Летопись жизни и творчества А. П. Чехова: 1890.

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4

[Летопись жизни и творчества А. П. Чехова]: 1890 // Летопись жизни и творчества А. П. Чехова / Рос. акад. наук. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького М.: ИМЛИ РАН, 2004. — Т. 2: 1889 — апрель 1891. — С. 311—506.


1890

1 января. Обозреватель литературы за истекший год отмечает произведения Ч., напечатанные в «Северном вестнике», — «драма “Иванов” и психологический этюд “Скучная история”». РВед., № 1.

Пьеса «Иванов» упоминается в годовом театральном обзоре; отмечено, что из всех «новых пьес» прошлого сезона пьеса Ч. имела в Александринском театре «наибольший успех». СПб. Вед., № 1. Подпись: С. Т.

О пьесе «Леший» отзыв С. Васильева (С. В. Флёрова) в «Театральной хронике» МВед. (№ 1): «Зритель не может разобраться в своих впечатлениях. Он сердится на пиесу. <...> С одной стороны она скучна, с другой интересна. <...> Зритель “отпихивает” от себя действительную оценку. Он получил смешанное, неясное впечатление и немедленно отражает его, как зеркало. <...> Зритель совершенно прав. Автор кругом виноват. Впечатление от пиесы должно быть ясное. Автор должен знать, чего он хочет, и в конце концов привести нас к желаемому выводу. <...> Тот не художник, в ком явления внешнего мира не преломляются сквозь призму его внутреннего ока, кто не может сказать: вот это хорошо, а это — безобразно. <...> Недостаток комедии г. Чехова состоит в ее объективности. Он написал протокол, а не комедию. Он видел людей, которых он описывает, и описывает их, какими он их видел. Он не дал нам лишь одного: своего отношения к ним. <...> Всего досаднее, что г. Чехов не хочет знать законов драмы. Он рассказывает нам повесть; только со сцены. <...> Хрущев, носящий прозвище лешего, ни в каком случае не есть центральная фигура этой пиесы. Он простой аксессуар, точно так же, как и все остальные лица. <...> Отсюда недостаток рельефа, перспективы и отдельных планов <...> Все действующие лица находятся на одной плоскости... <...> Он сам и все остальные действующие лица неудержимо говорят, говорят все время, без умолку, не стесняясь, по-домашнему, только и делают, что говорят, говорят все, что взбредет им на ум».

На пьесу «Леший» рецензия Н. П. Кичеева (подпись: Никс) в «Новостях дня» (№ 2334): «Г-н Чехов смотрит на свою новую пьесу как на комедию; я вижу в ней только сцены, страдающие некоторой растянутостью и недостатком действия, но бесспорно свежо и талантливо написанные. Скажу более: пьесы нет, — из-за неумело построенных сцен выглядит повесть или даже роман, к сожалению, втиснутый в драматическую форму. Как пьеса, “Леший” значительно слабее “Иванова”: много бесцельных эпизодов <...>, местами полное отсутствие действия <...>, известное однообразие приемов (завтрак в первом действии, ужин во втором, чаепитие в четвертом) и, наконец, совершенно водевильная развязка. По внутреннему содержанию своему “Иванов” мне кажется, однако, много ниже “Лешего”. Там — известный тип, тут — целое общество, зараженное “повальною” болезнью. Эта болезнь — стремление к разрушению, безотчетный эгоизм, полная неспособность к альтруизму, к желанию делать добро другим... Этой-то болезненной “жилке” современного общества и посвящена новая пьеса г. Чехова».

Н. М. Ежов пишет из Москвы А. С. Суворину в связи с постановкой «Лешего»: «Посылаю Вам статейку о пьесе Чехова. В “М<осковских> вед<омостях>” напечатан в высшей степени недобросовестный отчет о “Лешем” Васильева. Пишу то, что чувствовал на первом представлении. Буду рад, если Вы найдете уместным напечатать мое впечатление от комедии». См. 10 января. РГАЛИ, ф. 459, I, 1343, лл. 11а — 11б.

Между 1 и 8 января. Пьеса «Трагик поневоле» вышла в свет 2-м литографиров. изданием в Театральной библиотеке Е. Н. Рассохиной (ценз, разр. 22 ноября 1889 г.). Отпечатано 110 экз. «Список изданий, вышедших в России с 1-го по 8-е янв. 1890 года». — «Правительственный вестник», 22 февр.; «Книжный вестник», № 3, стлб. 100.

2 января. А. А. Ипатьева (Гольден) сообщает Ч. в письме: «Деньги получила от Соловцова и, ей-богу, плакала от благодарности, т. е. от ощущения, доходившего до слез, Вашей доброты. Господи! А ведь я не думала, что Вы такой. Спасибо Вам, большое искреннее спасибо...». РГБ.

О Ч. упоминает А. М. Скабичевский в годовом обзоре литературы за прошедший год: «Даже такие плодовитые беллетристы, как Чехов, Гл. Успенский, Боборыкин, Мамин в истекший год были крайне непроизводительны. Г-н Чехов только и напомнил нам о себе, что драмою “Иванов”, имевшей средний успех, но в печати произведшей впечатление весьма сомнительного свойства, и рассказом “Скучная история”, вполне оправдавшим свое заглавие». «Новости и Биржевая газета», № 2.

Отзыв о «Лешем» напечатан в «Новом времени» (№ 4973) в качестве анонимного письма «из Москвы». По мнению рецензента, пьеса производит «странное впечатление»: «Зритель как будто читает интересный, умно написанный рассказ или роман, неизвестно для чего перелитый в драматическую форму. Условия сцены, по-видимому, игнорируются автором; как пьеса “Леший” длинен и вял; недюжинные достоинства произведения молодого писателя смешиваются с недостатками, которые явились следствием превращения романа в комедию <...> Заголовок пьесы неверно определяет центр ее тяжести <...> “леший” и его любовная интрига с интеллигентной девицей-помещицей не составляет главного интереса комедии. <...> Зритель больше заинтересовывается другой интригой пьесы, брачными несчастиями старого больного профессора и его молодой жены <...> но автор не отвечает на вопрос: что же делать таким супругам <...> Такая развязка является не концом драмы, а чем-то вроде подписи: “продолжение следует”; зритель не удовлетворен, недоумевает. Рядом стоит еще один недостаточно разработанный мотив: любовь пожилого человека к жене профессора и рядом еще одна слабо намеченная интрига отчаянного “донжуанистого” мужчины с юной хозяйственной девицей, напоминающей Марфиньку из “Обрыва”. Как видите, интересных мотивов много, но именно это изобилие и помешало автору благополучно уложить их в рамку комедии. Остается еще раз пожалеть, что богатый материал для прекрасного романа пошел на пьесу».

Критик И. И. Иванов в письме Ф. А. Куманину просит прислать «рассказ Чехова», т. е. «Скучную историю» (для работы над статьей о «Лешем»). ГЦТМ, ф. 133, № 103984.

3 января. И. Л. Леонтьев (Щеглов) в письме упрекает Ч. за долгое молчание: «...Я решительно по Вас соскучился <...> Начиная с 1-го ноября до сей поры Вас ждали и ждут сюда со дня на день, и не далее как Серж Филиппов обещал нам Вас вместо рождественского сюрприза — причина, по которой я замедлил поздравлением и послал смешную карточку Вашей матушке. Разрешите-ка поскорей мои сомнения и недоумения: где Вы, что Вы и к чему стремитесь? Накопилось много разных “леших вопросов”, разрешение которых (если Вы только не загордились совсем!) принесло <бы> нам обоюдную пользу». РГБ.

Ч. перед отъездом в Петербург дает поручение брату М. П. Чехову взять у Н. Н. Соловцова цензурованный экземпляр «Лешего» и передать Ф. А. Куманину для напечатания в январском номере «Артиста». См. 17 января. Письма, IV, 8.

Ч. уезжает в Петербург.

Вечером Н. М. Ежов и А. С. Лазарев (Грузинский) заходят к Ч., но уже не застают дома. «Были мы у Вас в день отъезда Вашего и опоздали всего на полчаса». Письмо Н. М. Ежова Ч. от 5 янв.

Пьеса «Предложение» поставлена в Новочеркасске любительской труппой.

В отклике на спектакль говорилось: «3 января нам пришлось побывать на домашнем спектакле в доме одного из жителей Новочеркасска Н. П. К-ва и вынести самое приятное впечатление». «Донская речь», 9 янв.

О «Скучной истории» отзыв А. В. Амфитеатрова в тифлисской газете «Новое обозрение» (№ 2079): «Перед нами — несомненно самое крупное произведение русской беллетристики за истекший год. В оценке “Скучной истории” газетная критика разбилась на лагери: одни восторгались “Записками старого человека” безусловно как мастерским оригинальным психологическим этюдом <...>; другие <...> несколько скептически третировали авторскую самостоятельность Чехова и желали видеть в “Скучной истории” непосредственное подражание толстовской “Смерти Ивана Ильича”. <...> Разницы, однако, очень много не только в отношении авторов к трактуемому вопросу, но даже и в самом сюжете <...> Я, если уж необходимы сравнения, скорее сблизил бы чеховский этюд с знаменитыми очерками Салтыкова “Имярек”, хотя <...> сопоставление “Имярека” со “Скучной историей”, написанной в сдержанном, так сказать, стендалевском жанре, не сразу приходит вам на память. <...> “Смерть Ивана Ильича” <...> это — проповедь пессимиста-философа, это передовая статья скептика-публициста <...> Совсем иначе взялся за свою тему Чехов. Этот писатель — реалист по преимуществу, хотя не натуралистической, а идеологической школы. Стендаль, Бальзак и Диккенс сроднее ему, чем Флобер и Зола. Все рассказы Чехова не имеют задней мысли — в этом разница его с большинством русских беллетристов. <...> Чехов — не философ и, в особенности, не метафизик, а врач, опытный анатом и превосходный диагност. Имея дело не с предвзятыми идеями, а с настроениями реальной жизни, он обладает поразительной способностью аналитически рассекать последние на мельчайшие штрихи и затем, с редким чутьем, группировать их в яркие, ясные и определенные характеры. Характеры, а не типы — широко раскидываться г. Чехов не любит <...> В этом опять-таки он напоминает отчасти манеру Стендаля, основателя французского реалистического романа, весьма мало занимавшегося типическими героями; его скорее интересовали уклонения от общих типов. <...> Этюд г. Чехова написан блестяще. Есть места, выработанные в отношении слога до поражающей силы, — таково, например, описание бессонницы Николая Степановича, сцены его с женой, с гостями, истерический припадок, последняя встреча с Катей и т. д. <...> Этюд изобилует меткими афоризмами на темы вопросов науки, искусства, семейной и бытовой жизни. Многие из них кажутся парадоксальными, но почти все талантливы и остроумны».

О постановке «Лешего» (27 декабря 1889 г.) сообщается в корреспонденции «из Москвы», напечатанной в петербургской газете. Автор заметки отмечает, что пьеса Ч., как и поставленная в тот же день в Малом театре пьеса А. Ф. Федотова («Виктор Павлович Пичужкин»), — «обе не имели успеха или, по меньшей мере, успех очень скромный. Я объясняю это особенностями праздничной публики, которая решительно не переваривает пьес, рассчитанных на интеллигентную публику». «Новости и Биржевая газета», № 3. Подпись: К.

В годовом обзоре литературы за прошедший год А. И. Введенский (подпись: Ар.) отмечает произведения Ч.: из драматических вещей, напечатанных в «Артисте» и «заслуживающих внимания» — пьеса «Медведь», а из отдельных беллетристических изданий — сборники «Хмурые люди» и «Рассказы». РВед., № 2.

4 января. Ч. приезжает в Петербург и останавливается на квартире А. С. Суворина (Мал. Итальянская, д. 18, кв. 14). Письмо И. Л. Леонтьева (Щеглова) Ч. от 4 янв.; Письма, IV, 10.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) пишет Ч.: «Я едва успел, Антуан, отправить Вам послание о моих сборах в Москву, как получил весточку о Вашем приезде. Жестоко досадно, что все время до понедельника у меня занято; но если бы Вы истинно пожелали бы меня обрадовать, то навестили бы меня на Петербургской <стороне> в воскресенье вечером, 7-го января. По случаю моих именин я сижу с 6 ч. дома и жду к себе Баранцевича и Билибина. А там — условимся! <...> Итак — будьте великодушны и вспомните № 19 у Тучкова моста (дом Пуговишниковой) 7-го в воскресенье!» РГБ.

Рисунок с изображением Ч. (франц. карикатурист Р. Люк) и сопроводительная заметка к нему помещены в ж. «Сверчок» (№ 1). На с. 4 во весь лист шаржированная фигура Ч. с гусиным пером в руках. Вверху страницы надпись: Галерея знаменитостей. В заметке М. А. Вернера говорится: «В этом году нашу галерею знаменитостей открывает симпатичный беллетрист и драматург А. П. Чехов. На исходе прошлого года он написал довольно большую повесть, носящую бойкое заглавие «Скучная история», и комедию — «Леший». Обе вещи эти имели большой успех и дали много работы отечественной колченогой критике. Сверчок помещает А. П. Чехова в свою галерею и дает ему патент на бессмертие». Ценз. разр. номера 3 янв.

После 4 января. Ч. заходит к К. А. Каратыгиной (Невский пр., 108, кв. 24). Дает какое-то поручение, касающееся В. П. Бегичева.

К. А. Каратыгина писала 18 января 1890 г. А. П. и Л. Н. Ленским в Москву: «Чехов по приезде в Питер был у меня в тот же день, затем провалился. Страшный генерал. <...> Играла уже 2 раза у Золунина и, кроме того, пристроилась на домашний спектакль князей Волконских <...> Устроил меня В. П. Бегичев». ГЦТМ, ф. 142, № 17638.

К. А. Каратыгина сообщает Ч. в записке (б/д): «Бегичева не было, и потому не сказала ему Вашего поручения. Ставит пиесу Палечек. <...> Давеча забыла Вам сказать, что я писала Лялину-Петербуржцу, чтобы он устроил меня в редакцию “Нового времени”. Если будет удобно, замолвите за меня Суворину слово. Я решительно ухожу из актрис. <...> Не сердитесь за давишний дурацкий прием и приходите». РГБ.

Записка датируется по связи с письмами Каратыгиной от б дек. 1889 г. и 14 янв. 1890 г.

5 января. В. П. Бегичев приглашает Ч. приехать «завтра, в субботу 6-е генваря в “Малый Ярославец” между 11 и 12 часами ночи». «Сгораю страстным желанием и видеть и обнять Вас...» РГБ.

Н. М. Ежов посылает Ч. из Москвы вместе с письмом рассказ («Русалка») для «Нового времени» и просит, чтобы А. С. Суворин «сделал распоряжение о высылке» ему газеты. См. 10 января. РГБ.

Ф. А. Куманин пишет Ч. из Москвы: «Сегодня Ваш брат Михаил Павлович ужасно удивил меня письмом, что Вы желаете как можно скорее получить в Петербурге корректуру Вашей пьесы <“Леший”>. Каким образом я могу это сделать, если до сих пор не имею оригинала? Ваш брат передал мне оригинал только 3 и 4 действия, а 1 и 2 я так и не получал. <...> Когда мы успеем послать Вам корректуру, получить ее да, кроме того, еще Ваши хлопоты в цензуре, а между тем № надо выпустить непременно к 15. <...> Не отложить ли нам печатание “Лешего” до февральской книги, которую я думаю выпустить в начале февраля, до масленицы или на масленице. Отвечайте скорее». Ч. ответил 8 января. РГБ.

А. И. Урусов сообщает Ф. А. Куманину о намерении напечатать в «Артисте» статью в защиту пьесы «Леший»: «Я начал писать о комедии Чехова, но не могу поручиться, чтобы я кончил статью к 8-му утром. Поэтому Вы, пожалуйста, не стесняйтесь: если у Вас есть в виду другая статья, то берите или заказывайте ее. Мою же, которая едва ли будет согласована с ходячими отзывами о “Лешем”, можете, если хотите, взять и после, а то я ее пристрою, если не брошу». См. 8 января. ГЦТМ, ф. 133, 97609; ВЛ, 1985, № 1, с. 179.

6 января. Отец Ч. Павел Егорович пишет ему из Москвы: «Я жалею, что не застал тебя по приезде из Бабкино. <...> Письмо от Митрофана Егоровича я дал прочитать тебе, но ты мне не возвратил его, оно мне нужно, надо исполнить поручение. Если оно заперто в конторке, то я не скоро получу его. <...> Может быть, ты с собою ключа не взял, то напиши, где он есть». Далее в письме следует приписка М. П. Чехова: «Все исполнено аккуратно. Жду дальнейших предписаний. Мих. Чехов. От Соловцова получено 100 р. и передано Маше. Не забудь похлопотать обо мне. Поручение Корнеева: купи № “Вс<емирной> иллюстрации”, где помещено “Бегство в Египет” Мурильо. Найди в Эрмитаже оригинал его, смерь его величину, узнай, подлинный ли он, есть ли с него копии других великих мастеров, проследи историю каждой из них. Затем сообщи обо всем Корнееву». РГБ.

Около 6 января. Сообщает И. Я. Гурлянду в Москву (письмо неизв.) об устройстве его произведений в печать: в «Новом времени» 6 января был помещен рассказ «Утро нотариуса Горшкова»; в «Артисте» (1890, кн. 6, февраль) — комедия «Уездный Шекспир (Посвящается А. П. Чехову)»; там же, начиная с январской книжки, в отделе «Хроника» стали публиковаться его театральные заметки из Ярославля («От нашего корреспондента», подпись — И. Г.). См. 9 января.

7 января. Вечером присутствует на именинном ужине у И. Л. Леонтьева (Щеглова). Были еще В. В. Билибин, К. С. Баранцевич, Н. А. Соловьев-Несмелов (всего 12 человек). Записи в дневнике Щеглова: «Телеграммы Муравлина, Плещеева»; «Разошлись в 3 ч. пополуночи»; «Хотел быть Суворин. Привет Григоровича». ИРЛИ, № 1416, л. 146; ЛН, т. 68, с. 481.

Отзыв о «Лешем» напечатан в «Будильнике» (№ 1; подпись: Неприсяжный рецензент <В. Д. Левинский>): «Пьеса серьезно задумана, дает много живых типов, но не сценична и не имеет материала для артистов. Все они, благодаря талантливому перу автора, живописуют, но не играют, поэтому мало движения и еще меньше жизни. Эффектное, но несоответствующее заглавие пиесы также ослабляет впечатление. Гораздо большее удовольствие может дать “Леший” в чтении, чем видеть его на сцене...».

В отзыве о пьесе «Леший» рецензент отмечает, что «никакой, решительно-таки никакой фабулы в пьесе г. Чехова нет, а в силу этого нет и никакой законченности, самой пьесы нет, как нет в ней характеров». Некоторое исключение, по его мнению, составляют образы Серебрякова и Дядина. «Все остальные лица — эскизны. Зрителя не в силах заинтересовать эти “обыкновенные” люди, эта серенькая жизнь, эта цепь плохо связанных между собою, обыденных сценок <...> Пьеса “сухо” написана. Она растянута. Успеха не имела». «Новости и Биржевая газета, № 7. Подпись: К.

О поступлении в продажу сб. «Детвора» сообщается в рекламном объявлении к серии «Дешевой библиотеки». НВ, № 4978; затем неоднократно повторялось.

8 января. Ч. в шуточном письме к Саше Киселевой поздравляет «Василису Пантелевну» от имени «Василия Макарыча» с днем ангела и шлет подарки — почтовую бумагу, перья, книгу по древней истории и проч. Письма, IV, 7.

Отвечает на письмо Ф. А. Куманина от 5 января: «Если Вы не выслали еще корректуры, то погодите моего приезда: я приеду 12—13 янв. Прочту корректуру, исправлю и пошлю в цензуру из Москвы.

Теперь просьба: не печатайте “Лешего”!! “Леший” для “Артиста” положительно не имеет никакой цены: публике московской он не понравился, актеры словно сконфузились, газетчики обругали... <...> В случае Вашего согласия поскорее отвечайте мне. Несогласие же Ваше уязвит меня в самое сердце и причинит мне немало горя, ибо лишит меня возможности поработать еще над “Лешим”». Письма, IV, 8.

А. И. Урусов запрашивает у Ф. А. Куманина рукопись пьесы Ч. для написания о ней отзыва: «Нет ли у Вас рукописи или корректурных оттисков “Лешего”? Они мне очень бы нужны!» См. 3 февраля. ГЦТМ, ф. 133, № 97610.

Пьеса «Медведь» исполнена на сцене театра б. М. М. Абрамовой (Общество русских драматич. артистов) в пользу Общества воспитательниц и учительниц. Роли исполнили: Попова — Н. Д. Рыбчинская, Смирнов — Н. Н. Соловцов, Лука — М. Л. Гусев. Последующие спектакли — 30 и 31 января (прощальный бенефис М. М. Глебовой). МВед., 27 дек. 1889 и 8 янв. 1890 г.

Между 8 и 14 января. Ч. в гостях у Н. А. Лейкина; среди присутствующих — И. Л. Леонтьев (Щеглов). Письмо Леонтьева (Щеглова) Ч. от 16 янв.

9 января. И. Я. Гурлянд в письме благодарит за оказанную протекцию, сообщает, что Ф. А. Куманин остался очень доволен «Уездным Шекспиром» и просил быть постоянным сотрудником «Артиста». Запрашивает о судьбе взятого с собою Ч. рассказа «Нейтральная комната» и добавляет, что готов выслать для «Нового времени» еще один свой рассказ — «Родственный обед» (в «Новом времени» не появлялись). Пишет о полученном из Крыма известии о смерти жены Д. М. Городецкого (о посещении ее Ч. в Исаре см. после 23 июля 1889 г.). РГБ; Из архива Чехова, с. 184—185.

Н. Н. Соловцов телеграфирует Ч. из Москвы: «“Лешего” высылаю». РГБ.

В. А. Тихонов пишет Ч.: «Совершенно случайно узнал, что Вы в Питере. (Греховодник — Вы даже не известили меня о своем прибытии!) <...> Неужели Вы не заглянете ко мне? Грех Вам будет! Мне так бы хотелось повидаться». См. 3 марта. РГБ.

10 января. Н. М. Ежов в письме сообщает Ч.: «Каюсь, что написал о Вашем “Лешем” свирепую и дикую статью, которую “Н<овое> время”, увы, не напечатало! Мне и Лазареву Ваша пьеса нравится больше “Иванова”». Извещает о состоявшемся 5 января в Татарском ресторане обеде членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов и тех вопросах, которые, по слухам, там обсуждались. Просит, «если Суворин не захочет напечатать целиком» рассказ «Русалка», передать его в «Северный вестник». См. 25 января. РГБ.

Секретарь редакции «Северного вестника» М. Д. Федорова по поручению А. М. Евреиновой просит назначить время, когда Ч. мог бы зайти в редакцию, чтобы познакомиться «с одним господином, недавно вернувшимся из Сибири. Это некий господин Птицын; он может дать Вам много дельных указаний и снабдит Вас письмами, если пожелаете» (В. В. Птицын — автор статьи «Тюрьмы Приленского края (Путевые наброски)», напечатанной в «Северном вестнике», 1889, № 12 и включенной Ч. в список сахалинской литературы — Сочинения, XIV—XV, 888). См. 11 января. РГБ.

Баронесса В. И. Икскуль де Гильденбандт в письме к начальнику Главного тюремного управления М. Н. Галкину-Враскому просит оказать содействие в поездке Ч. на Сахалин: «Известный и один из самых наших талантливых литераторов — если не самый талантливый в настоящее время, — Чехов — очень желает вас видеть, — и я прошу вас принять его милостиво и по возможности исполнить его желание. Дело в том, что он собирается на Сахалин с литературными целями — и, конечно, предварительно желает с вами повидаться. Будет он у вас на днях на квартире — утром, так как мне сказали в правлении, что это самое удобное для вас время». ГАСО, ф. 1221, I, 283, лл. 2—3.

11 января. Вечером присутствует на спектакле «Власть тьмы» Л. Н. Толстого, запрещенной в России к постановке и показанной на домашней сцене А. В. и В. Н. Приселковых (М. Итальянская, д. 24). Роли исполнили: Петр — С. Д. Сазонов, Анисья — В. Н. Приселкова, Акулина — Е. В. фон Розенбах (сестра Приселкова), Анютка — О. Трефилова, Никита — Г. П. Карпов, Аким — А. А. Левашов, Матрена — З. А. Давыдова, Марина — М. Н. Кельчевская. Режиссер — В. Н. Давыдов. Декоратор — М. М. Бочаров (по эскизам, привезенным из Тульской губ.). «Видел я “Власть тьмы” у Приселковых. Хорошо». Письма, IV, 9, 14.

А. В. Приселков вспоминал об этой постановке, которую консультировала Т. А. Кузминская: «Зрительный зал, с целью и для контраста декорированный старинными русскими парчами, картинами и живыми цветами, был освещен, так же как и сцена, электричеством — новинка в то время. Когда поднялся занавес, то сразу установилась связь этого парадного зала со сценой, изображавшей черную избу. Сердца блестящих зрителей забились в унисон с сердцами темных мужиков, и все великосветские дамы, сановные и нарядные кавалеры, литераторы, артисты русских и французских театров, художники и рецензенты, наполнявшие зал, с замиранием сердца, затаив дыхание, следили за развертывающеюся и нарастающею драмою несчастных, невежественных героев пьесы». «Первая постановка “Власти тьмы” на любительской сцене в 1890 г.» (Из воспоминаний А. В. Приселкова). — «Ежегодник имп. театров», 1909, вып. 1, с. 32—33.

Всего состоялось три представления у Приселковых: две генеральных репетиции — 10 и 11 января — и самый спектакль — 13 января («“Власть тьмы” на частной сцене г. Приселкова». — «Петербургский листок», 15 янв.). На спектакле 10 января преобладали приглашенные из артистической среды: «Было много артистов», «В числе публики были: Н. Ф. Сазонов, Гитри и другие артисты» (А. П. «Власть тьмы» на сцене А. В. Приселкова. — ПГ, 11 янв.; А. П. Еще о постановке драмы «Власть тьмы» на сцене В. Н. и А. В. Приселковых. — там же, 12 янв.). Ч. присутствовал, видимо, на второй генеральной репетиции — 11 января. Именно в этот вечер корреспондент газеты отметил в зале «многих литераторов» (там же, 12 янв.). В пользу этой даты свидетельствует также появившаяся на следующий день рецензия А. С. Суворина, вместе с которым, конечно, и был на спектакле Ч. Суворин писал: «Я чрезвычайно рад, что увидел, наконец, “Власть тьмы” Л. Н. Толстого и провел вечер у гг. Приселковых с таким наслаждением, какого давно уже не испытывал. Вся Европа говорила об этом произведении, которое на сцене производит потрясающее и глубоко нравственное впечатление. Это перл русской драмы <...> Благодаря гг. Приселковым, по крайней мере для нескольких сот интеллигентных зрителей, драма получила жизнь на сцене. <...> Если я скажу, что это почти не любительский спектакль, то еще не много скажу. Были сцены, разыгранные решительно превосходно, так, как дай Бог сыграть их на хорошем заправском театре». НВ, 12 янв.

Сенатор В. Я. Голубев (женатый на сестре М. В. Киселевой) препровождает Ч. повесть Киселевой «Князь Кудашев» и просит оказать возможное содействие к помещению ее в «Северный вестник» или другой журнал. «Все это я мог сказать Вам вчера, если б Вы не изменили намерения провести вчерашний вечер у нас. Сегодня вечером мы дома, может быть, надумаете зайти к нам...» РГБ.

В. В. Птицын пишет А. М. Евреиновой: «Многие сибиряки, узнавши о намерении Чехова ехать в Сибирь, предлагают дать ему рекомендательные письма в Тюмень, Томск, Красноярск, Иркутск, Верхнеудинск, Селенчинск, Читу, Кяхту и на Амур; с ними, т. е. с р<екомендательными> письмами, его везде встретят, по крайней мере в смысле гостеприимства, с объятиями и всё покажут ему по части природы, видов, людей и пр., а без них он в Сибири, кроме гостиниц с клопами и почтовых станций с картинами блудного сына на каждой — ничего не увидит». См. около 11 января. РГБ.

Н. И. Свешников в письме из Петербурга обращается к Ч. с просьбой узнать у А. С. Суворина о судьбе находящейся у него рукописи воспоминаний: «...Могут ли мои записки быть хоть сколько-нибудь пригодны?» Ч. ответил в середине января. РГБ.

Около 11 января. А. М. Евреинова пересылает Ч. письмо В. Птицына, «одного из наших сотрудников, недавно приехавшего из Сибири»: «Мне кажется, что Вам следует воспользоваться. Видите, как Вас в Петербурге любят!» (письмо В. Птицына см. выше).

До 12 (или 19) января. Н. В. Голубева (урожд. Бегичева) в письме Ч. (б/д) просит ознакомиться с ее рассказом «Лиза»: «Со страхом и трепетом препровождаю мою рукопись на Ваш строгий и откровенный суд <...> прочтя ее, Вы как художник почувствуете, есть ли хоть искорка у меня того, что дает право писать, — и надежду приобрести технику. <...> Черкните, когда я могу Вас ждать к нам обедать». РГБ.

12 (или 19) января. Н. В. Голубева в письме Ч. (б/д) сообщает о неожиданной командировке мужа в Москву и отъезде вместе с ним «сегодня с курьерским». Просит зайти в четыре часа: «...А нельзя, делать нечего, в таком случае прошу Вас по Вашем отъезде наши рукописи передать отцу <В. П. Бегичеву>, конечно, я буду счастлива, если как-нибудь пристроите Машину». См. 11 января. РГБ.

На письме дата рукой Ч.: «янв. 90». Письмо помечено Голубевой: «Пятница», которая приходилась в 1890 г. на 5, 12, 19 и 26 янв. Рукопись М. В. Киселевой переслана Ч. только 11 янв., а 26 янв. она сама уже приехала в Петербург. Рассказ Н. В. Голубевой «Лиза» был напечатан в «Русском вестнике», 1892, № 9, с подписью: Н. Б.

Ч. в тот же день заходит к Голубевым (на Шпалерную улицу).

В своих воспоминаниях Н. В. Голубева рассказывала об этом посещении, ошибочно относя его к 1893 г. и припоминая их первую встречу в Бабкине в июле 1887 г.: «Боже, как изменился он за эти шесть лет! <...> Прежнего милого, веселого, шаловливого Чехова и помину не было. <...> К обеду он, конечно, опоздал. К счастью, моего мужа, с которым он был знаком только понаслышке, не было дома. <...> Обедали мы с ним вдвоем. <...> И вдруг я вижу, что Чехов удивительно странно вертит салфетку, будто она его страшно раздражает, он ее мял, крутил, наконец положил за спину. Сидел как на иголках. <...>

— Извините, Надежда Владимировна, я не привык сидеть за обедом, я всегда ем на ходу. <...>

Чехов стал ходить взад и вперед, подходил к столу, на минутку садился, как бы торопясь, ел и снова начинал ходить <...> Я постаралась кончить поскорее обед и перейти в гостиную, где было очень уютно и пылал камин. <...> Мы пили кофе, и разговор мало-помалу наладился на приятельский тон... <...> Мне очень хотелось спросить его, читал ли он мой рассказ и каково его мнение о нем...

— Верно ругали меня? — вырвалось у меня, и я страшно покраснела.

— Зачем? За что вас ругать? Напротив, хвалили, это нашего брата, работающего из-за куска хлеба, поносят. <...> Вы и ваша сестра, вы обе брызжете талантами, но, простите, из вас никогда ничего не выйдет, потому что вы сыты и не нуждаетесь. <...> С талантом без труда ничего сделать нельзя. <...> Мы простились. Во всей его фигуре видна была такая усталость! Я подумала: весна его жизни миновала, лета не было, наступила прямо осень». ЛН, т. 68, с. 570—572.

12 января. Вечером присутствует в Александринском театре на спектакле «Бедная невеста» А. Н. Островского, поставленном в бенефис М. Г. Савиной. В спектакле участвовали также А. М. Дюжикова, О. И. Мусина-Пушкина, В. В. Стрельская, К. А. Варламов, В. Н. Давыдов, В. П. Далматов, Н. Ф. Сазонов, П. М. Свободин, В. Р. Шемаев. «Театры здесь необычайно скучны. Видел я “Бедную невесту” и “Холостяка” <см. 19 января>. Игра чиновницкая, бездушная, деревянная». Письма, IV, 14.

А. С. Суворин, бывший на том же спектакле, давал ему в своей рецензии сходную оценку: «Несмотря на то, что лучшие силы труппы явились вчера в “Бедной невесте” <...>, игра их мне показалась бледной и неинтересной. Ничего нового, ни малейшей детали оригинальной не дали актеры <...> Я видел просто актеров в париках, которые говорили непривычные им слова». НВ, 14 янв.

Д. В. Кирин в письме сообщает Ч. о прибытии в Москву и своем бедственном положении: «Письмом тем <А. Я. Липскерову — см. начало марта 1889 г.> я не сумел воспользоваться, — я не ловкий человек, — и потому оно достигло своей цели лишь наполовину. Липскеров напечатал мой рассказ, заплатил за него, пообещал место, а затем я стал относительно его газеты <“Новости дня”> в такое положение, в каком был до Вашего письма. <...> Смею рассчитывать на Вас, предполагая, что в оно время Вы хлопотали за меня, давали мне и денег, и рекомендации, и советы не из одного желания отделаться от навязчивого молодого человека. <...> Несколько Ваших фраз о Кирине Липскерову или Пастухову <...>, наконец, кому-нибудь третьему, четвертому, — по Вашему усмотрению, — в крайнем случае, письмо, — вот лишь на что я рассчитываю, посылая к Вам сие послание». РГБ.

Рассказ «Винт» (1884) запрещен цензурой для публичного чтения. Цензор драматич. сочинений И. П. Альбединский в рапорте об этом рассказе (названном «Новинкой» — по первоначальной публикации в «Осколках»), изложив его содержание, заключал: «Я признаю настоящий рассказ окончательно неудобным для исполнения перед публикой». На рапорте цензора — резолюция начальника главного управления по делам печати Е. М. Феоктистова от 16 января: «Запретить». ЦГИА СПб., ф. 776, 2, 9, л. 15; Литературный архив, с. 262.

13 января. Вечером Ч. в гостях у А. Н. Плещеева. Присутствовали литераторы П. И. Вейнберг, В. Н. Ладыженский, И. Л. Леонтьев (Щеглов), нотариус И. И. Иванов с женой, зоолог В. А. Фаусек, пианист Г. М. Линтварев. Сделав запись об этом в своем дневнике, Леонтьев (Щеглов) добавляет: «Разошлись в 3 часу». ИРЛИ, № 1416, л. 147; ЛН, т. 68, с. 481.

Ладыженский позднее вспоминал о встрече с Ч. на этом вечере: «В ту пору собирался кружок молодых начинающих писателей у А. Н. Плещеева, в его небольшой квартире на Спасской площади. <...> Чаще других, кажется, кроме меня, бывали в эту пору у Плещеева — Мережковский, Баранцевич, проф. Фаусек <...> и приятель маститого хозяина — тоже маститый поэт — П. И. Вейнберг. Посещали Плещеева и артисты, и в юной компании начинающих поэтов часто можно было встретить Стрепетову, Пасхалову, Свободина и Давыдова. <...> Вот здесь-то в один из зимних вечеров привелось мне встретиться и познакомиться с А. П. Чеховым. Молодой и красивый, с прекрасными задумчивыми глазами, он на меня с первого же раза произвел неотразимое, чарующее впечатление. <...> По обыкновению мы и в этот раз засиделись до поздней ночи и говорили о литературе и общественной жизни. Чехов показался мне малоразговорчивым, каким он и был на самом деле. Говорил он охотно, но больше отвечал, не произнося, так сказать, монологов. В его ответах проскальзывала иногда ирония <...> Вышли мы вместе на улицу уже после ужина. <...> Чехов говорил о необходимости настроения в стихотворениях. Говорил он волнуясь и повторял, что желал бы быть понятен. Смысл его речи был тот, что вся жизнь целиком может давать содержание для художественной работы, которая характеризуется правдивостью настроения изображаемого. <...> “Только не надо нарочно сочинять стихи про дурного городового!”» В. Н. Ладыженский. Из воспоминаний об А. П. Чехове. — О Чехове, с. 132—134; Чехов в восп., 1960, с. 297—298.

Январь, до 14. «Был у Репина в мастерской». Письма, IV, 9.

14 января. Посещает вместе с А. С. Сувориным 3-ю петербургскую выставку «Общества любителей породистых собак», проходившую с 12 по 16 января в помещении Михайловского манежа (с 3-х дня до 9 час. вечера). Письма, IV, 9; НВ, 13 янв.; СПб. Вед., № 14.

Вечер Ч. проводит в гостях у Н. А. Лейкина.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) отмечает в дневнике события этого дня, в которых Ч., возможно, также принимал участие: «Проводы Голицына-Муравлина в Алжир. Обед у Тихонова-Лугового. <...> Вечер у Лейкина, замечательно веселый и дружный: Чехов, Билибин, Баранцевич, Михневич. Разошлись в 4-м часу. О Антуан!.. (“Власть тьмы” у Приселковых)». ИРЛИ, № 1416, л. 147; ЛН, т. 68, с. 481.

Пишет в Москву сестре М. П. Чеховой, что задерживается с выездом: «Непредвиденные обстоятельства задержали меня еще на несколько дней. <...> Жду от Миши письма об “Артисте” и “Лешем”». Письма, IV, 9.

К. А. Каратыгина пишет Ч., чтобы он при отъезде в Москву захватил с собой приготовленную ею посылку («место»). «Если будете сегодня на балу студентов, веселитесь побольше».

В залах петербургского Дворянского собрания в этот день состоялся воскресный музыкально-танцевальный вечер студентов-медиков. НВ, 13 янв.

Просит узнать у А. С. Суворина его ответ на ее письмо к нему. РГБ.

Каратыгина в тот же день писала Суворину: «...Возьмите меня к себе на службу, в редакцию, контору или книжный магазин. <...> В последнее время мне так ужасно не везет, что я принуждена искать себе обеспеченный заработок вне сцены. <...> Передайте, будьте добры, это Антону Павловичу Чехову, а он, я надеюсь, не откажет сообщить мне это хотя по городской почте». РГАЛИ, ф. 459, I, 1712, лл. 1—2.

Саша Киселева в письме Ч. из Бабкина благодарит за присланные подарки и поздравляет с наступающим днем именин. «Мама оскорблена, что Вы вернули ей ее подарок <серебряную “висюльку”>. Чтоб отомстить, отсылаю Вам один из Ваших подарков». См. 16 января. РГБ.

Секретарь правления московского Общества искусства и литературы Н. М. Кожин извещает Ч., что «2 февраля в Обществе предполагается устроить “товарищеский вечер”, доступ на который будет открыт только для членов Общества и их гостей», и от имени правления обращается «с покорнейшею просьбою о дозволении исполнить на этом вечере членами Общества <...> пьесу “Предложение”». Ч. ответил 17 января. РГБ.

15 января. Ч. посылает письмо (неизв.) К. С. Баранцевичу с приглашением пойти вечером вместе к П. М. Свободину на именины. Баранцевич отвечает: «Болен совсем. <...> Идти к Павлу Матвеевичу никак не могу. Будьте добры, передайте ему мое сердечное поздравление и пожелание всего, всего хорошего». РГБ.

На именинах у П. М. Свободина. Присутствуют еще А. Н. Плещеев, М. И. Чайковский, П. И. Вейнберг, С. Н. Терпигорев, И. Е. Репин, И. Ф. Горбунов, С. В. Максимов, А. К. Шеллер, П. П. Гнедич, М. И. Писарев, Н. М. Соковнин и др. Дневник П. М. Свободина. СПб. ГТБ.

Читает его рассказ «Юбилей», напечатанный 13 января в «Новом времени», близкий по теме чеховской «Лебединой песне».

Свободин вспоминал об этом в письме Ф. А. Куманину 31 марта 1891 г. в связи с намечавшейся публикацией в «Артисте» его театральных очерков «Лицедеи»: «Я вспоминаю, что А. П. Чехов, читая у меня “Юбилей”, сказал: “Ах, как “Артист” нуждается в таких очерках, жаль, что Вы поторопились отдать его в “Нов<ое> Вр<емя>”». ГЦТМ, ф. 133, № 97459.

Рассказ «Ванька» (1886) в переводе на сербскохорватский яз. напечатан в ж. «Коло» (Белград), № 30.

Около 15 января. О «Скучной истории» критический этюд Созерцателя (Л. Е. Оболенского) в «Русском богатстве» (№ 1). Автор связывает появление повести Ч. с наступлением «новой эпохи» в русской литературе, с поворотом в ней к решению «вопросов общих, основных, о цели и смысле жизни вообще». «Пессимизм и отчаянная безнадежность конца 80-х годов сменяются мало-помалу призывами — критически разобраться в этом пессимизме. И в этих новых призывах мы видим уже не старцев 40-х и 60-х годов, а талантливых представителей литературы 80-х и особенно конца 80-х. <...> Произведение Чехова <...> показывает только первую половину этого нового процесса, т. е. наступление сознания, что так жить, т. е. без веры, без руководящей идеи, нельзя. <...> Весь рассказ г. Чехова есть талантливая попытка нарисовать нам невозможность жизни без такой «общей идеи, или Бога». <...> Все эти науки и исследования — такая же односторонняя специализация, какой была наука у нашего ученого профессора, — если они не объединены с общей идеей, основной этической идеей о смысле и цели жизни. <...> Поэтому и теперь я восторженно приветствую всякое проявление этой идеи, хотя бы в форме отрицательной, как в очерке Чехова, где показано ярко, наглядно, психологически неоспоримо, что одна наука и специализация в ней невозможны для истинно разумной жизни, без господства высшей, объединяющей идеи, т. е. религии, которая буквально и обозначает “объединение”». Ценз. разр. номера журнала 15 янв.

Середина января. Ч. заходит к К. А. Каратыгиной (Невский, д. 108). Она высказывает желание иметь «Пестрые рассказы». См. в ее письме от середины января.

Ч. в письме (неизв.) сообщает К. А. Каратыгиной, что по ошибке получил от нее письмо, адресованное другому лицу. См. ниже.

Ч. отвечает (письмо неизв.) Н. И. Свешникову, предварительно переговорив с А. С. Сувориным.

23 января Свешников написал С. Н. Шубинскому: «В конце октября я передал Алексею Сергеевичу Суворину записки, в коих я намерен описать свою простую, но и далеко не однообразную жизнь. Теперь я получил от Антона Павловича сведение, что записки мои Алексей Сергеевич передал Вам; а потому и осмеливаюсь утруждать вас <...> дать мне какой-либо ответ о том — могут ли они быть на что-либо пригодны?» Н. И. Свешников. Воспоминания пропащего человека..., с. 10—11.

Отдельные главы из воспоминаний Свешникова были напечатаны в шести номерах НВ (1892), а затем в ИВ (1896, № 1), редактором которого являлся С. Н. Шубинский.

Ч. получает от редакции ж. «Артист» официальное предложение (письмо б/д) «принять участие в поднесении от имени <...> журнала артистке М. Н. Ермоловой, в день ее юбилея, венка с художественными рисунками и автографами сотрудников на лентах его». «Для подписи ленты будут находиться в редакции с 27-го января». РГБ.

Празднование 20-летия артистической деятельности М. Н. Ермоловой состоялось в Москве 30 января 1890 г. Ч. находился в это время в Петербурге.

К. А. Каратыгина в письме (б/д) напоминает о «Пестрых рассказах»: «Что касается их, то мне страшно совестно по уходе Вашем стало своего попрошайства. — У нас есть Ваши расск<азы> в семействе, но поймите, что мне лестно и я дорожу иметь Ваше произведение с Вашей надписью». Разъясняет инцидент с ошибочно посланным ему чужим письмом: «Проклятая рассеянность! Куда же я девала Ваше письмо? В чей конверт я его положила? Неужели Вы всё читали? Да уж и того довольно, что прочитали. <...> Скандал! Это было к сестре <Н. А. Гусевой>». РГБ.

16 января. Пьеса «Леший» поставлена впервые в Харькове на сцене Драматического театра труппой Товарищества драматических артистов в бенефис Е. И. Шеиной. В спектакле участвовали: Е. И. Шеина, С. П. Волгина, Е. А. Лебедева, Н. И. Новиков, Е. Я. Неделин, Скуратов, Т. А. Чужбинов и др. «Южный край», 15 и 16 янв.

Саша Киселева пишет Ч. шуточное письмо («Василию Макарычу» от «Василисы Пантелевны») с замечаниями по поводу полученных от него «сувенирчиков». См. 8 января. РГБ.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) поздравляет Ч. с днем именин и высказывает добрые пожелания. «Но — главное — от души желаю встретить на Сахалине того неуловимого “г. Идеала Идеаловича”, без которого лучшие произведения искусства имеют лишь половинную ценность. Я слишком много надежд на Вас возлагаю, чтобы не высказаться с полной откровенностью...» РГБ.

В «Русской мысли» (№ 1) напечатан отзыв М. Ремезова об официальном «Обзоре десятилетия деятельности Главного тюремного управления. 1879—1889», который, по мнению автора, убеждает, что «вся нынешняя система ссылки находится в совершенном расстройстве» и что «нельзя перевоспитывать и исправлять людей, оставляя их на произвол судьбы при самых неблагоприятных условиях». «Пожелаем, чтобы предстоящим в нынешнем году Международным пенитенциарным конгрессом в Петербурге было обращено особенное внимание на развитие мер, способствующих к исправлению несчастных, подвергшихся каре закона, а не на средство только возмездия и устрашения». Извещение о выходе журнала в свет — МВед., 16 янв.

До 17 января. Ч. в письме (неизв.) сообщает К. А. Каратыгиной о предстоящем ему «далеком путешествии». См. 17 января.

17 января. Отвечает на письмо Н. М. Кожина от 14 января: «...Пьеса моя “Предложение” не может идти в Москве, так как она отдана г-же Горевой на весь текущий сезон». См. 27 января. Письма, IV, 9.

Ознакомившись с «Крейцеровой сонатой» Л. Н. Толстого, посылает экземпляр М. И. Чайковскому, пишет ему: «Прочитав, благоволите послать ее Н. М. Соковнину <...> Он пришлет мне». См. 13, 15 февраля, весна 1890 г. Письма, IV, 10.

О завершении «новой повести» Толстого и «глубочайшем впечатлении», производимом ею, газеты сообщили в начале ноября 1889 г. сразу же после первых публичных чтений повести в Петербурге по экземпляру авторской рукописи (НВ, 4 нояб.; ПГ, 5 нояб.; «Вестник...», 16 нояб. и др.). Ввиду очевидной угрозы цензурного запрета, «Крейцерова соната» до появления в печати стала распространяться в списках, литографированных и гектографированных копиях, вызывая многочисленные разноречивые суждения и толки. 30 января повесть была прочитана на заседании «Русского литературного общества» и произвела, по словам И. Л. Леонтьева (Щеглова) «ошеломляющее впечатление» (запись в дневнике — ИРЛИ, № 1416, л. 149).

М. П. Чехов пишет Ч. в Петербург: «“Леший” шел пять раз, все сбавляя и сбавляя сборы (до 300 р.), Вафля под конец, на мой взгляд, сбился на шарж, а Рыбчинская, тоже на мой взгляд, стала играть много ленивее. Кисел<евский> и профессор — великолепны». «Все четыре акта тогда же переданы “Артисту” с просьбой поскорее набирать и послать тебе корректуру». ГЛМ, ОФ 5333/3, лл. 1—2.

И. Я. Гурлянд посылает Ч. поздравительную телеграмму (неизв.) ко дню именин. См. 18 января.

К. А. Каратыгина пишет Ч., откликаясь на его сообщение о путешествии: «Судя по Вашим словам, Антон Павлович, я заключила, что Вам предстоит далекое путешествие. На сей случай я возымела намерение сделать Вам дорожную подушку. Пригодится, может быть, положить ее под голову, когда будет Вас адски качать на пароходе “Россия”». РГБ.

Семья Ч. в Москве — в его отсутствие — отмечает его день рождения. В числе гостей — Н. М. Ежов, А. И. Иваненко, М. Р. Семашко. Письмо И. М. Ежова Ч. от 25 янв.

Между 17 и 22 января. Ч. посещает К. А. Каратыгину, которая дает ему на отзыв тетрадку со своими литературными «аллегориями». См. 22 января. Знакомит ее с планом своего путешествия на Сахалин, обсуждает два возможных маршрута — сухопутный и морской. Просит не сообщать его домашним о планах поездки. «Если Ваша Мама и сестра узнают о Вашем «secret d’un polichinelle”, то конечно не я буду виновата — Вы так просили, чтобы я не проболталась в Москве». Письмо К. А. Каратыгиной Ч. между 17 и 22 янв.

К. А. Каратыгина в письме советует Ч. ехать на Сахалин не сухопутным, а морским путем, обратно же — через Сибирь: «Имейте в виду, что в начале сентября прекращается (по крайней мере, раньше было) пароходство по Амуру и Шилке — сильно мелеют. Подгоняйте же путь. Ведь Вы туда хотели Сибирью? <...> После морских тревог “нутро” лучше успокоится сухим путем. Страшно поправитесь, окрепнете <...> и, кроме того, если успеете, увидите сибирскую флору полевую. У нас нет такой красоты. А берега Амура!.. Говорят, рейнские хуже». Рекомендует посетить каторжные тюрьмы в Нерчинске и при руднике «Кара». РГБ.

18 января. Пьеса «Трагик поневоле» исполнена в Москве на сцене театра М. М. Абрамовой с участием Н. Н. Соловцова. Повторный спектакль — 4 февраля (утро). МВед., № 16; «Новости дня», 4 фев.

М. Е. Чехов в письме П. Е. Чехову сообщает о происходивших в этот день в Таганроге похоронах протоиерея В. А. Бандакова. «Горе наше великое, мешает выразить те скорбные чувства, какие мы переживаем. За вас постоянно помнил и говорил: “Я молюсь за Павла и Евгению со чады”. <...> В воскресенье <21 января> выйдет № таганрогской газеты, где будут помещены речи, сказанные на его могиле. Пришлю вам. <...> Приветствую милого, премилого Антошу с прошедшим ангелом. Постигшая нас скорбь помешала поздравить дорогого именинника. Прошу его уважить меня — написать что-нибудь протоиерею Покровскому». РГБ.

И. Я. Гурлянд пишет Ч.: «Сверх посланной моей вчера поздравительной телеграммы позволяю себе еще раз поздравить Вас с днем Ваших именин <...> Если бы я мог, я задушил бы Вас в своих объятиях, так чарующе подействовала на меня Ваша личность во время нашего знакомства и так сильно привязан я к Вам». Посылает для «Нового времени» свой новый рассказ («Родственный обед»): «Если Вы не найдете его стоящим печати, то, конечно, не отдавайте его в редакцию». Передает поклон от Д. М. Городецкого. «Судя по последнему письму, его дела очень и очень плохи». РГБ; Из архива Чехова, с. 185—186.

Между 18 и 21 января. Посылает письмо (неизв.) К. А. Каратыгиной с отзывом о ее литературных «аллегориях». См. 22 января.

19 января. Заметка Ч. <«Бенефис П. М. Свободина»>, извещающая о предстоящем спектакле в Александринском театре, напечатана в «Новом времени», № 4990, отд. Театр и музыка, без подписи.

Пьеса «Лебединая песня» исполнена впервые на сцене Александринского театра в бенефис П. М. Свободина. Роли исполнили: Светловидов — Свободин, Никита Иваныч — А. Е. Осокин. Следующее представление — 22 января; далее см. 6 декабря 1895 г.

«Александринский театр был сегодня полон. <...> После окончания “Лебединой песни” долго вызывали автора ее, г. Чехова; музыка начала играть, а вызовы не прекращались; музыка окончилась, вызовы возобновились. Автора в театре не оказалось». НВ, 20 янв.

Не исключено, что Ч. все-таки присутствовал на бенефисе Свободина, т. к. в тот же вечер на сцене в числе четырех пьес был показан «Холостяк» И. С. Тургенева, о котором Ч. писал 28 января, что он его видел (см. 12 января). Вероятно, Ч. или не пожелал выходить на поклоны или ушел из театра, не досмотрев спектакль до конца. Хотя не исключено также, что он посетил Александринский театр не в бенефисный день, а в одно из последующих представлений «Холостяка» — 23 января или утром 28-го (в пьесе основные роли исполняли М. Г. Савина, В. В. Стрельская, П. М. Свободин, К. А. Варламов, Р. Б. Аполлонский).

О пьесе «Лебединая песня», напечатанной в ж. «Артист» (см. 14 октября 1889 г.), упомянуто в «Сибирском вестнике» (№ 9) в обзоре журнала, составленном В. А. Долгоруковым (Вс. Сибирским).

О пьесе «Предложение» упомянуто в театральной хронике критика С. В. Флерова-Васильева, который отметил «шутку г. Чехова» в числе других напечатанных в «Артисте» произведений, составивших «целый репертуар новых пьес, шедших в минувшем сезоне на различных наших театрах». «Русское обозрение», № 1, с. 348 (извещение о выходе журнала в свет помещено в НВ 19 янв.).

А. И. Эртель в письме В. Г. Короленко критически отзывается о рассказах Ч., где «правда настоящая, большая правда» подменяется житейскими мелочами. В. Г. Короленко. Избранные письма, т. III, с 60.

20 января. Ч. передает в канцелярию Главного тюремного управлениям прошение на имя начальника управления М. Н. Галкина-Враского, где просит оказать возможное содействие в предпринимаемом им весною этого года путешествии «с научною и литературною целями в Восточную Сибирь» и на «Остров Сахалин, как среднюю часть его, так и южную». Письма, IV, 10.

Ч. избирается членом комиссии для пересмотра устава Грибоедовской премии на экстренном общем собрании членов Общества русских драматических писателей и оперных композиторов, состоявшемся в фойе театра Корша (присутствовало 56 чел., председатель — А. А. Майков).

В состав комиссии вместе с Ч., с учетом голосов предварительного петербургского собрания, избраны также: В. А. Крылов, М. П. Садовский, А. И. Сумбатов (Южин), И. В. Шпажинский (кандидаты — Вл. И. Немирович-Данченко и В. Н. Ладыженский; избранный В. А. Александров отказался быть кандидатом). Об избрании Ч. сообщалось в печати: «Театр и жизнь», 22 янв.; НВ, 23 янв.; РВед., 24 янв.; ПГ, 25 янв. По предложению Комитета были определены условия ежемесячного издания комиссионером Общества С. Ф. Рассохиным «Списков пьес, игранных в России на частных сценах» — для раздачи их каждому члену Общества. Собрание приняло также предложение комитета о необходимости ограничить право голоса на общих собраниях тем членам Общества, пьесы которых мало ставятся в театрах (в зависимости от гонорара, получаемого ими из Общества) и избрало особую комиссию из 10 чел. для внесения в новый устав Общества соответствующих изменений и дополнений (это решение обжаловали министру внутр. дел б петербургских членов: Н. А. Борисов, И. И. Ивков, П. И. Нечаев, Д. Н. Корнатовский, А. Д. Курепин, Н. А. Тихонов). Обзор деятельности Общества русских драматических писателей и оперных композиторов за XXV-летие его существования 1874—1899 г. М., 1899, с. 47—49.

В отзыве о «Лебединой песне» отмечено, что обе «новые пьески», поставленные в бенефис П. М. Свободина 19 января («“Maman” г. Терпигорева и “Лебединая песня” г. Чехова») «имели успех как пьески вполне интересные». «Петербургский листок», № 19; перепечатано — «Театр и жизнь», 22 янв.

В другом отзыве о «Лебединой песне» говорится, что эта пьеса — «не из удачных вещей г. Чехова: комик, заснувший в уборной, да еще вдобавок в костюме — натяжка». СПб. Вед., № 20.

Около 20 января. Ч. несколько раз встречается с М. Н. Галкиным-Враским, чтобы лично разъяснить ему цель своей поездки на Сахалин и получить письменное разрешение на осмотр сахалинских тюрем. Устные обещания начальника тюремного управления создали у Ч. ошибочное представление, будто «все уже улажено» и «сварить кашу» ему удалось. Письменного разрешения на поездку Ч. так и не получил. О секретном предписании не допускать Ч. до встреч на Сахалине с некоторыми категориями политических ссыльных см. 22 и 30 июля. Письма, IV, 14, 17, 133.

Посещает вместе с А. С. Сувориным кладбище Александро-Невской лавры, заходит в келью о. Паисия, возглавлявшего в 1888—1889 гг. религиозную миссию в абиссинской экспедиции Н. И. Ашинова.

Об этом посещении Суворин через несколько дней рассказал на страницах «Нового времени» (23 янв.): «На днях я имел удовольствие познакомиться с о. Паисием, которого доселе совсем не знал. Московский литератор, с которым я поехал в Александро-Невскую лавру, чтоб поклониться некоторым мертвым на кладбище, вспомнил о живом, о. Паисии. Мы решились его разыскать и пошли на широкий двор лавры с его аллеями. <...> О. Паисий — человек искренний, простой и умный. <...> После ашиновской истории его водворили в Александро-Невской лавре. Теперь он отправляется в Саровскую пустынь, на покой... на покой, когда он способен еще к энергической деятельности. <...> Он умеет говорить увлекательно. Он хотел вернуться на Афон, но сан архимандрита, полученный им, послужил причиною, что это желание его не могло осуществиться».

Ч. посылает письмо (неизв.) И. Я. Гурлянду.

Гурлянд писал Ч. 31 января: «Хотя из Вашего ко мне последнего письма и вытекало, что Вы будете в Москве около 25-го, но судьба решила, верно, иначе». РГБ.

21 января. О «Лебединой песне» напечатаны отзывы в нескольких петербургских газетах. В отзыве «Гражданина» (№ 21) говорилось: «Сцена г. Чехова <...> не лишена оригинальности по замыслу, но замысел этот приведен в исполнение далеко не совсем удачно. Сцена непомерно удлиняется чтением монологов из “Гамлета” и из “Короля Лира” и не отличается обилием таких ярких и характерных деталей, которые в состоянии были бы оживить монолог. В итоге получился долгий час скуки».

Рецензент «Петербургской газеты» (№ 20) писал: «“Лебединая песня” г. Чехова <...> производящая такое сильное впечатление в чтении, утрачивает свою силу со сцены. Происходит ли это вследствие длинноты этого драматического этюда, или же неблагоприятных условий, при которых она поставлена (просмотрев три действия “Холостяка” и два “Maman”, невольно притупляется всякая восприимчивость), благодаря ли слабому исполнению г. Свободина, но эта талантливая вещь не оправдала ожиданий и не оставила после себя желанного следа. Авторов этих двух вещиц дружно вызывали и много им аплодировали».

В «Петербургском листке» (№ 20) отмечено, что этюд Ч. — «вполне литературно написанная вещица», однако он «очень тяжел в сценическом отношении». «“Лебединая песня” очень напоминает собою известного “Кина”. Как там, так и здесь рисуется обратная сторона медали, на которой вычеканены два слова: “артистическая слава”. Пьеска особенного успеха не имела, несмотря на мастерскую игру г. Свободина».

Рецензент «СПб. ведомостей» (№ 21) писал о «Лебединой песне»: «Есть очень красивые места в тексте г. Чехова, и пьеса его, несмотря на малые размеры, переживет, быть может, весь современный репертуар, — слишком она затрогивает дорогие для актера струны, наболевшие и сердцу милые. Но играть эту пьесу надо осторожно, и едва ли г. Свободин не сделал ошибки, взявшись за нее. <...> Г-н Свободин взял тон декламации провинциального посредственного трагика и даже, по-видимому, нарочно шаржировал, особенно в изображении Гамлета. Тем не менее, и в этой пьесе г. Свободин имел большой успех».

О «Лебединой песне» упомянуто также в заметке В. О. Михневича (псевдоним — Коломенский Кандид). «Новости и Биржевая газета», № 21.

22 января. К. А. Каратыгина пишет Ч.: «Сами Вы апокалипсический крокодил или Левиафан? Как там его называют? Можно ли так разговаривать с женщиной?! Я из-за Вас сломала гребенку (когда мне подали Ваш пакет, я причесывалась) <...> Оправдываю себя только тем, что я писала свою апокалипсическую аллегорию не для печати. <...> Отдать Вам тетрадку толкнул под руку черт (на него все валить можно). Ведь я за Вами, предвидя исход, послала погоню для отобрания, но увы мне! Вас не настигли, и я осмеяна... Еще полбеды, если Вы потешались один. Если же в компании, то я Вам никогда не прощу. <...> Благодарю, между прочим, за подслащенную пилюлю “написано превосходно”, и никогда, слышите, никогда не называйте меня “знаменитой”. Не смейте!» Желает «благополучного путешествия» на Сахалин и дает практические советы: «...Займитесь английским языком, он необходим с китайцами и японцами <...> Замерзнуть не бойтесь. В Иркутске климат превосходный. Такой осени нигде нет. Не забудьте завернуть в “Усолье”, 12 верст. Там соляной завод <...> Никогда не спрашивайте ссыльных, за что они сосланы — помните это правило, которого все держатся. Поезжайте же с Богом». Упоминает о сибирской «черемше (дикий чеснок)» и т. д. Просит напомнить А. С. Суворину, «чтобы придумал что-нибудь» для нее. В конце письма добавляет: «Прилагаемое отдайте литературному лакею. Жду “Пестрые рассказы”». РГБ.

23 января. Пьеса «Леший» поставлена в Новочеркасске труппой артистов в бенефис кассира театра С. Ф. Лютц. «Донская речь», 21 янв.

О пьесе «Лебединая песня», поставленной в Петербурге в бенефис П. М. Свободина (см. 19 января), отзыв напечатан в «Московских ведомостях» (№ 23): «Очень красиво задумана личность Светловидова в “Лебединой песне”. Это не пиеска, а лирическое стихотворение в двух лицах. <...> Задуманная красиво и хорошо написанная роль Светловидова передана бенефициантом прекрасно, и сценка имела большой успех».

А. А. Андреев пишет Ч. из Одессы: «...Пользуясь Вашим любезным согласием, высылаю Вам две вещицы: “О. Александр” и “Дурак”. Своих произведений я нигде еще не печатал. Ваш отзыв будет иметь для меня важное значение. Прошу извинения за поздний ответ» (письмо б/д). См. 10 марта. РГБ.

24 января. Сообщение о задуманной поездке Ч. на Сахалин напечатано в «Петербургской газете» (№ 23): «Талантливый писатель А. Чехов предпринимает кругосветное путешествие на Сахалин с партией ссылаемых туда арестантов. Затем, обратный путь А. П. Чехов думает совершить сухим путем через Сибирь и вернуться в Москву к сентябрю месяцу. Поездка эта предпринимается с целью изучения быта арестантов, и не подлежит сомнению, что талантливый наш беллетрист сделает крупный вклад в литературу из своих наблюдений и впечатлений, вынесенных из этой поездки».

25 января. Н. М. Ежов в письме Ч. приветствует его намерение «путешествовать по Сибири»: «Сдается, что Сибирь — штука интереснейшая». Поздравляет «с прошедшим ангелом» (см. 17 января). Просит узнать у А. С. Суворина, будет ли напечатан в «Новом времени» его рассказ «Русалка», и если будет, нельзя ли «получать экземпляр газеты бесплатно или по уменьшенной цене». Упоминает о заседании Общества русских драматических писателей и оперных композиторов (20 января), на котором вместо ораторских речей «произошли одни крики да споры, под шумок которых мирно дремал А. А. Майков». Сообщает, что в театре Абрамовой сборы «до ужаса уменьшились» и что «театр этот уже снят Горевой на 5 лет». Ч. ответил 28 января. РГБ.

Около 25 января. Саша Киселева в письме-секретке (б/д) извещает «Васеньку» от имени «Василисы Пантелевны» о своем приезде с матерью: «Мы из Бабкина перенеслись в Петербург. Желаем видеть Ваши ясные очи». РГБ.

26 января. Заметка Ч. «В. А. Бандаков (Некролог)» напечатана в «Новом времени», № 4997, без подписи.

Ч. просматривает для поездки на Сахалин «Систематический и алфавитный указатель “Морского сборника”» (за годы 1848—1872. СПб., 1875 и за годы 1873—1882, СПб., 1883). В тетради со списком литературы о Сахалине отмечено 9 работ из «Морского сборника» за 1858—1881 гг. Письма, IV, 10—11; Соч., XIV—XV, 887—890.

Ч. пишет М. В. Киселевой: «...Я не уехал, но быть у Вас сегодня не могу. Мне принесли “Указатель” Морского сборника от 62 года по 82-й и просили вернуть его завтра утром. <...> Мне нужно поговорить с Вами об одном очень важном деле» (возможно, о рекомендательном письме к М. М. Зензинову — см. 28 января). Письма, IV, 10—11.

О поездке Ч. на Сахалин сообщает В. М. Дорошевич (подпись: Петербургский обыватель) в московских «Новостях дня» (№ 2359): «Сенсационная новость. Талантливый А. П. Чехов предпринимает путешествие по Сибири, с целью изучения быта каторжников». Отметив далее обычные для французских писателей (Золя, Мопассан) «долгие живые наблюдения над жизнью» и, наоборот, «полнейшую неподвижность», свойственную русскому «пишущему человеку», автор заключал: «Г-н Чехов является, следовательно, во всех отношениях исключением. Во всяком случае это первый из русских писателей, который едет в Сибирь и обратно».

М. О. Меньшиков, припоминая позднее то время, когда «разнеслась весть» о намерении Ч. ехать на Сахалин, писал: «Все были удивлены. Куда, зачем? Молодой беллетрист, любимый публикой, талант которого создан “для вдохновений, для звуков сладких и молитв” — и вдруг отправляется на каторгу! Это было странно, тем более, что именно тогда, в 1890 году, ходили самые розовые слухи о русских тюрьмах». М. Меньшиков. О лжи и правде. — «Книжки Недели», 1895, № 10, с. 221.

«Как сейчас помню, как загорелись глаза у всех членов нашей семьи и как все были горды тем, что Антоша затеял такую серьезную работу. Одна покойница мать скорбела, но старалась не показывать своей печали и весело участвовала в сборах. Закипела работа, все стали помогать будущему путешественнику, кто чем мог». Мария Чехова. <Поездка А. Л. Чехова на Сахалин>. — РГБ (авторизованная машинопись); Сахалинский сб., с. 174.

Пьеса «Трагик поневоле» поставлена на сцене 2-го петербургского Общественного собрания. ГЦТМ, ф. 130, 2237, № 161571.

И. Л. Леонтьев (Щеглов) записывает в дневнике афоризмы Ч., услышанные им на вечере у И. И. Горбунова-Посадова, гостями которого были В. Г. и А. К. Чертковы: «О Чехове: 1) Разбогатею — никуда не поеду, жаль будет своего богатства; 2) Что за охота всякого принимать, — еще залезет сапожник; 3) Противна вещь — раз написал; 4) Водевиль надо писать пошлее, — толпа любит. Модный герой... не моего романа.

Суворин распустил Чехова, его надо бы в щедринские клещи. Мягкие все, умоляют печатать».

Там же записано высказывание Л. Н. Толстого с упоминанием о Ч.: «Лев Толстой о писательстве <...> По мне, совершенно одинаково стыдно и вредно писать безнравственные вещи (Золя), но и писать поучительное сочинение — холодно (Чехов)». ИРЛИ, № 1416, лл. 148—149; ЛН, т. 68, с. 481.

27 января. Ч. днем заходит к М. В. Киселевой. Письма, IV, 11.

Председатель правления Общества искусства и литературы Ф. П. Комиссаржевский телеграфирует Ч. из Москвы (на адрес редакции «Нового времени»): «Горева на постановку “Предложения” на сцене Общества искусства и литературы согласна. Просим Вас дать согласие». См. 14 января. Ч. ответил 27 или 28 января. РГАЛИ, ф. 2097, 2, 693, л. 10.

27 или 28 января. Ч. отвечает (письмо или телеграмма неизв.) на телеграмму Ф. П. Комиссаржевского от 27 января и дает согласие на постановку «Предложения». См. 28 января. Письма, IV, 13.

Постановка пьесы, назначенная в Обществе искусства и литературы на 2 февраля, не состоялась.

28 января. Ч. сообщает Н. М. Ежову, что его рассказ «Русалка» принят (напечатан в «Новом времени» 2 февраля), к гонорару «прибавлена копейка» и «о высылке газеты сделано распоряжение». Пишет: «“Русалка” мне очень понравилась, хотя в рассказе русалочьего отца Вы несколько впадаете в тон Короленко (“Лес шумит”). Вообще Вы заметно прогрессируете, чему я, искренно говоря, очень рад. Читайте побольше; Вам нужно поработать над своим языком, который грешит у Вас грубоватостью и вычурностью — другими словами, Вам надо воспитать в себе вкус к хорошему языку, как воспитывают в себе вкус к гравюрам, хорошей музыке и т. п. Читайте побольше серьезных книг, где язык строже и дисциплинированнее, чем в беллетристике». Письма, IV, 11—12.

Ч. пишет М. В. Киселевой: «Передайте Валентину Яковлевичу <Голубеву>, что благодарить я его буду в том самом письме, в котором опишу ему свой визит к Зензинову». Просит передать М. П. Владиславлеву, что зайдет к его сыну в Томске, где будет «весною или в начале лета». См. 17 или 18 мая. Письма, IV, 12.

Ч. извещает И. М. Кондратьева о телеграмме Ф. П. Комиссаржевского по поводу «Предложения»: «Телеграмма эта мне не понравилась, так как я не желаю одолжаться у г-жи Горевой и не хочу ее милостей, но делать нечего, пришлось ответить “Обществу” согласием, о каковом и уведомляю Вас». Письма, IV, 13.

В письме А. И. Сумбатову (Южину) просит сообщить, когда в Малом театре «на масляной неделе» пойдет пьеса В. Гюго «Эрнани»: «Это нужно для Татищева, переводчика “Гернани”». Письма, IV, 13—14.

В дополнение к этому письму («забыл я сказать») посылает А. И. Сумбатову (Южину) записку (б/д), в которой передает просьбу С. С. Татищева — «оставить для него одну ложу (конечно, на “Гернани”)». Письма, IV, 14—15.

Ч. сообщает брату Михаилу Павловичу об окончательном маршруте на Сахалин: «С Галкиным-Враским почти все улажено. Маршрут: река Кама, Пермь, Тюмень, Томск, Иркутск, Амур, Сахалин, Япония, Китай, Коломбо, Порт-Саид, Константинополь и Одесса. Буду и в Маниле. Выеду из Москвы в начале апреля». Письма, IV, 14.

Е. К. Сахарова пишет Ч. из Москвы, что только что была у Марии Павловны, от которой, «к несказанному удивлению», узнала о его планах поездки на Сахалин через Сибирь. Предлагает ехать вместе, так как ее муж (художник А. А. Сахаров) тоже «давно стремился туда, <...> и вот он решился снова пойти на службу, чтобы хоть таким образом можно было добраться в те страны <„..> Он рассчитывает объехать весь Амур, побывать в рудниках и собрать возможно более материала для целой серии картин». «Я и решила обратиться к Вам, а через Вас и к Алексею Сергеевичу Суворину, кот<орый>, верно, еще не совсем забыл меня и не откажется тоже помочь нам, как когда-то не отказал помочь мне и принял горячее участие в моих планах поступить на сцену. <...> Вы, разумеется, имеете массу знакомств в литерат<урном> и журнальном мире, имеете там силу и значение, а потому, если через Ваше посредство можно было бы пристроиться к какому-нибудь солидному иллюстр<ированному> журналу, как например, “Всемирная иллюстрация”, муж обязался бы поставлять им рисунки, положим, хоть бы целую серию из сибир<ской> природы, жизни, а они бы выдали аванс, хотя бы в 1000 р. <...> Подумайте, Антон Павлович, поговорите с Алекс<еем> Сергеевичем и сообщите мне результат. Если не “Всемир<ная> иллюстрация”, то, может, возможно будет устроить с “Живоп<исным> обозрением” или с “Севером”. Я знаю, что если в этом Вы примете участие и захотите помочь, то моя просьба увенчается успехом». Далее продолжает: «Говорят (те, кто много раз совершал путешествие туда), что надо тронуться в путь, когда пройдут реки. Я так мечтаю об этом путешествии и о Сибири, что меня не пугает даже, что придется везти детей. Так вот, Антон Павлович, было бы хорошо, если бы нам удалось отправиться всем вместе». См. 11 апреля. РГБ.

О пьесе «Лебединая песня», исполненной в бенефис П. М. Свободина, о его «большом успехе» в пьесе (см. 19 января) упомянуто в недельном обозрении петербургского журнала «Живописное обозрение» (№ 5).

28—29 января. А. С. Лазарев (Грузинский) в письме Н. М. Ежову откликается на сообщение о предстоящем путешествии Ч. на Сахалин: «Чехов отлично делает, что едет; суть не в Сахалине, а в путешествии морями-окиянами и в знакомстве с арестантами во время пути». РГАЛИ, ф. 189, I, 19, л. 419.

29 января. К. С. Баранцевич в письме, отправленном Ч. в Москву, сожалеет, что им не удалось увидеться и побеседовать перед его отъездом на Сахалин. «Ведь Бог знает, когда теперь увидимся, да увидимся ли еще <...> Вы предпринимаете такое далекое путешествие, что мороз по шкуре подирает при одном представлении. Дай Бог, чтобы Вам удалось съездить и вернуться благополучно!» Просит разузнать у редактора «Русских ведомостей» В. М. Соболевского о судьбе своего рассказа «Юбиляр», посланного в декабре 1889 г., а у издателя «Артиста» Ф. А. Куманина — о «пьесчонке» («Плагиат»). Ч. ответил 9 февраля. РГБ.

30 января. Н. М. Ежов благодарит за «добрые слова и советы» по поводу рассказа «Русалка». Передает поклон от А. С. Лазарева (Грузинского). «Оба мы рады, что Вы поедете летом путешествовать. То-то насмотритесь на моря-океаны да сибирские уголки!» Сообщает, что был «раза три» у Ч. «в доме»: «Ваши Вас заждались». Признается в авторстве заметки «В обществе драматургов», напечатанной в «Петербургской газете». РГБ.

С. Н. Филиппов пишет Ч. из Москвы: «Совсем смутил меня слух, пущенный “Нов<остями> дня”, что Вы якобы едете в Сибирь для изучения быта каторжников. Много об этом говорили. Правда ли это?» Посылает свои очерки «На Днепре»: «результат летней поездки, о которых говорил уже Вам и которые Вы советовали мне написать для “Н<ового> времени”. <...> Посодействуйте, дорогой мой, в их устройстве». (Одновременно Филиппов обратился по поводу очерков «На Днепре» с письмом к Суворину. — РГАЛИ, ф. 459, 1, 4432, л. 1.) «Множество раз справлялся о Вас и заезжал к Вам неоднократно, — все безуспешно. Когда Вы возвратитесь?» Сообщает о своей встрече в театре «с дудочками» (т. е. Шавровыми). Ч. ответил 2 февраля. РГБ.

31 января. И. Я. Гурлянд откликается на газетное сообщение (26 января) о предстоящем путешествии Ч. на Сахалин: «Если это правда, то, быть может, мы никогда уже больше не увидимся. Я — человек больной, Вы же в своих путешествиях и среди ежеминутно возрастающей Вашей славы, должно быть, забудете меня». Просит сообщить о судьбе посланных Ч. рассказов — «Нейтральная комната» и «Родственный обед». РГБ; Из архива Чехова, с. 186—187.

Конец января. Н. А. Лейкин извещает Л. И. Пальмина о предполагаемом путешествии Ч. на Сахалин.

На это письмо (неизв.) Пальмин ответил, что он «не завидует» подобным северным путешествиям. 4 февраля Лейкин писал ему в Москву: «Дивлюся я на тебя, как ты злишься, когда я сообщаю тебе о предполагаемом моем путешествии или Чехова» (упомянуто в письме Пальмина Лейкину 9 февраля). РГАЛИ, ф. 2567, 2, 387, л. 3.

Январь — начало февраля. Ч. встречается у А. М. Евреиновой с критиком А. Л. Волынским (Флексером).

Волынский вспоминал в 1925 г.: «Однажды А. М. Евреинова устроила маленькое чаепитие, пригласив меня и А. П. Чехова. За чайным столом хлопотала М. Д. Федорова, друг и сожительница Евреиновой с университетской скамьи. Сама Евреинова <...> поминутно вставала с места, нервно покуривая. Федорова усиленно угощала нас разными вареньями и домашними печеньями, которыми были полны два больших подноса. А. П. Чехов в начале вечера держал себя необычайно скромно. Вареньем он пользовался всласть, а чай пил медленными глотками, простывший <...> В течение получаса разговора общего никакого не выходило. Чехов молчал и я тоже. Это были два первые крупные разногласия в редакции “Северного вестника”. Только что появилась в журнале моя критическая заметка по поводу киевского проф. Козлова и Лесевича, — заметка резко полемическая с выпадами против так называемого научного позитивизма. <...> Заметка моя вызвала сенсацию, много толков и пересудов в правоверных кружках того времени. С. Н. Южаков поставил вопрос ребром, потребовав моего удаления из редакции. Но Анна Михайловна Евреинова <...> стала на мою сторону, и конфликт разрешился уходом из “Северного вестника” одного из главных его столбов. <...> Для нас всех было ясно, что Евреинова комбинирует мысленно новый состав сотрудников, опираясь на молодые силы в литературе. Вот почему, после короткого молчания, разговор естественно соскользнул в область общих тем, а именно в сферу вопросов умозрительного порядка. Я стал излагать основы критического идеализма в его применении не только к задачам теоретической мысли, но и практической жизни. А. П. Чехов, по-докторски созерцая мои мучения, отхлебывал холодный чаек и приговаривал от времени до времени: ”Все проще: как печень выделяет желчь, так и мозг выделяет мысль”. Минутами во мне клокотала настоящая ярость. Я хватал слова из кипящего котла и накидывался на Чехова разнообразнейшими аргументами. Он же невозмутимо молчал и периодически повторял все ту же стереотипную фразу из книг Молешотта и Фохта. Когда же я начал к рассуждениям моим присоединять и мотивы религиозно-философского рода, заговорив, в частности, о христианстве, Чехов взглянул на меня сквозь стекла пенснэ с большим удивлением. <...> В те дни я изучал Упанишады с не меньшим рвением, чем Афанасия Великого, спускаясь к чайному столу А. М. Евреиновой и к остывшему стакану Чехова с каких-то в самом деле заоблачных высот. Но собеседник мой оставался невозмутимым. Он приправлял свои короткие реплики добродушным юмором, в котором я только секундами улавливал веяние теплоты. Чехов ни разу не протер затуманенного пенснэ, сосредоточенно глядя мне в глаза. Мою осведомленность в богословских вопросах он явно одобрял, и если что-нибудь нашептывало ему сомнение, то это только элементарный вопрос о моей искренности.

Так тянулся разговор довольно долгий срок, причем Марья Дмитриевна Федорова продолжала свою роль хлопотливой Марфы, а Евреинова, по всей видимости, погружалась в мои аргументы. <...> Не помню, кто первый из нас распрощался и ушел. Но теплое, длительное рукопожатие Чехова и добрый взгляд его внимательных глаз остаются в памяти еще и сейчас. <...> Вообще я был уверен, что он питает ко мне не очень ласковые чувства в связи с памятными дебатами о материализме и с направлением моих критических работ». А. Л. Волынский. Антон Павлович Чехов. — Рукопись. РГАЛИ, ф. 95, I, 86, лл. 3—4.

Январь — начало февраля 1890 г. (или 1891 г.). П. М. Свободин пишет Ч. в записке (б/д): «Попросите Суворина подписать прилагаемый портрет <...> Пришлите и Ваш, просто подписанный Вашим и моим именами, а то Матиас и Antoine — не театролиберный, только нам с Вами и понятны, портретов у Вас много, не жалейте». Спрашивает: «Нельзя ли нам посидеть где-нибудь вечерком? Ответствуйте. <...> Кажется, сегодня звал к себе Соковнин? Тогда поедем вместе. Писните же». РГБ.

Введение
Условные сокращения
1860-1873 1874-1875
1876 1877 1878 1879 1880
1881 1882 1883 1884 1885
1886, часть: 1 2 3 4
1887, часть: 1 2 3 4 5
1888, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1889, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
1890, часть: 1 2 3 4 5 6 7 8
1891, часть: 1 2 3 4
© 2000- NIV