Варианты - Пьесы, 1878-1888. Безотцовщина.

Варианты, пьесы, 1878-1888:
Безотцовщина.
Лебединая песня.
Иванов (комедия, ранняя версия)
Медведь.
Предложение.

Чехов А. П. Варианты // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982.

Т. 11. Пьесы, 1878—1888. — М.: Наука, 1976. — С. 331—375.


ВАРИАНТЫ

<БЕЗОТЦОВЩИНА>

Варианты автографа (ЦГАЛИ)

Стр. 6.

11

После: Щербук — Верочка 40 лет

Лизочка 25 лет - его дочери

Стр. 8.

23

После: без конца ест! — Возьмем, например, хоть сегодняшний день... Я наблюдала за вами и удивлялась... Два стакана чаю, вот такой кусище говядины, пять яиц, два стакана кофе, штук десять сухарей...

33

После: in corpore sano — говорил мой учитель и говорил правду, если не принимать во внимание того обстоятельства, что в его здоровой бычьей голове был очень плохой мозг...

Стр. 9.

15

После: Так-с... — А лицо у вас сегодня постное... Вы бы его маслицем коровьим смазали...

Анна Петровна. Плоско, Николай Иваныч, очень плоско! Ни капельки не смешно, моя прелесть!

Трилецкий. Ничего-с...

Пауза.

24

После: по темным аллейкам — дерусь с ней

Стр. 10.

5—6

После: Очень может быть. — Не понимаю я себя... Хоть бы помог кто-нибудь...

16

После: головка... — Не похожа на наших глупых девчонок...

29

После: бедная девочка! — Проторчит всю жизнь на одном месте, проживет свои годы заодно со всеми этими допотопно глупейшими Катечками, Лизочками, Матрешами, которых я... которые и в подметки ей не годятся! Черт знает, как обидно!

30

После: Анна Петровна. — Но... какой тон! Первый раз слышу от вас такие вещи. Это очень приятно... И ваша душонка умеет шевелиться!

35

После: Авось... — Женимся, Количка!

38

После: дела. — И человек вы все-таки близкий...

Стр. 11.

14

После ремарки: Пауза —

Анна Петровна. Паче же чаяния пожелаете не жениться, а поиграть, позабавиться ею, то... не сметь трогать! Слышите? Прокляну, жить не позволю, возненавижу! Довольно с вас Кать, Лиз да Матреш. Я всё узнаю, если что-нибудь такое...

Трилецкий. Ладно...

17—18

После: шляется Платонов — а ваш Платонов по меньшей мере скот.

21

обязанностью / священною обязанностью

30

После: спит еще. — Он теперь больше спит, чем живет.

Стр. 12.

17

После: арзамасы — с людьми во главе

22

После: Глупо, Николя! — А за врагами лазили вы в огонь, Порфирий Семенович?

24

После: Глагольев 1. — Я не говорю, что мы были совершенны.

Пауза.

Стр. 13.

24

Грешно / Грешно и не особенно честно

30

После: не шуточное! — Досадно, ей-богу! Вот этак вы выдумаете себе что-нибудь на гулянках, напишете красивым демосфеновским словом, пошлете в какую-нибудь газетку, да и перебаламутите...

40

После: уступочку! — Счастье наше, что мы знаем, что вы вашими уступочками сами же разобьете себя в пух и прах!.. Вы всегда уступаете...

Стр. 14.

6

После: Я не говорил...

Войницев (смеется). Счастье наше, что вы силы не имеете, голубчик, счастье наше, что вы не призваны карать и поучать неумеющих негодовать и презирать! Счастье, впрочем, и ваше! От слов перешли бы к делу, а дело ваше было бы грубой ошибкой... Вы навредили бы несмотря на то, что вы прекраснейший, добрейший человек... Надо сперва проверить на деле, осязать, увидеть, тогда уже и говорить...

Стр. 15.

15

После: на этом свете! — Зой мус ман лебен аф дер вэлт, майн либер пориц!1

Стр. 16.

11—12

После: хороший инструмент — (Поет).

Et j’frotte, frotte,
Et allez donc
Vient un monde
A la maison...2

Стр. 17.

2

После: провести с ним. —

Трилецкий. Отчего он вам не нравится, Абрам Абрамыч? За что вы его, бедного, не любите?

Венгерович 1. Кто вам говорит, что я его не люблю? Он славный молодой человек... Только за то он мне не нравится, что он так придирчив, горяч... Но за это он и вам не нравится, не одному только мне!

33

После: Анна Петровна. — Каков?

Стр. 19.

5

После: душа моя. — Не будь гитары, умер бы со скуки.

12

После: Merci. —

Анна Петровна. Мальчик ваш здоров?

Закуривают.

Саша. Здоров. Ходить уж начинает...

25

После: Женился и молчит! — Напомнил бы, если мы уже такие медведи!

28

После: всего, всего! — После скажу, чего!

40

После: она глупа! —

Войницев. Да-с, Александра Ивановна! Остепенился, как видите, и солидным стал. А всё потому, что женился...

Саша. Разумеется, потому.

Войницев. Полно, думаю себе, за штатом шляться, послушаюсь-ка Александру Ивановну. Давай-ка женюсь, думаю! Вот и надумал...

Саша. И хорошо сделали, Сергей Павлович! Теперь-то вы и будете счастливы. Теперь-то вы и поживете, как следует, узнаете самую лучшую сторону жизни!

Войницев. Я всегда поверял вам свои тайны и теперь поверять стану, Александра Ивановна! Счастлив по

самое горло! Чувствую себя не на седьмом, а на сорок седьмом небе! А как я доволен тем, что на вас угодил, так этого и выразить не могу! Всё, бывало, не угодишь на вас, ну а теперь вижу, что угодил.

Платонов. Да, ничем вы ей не угодите так, как если женитесь. До смерти любит свадьбы!

Саша. Я не свадьбы люблю, а порядок. По-моему, как пришло время жениться, так и женись. Шляться попусту и грешно и неумно. Очень вы угодили, Сергей Павлович! Благодарю вас!

Стр. 20.

12

После: три хороших года! а? — Кончить университет и гулять! Не понимаю я вас, господа! Решительно не понимаю! Что же вы еще ждете?

Войницев. Не идти же в прогимназию! С голода я не умираю, призвания особенного к педагогической деятельности не чувствую, умирать мне еще не скоро... Для чего же спешить? (Смеется.) Не будем говорить об этом.

Анна Петровна. Кто не робея прогулял три года, тому, разумеется, нетрудно будет прогулять и десять и двадцать... Но мы этот разговор оставим.

Стр. 21.

21—25

Я не люблю этого ~ русского негодяя! / Тяжело вспоминать, дорогой Порфирий Семеныч! Его болезнь, смерть, кредиторы, продажа имения... и ко всему этому прибавьте еще нашу вражду... Ужасно!.. Смерть была скверная, нечеловеческая... Умирал человек, как только может умирать развратник до мозга костей, богач при жизни, нищий при смерти, человек с неполной головой и с не-выносимейшим характером... Я имел несчастье присутствовать при его кончине... Он раздражался, бранился, плакал, хохотал... Лицо корчилось, кулаки сжимались и искали лакейской рожи... Из глаз лилось шампанское, питое когда-то им и его прихлебателями на средства тех, которые ходили в лохмотьях и ели мякину... Я сунулся с покаянием... Начал было беседу в благочестивом тоне, помню... Напомнил ему засеченных, униженных, изнасилованных, напомнил Севастопольскую кампанию, во время которой он заодно с другими патриотами бесстыдно грабил свою родину... И еще кое-что напомнил... И он поглядел на меня с таким удивлением! Он удивился, засмеялся... Что, мол, за чушь несешь? Он, видите ли, умирал с сознанием того, что он славный малый! Быть завзятым подлецом и в то же
время не хотеть сознавать этого — страшная особенность русского подлеца!

31

После: не нуждаются в уступке... — Сижу я у его изголовья... Душно, темно кругом... Кругом бедность после богатства, нечисто, не прибрано, всё разбросано... Под ногами рассыпаны карты, валяются пивные бутылки... С передней храпит пьяный фельдшер... Он корчится... Тоска душит, страшная тоска, во веки веков не забыть мне этой тоски! Я заболел от нее, поседел... Вот они на виске, эти седины... Знаменательны эти седины! Часто встречаю я их у своих сверстников!.. Какие мысли бродили в моей голове! Если бы я сумел тогда записать эти мысли и дал бы вам прочесть их теперь, то вы сказали бы, что жизнь по меньшей мере отвратительна. И он тоже поседел перед смертью... Он поседел от злобы... «Мы, говорит, теперь, Мишка, нищие, мы умираем!.. А где же теперь, куда делись мои друзья? Где они? Где теперь все эти сиятельства, превосходительства, высокородия, от присутствия которых дрожали когда-то эти стекла, бледнели столы и прятались мухи? Где? Им нужны, знать, не нищие, не умирающие, а богатые и развратные дураки!» Говорит, а сам зубами скрежещет...

Стр. 22.

9—10

После: не был болен... — Сердце от женского пола кое-когда побаливало, но сей недуг сладостен и в фармакопее не нуждается...

10

вас не видел / вас не видел, светики мои

15—16

После: Славная двустволочка! — У черта такой нет!

39

да Гамилькарами / да разными Гамилькарами

Стр. 23.

17

пахнет / пахнет, окаянный

21

духами пахнет / вином и духами пахнет

34

После: Избавь, пожалуйста. —

Трилецкий. А твоя супруга потолстела! (Смотрит на Сашу в кулак). Маленькая и толстенькая... Через год шариком будет.

Саша. Когда ты перестанешь глупости говорить?

Трилецкий. Никогда... Толстей, сестра! Благословляю! (Платонову.) Недурно ты ее кормишь. Честный, значит, ты человек! Колька ваш здоров? (Встает и садится рядом с Иваном Ивановичем.)

Саша. Здоров.

Входят Петрин и Венгерович 1.

Стр. 24.

5

После: Трилецкий. — Давно уж я его не видел. Должно быть, большой мальчишка стал.

10—11

Это перл / Это перл, адамант

Стр. 25.

26

После: Во-первых... — Я свидетельствовал съестные припасы, а пятому и могу поведать...

Стр. 26.

22

После: успевает знакомиться? — Не скажу ей ничего, но не думаю, чтобы она не знала до сих пор, что к нам ходит какой-то Платонов... А зная это, она наверное вас узнает...

Стр. 27.

11

После: мне странно! —

Платонов. Ничего не вижу я тут странного. Было бы странно, если бы кто другой, а не Абрам Абрамыч залез в чужой кошелек или чужой конверт... Он специалист по этой части.

Саша дергает Платонова за рукав.

Глагольев 1. Я не говорю этого... Но... не вмешивайтесь, Михаил Васильич!

Венгерович 1. Я плут, но имею обыкновение оскорбляться, когда меня величают плутом... Прошу следовательно...

Платонов. Не просите, пожалуйста! Я вас понимаю...

Венгерович 1. И отлично. Понимая друг друга, мы не дойдем до глупостей. Не станем оскорблять ни к селу, ни к городу друг друга...

25

После: Дома. — С этого дня я верю вашему слову.

26

Глагольев 1. Здравствуйте, Марья Ефимовна! /

Грекова. Раньше не верили?

Трилецкий. Как вам сказать? Когда верил, а когда и нет. Женщинам обыкновенно я мало верю.

Глагольев 1 (смеется). Не может Николай Иваныч без комплиментов! Здравствуйте, Марья Ефимовна!

Стр. 28.

6

После: Сейчас уж и заключение! — Эх вы, женщины!

18—19

Как вам жарко! / Бедная! Как вам жарко!

Стр. 31.

4

После: Идет! —

Венгерович 2 (входя). Не забудьте, что Ауэрбах еврей, Гейне еврей...

Софья Егоровна. Этого мало для массы... Это для меня имеет некоторое значение, но для массы едва ли. . Чтобы поверила вам не одна только я, нужно еще кое-что, более убедительное...

35

После ремарки: Смех. —

Глагольев 1. Или пролетел тихий ангел.

Платонов. Нечего здесь делать тихому ангелу.

Стр. 33.

41

После: на ваш вопрос...

Трилецкий (Бугрову). Удивительный человек этот Платонов! Посмотрите на него: маркиз, самый настоящий маркиз, а учитель, только всего. Верь тут в suum cuique3!

Глагольев 1. Речь ведется в таком тоне, как будто в учительстве есть что-то позорное, унижающее... Добрейший Михаил Васильич если сделал большой промах, то именно только в том, что он, начиная жить и избирая себе карьеру, выпустил из вида, что в свет нельзя являться без красивой оболочки, но промах этот с точки зрения Михаила Васильича, насколько я его знаю, не промах.

Платонов. Я не избирал себе карьеры и не делал промаха. Я никогда ничего не избирал и никогда ничего не делал.

Стр. 34.

18

После: чтоб мешать... — Впрочем, вы не сильно морщитесь, Софья Егоровна! Я не абсолютно бездельничаю. У меня есть приличное занятие. Это занятие заключается в том, что я не порчу своих мальчишек, играю на гитаре и ежеминутно проклинаю ту минуту, в которую забралась в мою голову сумасшедшая, убийственная идея оставить университет, оставить то, что я теперь так люблю...

Стр. 35.

3—4

После: женским полонезом. — Побеждал, рога наставлял, а теперь в отставке.

41

Припомните-ка / Припомните-ка, если у вас еще не отшибло памяти

Стр. 36.

3

После: номеров нет!» — Для чего же тут еще поясницу приплетать?

29

После: должно быть...(Софье Егоровне.) Вот, как видите... Восхитительный народец!

Стр. 37.

14

После: смотреть станете...

Щербук (в окно). Приехали? Отца родного на пики поднимать приехали? Непослушание свое показывать? В зеленые платья, дуры, нарядились! Посмотрите, православные! Ящерицы! (Свистит.) Зеленые! Шшш...

Верочка (за сценой). Вы, папаша, можете и дома грубости говорить...

Анна Петровна. Кто там? Ваши дочери, Павел Петрович? Чего же они не войдут? (В окно.) Здравствуйте! Идите, в комнате поздороваемся!

Верочка (за сценой). А доктора нет у вас, ваше превосходительство ?

Анна Петровна. Доктор вас не тронет. Войдите!

Верочка (за сценой). И господин Платонов у вас?

Анна Петровна. Уверяю вас, что они вас не тронут.

Смех.

Щербук. Приехали! Мать бы еще с собой привезли!

ЯВЛЕНИЕ XV

Те же, Верочка и Лизочка
(входят, делают реверанс и садятся за рояль).

Трилецкий. Ах, ах! (Закрывает лицо платком.) Ах! Кого вижу!

Смех.

Стыдно! Стыдно! Я сконфузился! Девицы пришли!

Щербук разваливается на кресле и презрительно смотрит на дочерей.

Верочка. С законным браком, ваше превосходительство!

Анна Петровна. Это не меня, а Сергея Павловича...

Войницев. Очень, очень вам благодарен! Как поживаете?

Верочка. Merci... Я, ваше превосходительство... Мамаша вам кланяется...

Анна Петровна. Merci... (Трилецкому.) Перестаньте!

Щербук. В глазах рябит! Какие красавицы!

Смех.

Манеры свои приехали показать... Парле ву франце? Вуй! Нон!4

Платонов. Для чего ты закрылся, Николай?

Трилецкий. Лизавета Павловна здесь... Ах! Я сконфузился...

Лизочка. Кланялась вам мамаша, ваше превосходительство.

Анна Петровна. Благодарю вас. (Трилецкому строго.) Перестать!

Щербук (подмигивает Трилецкому). Хорошенечко их! Чтоб слушались отца!

Анна Петровна. Не обращайте, Вера Павловна, и вы, Елизавета Павловна, внимания на этот смех. Доктор всегда смеется и большею частью без причины. Господин Платонов тоже.

Платонов. Я и не думаю смеяться.

Анна Петровна. Не обращайте внимания... Помните басенку: «Шли два приятеля вечернею порой...»? помните?

Верочка. Не помню, ваше превосходительство.

Сильный смех.

Щербук (хлопает в ладоши). Филистимляне! Приличий и обходительности не понимают! Это вам за то, лахудры, что отца не почитаете!

Верочка. Вы, папаша, можете и дома грубости говорить...

Щербук (поворачивается к ней спиной). Нет родственных чувств в груди моей! Были да сплыли! Прочь!

Трилецкий (хватается за живот). Ох! Вот это так в моем вкусе! (Обнимает Щербука.) Велик Вельзевул Буцефалович! Велик!

35

После: друзей моего отца. —

Щербук. Красоточки, чечеточки... Приехали! Дома есть мать не дает!

Анна Петровна. Павел Петрович! (Качает головой.)

Стр. 38.

4

Вы добряк... /Вы добряк, вы певец всего хорошего...

13

После: пожалуйста! — Какую цену должны иметь для меня ваши хорошие слова, ваше благообразие, ваши добрые улыбки,

ласки, могу ли я веровать в них, если я знаю, что вы, будучи другом, не сумели и, быть может, даже поленились уберечь моего отца от тысячи глупостей, и еели я знаю, что вы не в силах взять меня за шиворот и вытащить из болота? Я с верою смотрю только на ту икону, от которой жду благодати.

Стр. 39.

10

После: не о милостыне... — Не нам с вами говорить о милостыне... Посмотрите-ка: все удивлены и поражены. Здесь обыкновенно удивляются смелости или глупости.

Стр. 39—40.

26—2

Явление XV ~ Проваливай! /

ЯВЛЕНИЕ XVI

Те же, Василий и Осип.

Василий (вбегает). Сергей Павлыч! Барыня!

Осип (гонится за Васильем и хлопает дверью). Ударь меня но щеке за то, что я вредный человек! (Останавливается в недоумении.)

Василий. Заел совсем... Всю спину кулаками избил... Покоя нету...

Осип. Влетел!.. Уже приехали... (Смеется.) Ей-богу нечаянно. Гнался за ним, а попал сюда... (Хочет идти назад.) Нечаянно...

Анна Петровна. Это что еще за глупости?

Платонов. Ах... Кого я вижу!? Чертов кум! Постой, постой! (Хватает Осипа за плечо.) Постой, милый человек.

Анна Петровна (Василию). Поставить вместо себя Якова и убираться на кухню ножи чистить! (Платонову.) Оставьте его, Михаил Васильич! (Осипу.) Здравствуй, Осип, и убирайся!.

Василий. Всю спину избил... С самого утра въелся... Заморил проклятый человек!

Смех.

Анна Петровна. После расскажешь! Ступай!

Василий. Слушаю. (Уходит.)

Стр. 40.

16

После: дали пообедать... — Побриться тебе тоже нужно, а то физиомордия на кактус похожа... Попросишь у Якова бритвы...

Стр. 41.

2

пропадет / пропадет как собака

Стр. 43.

28

После: И имеете ли вы право? — (Шепчет на ухо Верочке.)

Верочка садится за рояль и громко играет вальс.

Стр. 44.

10

выскочке / выскочке из черт знает откуда

11

После: Честь в трубу вылетела! — Где она? Она устарела, истаскалась, стала звуком, говорящим о чем-то истасканном...

24

После: Вдруг...

Верочка. Зачем же это рассказывать, папаша?

Щербук. Прочь, медуза!

39

После: ему не нужна... — За амурами он к ней (показывает на Лизочку) ездит! Идиотку из нее сделал. Была одна покорная дочь, и ту испортил...

Стр. 45.

21

После: Вот город! — Дома в двенадцать этажей!

Стр. 46.

34—35

После: безнадежных... — Перестаньте удивляться! Удивляйтесь выносливости вашей умной, светлой семьи.

35

После: (Уходит с Софьей Егоровной.) —

Верочка и Лизочка уходят в сад.

Стр. 48.

25—26

После: Чудак вы! — Ступайте жевать!

32

После: Вам какое дело? — Да вы что же это такое в самом деле! Не думаете ли вы мою особу взять и выдать замуж? Зачем вы суетесь не в свое дело?

Стр. 49.

13

невыносимый / хорошенький, но невыносимый

30

что поделаешь/что поделаешь с характером

Стр. 50.

3

После: Великодушный юноша! — Теперь я буду осторожен!

Стр. 50—51.

43—1

После: (Смотрит в дверь столовой.) — Едят в три горла... Трилецкий глотает сардины, как акула... Войницев не ест, а во все глаза глядит на свою жену. Счастливчик! Он любит ее, как Адам любил свою Еву! Ваксу есть готов, чтобы только исполнить ее волю... Славное переживает время! Скоро пройдет оно и не повторится.

Стр. 51.

5

После: целовать эти волосы! — ремарка: Пауза.

6

После: эта головка... — Прошло, ушло, кануло всё, как в воду, как будто бы его и не было! Эх... счастье человечье!
Мажет по губам только... На, мол, понюхай, братец, раз, да смотри, всю жизнь помни, как оно пахнет!

11

После: вещь хорошая — сладкая, законная, хоть и мучительная, хоть и похожа иногда на зависть

27

Платонов (смотрит в дверь столовой). / Платонов. Досадно одно только... Впрочем, для чего тут скептицизм? Я хотел сказать насчет скоропроходимости... Ну да наплевать! Наслаждайтесь! Нечего забегать вперед... С ней и можно и должно жить счастливо... (Смотрит в дверь столовой.) Не какая-нибудь обыкновенная... Не моя Сашка...

Пауза.

36

Чуть видна / Чуть-чуть видна

Стр. 52.

16

После: выпьем...

Войницев (кивает на Трилецкого). Слыхал? Туда же лезет, куда и люди! За Грековой приударил! Ты заметил?

Трилецкий. Об этом после. Что, будем сегодня пьяны или нет?

25

После: своими поучениями! — Отстань ты от меня, сделай милость!

33

После: Целый день, целый день... — Право, я скоро начну прописывать тебя моим больным в застарелых болезнях, как потогонное и усыпляющее...

34

После: Платонов. — Замолчи!

Стр. 53.

18

и выпью / и выпьем

29

После: плакать от моей дружбы — как плакал в прошлом году мой бывший друг, а ныне злейший враг, магистр фармации Франц Захарович Шрифтбаум!

Стр. 54.

22

После: только не хочешь! — У тебя такая умная голова, какой у тебя никогда не было!

Стр. 56.

5—6

После: свои шахты? — Мошенник ты, мошенник!

10

Иди спи. / Иди спи, но не забудь, что ты мошенник!

Стр. 57.

38

Не уберег, старый Шут Иваныч Балалайкин! / Отнял господь! Прости меня. Прости, Саша! Не уберег я матери... Не уберег, старый Шут Иваныч Балалайкин! Подпустил к ней смерть!

Стр. 58.

5—6

После: Понимаю! — С этой минуты ни капельки! Ты приказываешь, и тень матери твою сторону держит...

10

После: Так-с... — Но, молодой человек, не вы ли сын полковника Трилецкого? Трилецкий. Кажется, я-с! Иван Иванович. В таком случае беру! (Хохочет.)

16—17

После: богат и славен! — На войне был, тысячи, сотни тысяч имел на руках, а ни копеечки у Российской империи не взял... Одним жалованьем довольствовался...

Стр. 59.

6

После: получил... — Не второй, вторая со звездой будет... Третьей... Вот он... На шее... Тебе видно, Саша? Вот он... Это Анны, это Станислава, это Анны третьей степени с мечами... Это Румынский... А вот это ни к селу, ни к городу персидский Льва и Солнца... Медали... Одна за спасение погибающих... Серебряная... В шестьдесят третьем году жену полкового врача из воды за волосья вытащил... Георгий солдатский... Под Севастополем еще получил, как раз в тот день, когда ты, Николай, родился. Государь Александр Николаевич фамилию мою знал... Во время войны в главную квартиру раза три посылали... — «Давно на службе, Трилецкий?» — «Тридцать один год, ваше императорское величество!» — «Опусти руку. Поезжай с богом! Кланяйся там!» Дай бог вам, дети мои... А моя эра прошла уже... Шабаш! Гроб, панихида... Развинтился, развалился ваш старик...

9

провожай / провожай, старик

19

После: в молодости — Печорина и Базарова разыгрывал

32

После: нааале...вво! — Шагом мар...марш!

Стр. 60.

6

После: Ну да, ну да... — Здравствуйте и прощайте...

30—31

После: расщедрюсь, черт возьми! — Вот вам еще рублик на двоих за то, что вы оба вместе взятые не стоите и двухсотой части этого рублика!

Стр. 61.

6—7

После: ему, старику... — Для чего? Да еще на ней?

8

После: простушечке... — Что ей муж? Ширма? Пентефрий отсутствующий? Небось, не по любви выйдет за него, коли выйдет. Богатствами его прельстится.

9

огненная / огненная, сырая

Стр. 62.

4

Перед: О чем ты думаешь? — Ты не хочешь понять, в каком я нахожусь печальном положении! Я страдаю, Софи! Твои холодные да и нет для меня целое несчастье! Ты не смеешься, не улыбаешься, молчишь, о чем-то вечно думаешь... Меня рвет за душу эта твоя дума, от которой ты не находишь себе ни покоя, ни места...

12

После: на мою хандру — а за да и нет извини

Стр. 63.

37

Перед: Нет надобности — Я не избегаю людей, Михаил Васильич!

Стр. 64.

3—4

После: поговорить с вами — когда вы одни, когда заметно в вас только маленькое, а не большое, желание уйти от меня

5

Что это? / Что это значит?

14

После: Противен? — Ведь, послушайте, чувствовать себя в положении чумы, от которой убегают, не очень-то приятно, оскорбительно, тяжело!

Стр. 65.

27—28

После: (Подходит к ней.) — Неужели вы думаете, что если бы я захотел подкопаться под благосостояние вашего Сергея Павловича, заграбастать вас теперь в своя руки, то стал бы употреблять орудием то, что для меня святее всего на свете? Нет, уважаемая Софья Егоровна, не рассыплю я за право владеть вами своего бисера, и если вы мне понадобитесь, то я возьму вас тем, чего вы стоите!

33

После: для вашего Сергея Павловича! — Постойте, молчите! Дайте договорить! Вы увидели желание дать понять, что я чего-то тогда не добрал, что я имею какие-то притязания... Увидели и... испугались?! Прочна же ваша бедная семья! Не имеете вы права подозревать меня!

Стр. 66.

33

После: восемь рублей... — А в преферанс сел, две бутылки лафиту выиграл...

Стр. 68.

12

После: Хуже всех на свете. — Да нешто вам нужны, Абрам Абрамыч, хорошие люди?

Стр. 73.

30

Великою любовию воспылал / Есть люди, милый мой, которые папиросы на закурят, глупости бабе не скажут, сапога не наденут без того, чтобы не заглянуть предварительно в свои правила... Их правила для них всё... И на тот свет они отправляются по такому-то параграфу... Сухи они,
педанты, носятся они постоянно с собой и с своими правилами... Но великою любовию воспылал

27

переделывать / судил бог переделывать

Стр. 74.

2

После: к языкам! —

Платонов. Глупо... Несешь галиматью, точно безнадежный... Чтоб говорить так, не нужно было высиживать пять лет на медицинском факультете.

Трилецкий. «Факультеты, — писал потомству мой дедушка бригадир Трилецкий, — для нежного сословия одно только баловство и недоумение. У древних эллинов и в великом Риме лекарями рабы были, а звездочетами суеверы и мошенники, а ничто рабское естества твоего нежного да не коснется! А естество твое нежное и благородное таковое есть, что как бы сильно ты рабом ни возжелал быть, оным никогда не будешь, ибо не быть пану хамом, а хаму паном». Умная голова, надо полагать, был мой дедушка!

Платонов. Ведь режешь же ноги? Даешь мазь от чесотки?

Трилецкий.

19—11

Не нашел я ни тебя ~ не спокойна... / Впрочем, я не скорблю... Голова у меня на этот счет хорошо настроена... Никакая рабская надежда не залезет... Очень покоен... Я не Софья Егоровна!

13

Перед: Обижается — Надеется...

16—17

После: Воображает... Гм... — Не люблю я ее, грешный человек. Тяжела для меня. От головы до пяток напичкана, засорена этими высокими материями, идеями, высшими идеалами, высшей, черт возьми, правдой, верой, неверием, свободными порывами...

27—28

После: Пойдем выпьем! — Сего не требуют ни честь, ни знания, ни долг, ни другое что-либо возвышенное, но и запретить сего они не имеют права. Правда ведь? Пойдем, брат!

36

После: На его деньги кутим. — Удивляют немало меня эти беспечные Войницевы! Фейерверки стоят двадцать пять целковых, шампанское сто целковых, вин, водки куплено тоже на сто... Рублей в триста, одним словом, обойдется этот ало-качественный вечер. Триста рублей! И наверное у Венгеровича пятьсот заняли... Триста сегодня прокутят, а на остальные двести Сергей себе велосипед выпишет или же жене часики купит...

Трилецкий. Любительский спектакль затевают.

Платонов. Еще бы! На декорации целковых полтораста понадобится... А должны по горло... Уйдут от генеральши шахты к Венгеровичу! Это как бог свят! Насчет имения какой-то безобразный фокус выдумали... Досадно и жалко, тем более, что считаешь их умными людьми!

Стр. 75.

34

После: (Хохочет.) — Оспа и мел вместо пудры...

Стр. 76.

1

После: вонь — и плохие онучи вместо кашне

15

После: жениться! — Ну я ему отобью охоту жениться!

25

После: Вы, граф, идиот! — Ужасно тяжело беседовать с вами!

Стр. 77.

15

великий мудрец и философ / великий мудрец и философ, равно как и великий моралист

Стр. 78.

24—25

Точно дева старая... / Старая дева вы, что ли?

Стр. 80.

34

После: Невыносимый человек! — Ведь знает же, что я его люблю, знает, что сам любит меня, дышать без меня не может... так нет! Нужно поломаться, нужно порисоваться, языком пококетничать! Носится с своим уважением, как музыкант с скрипкой! Не любит просто смотреть на вещи, а с предисловием непременно... Так нет же! Шалишь!

Стр. 81.

36

После: Немножко странно, Порфирий Семеныч! — Вам нужны мои душевные блага, как вы пишете в письме, но откуда вам известны мои душевные блага?

Стр. 82.

31

Перед: Но ведь я же того... — Было бы вам и за себя заступиться...

Стр. 83.

13

На днях / Завтра или вообще на днях

Стр. 84.

24

После: Откровенно... — Ах вы идиот, идиот!

Стр. 85.

5

После: Садятся. — Стушевалось безобразно, пропало навсегда мое золотое время! Провел я его на грязные пустяки... Всё в могилу зарыл, кроме этого тела...

9—10

моих братьев во Христе / моих родных братьев, братьев во Христе

18

После ремарки: Пауза. — Глубоко зарыты мои таланты, глубоко завязли в болото... Или не выкапывал я их отродясь, или же сам зарыл...

Пауза.

22

После: не жалко мне себя! — Близок уж я к тому времени, когда окончательно порешу, что я невозвратимо пропащий человек!

32

После: лгать? — Кто дал вам право по целым суткам толковать от своего имени про труд, страдания, свободу, если вы ничего не делаете для них и не намерены сделать?

Стр. 91.

36—37

После: смерти даже просила... — Но вообрази же, Осип, мою радость, когда он однажды подходит ко мне и говорит вдруг: «Хотите, девочка, быть моей женой?» Вообрази мою радость... Я от радости даже совесть потеряла и бросилась ему на шею...

Стр. 94.

29

наконец замирали...» / наконец замирали в грустном томлении...» Ах как мило! Генеральша так играет...

Стр. 97.

31—32

После: мерзко, нелепо! — Зачем я поцеловал ее у реки? Даром мне не пройдет это удовольствие. (Садится.) Целуй, глупец: благо есть лицо! Она и подставила щеку! Ааа...

Пауза.

Надо уехать отсюда... Кончено!

32

После: Опротивело всё... — Генеральша оказалась бабой, Софья глупой девчонкой, я... А Грекова?!

35

После: Когда? — Сквозь кровавые слезы захохочут...

Стр. 98.

21

После: обозревать самого себя! — Когда я бываю пьян, я летаю в небесах и строю вавилонские башни!

25—26

После: хозяином! — Природа, ты моя! Ты для меня!

29—30

робкому ветерку / робко трепещущему ветерку

Стр. 99.

41

Перед: Посмотрите-ка — В такую, впрочем, ночь, как эта, недурно быть немножко и поэтом...

41

После: Да... — Счастлив тот, кто может дышать этим воздухом! Да... В моей груди такая теплынь, такой простор... Это ведь поэтическое чувство?

Пауза.

Стр. 100.

13—14

После: стыдится своей молодости. — кто краснеет за чувства, о которых с наслаждением вспоминает старость! Полно ставить преграду тому, что составляет теперь вашу истинную силу! Не чуждайтесь молодости! Не насилуйте ее природы! Каяться будете! Горе тому, кто не был или не хотел быть молодым!

24

После: Хуже я вас, что ли? — Хоть раз в жизни дать бы поиграть нлоти... Соприкосновение с глупостью действует иногда освежающе...

Стр. 101.

19

Перед: Оставьте меня! — А когда вы, милостивый государь, перестанете с вашим папашей воздвигать кабаки? А когда я перестану быть ревностнейшим посетителем ваших кабаков? Когда исчезнут Венгеровичи и не будут есть чужого хлеба Платоновы? Когда? Замолчим-ка, милейший!.. Или вот что...

39

(Идет в глубину сцены и идет обратно.) / (Идет в глубину сцены.)

Платонов. Бедный человек! Сколько противоречий, сколько ненужного хлама, невыносимо старческого педантизма в этом бедном, маленьком теле! Ох! Дали бы мне опять молодость! Показал бы я им... А он сидит и стонет! Делать ему нечего! Ему нужно поведать миру, что личное счастье — эгоизм! Только это ему и нужно! Больше ему ничего не нужно! Какая беспардонная бедность! Свой язык и чужие слова... Не дальше! Дальше чужих слов и чужого мозга ни шагу!

Венгерович 2 идет обратно.

Стр. 102.

17

После: Ох! — Молодежь, молодежь!.. С одной стороны, здоровое тело, живой мозг, безусловная честность, смелость, любовь к свободе, свет и величие, а с другой — пренебрежение трудом, отчаянное фразерство, сквернословие, развратничество, вранье... С одной стороны, Шекспир и Гете, а с другой — деньги, карьера и похабство! А науки и искусства? (Смеется.) Бедные сироты! Нет ни званных, ни избранных! Пора их сдать в архив или запереть в приют незаконнорожденных... (Хохочет.) Сто миллионов людей с головами, с мозгом и — два-три ученых, полтора художника и ни одного писателя! Ужасно много! Ни званных, ни избранных! Гуляйте, добрые люди! Науки и искусства — это труд, это торжество идеи
над мускулом, это евангельская жизнь... а на что нам жизнь? Мы и не живя сумеем умереть!

Пауза. Ужасно!

Стр. 103.

14

Платонов (вскакивает). / Платонов. Что вам нужно от меня? (Вскакивает.) Что вам нужно от меня?

22—23

После: приехала, мой милый! — (Хохочет.)

Стр. 104.

32

Перед: Но разве ты моя? — Разве я не знаю, о чем блещут твои глаза? Ты хочешь счастья, ты ждешь торжества молодости, страсти, огня... Мужественных и честных слов любви...

Стр. 107.

7

Не шутя. / Хочешь, я порекомендую тебя редактору губернских ведомостей? Я с ним знакома... Не шутя... Ах ты... Ах ты, мой зюмбумбунчик этакий! Ах ты...

39

плотники / дворники

Стр. 109.

11

После: неблагодарную! —

Платонов (подходит к ним). Вон отсюда!

Петрин. Ась?

Платонов. Убирайтесь отсюда!

Петрин. Зачем сердиться? Сердиться не нужно, душенька! Где дорога? Вон она дорога! (Кричит.) Где дорога? Вот она дорогенция! До свидания, господин Платонов! Вы слышали, душенька, как я ее ругал?

Платонов. Слышал.

Петрин. Вы же ей не того... не говорите! Я пошутил.. Я Паве...

Платонов. Ладно... Уходите! Кстати, Герасим Кузьмич... Если я увижу вас еще раз когда-нибудь у Войницевых, если я услышу хоть одно слово про шестнадцать тысяч, старый ты мошенник, то... я вас в окошко выброшу!

Петрин. Понимаю, молодой человек! Бери меня, Павочка, под руку! Ты у меня один только друг остался...

Идут.

Выбросил бы, да руки коротки! Векселя протестую, а кое-кому не быть в школе! Выгоню! Нам идей не нужно! Идей разных с фокусами не нужно нам! Нам учителя нужны, а не Спинозы да Мартыны Задеки! Донесу и выгоню! Ей-богу, выгоню! Я, Павочка, его идеи все знаю! Я его упеку! Сейчас же бумагу напишу к исправнику...

Платонов. О чем же ты напишешь?

Петрин (кричит). Довольно-с! Довольно! Понимаем!

Идут.

Платонов. Довольно, но помни, что ты воспитывался в Московском университете, что ты по воле самой глупой из судеб называешься русским образованным человеком! Не подличай, потому что своею подлостью ты пачкаешь и себя, и репутацию русского образованного человека!

Петрин. Ладно! Пой, соловей!

Платонов. Предоставь клевету и доносы тем, кому не дорога эта бедная репутация! Больше я ничего не скажу! Отрезвившись, припомни мои слова!

27

После: иди, иди! — Пойду не я к тебе, а мое слабое тело... А как бы я швырнул тебя, если бы не это, не воспитанное тело!

Анна Петровна. Мерзости... (Бьет Платонова хлыстом.) Говори, говори, но не заговаривайся! (Идет от Платонова.) Хочешь — иди, не хочешь — наплевать! Кланяться не буду! Это уж слишком!

Платонов. Но... Поздно оскорбляться! (Идет за ней и берет ее за руку.)

Анна Петровна вырывает руку.

Платонов. Ведь всё одно... пойду... Теперь уж не остановишь во мне беса... Отворачиваешься? Поздно оскорбляться! Мы оба поставлены теперь в такое положение, что как бы ни оскорбляли достоинство друг друга, не можем разойтись... Слабы! Не оскорбляйся, женщина! (Обнимает ее.) Не хотел оскорбить! Хотел образнее выразиться... Я убью себя тогда, когда позволю оскорбить тебя... Ты для меня всё! Ты и во грехе даже велика для меня!

Стр. 113.

39

Прощай! / Же ву салю!5

Стр. 114.

4—5

Я-то каков! / Где их сила, разум? Я-то каков! Душа плачет, а какая-то сила проклятая, какой-то демон прет сзади, пхает во всю мочь...

9

Глупая мать / Пьяная мать

21

После: Запишу! — Грязь... грязь! Запишу и дам прочесть тем, кого захочу развратить!

Стр. 115.

21

кончая горничной / кончая курносой горничной

Стр. 117.

35

После: (Убегает.) — Эхо. Подлец... лец... лец...

Стр. 122.

28

После: за твои жертвы? — Ох, Софья, Софья... Жертвы твои... ужасно!.. гибель твоя!

Стр. 124.

24—25

После: в свое распоряжение! — Безумец я! Я не знаю, что говорить мне и что делать!

Стр. 126.

5

После ремарки: Пауза. — И мы его забудем, и он нас забудет... Время сделает свое дело...

8

После: и генеральша... — Сегодня я еще ваш, ну а завтра... Что завтра?

15

После: (Ложится на диван.) — Завтра я буду новый человек... Интересно!..

21—22

После: невежда! — Какие силы удерживают вас дома?

26

Сергей и Софья ведут себя / Сергей и Софья вдруг оба разом заболели контрой и ведут себя

28—29

После: Вы болванчик. — Очень ты глуп, Мишенька!
После ремарки: Пауза. — Всем генеральшам генеральша!

Стр. 127.

26

После: подобие божие-с... — Христианин и богу и царю верой и правдой двадцать пять годов прослужил-с...

Пауза.

Присягал верой и правдой пред святым Евангелием...

Стр. 129.

12

После: как святыню. — Оштрафуйте. Давно бы пора проучить. Не прощайте, ни за что не прощайте, хотя я и прошу униженно прощения...

35

После: наказывает женщина... — Наконец-то, а то уже слишком они меня избаловали...

37—38

Перед: Был свободен — Остаться бы денька на два еще, посудиться... То-то бы Трилецкий речь сказал. Грекова на суде расплакалась бы... После суда мир и пьянство, разумеется... Эх!..

Стр. 130.

1

После: Бедные Войницевы! — Дорого стоит вам ваш красноречивый друг и оригинал Платонов... Когда-то вы мировому подадите на меня?..

37

После: Всего... — В особенности того, о чем вы узнаете в недалеком будущем и о чем... просил бы я вас умолчать, если вам уже известно...

Стр. 135.

1

После: мерзавца Платонова — не ищите его, когда он исчезнет, не спрашивайте о нем

2

После: стушуется... — До тех пор, пока имя Платонова не станет для вас пустым звуком, пока он не покроется в вашей памяти густым туманом, до тех пор мы не увидимся!

Стр. 136.

23

После: Пьяница я, Платонов... — Когда был жив мой генерал, я сильно пила... Пила, пила, пила... И буду пить!

Стр. 137.

28

После: и я тебя не увижу! — Я пропаду!

29

После: Новая жизнь... — Сердись, не сердись, а...

Стр. 143.

21—22

После: сделаю из него человека! — Я укажу ему путь, научу его, как искупить мою грешную жизнь и жизнь моих отцов! Дни и ночи посвящу ему...

22

После: твоею радостью! — Далеко пойдет Николай Михайлов Платонов!

29

После: Смеешься... — Пощекотал я твое материнское самолюбие...

Стр. 145.

10

После: Каюсь ведь! — Останься, при тебе...

Стр. 146.

9—10

После: Боже мой! — (Кусает подушку.)

12—13

Ложится на диван. / Смотрит в окно.

Стр. 146—147.

14—22

Войницев входит и останавливается у двери, ~ и никак не убьют. / На тележку садится.

Пауза.

Ведь это моя жена, моя семья, теплынь... Куда же она едет?! Что делается! Невероятно! (Кричит.) Подсади ее! Чего смотришь? (Тихо.) Закрыла платком лицо и одним глазом сюда смотрит... Поехала... Чем всё это кончится, желал бы я знать? Что дальше будет? Ужасно! (Кричит.) Он?!

Пауза.

Он... Куда идет? Сюда. Нет, нет, не сюда... Зачем ему идти ко мне? (Быстро ложится.) Он гуляет... В эту пору он обыкновенно прогуливается... Дрожишь? Аааа... (Прислушивается.) Во всяком случае, нужно приготовиться...

Встречу бодро и не попрошу милостыни... Дай ему поругаться, посквернословить... Шаги? Его? Гм... Сплю, сплю... (Закрывает лицо.) Идет... Как жаль, что дверь не заперта.

Войницев показывается в окне.

Платонов. Он к окну подошел... А может быть, это и не он!

Войницев (в окне). Нет его? Гуляет где-нибудь в лесу, мечтает о счастье и убеждает всю вселенную в своей правоте? (Ложится грудью на подоконник.) Счастье твое, что нет тебя! Что же делать? (Думает.) Войду в комнату и напишу ему вызов на дуэль... Он кичится своими рыцарскими замашками, пусть же теперь придет и подерется! Доставлю ему удовольствие... Не отдам я ему даром, не отдам, хотя бы ее отнимали у меня все права, взгляды и убеждения, взятые вместе! Прав он или не прав — до меня это не касается! Не могу рассуждать! Я страдаю и... мстить хочу! Вот что! Я сумасшедший!

Платонов слегка храпит.

Войницев (увидев Платонова). Это он? Спит... Еще бы... Он может спать! Будь он, подлец, под влиянием хоть десятой доли той обиды, которая нанесена мне, не спал бы он! (Оглядывается.) Сейчас... Первый раз в жизни ненавижу и... убью. Сейчас... Сейчас... (Поднимает кинжал.)

Платонов (вскакивает). Назад!!

Войницев быстро соскакивает с окна и скрывается.

ЯВЛЕНИЕ X

Платонов (один).

Прошу тебя! Ради бога! Что ты делаешь?! Прочь назад! Я сам убью себя, если ты хочешь моей смерти! (Стучит ногами.) Прочь! О несчастный, жидкий!.. Нет его? Исчез? (Хватает себя за голову.) Он хотел убить меня! Он, Сергей Войницев, развитой, честный, благородный, любящий человек! Треснуло, надломилось всё то, во что я верил, что любил! Проклятие моей богом оставленной голове! Я довел эту нежную душу до убийства! Я! Несчастьем был я для людей, люди были для меня несчастьем! (Рыдает.) Прочь от людей!

Стр. 146.

32

После: богом... — Чем кончу? Известно... Если не умру от чахотки, то кончу тем, что сделаюсь мистиком.

Стр. 147.

6

свистит / рыдает

6

После: Разумеется...(Рыдает.) Будь ты проклят.

29

Явление Х / Явление XI

33

После: сейчас же уйду...ремарка: Пауза.

Стр. 148.

37

После: грязно...(Плачет.)

Стр. 150.

11

Перед: Софья Егоровна. Вы не волнуйтесь! —

Катя. Нет его нигде, барыня!

Софья Егоровна. Где вы его искали?

Катя. Везде, где только можно... В школе все углы перерыла. Двери и окна все настежь, а его нет... В погребе даже была... Плотник около погреба сидит, спрашивала его, не видал ли... и он говорит, что не видал. Думала, что по лесу...

Софья Егоровна. К священнику заходили?

Катя. Заходила... Батюшка говорят, что они Михаила Васильича целую неделю уж не видели... У дьякона была... У Алексея Макарыча, писаря, была, и тот не знает... Думала, что по лесу прогуливаются... пошла по лесу... Искала, искала...

Стр. 151.

15

После: Ступайте, Катя, опять! — К батюшке сходите, к тому плотнику...

34

После: Он не любит меня! — Хорошо же! Не любит... Иначе не было бы этой муки... Я люблю его так, как может любить женщина! Люблю все его недостатки... А он!

Пауза.

Нет... Он любит меня... Что-то случилось... Инспектор, может быть, в город зачем-нибудь позвал... Нет, нет... Вчера не пришел, сегодня придет... (Встает.)

Стр. 153.

21

После: надменно! — Уму непостижимо! Страшно вспомнить! Знаешь, что было вчера? Вчера я чуть не убил Платонова! Чуть не зарезал его! Не проснись он, я убил бы его! Полез на него с ножом, как разбойник, на спящего, безоружного!

Софья Егоровна. Когда?

Войницев. Вчера вечером! Видел он!

Софья Егоровна (садится и закрывает лицо). Что было?

Войницев. Убить его хотел за то, что он отнял у меня мою жену! Не хотел уступить ему тебя даром! Не проснись он, убил бы я его вон тем проклятым кинжалом!

Стр. 154.

3

После: Где он? — Испугался вашего ножа и ушел? Не уйдет он!

5

Перед: Где он? — Вы хотели убить его сонного, отчего же вы не убили его, когда он проснулся? Из-за угла бил? Проснувшийся опаснее сонного?

Стр. 155.

5

бог и взял / бог и взял, выходит

Стр. 160.

4—5

После: Сергей Павлович! — Ах, вы и представить себе не можете!

Стр. 161.

7

После: Не ошибаюсь я! — (Хватает себя за голову.)

21—22

После: Застрелиться нужно. — (Рыдает.)

Пауза.

31

но не... убивай себя! ~ Горе добьет тебя... / но не пачкай своих рук преступлением... Тебе ли убивать? Тебе ли? Горька обида! Видит бог, что верю твоему несчастью и сам чрез это не менее твоего несчастлив! Для чего же еще преступление? Мстить хочешь? Гм... Но глупа же ведь месть, глупа как дикарь! Что было бы с тобой, если бы тебе удалось ... убийство? Ты... ты пропал бы! Убийство во всяком случае верх всех человеческих подлостей! Ну, положим, я подлость сделал... Но тебе-то, тебе для чего пачкать себя?

Пауза.

Молчишь? Гм... Не понимаешь меня... В таком случае, если уж так велика у тебя жажда мести, если желание мстить берет верх над твоим человеческим достоинством, если горе отшибло у тебя способность рассуждать так, как ты всегда рассуждал, то скажи мне...

33

себя убьешь / меня убьешь. Самоубийца человечнее убийцы!

36

Войницев. Ничего я не хочу. / Войницев. Хочу.

Платонов. Хорошо. Я застрелюсь.

Пауза.

С удовольствием застрелюсь. (Хлопает его по плечу.) И развитые люди ни к черту не годятся... Не велика честь жить с такими гус... господами...

Стр. 163.

8—9

После: беспокоить maman? — Я пришел к развитому, гуманнейшему противнику смертной казни посоветовать и попросить не убивать... Эх! Ниже пригнись, подальше отверни лицо!

14—15

После: Конец пришел! — Можно теперь и с ножом лезть, можно пустить себе пулю в лоб, оскорбить человека, оскорбить всякое святое чувство!

25

ты ушел! / ты спрыгнул с окна! Если бы ты видел меня в эту ночь, ты, жаждущий мести, проглотил бы целый рай!

Стр. 164.

15

Перед: Жалею, что говорил — Черт... с вами!

19

Анна Петровна (ломает руки). / Анна Петровна (подбегает к Войницеву). Сержель... О чем это он... на что это он намекал? Ты был у него вчера?

Пауза.

Говори! Не мучь меня, говори!

Войницев. Не нужно...

Анна Петровна (треплет его за плечо). Говори! Что было?

Войницев. Избавьте... Имейте хоть вы сожаление!

Анна Петровна. Говори!

Пауза.

Войницев. Хотел его убить... Полез на него с ножом ... Если б не проснулся, то... Он спал...

Анна Петровна. Аа... Теперь понятно... И ты смел после этого называть его подлецом? Хорош! Что делается, что делается... (Ломает руки.)

36

После: оскорблять людей! — Лезть на сонного с ножом и потом... потом его же и подлецом называть, его же и выгонять!.. В подметки ты ему не годишься, мальчишка, этому человеку!

Стр. 165.

29

После: Идите! — Бог даст, мы помиримся как-нибудь...

Стр. 166.

24

Перед: Ничего мне не нужно — Утомился я, Софья, ей-богу, утомился! Вас много, а я один... Пожалейте, пожалуйста!

35

После: вот что! — Не могу долее тянуть... Довольно и того, что было...

Стр. 167.

1

После: По всей вероятности... — Я готов теперь на всё, лишь бы только добиться покоя для своего бедного тела.

Стр. 168.

6

Анна Петровна. / Анна Петровна (подходит к Софье).

Стр. 169.

5

После: не грешно? — (Плачет.)

Стр. 175.

14

Пауза. / Так-таки и отравиться захотела... Не хватило силенок перетащить на маленьких плечах большое горе. Не остановило и чувство матери...

Пауза.

А всё это я!

29

После: Гамлет боялся сновидений... — В гимназии, должно быть, не учился...

32

После: мои грехи! — Прости, идея! Все-таки я ведь...

Стр. 176.

4

После: Жить хочется... — Вынослива кожа! Ее дерут, содрали, продали, сапоги из нее сшили, сапоги износили, а ей всё жить хочется...

Стр. 177.

20

После: Спросите Трилецкого... — Саше дал противоядие и спас...

Стр. 179.

22

После: Нет, нет...(Вскрикивает и падает на Платонова.)

Варианты, пьесы, 1878-1888:
Безотцовщина.
Лебединая песня.
Иванов (комедия, ранняя версия)
Медведь.
Предложение.
© 2000- NIV