Чехов — Анненскому Н. Ф., 2 мая 1897.

Чехов А. П. Письмо Анненскому Н. Ф., 2 мая 1897 г. Мелихово // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1983.

Т. 6. Письма, Январь 1895 — май 1897. — М.: Наука, 1978. — С. 346.


2000. Н. Ф. АННЕНСКОМУ

2 мая 1897 г. Мелихово.

Лопасня, Моск. губ. 97 2/V.

Многоуважаемый
Николай Федорович!

Желая быть членом Союза взаимопомощи русских писателей, покорнейше прошу Вас записать меня кандидатом.

Искренно Вас уважающий

А. Чехов.

Почтовый адрес: Лопасня, Моск. губ., Антон Павлович Чехов.

Ваш адрес узнал я от В. Г. Короленко, с которым я виделся в Москве в субботу.

Примечания

    2000. Н. Ф. АННЕНСКОМУ

    2 мая 1897 г.

    Печатается по автографу (ИРЛИ). Впервые опубликовано: Чеховский сб., стр. 60.

  1. ...прошу Вас записать меня кандидатом ~ узнал я от В. Г. Короленко, с которым я виделся в Москве в субботу. — Чехов интересовался вновь организованным Союзом взаимопомощи русских писателей (см. письмо 1987 и примечания к нему). Об этом был разговор и с В. Г. Короленко во время встречи в Москве 26 апреля 1897 г. 30 апреля или 1 мая Чехов получил письмо Н. А. Лейкина в ответ на свой вопрос, какие формальности надо соблюсти, чтобы стать членом Союза (см. примечания к письму 1987).

    По уставу Союза кандидатуры в члены обсуждались Комитетом и затем, с соответствующей характеристикой Комитета, представлялись на утверждение общего собрания.

    В Архиве Союза взаимопомощи русских писателей (ИРЛИ), среди протоколов Комитета и общих собраний не оказалось только протокола от 31 октября 1897 г., на котором был избран Чехов, как и протокола Комитета, на котором обсуждалась кандидатура Чехова. Из косвенных источников известно, что его кандидатура вызвала возражения и, вероятно, уже в самом Комитете, состав которого в 1897 г. был следующим: председатель П. Н. Исаков, тов. председателя Н. К. Михайловский, секретарь Л. Е. Оболенский, казначей Л. Ф. Пантелеев, члены: Н. Ф. Анненский, П. Д. Боборыкин, М. Д. Загуляев, Д. Н. Мамин, Н. И. Кареев, В. И. Семевский, А. М. Скабичевский и кн. Э. Э. Ухтомский.

    Ответа от Н. Ф. Анненского или уведомления от Комитета о прохождении его кандидатуры Чехов не получил. В архиве Чехова имеется только официальное уведомление об избрании его членом Союза на общем собрании. На этом сугубо официальном документе, очевидно умышленно, отсутствовали две обязательные даты: дата отправления уведомления и дата избрания Чехова «в последнем общем собрании». В уведомлении сообщалось, что «членские взносы иногородние должны адресовать на имя председателя Комитета». Когда это уведомление было послано Чехову, остается неизвестным. Только из печатного отчета о деятельности Союза взаимопомощи русских писателей видно, что Чехов был избран членом Союза на общем собрании, состоявшемся 31 октября 1897 г., т. е. через полгода после подачи им заявления.

    Чехов узнал об этом в Ницце из письма В. А. Тихонова от 4 ноября 1897 г. и 9 ноября запрашивал его, какую сумму он должен внести в Союз в качестве члена (см. это письмо и примечания к нему в т. 7 Писем). Вскоре Чехову сообщили о том, как происходило его избрание (сообщила, по-видимому, Л. А. Авилова). 27 апреля 1898 г. А. С. Суворин записал: «Париж. Здесь я с 20 апреля. Выехал 18, в суб<боту>. Здесь Чехов. Всё время со мной. Он мне рассказывал, что Короленко убедил его баллотироваться в члены Союза писателей, сказав, что это одна формальность. Оказалось, что среди этого Союза оказалось несколько членов, которые говорили, что Чехова следовало забаллотировать за „Мужиков“, где он будто представил мужиков не в том виде, как следует по радикальному принципу. Поистине, ослы — эти господа, понимающие в литературе меньше даже, чем свиньи в апельсинах, и эти свиньи становятся судьями замечательного писателя! Вот она, эта толпа, из которой выскакивают бездарные подлецы и руководят ею! „Меня чуть не забаллотировали“, — говорил Чехов» (ГПБ, ф. 754, ед. хр. 1; Дневник Суворина, стр. 179). Чехов писал также Л. А. Авиловой 10 июля 1898 г.: «Я человек не серьезный, как Вам известно, меня едва даже не забаллотировали в Союзе писателей» (см. Письма, т. 7). «Он был глубоко оскорблен, когда бывший Союз писателей выбрал его в свои члены незначительным большинством за повесть „Мужики“, которая, будучи правдива, грешила против тенденции Союза», — вспоминал А. С. Суворин («Новое время», 1904, № 10179, 4 июля).

    В том же собрании, 31 октября 1897 г., большинством голосов были избраны членами Союза: А. К. Бороздин, П. Г. Виноградов, Р. Ю. Виппер, Н. Н. Каразин, М. С. Карелин, Н. А. Котляревский, В. К. Кузнецов, А. М. Лесман, Н. И. Позняков, М. С. Рукавишников, Н. А. Селиванов, И. С. Юдницкий, В. Я. Яковлев.

    Журналист Сиг писал в воспоминаниях, напечатанных через несколько дней после смерти Чехова: «Я вспомнил его избрание в покойный Союз писателей <...> В Союзе писателей к тому общему собранию, на котором избирали Чехова, были уже писатели всех оттенков, всех лагерей, всех направлений <...> Не было только Чехова <...> И это, конечно, обращало на себя внимание. Первый список был уже опубликован. И каждый, прочитавший этот список, естественно, спрашивал себя: — А где же Чехов? Чехова не было <...> Со стороны Чехов следил за первыми шагами Союза. Следил с интересом и вниманием. Но сам оставался в стороне. Пока на это не обратили внимания его друзья... Чехова уговорили баллотироваться.

    — Вы ручаетесь за благоприятный результат?..

    — Помилуйте, Антон Павлович, какой же это Союз писателей без вас...

    Со стороны Чехова, между тем, этот вопрос не был простой шуткой.

    В то время против Чехова в отдельных писательских кружках так называемого либерального лагеря шла сильная агитация...

    Только что появились его „Мужики“.

    — Какой талант! какой талант! — восхищались читатели.

    — Помилуйте, какая вредная тенденция! — возмущались принциписты. А „вредность тенденции“ заключалась в том, что в „Мужиках“ нет тенденции <...>

    Есть настоящие художественные перлы, есть изумительная наблюдательность, проглядывает изумительная возвышенность нравственного чувства автора...

    Не было только народнической тенденции, в то время охватившей чуть ли не весь либеральный лагерь...

    Тенденция, заставившая тогда многих талантливых писателей писать бездарные вещи.

    Беллетристика подгонялась под народническую тенденцию.

    Публицистика подгонялась под тенденцию.

    Всё писалось „с заранее обдуманным намерением“. Чехов же писал <...> одну неприкрашенную правду. И получилось высокохудожественное произведение. Производившее сильное впечатление своей искренностью... Но — антипринципиальное. Можете себе представить негодование дешевых „либералов“! И досталось же тогда Чехову! В Союзе русских писателей его чуть-чуть не забаллотировали!.. <...>

    В том самом общем собрании, на котором чуть-чуть не забаллотировали Чехова, избрали почетным большинством <...> совершеннейших бездарностей, но — „приказчиков господствующей идеи“» («Одесские новости», 1904, № 6357, 7 июля).

    Чехов, узнав, как проходила его кандидатура, решил, по-видимому, не вступать в члены Союза. Форма полученного им уведомления была оскорбительной и, очевидно, утвердила его в этом решении. Вместе с уведомлением Чехову был послан печатный устав Союза. В пунктах 33 и 34 значилось: «п. 33. Члены Союза при самом приеме, а впоследствии не позднее дня, назначенного для годичного собрания, вносят в кассу членский взнос — за полгода 5 руб. и 10 руб. за год. Этот взнос обязательно должен производиться по 5 руб. — к 1-му ноября и к 1-му января; п. 34. Член, не представивший взноса, согласно § 33, считается выбывшим из состава Союза и не может принимать участия в его делах, хотя это не лишает его права, покрыв свою недоимку за один год, просить впоследствии вновь о принятии его в члены, как лица постороннего».

    Чехов не послал членского взноса и тем самым считал себя выбывшим, или вернее, не вступившим в Союз. Но исключить Чехова из членов Комитет Союза, видимо, не решался. Чехову посылались напоминания. Сохранилось напоминание от 3 сентября 1900 г.: «Комитет Союза писателей, ввиду настоятельной необходимости, покорнейше просит Вас выслать в самом непродолжительном времени причитающиеся с Вас членские взносы за 1897, 1898 и 1899 гг. — 30 рублей». А 15 ноября того же года Чехову было послано «Циркулярное сообщение» о том, что «все недоимки должны быть уплачены не позже 1 декабря 1900 года, в противном случае неуплатившие будут с 2-го декабря считаться выбывшими из состава Союза».

    Чехов, не считавший себя членом Союза, на эти напоминания никак не реагировал.

    А в марте 1901 г. Союз взаимопомощи русских писателей был закрыт постановлением петербургского градоначальника за выраженный протест против избиения студентов во время студенческой демонстрации в Петербурге 4 марта 1901 г.

© 2000- NIV