Чехов — Алексееву (Станиславскому) К. С., 1 октября 1902.

Чехов А. П. Письмо Алексееву (Станиславскому) К. С., 1 октября 1902 г. Ялта // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1983.

Т. 11. Письма, июль — декабрь 1903. — М.: Наука, 1982. — С. 54—55.


3854. К. С. АЛЕКСЕЕВУ (СТАНИСЛАВСКОМУ)

1 октября 1902 г. Ялта.

1 окт. 1902.

Что такое, дорогой Константин Сергеевич?! С нами крестная сила! Я удалился от Вас, разлюбил Художественный театр? Ничего подобного даже не снилось мне, ни о чем подобном я не мог подумать даже в шутку! Не знаю, что, собственно, навело Вас на мысль о перемене, которая якобы произошла во мне. Мое письмо к Савве Тимофеевичу? Но ведь это письмо касалось только моего долга, о котором я не мог молчать, так как в самом деле в моих денежных делах произошло маленькое недоразумение. Дело в том, что я, записываясь в пайщики, обещал уплатить свой пай (5000 р.) в конце этого года; но, как оказывается теперь, уплатить мне не придется, так как денег у меня не будет; я рассчитывал получить долг и не получил. Быть же пайщиком, так сказать, в кредит мне неловко. Вот и все, об этом я писал Савве Тимофеевичу, писал, помнится, так, что о какой-либо перемене отношений к театру, вообще к делу, которое я люблю чуть ли не со дня рождения, не могло быть ни речи, ни мысли.

Около 15 октября я буду в Москве и тогда употреблю все свое красноречие, на какое я только способен, чтобы рассеять этот пустяк, который нельзя назвать даже недоразумением... 15 октября буду в Москве и объясню Вам, почему до сих пор не готова моя пьеса. Сюжет есть, но пока еще не хватает пороху.

В Любимовке мне жилось очень хорошо, лучше нельзя жить. Приехав в Ялту, я заболел, стал неистово кашлять, ничего не ел — и этак с месяц, теперь же чувствую себя очень хорошо. Доктор выслушивал меня и сказал, что произошла значительная перемена к лучшему (против того, что было зимой и весной). Значит, климат в Любимовке и рыбная ловля (с утра до вечера) оказались целебными для меня, несмотря даже на дожди, какие были все лето. И Ольга тоже выздоровела. Доктор Штраух был у меня третьего дня и говорил, что от болезненного процесса у нее не осталось и следа.

Шлю сердечный привет Марии Петровне и Вашей маме. Будьте здоровы и благополучны.

Ваш А. Чехов.

Из Москвы я поеду за границу, вероятно, в Nervi. Проживу в Москве до конца ноября или начала декабря, т. е. до кашля.

Примечания

    3854. К. С. АЛЕКСЕЕВУ (СТАНИСЛАВСКОМУ)

    1 октября 1902 г.

    Печатается по автографу (Музей МХАТ). Впервые опубликовано: Письма, т. VI, стр. 252—253.

    Ответ на письмо К. С. Станиславского от 28 сентября 1902 г. (Станиславский, т. 7, стр. 249).

  1. Я удалился от Вас... — 28 сентября Станиславский писал Чехову: «Мне с женой представилось, что Вы нехорошо себя чувствуете, что Вы удалились от нас или разлюбили наш театр. Говорят даже, что Вы выходите из состава пайщиков».

  2. Мое письмо к Савве Тимофеевичу? — Это письмо Чехова к С. Т. Морозову неизвестно. См. также упоминание о нем в письме 3837.

  3. ...записываясь в пайщики... — См. примечания к письмам 3649, 3650, 3659, 3663 и 3665 в 10 т. Писем.

  4. ...я рассчитывал получить долг... — См. примечания к письму 3808.

  5. Около 15 октября я буду в Москве... — См. примечания к письму 3849.

  6. Доктор — И. Н. Альтшуллер.

  7. Ольга — О. Л. Книппер.

  8. Мария Петровна — М. П. Алексеева (Лилина).

  9. Вашей маме — Е. В. Алексеевой.

  10. Из Москвы я поеду за границу... — См. примечания к письму 3845.

© 2000- NIV