Чехов — Гославскому Е. П., 1 декабря 1899.

Чехов А. П. Письмо Гославскому Е. П., 1 декабря 1899 г. Ялта // А. П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1983.

Т. 8. Письма, 1899. — М.: Наука, 1980. — С. 316.


2961. Е. П. ГОСЛАВСКОМУ

1 декабря 1899 г. Ялта.

Ялта, 1 декабрь 99.

Многоуважаемый Евгений Петрович, я не собрался до сих пор ответить на Ваше письмо, потому что всё никак не мог придумать ответа, мало-мальски удовлетворительного, который уместился бы в одном письме. Сюжет такого рода, что надо не писать, а говорить, притом говорить много. К тому же посетители и дурная погода, которая тянется почти с сентября, так раздражают, что я всё не попадаю в настроение и не чувствую себя способным написать Вам что-нибудь бодрое. Итак, отложим до весны, когда я приеду в Москву и повидаюсь с Вами.

Я напишу о Вас «Журналу для всех», «России» и «Жизни». Мне кажется, что, например, в «России» Вы могли бы печататься каждую неделю, — там, по слухам, хорошо платят и порядки хорошие. Можно печататься и в «Северном курьере», повидавшись предварительно с Т. Л. Щепкиной-Куперник, которая знакома с редакцией. Приглашений специальных не ждите. Одни ленивы, других утомила суета, и не ждите, чтобы Вам отворили дверь, отворяйте ее сами. С редактором «Нивы» я знаком очень мало, но, если желаете, напишу ему. Весной я буду видеться с ним и тогда поговорю.

Спасибо Вам за доброе, сердечное письмо и простите, что я так не скоро ответил.

Редактора «Жизни» зовут так: Владимир Александрович Поссе. Редактора «Журнала для всех»: Виктор Сергеевич Миролюбов. В «России» главенствует Александр Валентинович Амфитеатров.

Желаю Вам всего хорошего, крепко жму руку.

Ваш А. Чехов.

Примечания

    2961. Е. П. ГОСЛАВСКОМУ

    1 декабря 1899 г.

    Печатается по автографу (ГБЛ). Впервые опубликовано: Неизд. письма, стр. 60—61.

    Ответ на письмо Е. П. Гославского от 18 ноября 1899 г. (ГБЛ).

  1. Сюжет такого рода, что надо не писать, а говорить... — В своем письме Гославский сетовал на отсутствие интереса к нему со стороны журнальных редакций. «Вы говорите, надо приучить к себе. Как это сделать? Не умею я, не такого характера. Помимо самолюбия, я с ума схожу от вечного безденежья <...> Поймите, работать хочется, есть и планы и материалы, но невольная мысль, „а где это поместят“, отравляет всё. Недавно был у Гольцева, прочел ему отрывок из Вашего письма, сдал ему два своих рассказа, и... да просил прямо помощи... Что мне это стоило — судите сами. Теперь я уже каюсь в этом: что может сделать мне Гольцев, да и захочет ли. Вот к Вам за помощью я обращаюсь со спокойной душой. Я не знаю, как смотрите Вы на себя, я же смотрю на Вас, как на носителя, на физическую оболочку той силы, которая зовется дарованием <...> Вы слава нашей литературы, Вы могущественны — дайте же мне возможность работать, а вместе с тем и жить. Я пишу нескладно, но все-таки пошлю Вам всю эту безалаберщину, т. к. если не пошлю и это письмо, то опять буду сообщаться с Вами только мысленно. Что же мне надо? — Мне надо два-три органа, где бы меня принимали, как было это в „Артисте“, — как готового писателя, а не новичка. У меня пока только один такой орган — „Курьер“, но этого слишком мало. Если бы Вы устроили мне приглашение в „Ниву“, а затем еще куда сами знаете, я был бы Вам несказанно благодарен». Гославский больше не писал Чехову до весны 1900 г., когда, узнав о его приезде в Москву, попросил его о встрече (см. т. 9 Писем).

  2. Я напишу о Вас «Журналу для всех», «России» и «Жизни». — Эти письма неизвестны. Может быть, Чехов не стал их писать, не получив от Гославского ответа.

  3. ...в «России» ~ хорошо платят и порядки хорошие. — В «Новом времени» отношение Чехова к амфитеатровскому органу вызывало тревогу. К. С. Тычинкин писал Суворину 30 июня 1899 г.: «Сейчас Алексей Алексеевич <сын Суворина> сообщил мне две очень неприятные для „Нового времени“ вещи: по сведениям, полученным им от Гольдштейна и, кажется, Табурне (?) (я не знаю этого господина), оказывается, что „Россия“ купила два рассказа, — один у Льва Толстого, а другой у Чехова. Хочется думать, что это утка, пущенная тамошней редакцией для обеспечения своего положения. Вряд ли пошел бы на сделку с Амфитеатровым Чехов даже и на такой почве; к „Новому времени“ у него симпатий нет, но не в такой степени» (ЦГАЛИ, ф. 459, оп. 1, ед. хр. 4316, л. 20). Предполагая «утку», Тычинкин был прав.

  4. С редактором «Нивы» я знаком очень мало... — Редактором «Нивы» с 1897 г. был, при издателе А. Ф. Марксе, Р. И. Сементковский. Он вспоминает свое недолгое знакомство, одну беседу с Чеховым: «С Антоном Павловичем столкновение? Не может быть, — воскликнет всякий, кто знавал этого мягкого, доброго человека. Однако столкновение у меня с ним было, и вот по какому поводу. Покойный издатель „Нивы“, А. Ф. Маркс, как известно, приобрел сочинения Чехова, и, следовательно, надо было их собрать и издать. Чехов их сам редактировал, причем выкидывал много, очень много, между прочим и такие вещи, которые Марксу нравились. Я тогда состоял редактором „Нивы“, и по этому поводу у меня с Чеховым произошел разговор. Как писатель, я, понятно, был на его стороне. Улыбаясь своею кроткою улыбкою, Чехов мне говорил, что писатель не родится готовым, как Минерва из головы Юпитера, что он постепенно развивается и вырабатывается, так что ему иногда может быть стыдно за прежние его произведения. Только сам писатель может быть судьей в вопросе, что должно и не должно войти в собрание его сочинений. Нельзя от него требовать, чтобы он включал то, что уже не может признать ни художественным, ни даже просто грамотным. „Чехонте“ мог многое написать, чего „Чехов“ никогда не напишет. Конечно, напечатанное нельзя уничтожить, но если бы произведения его сохранились только в виде рукописей, то он немедленно сжег бы то, что теперь вымарывает красным карандашом. Пусть библиографы и критики соберут вычеркнутое, чтобы уяснить себе ход его творчества (они ведь любят заниматься пустяками, — рассмеялся Чехов), но публике это никогда не должно быть предложено. Писатель должен давать читателю только то, что он в своих произведениях признает лучшим.

    Прав ли я? — спросил меня в заключение Чехов, мягким движением положив свою руку на мою.

    Я ничего не ответил, но благодарно взглянул на него за то, что он так честно и высоко держит знамя писателя. Других столкновений у меня с ним не было» (Р. И. Сементковский. Встречи и столкновения. — «Русская старина», 1911, № 12, стр. 521—522).

© 2000- NIV