». Ч. ответил 7 марта. РГБ; Переписка, т. 2, с. 97—99; Влад. Тихонов. Антон Павлович Чехов. Воспоминания и письма. — О Чехове, с. 233—234.

7 марта. Ч. сообщает А. Н. Плещееву о работе над «рассказом»: «...Пишу помаленьку и шлифую. Летом буду коптеть над романом. Свой роман посвящу я Вам. — Это завещала мне моя душа». См. 9 марта. «Пьес не стану писать. <...> Осень и зиму буду отдавать только беллетристике. Не улыбается мне слава драматурга».

Просит поторопить владельца типографии В. Ф. Демакова с присылкой оттисков пьесы «Иванов» из «Северного вестника»: «В библиотеку Рассохина поступают требования из провинции и от частных лиц, а между тем Демаков почему-то не шлет мне оттисков». Вместе с письмом посылает «пару стихов» П. А. Сергеенко для помещения их в «Северном вестнике» (опубликованы не были). Письма, III, 172—173.

Пишет В. А. Тихонову и сообщает о своей работе: «Нового у меня нет ничего. Собираюсь писать что-то вроде романа и уже начал. Пьесы не пишу и буду писать не скоро, ибо нет сюжетов и охоты». Собирается «с будущего сезона аккуратно посещать театр и воспитывать себя сценически». Благодарит за рецензию на «Иванова», помещенную в «Неделе»: «...Я и не подозревал, что Вы так хорошо владеете газетным языком. Чрезвычайно складно, гладко, протокольно и резонно. Я даже позавидовал, ибо этот газетный язык мне никогда не давался. Спасибо за ласковое слово и теплое участие. Меня маленького так мало ласкали, что я теперь, будучи взрослым, принимаю ласки как нечто непривычное, еще мало пережитое».

Характеризует поколение писателей-«восьмидесятников»: «Я, вопреки Вагнеру, верую в то, что каждый из нас в отдельности не будет ни “слоном среди нас” и никаким-либо другим зверем и что мы можем взять усилиями целого поколения, не иначе. Всех нас будут звать не Чехов, не Тихонов, не Короленко, не Щеглов, не Баранцевич, не Бежецкий, а “восьмидесятые годы” или “конец XIX столетия”. Некоторым образом, артель». Письма, III, 173—174.

Г. М. Чехов пишет из Таганрога: «Как я теперь жалею, что не мог увидеть “Медведя” в Москве. Воображаю, как там-то были хороши Смирнов и Попова, тогда как в Таганроге эти роли исполнили любители <...> Смирнова играл здешний офицер. Вся публика была в разгаре смеха. Ах, какая хорошенькая пьеса, просто прелесть! И все смотрел, и смотрел, и никогда не надоедала бы. А именно замечательная». См. 12 марта. «Заходил я как-то к переплетчику за своими книгами и видел, у него лежали книги твоего сочинения, отданные в переплет какими-то нашими обывателями, я и подумал, что и последние два издания <«В сумерках» и «Рассказы»> разойдутся быстро, значит, и деньги соберутся быстро, а там и хутор. Дай Бог тебе! Как только купишь хутор и землю, позволь мне приехать погостить в твое имение». РГБ.

9 марта. Ч. кончает и переписывает начисто рассказ для своего «романа» («Рассказы из жизни моих друзей»). «Ах, какой роман! Если бы не треклятые цензурные условия, то я пообещал бы его Вам <А. М. Евреиновой для «Северного вестника»> к ноябрю. В романе нет ничего, побуждающего к революции, но цензор все-таки испортит его. Половина действующих лиц говорит: “Я не верую в Бога”, есть один отец, сын которого пошел в каторжные работы без срока за вооруженное сопротивление, есть исправник, стыдящийся своего полицейского мундира, есть предводитель, которого ненавидят, и т. д. Материал для красного карандаша богатый. <...> Буду сидеть в Москве до мая и писать. На меня теперь стих писательский нашел. Не выхожу из дому и все пишу, пишу». См. 11 марта. Письма, III, 174—175.

Получает письмо от А. М. Евреиновой с сообщением, что корректурные оттиски «Иванова» «до сих пор не готовы» и что она «еще вчера бы выслала гонорар, да все поджидала из типографии» оттиски. «Демаков невозможный чучело!» РГБ.

П. А. Гайдебуров в письме к Ч. повторяет (см. 28 февраля) просьбу комитета Литературного фонда принять участие в литературном вечере: «При этом я должен сказать Вам, что литературные чтения — один из важных доходных источников Фонда, и что в них последовательно принимали участие все выдающиеся литературные силы, а так как в настоящее время Вы принадлежите к числу таковых, то было бы желательно, чтобы и Вы не отказывались от этого участия». См. 5 апреля. РГБ.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) просит Ч. дать «официальное разрешение» — «поставить в 1-й раз в Столичном артистическом кружке пьесу “Предложение”». «Заручившись Вашим январским согласием, я уже роздал роли и хлопочу всеми силами о самой тщательной обстановке. Нервного молодого человека будет играть пров<инциальный> актер Морозов <...> барышню извест<ная> пров<инциальная> актриса Р. А. Стрельская, а отца — <...> опытный старичок из любителей». Упрекает за долгое молчание: «Теряюсь в догадках, что с Вами делается, дорогой Антуан? <...> Думаю, одно из трех: или Вы уехали в Америку, или больны, или, как сообщает писатель Леман — женитесь на 6 миллионах купчихи Мансуровой!?» РГБ.

И. Л. Леонтьев (Щеглов), получив от редактора ж. «Гусляр» В. Н. Пастухова письмо от 24 февраля с отказом напечатать присланную повесть «Петух и Фамочка», пересылает Ч. это письмо, на страницах которого приписывает: «Из настоящего письма Вы можете на деле убедиться, насколько удобно заниматься беллетристикой! Особым письмом Пастухов просил у меня повесть, прося скорей выслать с кондуктором, повесть я выслал — и вот ответ. Научите, что делать! <...> Не в добрый час, Антуанчик, вы мне советуете заняться беллетристикой!..» Ч. ответил 11 марта. РГБ.

А. Н. Плещеев пишет по поводу пятого спектакля «Иванова» в Александринском театре (15 февраля, утро): «Крик и гвалт был страшный после 3-го акта. Автора вызывали с треском. Федоров — в первый раз видел пьесу всю от начала до конца из партера, и был от нее в восторге. <...> Но — в печати — должен вам сказать, к сожалению — она производит на всех менее впечатления. Я уже слышал несколько отзывов. Все находят много таланта в деталях, и всех не удовлетворяет сам Иванов. Пьесы вам действительно нужно на долгое время отложить писать. Эти сценические условия связывают вас. У вас талант эпический. Со временем, может быть, у вас явится потребность написать драматическую вещь, если подвернется такой сюжет, к<оторы>й лучше укладывается в драматические, нежели в эпические рамки». Благодарит за обещание посвятить ему роман: «Это я почту большою для себя честью».

Сообщает, что гонорар за публикацию «Иванова» уже выслан из «Северного вестника» — «по 80 р. за лист. Маловато оно — конечно. Но уж вы не претендуйте. <...> Отправлены и оттиски». Заканчивает письмо словами: «Очень я люблю от вас письма получать, и без них мне скучно». РГБ; Слово, сб. 2, с. 260—262.

Между 9 и 15 марта. Пьеса «Предложение» вышла в свет литографиров. изданием: Предложение. Шутка в одном действии. А. Чехова. Литография Московск. театральной библиотеки Е. Н. Рассохиной (ценз. разр. 27 декабря 1888 г.). Отпечатано 110 экз. «Список изданий, вышедших в России с 9-го по 15-е марта 1889 года». — «Правительственный вестник», 1889, 21 апр., № 86; «Книжный вестник», № 4, стлб. 71.

Сб. «Рассказы» вышел в свет 2-м изданием: Антон Чехов. Рассказы. Счастье. — Тиф. — Ванька. — Свирель. — Перекати-поле. — Задача. — Степь. — Тина. — Тайный советник. — Письмо. — Поцелуй. Издание второе. СПб., изд. А. С. Суворина, 1889. Отпечатано 2000 экз. «Список изданий, вышедших в России с 9-го по 15-е марта 1889 г.». — «Правительственный вестник», 21 апр., № 86; «Книжный вестник». № 4, стлб. 71, отд. Книжные новости. Извещение о поступлении сборника в книжные магазины «Нового времени» (с 13 по 20 марта) — НВ, 20 марта, № 4690, повторено 4, 8, 13, 28 апр.; «Книжный вестник», № 5, стлб. 85, отд. Новые книги.

10 марта. Ч. пишет А. М. Евреиновой о своих работах для «Северного вестника»: «У меня есть сюжет для небольшого рассказа. Постараюсь сделать сей рассказ к майской или июньской книжке. Но если можно подождать до июля или августа, то мой роман сказал бы Вам большое спасибо».

«Скучную историю» Ч. выслал в «Северный вестник» 24 сентября.

Рекомендует напечатать в журнале рассказ В. А. Гиляровского «Плотовщики». (В «Северном вестнике» опубликован не был, появился спустя три года в «Русских ведомостях».)

Высмеивает циркулирующие в Петербурге слухи о «богатой невесте». Письма, III, 174—175.

О. Г. Этингер посылает Ч. из Петербурга свою книгу: Сергей Сутугин. Карикатуры любви. СПб., 1889 — с дарственной надписью: «Глубоко уважаемому Антону Павловичу Чехову от сердечно преданного и благодарного за доставленное наслаждение, облегчение и радость автора...» ТМЧ; Чехов и его среда, с. 297.

В сопроводительном письме О. Г. Этингер (С. Сутугин) пишет Ч.: «Я давно искал случая выразить Вам свое восхищение Вашим глубоким и нежным талантом. Теперь я воспользуюсь выходом в свет моей книжки, чтобы написать Вам несколько строк, не смея утруждать Вас большим.

Еще при первом появлении небольших Ваших рассказов я был глубоко обрадован тем, что Вы выступили на поприще литературы, — так близки были они мне по духу, такой теплотой, жизненностью и сердечностью веяло от них. Я и тогда все порывался выразить Вам свой восторг, но я чувствовал, что у меня прямо слов нехватит для выражения своих чувств. И чем больше появлялось Ваших произведений, тем сильнее росло мое преклонение перед Вами, симпатия и любовь. Все те мысли и чувства, которые бродили неясными, неопределившимися в моей душе, Вы выражали прекрасно и смело, с такой красотой, полнотой и поэзией, что, право, дальше уж, кажется, и идти нельзя. <...> И этот восторг разделяют со мной лучшие из моих знакомых, для которых каждое появление Вашей новой вещи — целый праздник. <...> В самые тяжелые минуты, в минуты тоски и сомнения в существовании счастия-правды у людей, мне стоило только вспомнить о Вас, и сознание, что существуют такие люди, с такой чуткостью и пониманием, поддерживало меня. Спасибо Вам от всего сердца, право — от всей души, спасибо за себя и друзей моих». Ч. ответил в марте — апреле (письмо неизв.). РГБ.

11 марта. Ч. получает из редакции «Нового времени» корректуру рассказа «Княгиня». «...Завтра пошлю ее прямо в типографию». См. 26 марта. Письма, III, 178.

В письме И. Л. Леонтьеву (Щеглову) замечает по поводу своей работы над романом («Рассказы из жизни моих друзей»): «Копаюсь в своем романе. Пока еще ничего не выкопал, но в занятии сем испытываю некоторое сладострастие». Дает согласие на постановку «Предложения» в петербургском Столичном артистическом кружке при одном условии: «Дело в том, что В. Н. Давыдов хотел сыграть его на Александринке, по крайней мере, говорил об этом. Вы спросите у него. Если он не рассчитывает играть в “Предложении”, то даю Вам картбланш, делайте с моей пресловуто-глупой пьесой что угодно, хоть цигарки из нее лепите». Письма, III, 176—177.

Сообщает в письме А. С. Суворину: «Я пишу роман!! Пишу, пишу, и конца не видать моему писанью. Начал его, т. е. роман, сначала, сильно исправив и сократив то, что уже было написано. Очертил уже ясно девять физиономий. Какая интрига! Назвал я его так: «Рассказы из жизни моих друзей», и пишу его в форме отдельных законченных рассказов, тесно связанных между собою общностью интриги, идеи и действующих лиц. У каждого рассказа особое заглавие. Не думайте, что роман будет состоять из клочьев. Нет, он будет настоящий роман, целое тело, где каждое лицо будет органически необходимо. Григорович, которому Вы передали содержание первой главы, испугался, что у меня взят студент, который умрет и, таким образом, не пройдет сквозь весь роман, т. е. будет лишним. Но у меня этот студент — гвоздь из большого сапога. Он деталь.

Еле справляюсь с техникой. Слаб еще по этой части и чувствую, что делаю массу грубых ошибок. Будут длинноты, будут глупости. Неверных жен, самоубийц, кулаков, добродетельных мужиков, преданных рабов, резонирующих старушек, добрых нянюшек, уездных остряков, красноносых капитанов и “новых” людей постараюсь избежать, хотя местами сильно сбиваюсь на шаблон».

Отвечает на просьбу дать совет по поводу намечавшейся Сувориным покупкой под Харьковом имения: «...Вы не упомянули реки. Без реки нельзя. Если Донец, то покупайте. Если же Лопань или пруды, то не покупайте». См. 12 марта.

С возмущением отмечает антигуманную позицию, занятую «Новым временем» по вопросу о домашней прислуге: «Во-первых, нельзя говорить о прислуге таким тоном, как об арестантах; во-вторых, прислуга правоспособна и сделана из такого же мяса, как и Бисмарк; она — не рабы, а свободные работники; в-третьих, чем дороже оплачивается труд, тем счастливее государство, и каждый из нас должен стремиться к тому, чтобы за труд платить подороже». Письма, III, 177—179.

Редакция «Нового времени», знакомя читателей с «интересной статьей В. Ф-ча «Вопрос о домашней прислуге в Германии» («Русский вестник», № 3), ставила в пример уменье немецких служанок («девушек для всего») справляться со своим делом, получая за тяжелый труд «не более того, что платят у нас помесячно дворникам лишь за носку дров», и с сожалением отмечала: «...Мы все держим множество ненужной прислуги и таким образом прежде всего сами портим ее». (3 марта, № 4673, отд. Среди газет и журналов.)

А. С. Лазарев (Грузинский) в письме Н. М. Ежову благодарит за присылку рассказа Ч. «Свадьба» (ПГ от 21 сентября 1887 г.) и добавляет: «Странно, мне “Свадьба” очень нравится, я считаю ее прекрасным рассказом. <...> С твоей точки зрения она, может быть, и плоха, но только не от “утомления” Чехова. Летом 1887 года Чехов жил все время в Бабкине и <...> утомляться ему было не от чего. Нет, “Свадьба” мне очень нравится». РГАЛИ, ф. 189, I, 19, л. 360.

12 марта. О пьесе «Иванов» критик Р. А. Дистерло пишет в «Неделе» (№ 11): «Печать уныния, тоски, бессилия жить легла на все общество. <...> Автор взял этот всеми чувствуемый, но не имеющий имени недуг <...> и назвал его самою обыкновенного, ходячею, избитою фамилией “Иванова”. В ряды “героев времени”, в ряды Онегиных, Печориных, Бельтовых и Рудиных пытается проникнуть новая, нисколько уже не аристократическая личность Николая Алексеевича Иванова <...> Не знаем, долго ли удержится имя Иванова в родословной наших “героев времени”. <...> Но до сих пор этот образ является лучшим выражением господствующего среди нас настроения и дает нам право причислить г. Чехова к тем художникам, которые умели схватывать и изображать внутреннюю физиономию сменяющихся поколений». «Обращаясь к драме г. Чехова, нельзя, конечно, не заметить существенного недостатка ее, обличающего в авторе еще неопытного драматурга. Недостаток этот состоит в том, что до четвертого акта герой драмы, Иванов, совсем почти не действует. <...> Появление Иванова <...> не представляет настоящего драматического изображения характера, раскрывающегося в действии».

В ж. «Север» (№ 11) сообщается о публикации в «Северном вестнике» пьесы «Иванов», «имевшей такой успех в Петербурге на сцене».

Пьеса «Медведь» исполнена в Харьковском Драматическом театре на «Литературном вечере», устроенном с благотворительной целью в пользу детского приюта «Ясли» (в роли Смирнова — Е. Я. Неделин, Поповой — А. В. Анненская). «Харьковские губ. ведомости», № 65.

В отзыве об исполнении «грациозной одноактной комедии Чехова» говорилось, что «игра г-жи Анненской дышала неподдельной прелестью и живым реализмом, почему и вызвала массу аплодисментов. Г-н Неделин в роли “медведя-помещика” был очень типичен, его встретили и провожали аплодисментами». «Харьковские губ. ведомости», 14 марта, № 67.

Отклик на этот спектакль был помещен также в московской газете, где о Неделине говорилось, что «игра его дышала самым живым реализмом и вызывала шумное одобрение многочисленной публики». «Театр и жизнь», 23 марта, № 304. Подпись: В. Лапидус.

Просьбу Ч. передает М. П. Чехов в письме к Г. М. Чехову: «Антоша просит тебя очень убедительно выслать ему или афишу с “Медведя” или тот № “Таганрогского вестника”, где о нем говорится». См. 7 марта. ГЛМ, ОФ 3640/13.

В. М. Тренюхина обращается к Ч.: «Простите, что я еще раз пишу Вам — Вы так хорошо отнеслись к моему письму с просьбой разъяснить один вопрос по поводу “Иванова”, выразивши полную готовность ответить, не будь письмо анонимным, что теперь, не получая Вашего ответа после того, как я послала Вам свою полную подпись, — мне не верится, чтоб Вы не написали и не послали мне Вашего ответа. Но я его не получила и хочу сказать Вам это, чтоб Вы не увидали в моем молчании нежелания сказать Вам спасибо за Ваш ответ. <...> Неужели Вы сочли нехорошим, что я не узнала Вашего полного имени и не назвала Вас им. Теперь-то я об этом подумала и, наконец, мне удалось его узнать». См. около 10 февраля. РГБ.

На это письмо, как и на предыдущее, Ч. не отвечал. Переписка прекратилась.

13 марта. Утром заезжает к Вл. И. Немировичу-Данченко (Мясницкая, Чудовской пер., дом Щербакова), но не застает дома. Оставляет «Иванова» (оттиск из «Северного вестника», 1889, № 3) с дарственной надписью. Письма, XII, 154.

Днем (по расписанию жел. дор. — в 12 час. 30 мин.) выезжает с Курского вокзала в Харьков вместе с приехавшим А. С. Сувориным для осмотра продающегося там имения. Письмо М. П. Чехова Г. М. Чехову от 12 марта. — ГЛМ, ОФ 3640/13.

О результатах поездки П. М. Свободин запрашивал Ч. 26 марта: «Ну, что же Ваша поездка с Сувориным? Купили виллу-то? Литераторская станция будет что ли? Как мы назовем имение-то? Чеховка или Чеховское? <...> Уж как мне было досадно, что Вы с Сувориным уехали, не видавшись со мной и именно в такое время, что и возвращения Вашего мне нельзя было дождаться!» РГБ; Переписка, т. 2, с. 32.

Е. Д. Поленова пишет Е. Г. Мамонтовой в связи со своими художественными замыслами: «Читала ли ты Чехова рассказ “Святой ночью”, что за прелесть. Вот чудный мотив для картины, полупейзажной, полужанровой. Его рассказы вообще очень вдохновительно действуют, есть превосходные картинки жизни...». Е. В. Сахарова. Василий Дмитриевич Поленов. Елена Дмитриевна Поленова. Хроника семьи художников. М., 1964, с. 419 (архив Мамонтовых из музея-усадьбы В. Д. Поленова в Поленове).

До 14 марта. Ч. посылает в Сумы А. В. Линтваревой деньги и письмо (неизв.). См. в ответном письме Линтваревой от 14 марта.

14 марта. Утром (по расписанию жел. дор. — в 11 час. 54 мин.) прибывает в Харьков. Встречается с проф. В. Ф. Тимофеевым, посещает местное отделение магазина «Нового времени», справляется, как идут книги Н. А. Лейкина. «Мне сказали: хорошо. Мои тоже идут недурно. Харькову я полюбился. Книги мои там нарасхват, а пьесы даются даже в посту». Письма, III, 182, 193.

Вечером (по расписанию жел. дор. — в 6 час. 49 мин.) выезжает из Харькова в Москву.

А. В. Линтварева отвечает Чехову (письмо б/г) на его неизв. письмо: «Согласно Вашему желанию, я не браню Вас за присылку денег, а прошу, когда будете ехать на юг до каникул, не забыть Вашего обещания заехать к нам. <...> С удовольствием всегда читаю и слушаю о Ваших успехах, желаю того же и вперед». Передает привет от дочерей Лели и Наташи. «Здоровье Зины по-прежнему». РГБ.

15 марта. Ч. вечером (по расписанию жел. дор. — в 7 час.) возвращается с А. С. Сувориным из Харькова в Москву. Письма, III, 180.

Известие о приезде Ч. в этот день содержится также в письме М. П. Чехова к Г. М. Чехову от 16—21 марта: «Вчера только Антоша возвратился из Харькова, куда он ездил покупать хутор <...> Хутора Антон не купил: показалось ему место очень многолюдным, а он ищет, кажется, места потише, поуединенней». ГЛМ, ОФ 3640/14; ЛН, т. 68, с. 870.

Автор критической заметки об «Иванове» в «Новостях дня» пишет, что обращение Чехова к драме является «продуктом драматургомании», а образ Иванова — недостаточно ясен: «Не скажу, чтоб автору это лицо пиесы удалось, и много такта и вдуманности нужно от актера, чтобы не испортить этой роли». «Жалеть или радоваться, что Ан. Чехов тоже заразился драматургоманией?.. Скорее радоваться. <...> Талант Чехова как беллетриста-рассказчика известен и конечно ручается за то, что его драматические детища не будут такими калеками. <...> Сделаю одну оговорку: думается мне, что в комедии Ан. Чехов был бы сильнее, чем оказался в драме, он умеет рассказывать драматические моменты, но другое совсем дело выводить их на сцену, — и это слабые места его драмы». Читатель <В. В. Кузъмин>. Заметки читателя. — «Новости дня», № 2045.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) сообщает Ч., что В. Н. Давыдов ничего не имеет против постановки «Предложения» в Столичном артистическом кружке: «Не лишайте же, Антуанчик, кружок Вашей бесшабашно-веселой новинки... Кружок всего год как вырос на обломках пресловутого Художественного клуба и имеет все данные к полезной будущности, сам Суворин принимает в нем живое участие... В видах аккуратности, Вы бы очень хорошо сделали, если бы прислали формально дозволение: “Предоставляю Столичному артистическому кружку поставить на его сцене шутку мою «Предложение»”; если хотите, добавьте “под руководством Ивана Щеглова”. Думаю, не прогадаете. С Александринкой очень долгая история — Вы до того времени, когда они надумают поставить, успеете два новых водевиля настрочить». Отвечает на сообщение Ч. о работе над романом: «Всякого успеха Вашему роману!.. Пишите беллетристику на славу отечества... и не отбивайте меня от театра. Поймите, это не только моя слабость, специальность, в которой я смыслю кое-что, но и хлеб...».

Просит ответить по поводу запроса В. А. Базарова о покупке 100 оттисков пьесы «Иванов». Советует не обращать внимания на петербургские сплетни о женитьбе на купчихе: «Зачем Вы принимаете всякий вздор, который о Вас мелют, всерьез? Я Вам болтаю как товарищу, чтобы посмеяться, а Вы делаете суровое лицо!?» РГБ.

Ал. П. Чехов сообщает в письме, что он и Н. А. Гольден «порешили обвенчаться». «Просим покорно на свадьбу и просим кстати сообщить Ваше мнение в смысле “сближения”». Письма Ал. Чехова, с. 228.

С 15 по 18 марта. Л. Н. Толстой читает рассказы Ч. — видимо, по сборнику «В сумерках», изд. 2 (сохранился в Яснополянской библиотеке). В оглавлении сборника отчеркнуты рассказы «В суде», «Несчастье», «Событие», «Верочка». 15 марта отмечает в дневнике: «Я читаю хорошенькие вещицы Чех<ова>. Он любит детей и женщин, но этого мало». 17 марта: «Читал Чехова. Нехорошо — ничтожно. <...> Весь вечер сидел один, читал Чехова. Способность любить до художественного прозрения, но пока незачем». 18 марта: «Дочитал Чехова». Л. Н. Толстой. Полн. собр. соч. Т. 50. М., 1952, с. 52—53. 16 марта, по воспоминанию И. М. Ивакина, Толстой за чаем слушал чтение рассказа «Агафья». «Содержание рассказа для чтения вслух было, правда, несколько фривольно. Он с книгой отошел в сторону, но и читая один, немного погодя, сказал: — Нет, читаю, все думаю, что он поправится, а он все не поправляется». ЛН, т. 69, кн. 2, с. 101.

Середина — конец марта. Дарственная надпись Ч. А. И. Сумбатову (Южину) — на пьесе «Иванов» (оттиск из ж. «Северный вестник», 1889, № 3). Письма, XII, 155.

16 марта. На заседании Общества любителей российской словесности при Московском университете Ч. избирается действительным членом Общества (по предложению Н. И. Стороженко от 25 февраля). См. 20 марта. Письма, III, 182; В. Каллаш, А. П. Чехов и Общество любителей российской словесности. — РМ, 1905, № 8, с. 72—74.

Ч. отвечает И. Л. Леонтьеву (Щеглову) на письмо от 15 марта. Соглашается выслать в Театральную библиотеку В. А. Базарова 25 оттисков «Иванова» (из «Северного вестника»), советует выручить по рублю за экземпляр, а деньги отдать П. М. Свободину для Общества вспомоществования сценическим деятелям. См. около 1 сентября. Отвечает на реплику о петербургских сплетнях насчет своей женитьбы на миллионерше: «Меня злят сплетни не потому, что Вы о них мне пишете, а потому, что все о них пишут, а студенты повторяют их». Советует создать в Петербурге «Театр И. Щеглова» наподобие московского «Театра Корша». Письма, III, 179—180.

В связи с исполнившимся в 1889 г. 10-летием отправки каторжных на Сахалин московская пресса помещает ряд публикаций. Сообщалось, что «в первой половине настоящего года предполагается выслать из пределов Европейской России на остров Сахалин 600 человек каторжных арестантов» в основном из московской центральной пересыльной тюрьмы. «Преступники эти будут отправлены на остров Сахалин на пароходе Добровольного флота “Россия”, который выйдет из Одессы 30 марта» («Московский листок», № 75). Об отправке на Сахалин отдельных партий сообщалось также в «Русских ведомостях» (24 марта, № 82) и в «Новостях дня» (2 апреля, № 2063).

Вл. И. Немирович-Данченко в письме сожалеет, что Ч. не застал его дома, и благодарит за оттиск «Иванова»: «Прочел и вник, но... Простите за откровенность. Что Вы талантливее нас всех — это, я думаю, Вам не впервой слышать и я подписываюсь под этим без малейшего чувства зависти, но “Иванова” я не буду считать в числе Ваших лучших вещей. Мне даже жаль этой драмы, как жаль было рассказа “На пути”. И то и другое — брульончики, первоначальные наброски прекрасных вещей». РГБ; Ежегодник МХТ, 1944, с. 93.

Впоследствии Немирович-Данченко вспоминал: «Я познакомился с “Ивановым”, когда пьеса была уже напечатана. Тогда она мне показалась только черновиком для превосходной пьесы. На нас произвел большое впечатление первый акт, один из лучших чеховских “ноктюрнов”. Кроме того, захватила завидная смелость, легкость, с которой автор срывает маски, фарисейские ярлыки. Но смешные фигуры как будто были шаржированы, некоторые сцены слишком рискованны, архитектоника пьесы не стройная. Очевидно, я недооценил тогда силы поэтического творчества Чехова. Сам занятый разработкой сценической формы, сам еще находившийся во власти “искусства Малого театра”, я и к Чехову предъявлял такие же требования». Из прошлого, с. 14.

Читатель В. Ф. Черногузов из д. Агрызково Витебской губ. Ильинской волости пишет Ч.: «Встретив весьма необходимую потребность ознакомиться с Вашим произведением “Рассказы в Сумерках”, я дерзнул осмелиться припасть к стопам ног Ваших с покорнейшею просьбой и сердечно прошу Вас, достоуважаемый Антон Петрович, если Вы имеете при себе один том Ваших рассказов, то окажите чуждому и неведомому Вам человеку Свое бесценное благодеяние, которое никогда не будет забыто мною и не потеряется из чувств моих, — вышлите мне один том “Рассказы в Сумерках”, за что весьма, весьма стану Вас благодарить. <...> Сильное влечение к поэзии невольно заставило меня это сделать». На письме — шутливая приписка Ал. П. Чехова, которому, по ошибочным адресным данным «Календаря писателей», оно было послано. Письма Ал. Чехова, с. 228.

18 марта. Дарственная надпись Чехова Л. Н. Ленской — на сб. «Детвора». Письма, XII, 154.

Между 18 и 24 марта. Ч. посылает П. М. Свободину письмо (неизв.) и сб. «Детвора» с дарственной надписью (неизв.). См. 26 марта.

19 марта. И. Л. Леонтьев (Щеглов) пересылает полученное им из Театральной библиотеки В. А. Базарова письмо от 18 марта по поводу печатания пьесы «Иванов», «на которую является усиленный спрос», а также о праве отпечатать «Медведя». Делится планом организации в Петербурге частного театра наподобие Свободного театра Андре Антуана: «Ваш намек о театре Ив. Щеглова попал как нельзя более в цель, только дело идет тут — дело, между нами, пока очень секретное — не о театре Ив. Щеглова, а о театре Алексея Суворина. <...> Почва для этого есть чудесная, а именно “Столич<ый> артис<тический> кружок” <...> Напишите же, дорогой, Суворину об этой идее. Он сам понимает, но его отвлекают и нужно напоминание, вроде Вашего слова. <...> Ах, как славно бы теперь с Вами увидеться!!» В качестве первой попытки создания «свободного спектакля» просит прислать разрешение на постановку «Предложения»: «роли расписаны и репетиции начинаются с четверга <23 марта>». Ч. ответил 21 или 22 марта. РГБ.

20 марта. Председатель Общества любителей российской словесности Н. С. Тихонравов официально уведомляет Чехова об избрании его действительным членом Общества. «Прилагая при сем экземпляр устава Общества, позволяю себе выразить надежду, что Вы не откажетесь принимать постоянное и деятельное участие в трудах и занятиях Общества». РГАЛИ.

21 марта. В отзыве об «Иванове», напечатанном в «Волжском вестнике» (№ 72), критик А. П. Подосенова (Поляк) относит драму Ч. к числу произведений «широкого размаха, изображающих настоящую действительную жизнь и настоящих людей. <...> В ней нет шаблонных положений, нет избитых, исключительно для сцены приготовленных типов. Каждое действующее лицо — само по себе живо и типично. <...> Иванов — больной продукт нашего нервного времени. <...> Г-н Чехов берет жизнь целиком и умеет распоряжаться своим материалом. Если его творчество будет отзываться на вопросы современности, если его типы будут такими же яркими типами настоящего, каким является Иванов, он несомненно займет одно из самых первых мест нашей беллетристики».

Полемический отклик В. Г. Короленко на эту статью содержится в его письме к А. А. Дробыш-Дробышевскому — см. 28 мая.

В отзыве о пьесе «Иванов» фельетонист газ. «Каспий» (№ 63) пишет, что это — «мизерно жалкое», «деланное, от начала до конца дышащее искусственностью произведение». «Чехов принадлежит к той довольно значительной группе писателей, которая является проповедницею новых начал и, между прочим, объявляет себя врагом тенденциозности в изящной литературе. Но если кто и отличается тенденциозностью, так это именно эти господа и в том числе г. Чехов. Только тенденциозность у них в очень скверную сторону направлена».

Драма «Иванов», по мнению журнального обозревателя «Харьковских ведомостей» (№ 74, подпись: Гр. Л-ц), хотя и «пользуется успехом», однако ее достоинство «более чем сомнительно»: «Мы ничего симпатичного в Иванове не находим», но драма «так освещена, что люди, в сущности, дурные, в обыкновенном зрителе оставляют впечатление хорошее». «Не для того ли г. Чехов застрелил своего героя, чтобы хоть чем-нибудь смягчить его образ действий и мыслей».

М. П. Чехов сообщает Г. М. Чехову: «У нас теперь гостит Александра Игнатьевна» (сестра А. И. Иваненко). ГЛМ, ОФ 3640/14.

21 или 22 марта. Ч. отвечает на письмо И. Л. Леонтьева (Щеглова) и подтверждает согласие на постановку «Предложения» в Столичном артистическом кружке: «Я позволяю и благословляю в полной надежде, что Вы не злодей и поставите мой водевиль не менее пяти раз, иначе овчина не будет стоить выделки. Во всяком разе судьба моего водевиля в руках Давыдова. Он хозяин. Коли он откажется от него, то становитесь Вы хозяином». Поддерживает идею создания в Петербурге независимого «литературного» театра: «Литераторам необходимо иметь свой собственный театр. Это так. Но к Суворину я Вам не советую обращаться. Он всей душой, по-видимому, любит театр и 22 часа в сутки думает о нем, но 5 тысяч он не даст. <...> Погодите, через 3—4 года я дам Вам пять тысяч. <...> Если хотите основать театр на акциях (по 100 руб. акция), то Вы соберете больше 5 тысяч. Познакомьтесь с порядками “Харьковского товарищества” — это кстати». К своему письму Ч., видимо, приложил вырезку из «Русских ведомостей» от 6 марта (№ 64), где была напечатана заметка «Товарищества актеров» — о деятельности «Харьковского товарищества драматических артистов» под руководством М. М. Бородая, которое за три года «подняло наконец театр до такой высоты, до какой он еще не доходил не только в Харькове, но и вообще в провинции». Письма, III, 180—181.

23 марта. О пьесе «Предложение» сообщается в «Петербургской газете» (№ 80): «Г-н Чехов, талантливый автор пьес “Иванов”, “Медведь” и др., написал еще одну одноактную комедию “Предложение”, которое вместе с другой новинкой г. Щеглова “Дачный муж” пойдет для открытия спектаклей Столичного драматического кружка на Пасху».

Объявление повторено в нескольких петербургских и московских газетах.

Дарственная надпись В. С. Лихачева: «Уважаемому Антону Павловичу на добрую память от автора...» — на книге: В. С. Лихачев. За двадцать лет. Сочинения и переводы (1869—1888). СПб., изд. А. Е. Алеева, 1889. ТМЧ; Чехов и его среда, с. 257.

Около 23 марта. Ч. посылает письмо (неизв.) А. И. Сувориной. См. около 25 марта.

24 марта. Ч. избирается членом комитета Общества русских драматических писателей и оперных композиторов на годичном общем собрании петербургских членов, состоявшемся в фойе Малого театра (на Фонтанке) под председательством А. Н. Плещеева. Членами комитета выбраны из прежнего состава А. И. Сумбатов (Южин), И. В. Шпажинский, И. М. Кондратьев и два новых члена: Ч. и Вл. И. Немирович-Данченко — оба единогласно, 36-ью голосами. Избрание не считалось окончательным до результатов московских выборов. См 10 апреля. Об избрании Ч. сообщалось в отчетах о собрании, напечатанных в ближайшие дни в газетах. «Петербургский листок», 25 марта, № 81; НВ, 26 марта, № 4696 и др.

О Ч. упоминается в статье В. П. Буренина, напечатанной в «Новом времени» (№ 4694). Буренин сообщает, что как раз сегодня получил послание (с подписью «Читатель»), где неизвестный корреспондент упрекает его за молчание о новых произведениях Г. И. Успенского и утверждает, что Успенский «несравненно более велик, чем г. Чехов». По этому поводу Буренин замечает: «Во-первых, говорить о “величии” г. Успенского так же смешно, как говорить о величии г. Чехова; во-вторых, я г. Чехова никогда не прославлял, а указывал на талантливость молодого писателя, как не раз прежде указывал и на талантливость г. Успенского».

Об «Иванове» критическая статья петербургского критика В. В. Чуйко напечатана в «Одесском листке» (№ 80): «На сцене г. Чехову посчастливилось, как и в печати: подобно тому, как он был провозглашен первым из молодых наших беллетристов, так теперь он удостоился занять первое место среди <...> наших современных драматургов. <...> Драма произвела переполох в театральном и литературном мире: г. Чехов <...> был увенчан лавровым венком, и с тех пор публика не обращает ни малейшего внимания па брюзжание господ пессимистов. <...> Своей попыткой драматизировать такой тип, как Иванов, г. Чехов несомненно доказал, что в нем есть инстинкт драматурга, что в нем есть искра божья, которая со временем может вспыхнуть ярким пламенем и озарить своим светом русскую <...> литературу». Основной недостаток пьесы критик видит в немотивированности характера Иванова: «нам нужно знать, почему он истрепан жизнию, какою была эта жизнь, откуда явилась эта его нравственная болезнь, вследствие каких условий жизни или обстоятельств он потерял волю <...> Если во всем виновата современная русская действительность, то надо было показать в яркой картине эту действительность, выделить в ней именно те жизненные элементы, которые образуют таких людей, как Иванов. Одним словом, нужно было показать органическую тесную связь между средой и человеком и средой объяснить человека. <...> Ничего подобного нет в драме г. Чехова: его Иванов так и остается неразъясненный, так и умирает в качестве загадки, которую даже приблизительно разгадать невозможно».

Н. А. Лейкин просит Ч. разузнать в московском книжном магазине бр. Салаевых и в конторе Н. Н. Печковской о продаже его книг и чеховского сборника «Пестрые рассказы», а затем выслать ему полученные комиссионные квитанции и деньги: «Пестрые рассказы» «в посту продавались отлично». Поясняет, что первоисточником слухов о болезни и хандре Ч. послужили известия, полученные им от Л. И. Пальмина: «О всем этом сообщил ему Ваш брат Николай». Замечает по поводу присланного Ч. портрета: «Сегодня она <жена> купила мне прелестную рамку для Вашего портрета, в которую я его и вставил». Упрекает за долгое молчание: «Что это об Вас ни слуху, ни духу? Уже ровно месяц нет от Вас весточки». РГБ.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) пишет Ч. о репетициях «Предложения» в Столичном артистическом кружке: «так душевно истерзался», что решается показать один раз в кружке, а потом «пустить его по летним сценам». Повторяет просьбу — поддержать перед А. С. Сувориным проект создания «свободного театра». «Ах, как я хорошо чувствую себя в кружке, на частной почве, где не пахнет Александ<ринским> актером. <...> Прилагаю Устав кружка. Хорошо бы, в обмен, получить устав Харьк<овского> товарищ<ества>. <...> (Хорошо бы познакомиться с Кондратьевым и присматриваться к репетиц<иям> в Мал<ом> театре — единственное место, где есть еще порядок)». РГБ.

25 марта. Дарственная надпись Ч. М. Р. Семашко: «Милому Симашечке за его уменье водить смычком по струнам моего сердца» — на своей фотографии. Письма, XII, 155.

Около 25 марта. А. И. Суворина отвечает (письмом б/д) на письмо (неизв.) Ч.: «Благодарю Вас, Антон Павлович, за ваше милое письмо и за желание исполнить мою просьбу. Я тронута до глубины моего бабьего сердца. <...> Мне сказал муж, что Вы пишете роман? Правда это? <...> Простите еще раз, что так бесцеремонно обратилась к вам, меня руководила единственно ваша дружба с А<лексеем> С<ергеевичем>». РГБ (на письме рукой Ч. — дата получения: 89. III, 27).

26 марта. Рассказ «Княгиня» напечатан в «Новом времени», № 4696. Подпись: Антон Чехов.

Ч. оповещает телеграммой (неизв.) Вл. И. Немировича-Данченко о своем намерении зайти к нему: «Буду понедельник 2 часа». См. 27 марта.

О пьесе «Предложение» сообщается в «Петербургском листке» (№ 82): «Г-н Чехов написал новую комедию-фарс “Предложение” в одном акте. Пьеса эта пойдет в “Артистическом кружке” с участием г-жи Р. А. Стрельской в главной роли. Читавшие пьесу относятся о ней с большой похвалой. В. Н. Давыдову она также понравилась, и он имеет намерение сыграть ее в свой бенефис, вследствие чего автором предоставлено кружку сыграть эту пьесу только в одно представление, на других же частных театрах она даваться не будет».

Об «Иванове» критическая статья П. П. Васильева (псевдоним — П. Скромный) напечатана в «Живописном обозрении» (№ 13). Критик признает, что «Иванов» — «это и умелое, и талантливое произведение», что «в смысле языка, слога, изложения <...> драма г. А. Чехова написана прекрасно», подкупает «современность драмы и ее соответствие злобам дня». Однако «“Иванов” как драма имеет важный недостаток»: «драмы нет». Пьеса «ни по характеру героя, ни по развитию действия не имеет ничего драматического», «герой не производит определенного впечатления», «отчего, собственно, и как захудал Иванов мы в драме не видим», «этих неопределенностей в драме немало», «драма дает на все общие намеки и ни на что не дает положительного ответа». «Мы думаем, что <...> г. Чехов, по своему таланту и уменью, победил бы все затруднения в эпическом произведении, а драме у него чего-то недостает и, пожалуй, многого недостает».

П. М. Свободин пишет Ч. что прочитал «Княгиню», и благодарит за присылку сб. «Детвора» с дарственной надписью (экз. неизвестен). Рассказывает о состоявшемся годичном общем собрании членов Общества для пособия нуждающимся сценическим деятелям, о «тупом равнодушии» членов к делам Общества (на общем собрании Свободин был избран членом Совета Общества). Сообщает, что А. Н. Плещеев в Москву собирается: «Он так же Москву любит, как и я». РГБ; Переписка, т. 2, с. 30—32.

Дарственная надпись кн. А. И. Сумбатова (Южина): «Многоуважаемому Антону Павловичу Чехову от его искреннего поклонника и очень восторженного читателя...» — на книге: Князь А. И. Сумбатов. Царь Иоанн Четвертый. Хроника в пяти действиях. М., 1889. В тексте пьесы рукой Ч. сделаны многочисленные поправки, а некоторые строки отчеркнуты на полях. ТМЧ; Чехов и его среда, с. 293—296.

27 марта. Заходит к Вл. И. Немировичу-Данченко, но не застает его дома. Немирович-Данченко пишет в тот же день: «Вы сами виноваты, дорогой Антон Павлович. В Вашей телеграмме <26 марта> было сказано: “Буду понедельник 2 часа”. У меня сегодня было спешное дельце. Но ровно без 20 м. два — я был дома и грешным делом просто выругался от досады, что Вы были раньше». «На днях (по всей вероятности, в субботу <1 апреля>) я соберу некоторых из членов Общ<ества> др<аматических> пис<ателей> для того, чтобы спеться по некоторым вопросам. Не откажите тогда приехать». РГБ; Ежегодник МХТ, 1944, с. 93—94. На письме-секретке, доставленном не почтой, рукой Ч. — дата получения: 9, III, 28.

Ч. узнает о своем избрании в комитет Общества русских драматических писателей и оперных композиторов (см. 24 марта). «Сегодня читал, что питерцы почему-то выбрали меня в комитет <...> Какой я член комитета, если я 8 месяцев не живу в Москве?» Письма, III, 182.

Пишет Н. А. Лейкину, что исполнил его поручения (см. 24 марта) и хотел бы за проданные в Петербурге экземпляры «Пестрых рассказов» получить деньги «не позже 15 апреля», т. е. до своего отъезда на юг. «Когда пришлю рассказ в “Осколки”, то начнем счет сначала. Псевдоним “А. Чехонте” мною упразднен. Буду подписываться иначе». Просит приобрести мартовскую книжку «Русского богатства» (со статьей Л. Е. Оболенского об «Иванове») и прислать ее бандеролью. О летних планах сообщает: «На север в этом году я не поеду <...>: меня, как волка в лес, тянет на юг, где я уже нашел себе дачу. <...> Опять поеду на Кавказ и в Крым, а может быть, и дальше, коли денег хватит». Письма, III, 181—182.

Ч. послал в «Осколки» рассказы только в 1892 г. Они были напечатаны под его прежним «осколочным» псевдонимом «Человек без селезенки», а также под новым псевдонимом — «Грач».

До 28 марта. Посылает письмо (неизв.) А. А. Суворину. См. 30 марта.

28 марта. Получает телеграмму от тяжело заболевшего Н. П. Чехова: «Приезжай, ради бога, умираю, бок болит» (послана в 11 ч. утра). РГБ.

Едет к Н. П. Чехову на Каланчевскую ул. (д. 6 Г. В. Богомолова), квартира Ипатьевой (№ 42). «Я распорядился поставить ему 8 сухих банок, прописал согрев<ающий> компресс». Письма, III, 183.

Н. П. Чехов вспоминал об этих днях: «...В 5 ч. вечера я ощутил след<ующее>. Кто-то подбегает ко мне, разрезает правый бок кинжалом и вкладывает в него что-то тяжелое, пятипудовое. На мой крик сбежались все домочадцы. С этого момента я слег в постель и слишком мало помнил, что вокруг меня происходило. Дали знать телеграммой Антону. Ставили, помню, банки и давали что-то пить». Письмо Александру Викторовичу (б/д) от конца мая. — РГБ.

Об «Иванове» в «Саратовском дневнике» (№ 68) напечатана статья петербургского критика А. И. Фаресова, содержащая резкие суждения о характере главного героя пьесы: «Драма г. Чехова “Иванов” вызвала у нас в Петербурге чрезвычайно оживленные толки не только тогда, когда она давалась на сцене Александринского театра, но также и при появлении ее в мартовской книжке “Северного вестника”. <...> Господину Чехову следует поставить в заслугу то, что он успел подметить в современных Ивановых стремление идеализировать свое ренегатство и душевную лень <...> Интереснее всего здесь то, что эта идеализация самого обыкновенного ренегатства с нытьем о консервах для молодых сил никого не возмущает из петербуржцев, а большинство, со слов г. Суворина («Нов. вр.», № 4649), утверждает, что характер Иванова “сложный, основанный на внутренней работе мысли, и что в нем все мы чувствуем частицу себя”. Весьма возможно, что г. Чехов заметил в современных людях характер Иванова и мастерское воспроизведение этого философствующего в духе Молчалина ренегата об умеренности своих желаний должно быть поставлено в заслугу г. Чехову. Но можно ли утверждать, что ренегатство г. Иванова основано на внутренней работе мысли, когда он сам неоднократно указывает на его источник в душевной лени российского человека, прикрываясь глупейшим рассуждением о том, что счастье людей в “раковине” и мещанской жизни “по шаблону”?»

О постановке «Медведя» на сцене музыкально-драматических курсов Е. П. Рапгофа сообщается в «Петербургской газете» (№ 85): «Мы на днях случайно присутствовали на ученическом вечере “курсов Рапгофа”; драматическим классом преподавателя г. Сосновского исполнено было несколько пьес и между прочим <...> “Медведь”. <...> Недурно справилась с ролью неутешной “турнюрной вдовы” г-жа Ярославцева».

Вырезку из газеты с текстом этой заметки послал, не называя источника, М. П. Чехов в письме Г. М. Чехову в Таганрог 5 апреля. В сопроводительных строках он писал о «Медведе»: «Его стали играть не только в театрах, но даже и в театральных школах. Значит, роли Поповой и Смирнова — замечательные, что на них учиться стали!» ГЛМ, ОФ 3640/15.

О постановке пьес Чехова на предстоящих гастролях труппы Н. Н. Соловцова пишет киевский корреспондент газ. «Театр и жизнь» (№ 306). В числе пьес, не знакомых еще киевскому зрителю, названы «Иванов» и «Медведь». Далее корреспондент сообщает, будто «для постановки “Иванова” приедет в Киев сам автор г. Чехов».

29 марта. Извещает доктора Н. Н. Оболонского о болезни Н. П. Чехова (крупозное воспаление легких), просит навестить его или поехать вместе на следующий день. «Было бы отлично, если бы Вы уведомили меня телеграммой». Письма, III, 183.

«Меня лечили два доктора: Антон и ассистент Захарьина Оболонский <...> 6 недель я ничего не ел и походил на скелет <...> Оказалось, что у меня брюшной тиф. Антон дома врал, что он с Оболонским ездят лечить Лину Саламонскую из цирка Саламонского». Письмо Н. П. Чехова Александру Викторовичу (б/д) от конца мая. — РГБ.

О продаже сб. «Невинные речи» (1887) — «изящного томика со множеством рисунков и виньеток» — сообщается в рекламном объявлении московского книжного магазина А. Д. Преснова на Никольской ул., дом «Славянского базара». «Новости дня», № 2059.

А. П. Коломнин извещает Ч. телеграммой из Петербурга, что «дело брата, отставного поручика Владимира Петровича, назначено к слушанию на пятое апреля». «Премного обяжете, если выполните любезно данное Вами обещание». Ч. ответил после 29 марта. РГБ.

Просьба Коломнина состояла, видимо, в том, чтобы воспрепятствовать широкой огласке московской прессой назначенного к слушанию в московском окружном суде уголовного дела отставного поручика В. П. Коломнина по обвинению в целом ряде мошенничеств.

Вл. И. Немирович-Данченко напоминает Ч. (в письме б/г) о предстоящей встрече группы членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов: «Жду Вас в субботу <1 апреля> к 7 часам. Соберется человек 12. Поговорим». РГБ; Ежегодник МХТ, 1944, с. 94.

В. П. Горленко сообщает в письме И. Л. Леонтьеву (Щеглову) из Киева: «Актеры Корша обещают новинки этой зимы, между прочим и “Иванова”, для постановки которого приедет сам Чехов. Недавно я прочел “Иванова”. Главный характер очень интересен и очень глубоко захвачен (хотя слабо мотивирован и развит). Последнее действие хорошо, в первых трех есть детали, свидетельствующие об известной чеховской наблюдательности, но много есть также карикатурного и невозможного, второстепенные лица слабо очерчены и даже такие важные для пьесы, как Сарра, совсем мало понятны, по вине автора. Эту пьесу следовало refondre <переделать> основательнейшим образом. <...> Между рутиной и законными требованиями сцены есть немалая разница. <...> Попытка все-таки интересная, как все, что пишет этот симпатичный талант». ИРЛИ, № 769, лл. 36—37.

После 29 марта. Ч. отвечает письмом или телеграммой (неизв.) на телеграмму А. П. Коломнина от 29 марта по делу В. П. Коломнина.

Упомянуто в ответном письме А. П. Коломнина от 3 апреля: «Душевное спасибо Вам, Антон Павлович, за Ваши хлопоты по делу брата». См. 13 мая.

30 марта. Дарственная надпись Ч. Н. Н. Оболонскому на пьесе «Лебединая песня» (литографированное издание, 1889 г.). Письма, XII, 155.

А. А. Суворин отвечает Ч. на письмо, посланное до 28 марта (неизв.): «Счастливый юноша, уезжающий 11 апреля на юг на целое лето, посылаю Вам счет из К<нижного> магазина. Из него Вы увидите, что публика едва ли не согласилась держать Вас на сугубо великом посту. Мы принимаем некоторые меры, но на крайние не решаемся». Рассказывает о главе духовной миссии в Абиссинии архимандрите Паисии, прибывшем в Петербург 19 марта: «Видел его чуть не ежедневно. Мне он еще больше понравился — слишком уж умен. Здесь он многих разочаровал. Ожидали увидеть пещерную фигуру с горящими глазами, а увидели жирного монаха-простака с языком прытким, как ящерица». РГБ.

О летних планах брата сообщал 5 апреля М. П. Чехов в письме к Г. М. Чехову: «Антоша, если его больному <Николаю Павловичу> станет легче, на третий день Пасхи <11 апреля> выезжает в Киев, оттуда поедет в Одессу, из Одессы в Севастополь, потом в Батум, Тифлис и, наконец, через Таганрог он думает возвратиться на Луку. В Таганроге мы решили встретиться». См. середина апреля. ГЛМ, ОФ 3640/15; ЛН, т. 68, с. 862.

Около 30 марта. Ч. посылает письмо (неизв.) в Петербург В. В. Билибину. См. 31 марта.

31 марта. О постановке «Предложения» в газете «Петербургский листок» (№ 87) сообщается, что эта «новая одноактная комедия г. Чехова» пойдет в Столичном артистическом кружке «в среду на Пасхе» (12 апреля) и в ней «выступит в первый раз г-жа Стрельская, после поездки в провинцию».

В. В. Билибин отвечает Ч.: «Ваше “литературное превосходительство”, Антон Павлович, изволите смеяться над нами, титулярными советниками литературы... Вам и деньги и слава. Вы хотите еще и любви? Сделайте одолжение». Пишет, что читал о готовящейся постановке «Иванова» в Киеве: «Поздравляю. Выкиньте начало 3-го акта». Сообщает, что в Петербурге ходят слухи о женитьбе Ч. РГБ.

Конец марта. Посвященная разбору пьесы «Иванов» статья Л. Е. Оболенского «Обо всем» напечатана в «Русском богатстве» (№ 3). По мнению критика, «автор хотел нам представить продукт того явления, которое в современной науке известно под именем “переутомления”», но «ограничил сферу своих наблюдений узким кругом фактов», совершенно игнорировал «общественную обстановку» и «сферу условий, могущих создать переутомление». Поэтому пьеса «вызвала огромное недоумение: что такое Иванов? Подлец, негодяй или хороший человек? Психопат или новый Чацкий? <...> Не принадлежит ли он к типу Обломовых, только под новым соусом?» «Из <...> разбора самого содержания вы видите, как слабо, не доделано, не продумано новое произведение г. Чехова. <...> Если до сих пор он оправдывал ожидания, возлагаемые на него, то едва ли это можно сказать, положа руку на сердце, о его пьесе. Причины этого, как мы старались выяснить, лежат не в недостатке таланта, а, по-видимому, в односторонних взглядах, в пробелах миросозерцания, а быть может и общественного чувства». Критик указывает на решающую роль «социологической точки зрения», которая «отсутствует у г. Чехова и совершенно подчинена (по крайней мере в Иванове) более узкой и специальной. И вот чем объясняются всеобщие жалобы на то, что во всех более крупных вещах г. Чехова нет единства, а есть только прекрасные отдельные картинки: узкая точка зрения не может охватить и связать всех явлений жизни и дать их синтез <...> Мы боимся, что в этом лежит отчасти бесплодность всех крупных попыток Чехова и что эта бесплодность станет хронической, а из его таланта родится пустоцвет, если этот талант не будет оплодотворен более живым и широким началом <...> Отсутствие этого начала жестоко мстит за себя даже таким огромным талантом, каков был Писемский. Бодрствуйте, г. Чехов!»

О. Бочечкарова посылает Ч. письмо (неизв.) из Вильны. Сообщает о своих денежных долгах и просит ей помочь. См. 5 апреля.

Март (?). Дарственная надпись Ч. Н. Н. Оболонскому — на книге «Рассказы» (изд. 2, 1889). Письма, XII, 155.

В статье В. К. Петерсена (Н. Ладожского) «Трагедия скуки и уныния», не появившейся в печати, но сохранившейся в рукописи (50 стр.) в архиве Ч., автор называет пьесу «Иванов» «капитальным вкладом в сокровищницу русской литературы». По его мнению, «главная причина русского современного уныния и нытья» состоит в «великом расколе между верой и правдой, между идеалом и действительностью», в «недохватке славы и прочной известности». «Драма Чехова вводит нас именно в среду этих претенциозных героев и героинь, изнемогающих под бременем своих никому не нужных подвигов <...> Г-ну Чехову бесспорно принадлежит заслуга первого трезвого отношения к этому ужасному явлению эпохи. Он как истинный художник вывел ненужный героизм претенциозной бездарности на чистую воду. Он дал правдивую и художественную картину той бедной жизни, которая может быть названа самой типичной и характерной для нашего времени». Иванов и Львов — «оба представляют трагическую сторону претенциозного героизма. Львов его восходящую фазу, Иванов — нисходящую». «В драме г. Чехова мы видим Иванова молодого, стремящегося к подвигу — в лице Львова. Видим жертвы этих подвигов — восторженную (первая стадия) в лице Сашеньки, убитую и замученную (вторая стадия) — в образе Сарры. Сам Иванов изображает явление в момент проснувшегося сознания и предстоящего наказания. Наконец, Лебедев — это Иванов уже убитый, уже наказанный». РГАЛИ.

Март — апрель. Пьеса «Иванов» разрешена драматич. цензурой к представлению по журнальному оттиску тип. В. Ф. Демакова. См. между 5 и 8 марта. Цензорская «скрепа» рукой секретаря драматич. цензуры А. Ф. Крюковского на экз. печатного оттиска: «Вкл<ючить> в Пр<авительственный> В<естник>» — СПб. ГТБ, № 42063; Алфав. список драматич. соч., рассм. в марте и апр. 1889 г. — «Правительственный вестник», 25 мая, № 111; «Книжный вестник», № 6, стлб. 221; «Артист», 1890, кн. 8, сент., с. 96.

Ч. посылает письмо (неизв.) О. Г. Этингеру (С. Сутугину).

О. Г. Этингер отвечает Ч. письмом (б/д): «Вот Вы упрекаете меня в изысканности, <...> Вы пишете как о единственном стимуле для того, чтобы писать — личное желание, <...> В Вашей фразе — “Я пишу, потому что мне хочется продолжать”, фразе, как бы подчеркнутой следующей — “других побуждений у меня нет”, — мне послышалось — “Я живу, потому что мне хочется продолжать — других побуждений у меня нет”. <...> Большое Вам спасибо, что поделились со мной Вашими взглядами на вымысел и сочиненность. Они вылились у Вас в часто употребляемые фразы, но все же они заставили меня много подумать, так как я прелестно понимаю, что Вы “фраз” говорить не станете <...> Мне кажется неверным Ваше замечание, что литераторы были бы, как копии нотариальные, похожи друг на друга, ежели бы писали только то, что видят, без примеси вымысла. <...> Затем — Вы говорите, что художник тот, кто или видит новое или понимает старое — то, что и другие видели, но не понимали». Пишет, что своей книгой «Карикатуры любви» хотел «поставить вопрос: прав ли я в своем скептицизме? То есть, правда ли, что так эгоистично, гадко, лживо и случайно на свете? <...> То, что Вы не откликнулись на вопрос, который чуется мне в моей книжке, доказывает, конечно, только то, что я не сумел его поставить. Но я и не захотел его ясно поставить». Посылает очерк «Гимназистки»: «Это тоже не вымысел. Это писано с живого лица, но, как Вы увидите, тут есть и вымысел там, где у меня фактов не могло быть и не было, так же, как и в моих карикатурах. <...> Конечно, и Ваша правда, что в этом названии есть если и не битье на эффект, то во всяком случае, на привлечение внимания. <...> Вы бесспорно неизмеримо больше моего видели жизнь и гораздо более чутки — каждое Ваше слово для меня всегда будет чрезвычайно дорого, всегда будет ново, живо и серьезно». РГБ.

Весна. Д. В. Кирин в письме (неизв.) просит Ч. о помощи и затем приходит к нему сам. «Потолкавшись некоторое время в помещении “Новостей дня” <...> я израсходовал энергию от Вашего письма <к А. Я. Липскерову от начала марта> <...> Тогда я писал Вам об этом, также писал, что уезжаю в Коломну с труппой лицедеев, и Вы даже ссудили мне на дорогу денег. Времени этому прошло с год...» Письмо Кирина к Ч. от 12 янв. 1890 г. РГБ.

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4
© 2000- NIV