Чехов — Баранцевичу К. С., 22 апреля 1889.

Чехов А. П. Письмо Баранцевичу К. С., 22 апреля 1889 г. Москва // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1983.

Т. 3. Письма, Октябрь 1888 — декабрь 1889. — М.: Наука, 1976. — С. 195.


639. К. С. БАРАНЦЕВИЧУ

22 апреля 1889 г. Москва.

22 апр.

Милый коллега! завтра я еду на дачу. Адрес прошлогодний, т. е. Сумы, усадьба Линтваревой. По получении сего письма немедленно поезжайте в правление Вашей конно-лошадиной дороги и берите там отпуск. Вас ждут раки. Политико-эконом Воронцов уже живет на Луке и потирает руки в ожидании, когда он разобьет Вас в пух и в прах в литературном споре. Я тоже жду в надежде, что Вы проживете у меня недельки 3—4, попьянствуете со мной и опять дадите мне случай проводить Вас на вокзал и пережить прекраснейшее и оригинальнейшее утро, что Вы забудете у меня брюки и дадите мне возможность... впрочем, я надоел Вам. Ждут все, короче говоря. Если не приедете, то поступите так гнусно, что никаких мук ада не хватит, чтобы наказать Вас.

Быть может, Вам не хочется ехать ко мне? В таком случае я прошу жертвы. Будьте жертвою великой идеи. А моя идея — создать климатическую станцию для пишущей братии.

Я нанял у Линтваревых два флигеля. Тесно не будет. Насчет того, что Вы стесните нас, не может быть и речи. Из всех наших гостей Вы и Плещеев были самыми покойными и удобными гостями.

Прощайте, голубчик, и не забывайте нас грешных. Привет мой Вашей жене, гусикам и утикам.

Был ли у Вас Е. М. Линтварев и передал ли он Вам «В сумерках»?

Жму руку и пребываю душевно преданным, желающим всего хорошего, уважающим

А. Чехов.

Примечания

    639. К. С. БАРАНЦЕВИЧУ

    22 апреля 1889 г.

    Печатается по автографу (ЦГАЛИ). Впервые опубликовано: Чехов и его среда, стр. 163—164.

    Год устанавливается по ответному письму К. С. Баранцевича от 23 апреля 1889 г. (ГБЛ).

  1. Если не приедете, то поступите так гнусно... — К. С. Баранцевич благодарил в ответном письме за приглашение и сетовал на то, что вынужден отказаться от поездки: «Эх, дорогой Антон Павлович! Хороша Лука, хороши на ней тихие летние вечера и за холмами зарево заката, еще лучше люди, которые там живут, да я-то ни для чего уже не гожусь, и не вправе доставлять себе именины сердца, когда жена моя медленно чахнет, дети „происходят“ треклятую науку и тоже чахнут, в домашних делах неустроение, и все скверно, и со всеми своими присными висишь на ниточке, которая вот-вот да и оборвется!.. Простите, дорогой, я не могу принести Вам эту жертву, как ни рвется моя душа к простору жизни!»

© 2000- NIV