Варианты - Рассказы. Повести, 1888-1891. (Часть 2).

Варианты, весь список
Варианты, том 7: 1 2 3 4 5

ИМЕНИНЫ

Варианты журнала «Северный вестник» (СВ) и издания «Посредник» (П1—3)

Стр. 167.

12

эти мысли / эти хорошие, освежающие мысли

13

с большой аллеи сворачивала / пройдя по большой аллее шагов триста, поворачивала

25

сплетенного из лозы, и принималась думать / сплетенного из лозы и похожего на большую, круглую корзину, и, слушая пчел и пасечника Захара, принималась думать (СВ)

30

оставила гостей; / оставила гостей — это неприлично, —

31

Николай Николаич / Николай Николаевич

Стр. 168.

1

для того, чтобы показать / не для того, чтобы наставить его на путь истинный, но чтобы показать

11

После: до женского образования — а хотелось только показать себя умнее и оригинальнее, чем они были на самом деле

13

После: шалаша. — Старика Захара не было: пошел, должно быть, к вечерне (СВ)

36

После: тихо. — Среди всякого хлама, на котором по ночам спал Захар, стояла чашка с остатками каши и с ложкой; рядом с ней лоснился большой черный хлеб... Брезгуя тряпьем Захара и боясь запачкать свое дорогое платье, Ольга Михайловна не садилась, а стояла согнувшись. На перекладинах крыши висели лучки прошлогоднего укропа, чебреца и ромашки, которые неизвестно для какой надобности берег старый пасечник. Один из них, сухой и колючий, вцепился в прическу Ольги Михайловны и по ее спине скатился на пол, другой, помягче, с острым и душным запахом чебреца, зацарапал ей шею и затылок (СВ)

40

Она увидала / Она увидела 1—2)

42

кончившую в институте / кончившую курс в институте

Стр. 169.

7

не любила / поэтому не любила

11—12

но всё же Ольга Михайловна / всё это было не страшно и повторялось по пяти раз на день, но всё-таки Ольга Михайловна

13

удовольствие оттого / радость (СВ)

20

такие глазки / такие чудные глазки (СВ, П1—2)

24—25

особый тон / фамильярный тон

Стр. 170.

2

сухой гриб / сухой гриб, не помню его названия

18

потому что он учитель / потому что он учитель, потому что он особа священная, что-то вроде новозеландского табу

20—23

Востряков приговорил трактирщика ~ Вот и всё. / Оправдать трактирщика, когда на него жалуется учитель, — помилуйте, это так нелиберально! Ну, конечно, Востряков присудил трактирщика к аресту, а наш либеральный съезд торжественно утвердил этот приговор. Я тоже был на съезде. Суд — не портерная и не шамбр-гарни10. Это не место для демонстраций и либерального танцкласса. Я остался при особом мнении и в этом мнении распушил всех наших. Не понравилось.

В щели, почти у самых зрачков Ольги Михайловны, слева направо прополз один муравей, за ним другей, потом третий...

— Чем же кончится суд? — спросила Любочка.

— Да ничем! По всей вероятности, оправдают или, самое

большее, — приговорят к выговору. Пустая формальность. Подобные дела придают нашему брату только куражу. (СВ)

24—25

с небрежною иронией / с небрежной иронией. Он улыбался так, как будто и вправду чувствовал кураж (СВ); с небрежной иронией 1—2)

32—33

ненужных разговоров / ненужных разговоров о государстве в государстве, о либерализме

35—38

пал духом ~ ей было досадно... / пал духом. Прекратились разговоры, брюзжанье и смех. Он стал плохо спать, жаловался на скуку, чаще, чем обыкновенно, стоял у окна и барабанил пальцами по стеклам. И, как казалось Ольге Михайловне, в это время между ею и мужем залегла маленькая фальшь. Он стыдился сознаться перед нею, что ему тяжело, а ей было досадно, что он не сознавался; когда она заговаривала с ним о съезде или предстоящем суде, он начинал бравировать перед нею, как теперь перед Любочкой.

Стр. 171.

11

После: звенят косы. — А для меня плач косы, в особенности когда ее точат, милее всяких романсов (СВ)

12

После: милая страна. —

Тут Петр Дмитрич поднялся на одно колено и для большей убедительности приложил руку к сердцу; один муравей стал на дыбы и заслонил его нос и губы. Оттого, что муравей шевелил щупальцами, лицо Петра Дмитрича, казалось, подергивала легкая судорога.

— Милая страна! Деревни громадные, тянутся верст на шесть, на семь... Какая чистота, какие тоны, какой рисунок! Белые хатки тонут в зелени по самые трубы, через плетни глядят на проезжих красивые женщины и дети. Что за народ! (СВ)

15

скрипки и бубна / скрипки и бубна, и мне казалось, что эти звуки мешаются с запахом сена, цветом зари и вечерним блеском речек и луж (СВ)

19

Петр Дмитрич не лгал / Теперь уж Петр Дмитрич говорил на свойственном ему, милом, поэтическом языке, с тою сердечностью, которая слышалась в его речи всякий раз, когда он сбрасывал с себя всё напускное и становился хорошим, искренним человеком. Он не лгал (СВ)

21

ездил он только затем / ездил он без всякой видимой надобности, только затем (СВ)

23

После: ошибках. — Муравей опустился и пополз дальше, и Ольга Михайловна увидела всё лицо мужа; оно грустно
улыбалось и было такое же искреннее, простое и ненатянутое, какое бывало оно у него, когда он спал или один оставался в комнате. И ей стало обидно, досадно и страшно, что он говорит на своем поэтическом языке и жалуется не ей, а чужой девочке. По-видимому, он чувствовал потребность высказаться пред чужим человеком, но что же значила эта потребность? (СВ)

33

даже думал / даже, растеплившись, думал

34

жилось ему на хуторе / жилось ему в хуторе 1—2)

38—39

Ей хотелось плакать. Она уже сильно ревновала мужа. / От обиды, досады и страха ей хотелось уж плакать. Ревновала она мужа без достаточного основания, а это значило, что каждый симптом в отдельности был для нее легко объясним и не страшен, все же симптомы в совокупности были непонятны, зловещи и пророчили какую-то опасность. (СВ)

40

утомился, был недоволен собой / изолгался, выбился из колеи, утомился, был недоволен собой

Стр. 172.

10

добивается этого / всячески добивается этого

15—16

надоело его лганье: он постоянно рисуется / надоело и опротивело, что он постоянно ломается, рисуется (СВ); надоело его лганье: он постоянно ломается, рисуется (П)

24

насолить дяде / насолить дяде либералу (СВ)

25

и себя, и всех / власть, и всех

38

все они ненавидели. Теперь же / они все ненавидели, теперь же (СВ)

Стр. 173.

16—17

так и застыл / так и застыл в одной позе

18

Ольге Михайловне стало жаль его / Выражение его лица и поза тронули Ольгу Михайловну, и у нее отлегло от сердца. Ей стало жаль его и совестно за свою ревность и досаду

20

После: боролся с собой. — Вместо того, чтобы уличать его и с сердцем высказывать ему то, что он и сам отлично знал, не лучше ли помочь ему?

31

уедем отсюда вместе». / уедем отсюда вместе. Ты мил мне и виноватый...» (СВ)

40—41

своею обычною солидною походкой, вышел из кабинета. Слышно было / своей обычной солидной походкой вышел из кабинета. Ольга Михайловна вспыхнула и, быстро оглядывая стены, как бы ища свидетелей своей обиды, нервно заходила по кабинету. Она уж жалела, что щадила
этого сильного, чересчур сытого, зазнавшегося человека и не высказала ему прямо своего мнения о нем. Ей слышно было (СВ); своей обычной солидной походкой вышел из кабинета. Слышно было 1—2)

Стр. 174.

3

настоящая ненависть / гадливое чувство и ненависть (СВ)

10

После: природой...

Когда — бывают такие минуты — ненавидишь сытого, тяжелого и упрямого человека, то самою некрасивою частью его тела почему-то представляется затылок. Ольга Михайловна ненавидела теперь в муже именно его затылок, барский, красиво подстриженный, лоснящийся, и ей казалось, что раньше она не замечала у мужа этого затылка (СВ)

23—24

изобилие плодов земных. А? Что? / изобилие плодов земных, как видите... Н-да-с...

31—32

откуда все эти «что-с», «н-да-с». и «батенька»? / все эти «что-с», «н-да-с» и «батенька»? Откуда величественная поза и чрезмерный апломб?11

«Да, ему можно теперь так шагать и кривляться, когда он взял за мной, кроме земли, триста тысяч! — подумала Ольга Михайловна. — Если б не я, воображаю, как бы он шагал со своей заложенной Кошевкой!»

Но тотчас же она испугалась своей нечистой мысли о деньгах, невзначай и непрошенно, бог весть откуда промелькнувшей в ее мозгу. — «У меня бабья логика!» — подумала она и прогнала эту мысль.

«Напускная поза, напускной тон, каждый шаг и каждое слово — все это в пределах роли. Шагает так, а не иначе, потому что знает, что на него смотрят, что это ему к лицу. Тщеславие, мелочность и ложь, ложь, ложь без конца. Но, боже мой, перед кем лгать, перед кем играть роль, перед кем ломаться? Перед людьми, половина которых неумна и ничтожна, а половина несчастна...» (СВ, П) Далее в СВ: А ведь было время, не дальше как год тому назад, когда солидная походка, напускная поза и начальническая вибрация в голосе нравились и принимались за чистую монету. Когда Петр Дмитрич влюбился в Ольгу Михайловну и ухаживал за нею, то от него веяло на нее чем-то новым, молодым и бодрым. Бывая у нее в Москве на квартире и встречаясь там только со студентами и курсистками,

он держал себя точно так же, как сегодня за обедом. Не стесняясь ничьим присутствием, он высказывал самые консервативные идеи: отрицал суд присяжных, земство, городовое положение, бранил адвокатуру, шутил над женским вопросом... В кружке Ольги Михайловны, где, казалось, даже воздух сперся и застыл оттого, что все мыслили на один образец, говорили изо дня в день одно и то же, молились всё одним и тем же богам, такая смелость не могла не иметь успеха. Когда Петр Дмитрич, молодой, умный, кончивший в университете, отрицал, например, присяжных или трунил над курсистками, или, швыряя газету, говорил: «Охота вам читать эту дрянь!», или принимался доказывать, что тот или другой любимец и полубог кружка — шарлатан и бездарность, то всё это выходило у него дико, ново, оригинально, смело и даже пикантно! Как худеньким, не всегда сытым, небогато одетым и робким студентам и курсисткам были к лицу либеральные идеи, так и к нему, плотному, высокому, сытому, всегда одетому модно и с иголочки, шел консерватизм. Либеральная Ольга Михайловна на первых порах объявила своим подругам, что она с «этим красивым будочником» не имеет ничего общего, но влюбившись в него и сделавшись потом невестой, она не без гордости называла его так: «мой монстр», или «мой Савонаролла».

Выйдя же замуж, она скоро поняла, что всё то, что она раньше принимала за взгляды и убеждения Петра Дмитрича, было напускное и лишнее. Он был умный, образованный, не злой, честный, красивый и остроумный человек, но оказалось, что он так же, как и там, в московском кружке, изо дня в день говорил всё одно и то же, одно и то же... Если бы можно было записать и потом сосчитать те слова, какие он употреблял для выражения своих консервативных идей, то лексикон получился бы самый скромный и небогатый. Как там, в московском кружке, много изо дня в день говорили о науке, о народе и о честном образе мыслей, но ничего не делали ни для науки, ни для народа, ни для мысли, так и Петр Дмитрич много говорил о вреде либеральных учреждений, но в то же время преспокойно служил по выборам, живо интересовался уездными сплетнями, интриговал и мало чем отличался от тех обывателей, которым нет никакого дела ни до суда присяжных, ни до печати, ни до женского образования.

33—34

Ольга Михайловна вспомнила, как она, чтобы не скучать
одной дома / Чтобы не скучать одной дома, Ольга Михайловна (СВ)

34—35

ездила в город / часто ездила в город (СВ)

39

громовый голос / громовой голос (СВ, П1—2)

Стр. 175.

14—15

Петр Дмитрич сидел / он сидел (СВ)

35—36

После: натянуто. —

И, наблюдая в суде мужа, Ольга Михайловна невольно вспоминала своих московских знакомых, милых людей, которые, читая по целым часам какую-нибудь очень скучную и неудобопонятную книгу, делают вид, что не скучают, понимают и даже наслаждаются, которые прежде чем сказать что-нибудь, с таинственной миной оглядываются на двери и на прислугу, которые всякого мыслящего, говорящего и одетого не так, как они, измеряют презрительным, уничтожающим взглядом. Из страха показаться обыкновенными людьми, все московские знакомые стараются играть роль. Играл роль и Петр Дмитрич (СВ); Нехорошее воспоминание! (П)

Стр. 176.

1

Я вас заслушалась / Charmant, m-sieur Жорж! (СВ, П)

3—4

После: пианино расстроен? —

— Чуть-чуть, — согласился молодой человек и взял октаву.

— Удивительные способности! — повторила Ольга Михайловна, придумывая, что бы еще сказать.

— Да, но совсем не работает! — вздохнула сестра молодого человека. — Представьте, дома он совсем не играет!

— Ай, ай! — укоризненно покачала головой Ольга Михайловна. — И вам не стыдно, m-eur Жорж? Впрочем, — вздохнула она, — все талантливые люди таковы! (СВ);

— Чуть-чуть, — согласился молодой человек и взял октаву. (П)

9

большие стали! / большие стали! (И он в свое время будет гимназистом, — подумала она про своего ребенка) (СВ)

21

Старое старится, а молодое / Старое старится, молодое (СВ)

23—24

сказал студент / сказал студент, раскланиваясь с знакомыми (СВ)

29

но тотчас же / и вдруг, точно кусок с досады оторвался в груди и выскочил наружу сам; тотчас же (СВ)

40

спросила она у студента / спросила она студента (СВ, П1—2)

Стр. 177.

5

нужно, нужно выпить / нужно выпить

17

После: серьезным. — «И этот такой же, как все, — думала Ольга Михайловна, глядя на его маленький рот и золотистые усики. — И этот кончит курс, поступит на должность, женится... Кругом него будет скука, ложь, голод, болезни, беспорядки, будет у него на душе масса своих и чужих ошибок, беременна будет жена, а он, как ни в чем не бывало, будет болтать всякий вздор, позировать и следить за каждым своим шагом: достаточно ли он либерален или консервативен и к лицу ли ему шагать так, а не иначе?» (СВ)

39—40

лакей Григорий с пустыми бутылками. / лакей Григорий с сифонами из-под сельтерской воды. Он остановился и спросил:

— Барыня, где прикажете чай готовить?

— Я подумаю, — сказала Ольга Михайловна. — Впрочем, у меня голова кружится, подумай сам. Только, пожалуйста, чтобы с самоварами задержки не было.

Меж стволами берез и лип на крокете мелькали фигуры следователя и других мужчин. Дам не было видно. (СВ)

41

спросила она / спросила Ольга Михайловна у Григория (СВ)

Стр. 178.

1

тысячу раз же говорил / боже ж мой, тысячу раз говорил (СВ); тысячу раз говорил (П)

9

когда вы будете / когда вы все будете (СВ)

12

Умоляю / Дуняше скажи это, Василию и Павлу. Умоляю (СВ)

21

хмеля / хмеля и всякой дряни

24—25

пронеслись Григорий, Митя, Коля, лица мужиков, приходивших утром поздравлять... / пронеслись Григорий с сифонами, затылок мужа, Митя, Коля, золотистые усики, лица мужиков, приходивших утром поздравить (СВ); пронеслись Григорий, Митя, Коля, лица мужиков, приходивших утром поздравить 1—2)

27

дядя Николай Николаич / дядя Николай Николаевич

39

не дает слова сказать / не даст слова сказать (СВ)

42

кто он такой? / кто он такой? Граф? князь? туз?

Стр. 179.

11

загораживая ей дорогу / семеня около нее и мешая ей идти (СВ)

13

Докричался и достукался / Докричал и достукался (СВ)

22

я-то тут при чем / я тут при чем (СВ)

24

Ты умна / Только одна ты можешь повлиять на него! Ты умна, либеральна (СВ)

27

После: людей. — Ольге Михайловне сделалось нестерпимо скучно; задор и удовольствие, с каким дядя заглазно отчитывал нелюбимого человека, вывели ее из терпения.

29

что была на курсах! — сказала Ольга Михайловна / за то, что была на курсах! — сказала она

33—34

Господа, надо же, наконец / Господи, надо же наконец (СВ)

35

Дядя / дядя, удивленный ее тоном (СВ)

42

Радуйся! / Я консервативна! Я отрицаю и курсы, и ваши суды, и всё, всё, всё... Радуйся! (СВ)

Стр. 180.

7

другие / а другие (СВ)

13

выпала из петли / выпала из петли и, свесившись, болталась, как веревка (СВ)

15

Возле него стояли / Возле него стояла (СВ)

Стр. 181.

1

и на этот раз / на этот раз

13

почему-то вспомнила / почему-то опять вспомнила

18

Она остановилась / Войдя с мужем в малиновые кусты, она остановилась

23

собственность есть воровство / собственность есть воровство, или, что все равно, воровство есть собственность

24

Прудона не признаю и философом его не считаю. / таких философов, как Прудон, не признаю и философами их не считаю.

26

всяких там Боклей / всяких Боклей

29—30

После: насквозь... — Уловил ли полковник в голосе Петра Дмитрича насмешку или заметил, как Ольга Михайловна вспыхнула и со злобой поглядела на мужа, но только он нашел нужным сказать тоном заступника: — Да разве Ольга Михайловна настоящая курсистка? Оставьте, сделайте одолжение! Небось раза три-четыре приехала в коляске по-аристократически, послушала снисходительно и с курсов куда-нибудь с визитом... Это не курсы, а шик, мода...

31—35

Ольге Михайловне опять стало скучно ~ жена / Ольга Михайловна опять почувствовала нестерпимую скуку и сильную слабость в плечах и ногах12. Она вышла из малинника и с таким видом, как будто шла приказать что-то,
направилась к избе садовника. На пороге избы сидели жена

43

После: друг друга. — Ольга Михайловна вспомнила о своей женской болезни, какую заметила она у себя сегодня до обеда. Боли никакой не было, но во всем теле чувствовалось какое-то неудобство.

— Это ничего? — спросила она, рассказав про свою болезнь.

— А бог его знает, барыня. Может и ничего.

Стр. 182.

1—3

в первый раз ~ не перенесу, умру / в первый раз! Мне всё кажется, что я не перенесу и умру

12—13

После: скажет что-нибудь. — Так пассажиры на пароходе боятся заговорить с капитаном об опасностях на море и ждут, когда он сам заведет речь об этом. (СВ)

27

не улыбаясь / не улыбаясь и, по-видимому, завидуя той смелости, с какою Любочка изображала из себя большую (СВ)

36—37

Ольге Михайловне захотелось / Ольга Михайловна покосилась на его затылок, и ей захотелось (СВ)

38—39

упомянуть о приданом, чем жестче, тем, казалось, лучше / упомянуть о деньгах

Стр. 183.

9

После: лодки. — Следователь взял на дорогу бутылку красного вина, полковник Букреев отнимал у него эту бутылку, оба дурачились, хохотали до слез, но делали вид, что хохочут не от удовольствия, а над своим же дурачеством. (СВ)

14

призвать кузнеца / позвать кузнеца (СВ)

28

Белое облачное небо / Широкая река была неподвижно гладка. Белое облачное небо (СВ)

34

луга и блестели заливы / луга, блестели заливы, а над лугами с криком носились стада белых гусей (СВ)

41

После: виолончели. —

— Эй, виртуозы! — крикнул им Петр Дмитрич. — Плывите сюда! — Но музыканты, увлекшись, не обратили на него никакого внимания и поплыли дальше, и скоро их пьяная, грустная музыка замерла в воздухе... (СВ)

Стр. 184.

1

После: у руля. — Ей не нравилось, что затеяна была эта хлопотливая поездка на остров, что гости громко смеялись, что муж затрогал музыкантов... (СВ)

13

сидевших в лодке / сидевших в лодках

26—27

свободомыслящим, передовым / свободомыслящим и передовым (СВ)

29

После: земские деятели». — Он мало видел, мало знает, но решает уже все земские вопросы, много волнуется и много кричит, сердится, когда его не слушают, жалуется на равнодушие и делает вид, что он утомлен. (СВ)

35

После: никуда не годится. — Вот другой гребец, бородатый, серьезный, всегда нахмуренный; он мало говорит, никогда не улыбается, а всё думает, думает, думает... Он одет в рубаху с шитьем, какое носил гетман Полуботок, и мечтает об освобождении Малороссии из-под русского ига; кто равнодушен к его шитью и мечтам, того он третирует, как рутинера и пошляка. (СВ)

39

У него / Слывет он пионером рационального, интензивного хозяйства. У него

43

После: землю. — Как разбойник, опустошил он землю, доставшуюся ему после отца: нет уж ни леса, ни старых садов, земля наполовину заложена и истощена. (СВ)

Стр. 184—185.

43—2

А вот дядюшка ~ не уезжает домой!» / А вот пожилой, но еще не поседевший человек в крылатке и в порыжелой шляпе, с желтым, полинявшим лицом. Каким Ольга Михайловна знала его еще в детстве, таков он и теперь — даже плешь не стала больше. Говорит он всегда длинно, монотонно и с претензией на литературность. Почему-то он называет себя человеком шестидесятых годов (таких полинявших субъектов, монополизирующих шестидесятые года, в каждом городе и уезде имеется по одному). За обедом, за чаем, на гулянье, в экипаже, в лодке, всегда неизменно говорит он об идеалах, об эмансипации женщин, о прогрессе, о темных силах, о науке, о литературе, декламирует с чувством стихи, в которых встречаются часто слова заря, закат, факел, рокот, судит о газетах и журналах, издателях и редакторах, одних хваля, других обвиняя в изменничестве, третьих величая подлыми. На правах человека шестидесятых годов он грустит о светлом прошлом и отрицает настоящее. В Петре Дмитриче видит он опасного ретрограда, перед Ольгой же Михайловной благоговеет за то, что она либеральна и была на курсах. Язык его вычурен и изыскан. Так, будущее называет он грядущим, молодых людей — молодою силой или подрастающим поколением, мужиков — народной нивою и т. п. Не говорит он в сущности ничего дурного и, вероятно, всегда искренен, но почему-то всякий
раз, едва он откроет рот и своим замогильным тенорком заведет речь об эмансипации или идеалах, как от всей его фигуры начинает веять старым, заброшенным погребом. А этот либеральный дядюшка Николай Николаевич, скучающий от безделья и радующийся, когда судьба посылает ему какого-нибудь завалящего консерватора; с каким петушиным задором бросается он на свою жертву и с каким аппетитом чешет свой язык (СВ)

Стр. 185.

5

Вспомнила она всех / Вспоминала она всех (СВ)

7—8

о котором могла бы сказать или подумать хоть что-нибудь хорошее. Все, казалось ей / на котором могла бы отдохнуть душой. Все казались ей

12—13

«Вы мне надоели!» / «Все вы пошлы, фальшивы, глупы и скучны!» (СВ)

20

Чтобы взять на буксир / Земский делец и будущий гетман дружно налегли на весла, и лодка погналась за Петром Дмитричем. Чтобы взять его на буксир (СВ)

23

Петр Дмитрич / Петр Дмитриевич 1)

24

посмотрел на нее / посмотрел на ее живот

27

меня мучишь / меня мучаешь (СВ)

33—34

подумала Ольга Михайловна / думала Ольга Михайловна

Стр. 186.

17

успели разнести / успели разнести первую серию стаканов и чашек

40—41

одну черепушечку / одну черепушку

Стр. 187.

31

После: не понимаю! — Она изнемогла и хотела спать. В ее воображении вдруг непрошенно, сам собою вырос маленький человечек. Смеясь, он стал гоняться за ее мыслями, перепутал их и потом, когда она закрыла глаза, лег на подушку рядом с ее лицом и стал дышать ей в щеки. «Когда родится маленький человечек, — думала она, — тогда она позовет большого человека и скажет: «Ты всё лгал. Что ж? Поезжай на съезд или к своим Любочкам и продолжай лгать. Ты уж больше мне не нужен. У меня теперь есть существо, мое, собственное, которое наполняет мне жизнь». А Петр Дмитрич скажет: «Это существо столько же твое, сколько и мое. Ты не имеешь права распоряжаться им». И ей стало вдруг смешно, что Петр Дмитрич тоже имеет право на маленького человечка. И за то, что он имеет эти права, она перестала сердиться на него. Я скажу: «Ну, ну, верзила, иди и ты сюда, я пошутила...» (СВ)

32

Послышались шаги / Прошло немного времени и послышались шаги (СВ)

36

Марья Григорьевна уезжает / Марья Григорьевна уезжают (СВ, П1—2)

Стр. 188.

12—13

После: играть в карты. — Одни дамы толпились около пианино, другие прогуливались по зале. Поговаривали о фантах, танцах и пении. Около двери, ведущей из гостиной в залу, стояла молоденькая жена земского деятеля и не отрывала глаз от мужа, который сидел около камина, рядом с Петром Дмитричем и говорил с ним о земских делах. Ее томные, нежные глаза и счастливая улыбка возбудили в Ольге Михайловне нехорошее чувство. Ей захотелось сказать счастливице что-нибудь неприятное и хотя немножко отравить ей счастье.

— А вы не отрываете глаз от своего мужа! — сказала она, подходя к счастливой жене и сочувственно улыбаясь ей. — Бедные мы, молодые жены! Ведь в сущности, если рассудить по совести, то наши мужья не стоят и сотой доли тех нежностей, которые мы расточаем перед ними. Знаете, иной писатель пишет гладко, мягко, бархатно, а приподнимите вы чуточку бархат и вы увидите большую, самолюбивую и ядовитую змею. Так и наши мужья... Они бархатно говорят, красиво чувствуют, мило держат себя, но, моя дорогая, как бы они себя ни украшали добродетелями, им не скрыть той лжи и деспотизма, какие унаследовали они от своих папенек и дедушек. Болонка острижена à la лев, но она все-таки болонка. Не правда ли?

Жена земского деятеля, думавшая только о любви, не поняла ее; она неопределенно улыбнулась и с тревогой поглядела на своего мужа: не намекает ли ей Ольга Михайловна на измену в будущем или что-нибудь вроде?

«Я зла и глупа», — подумала Ольга Михайловна и сказала:

— Впрочем, милая, не слушайте меня. Вы знаете, меня все считают эксцентричной, а ведь эксцентричные люди всегда говорят не то, что нужно... (СВ)

Стр. 189.

7

После: час добрый! — Во время разъезда не обошлось и без неожиданностей. Оказалось, например, что студент с золотистыми усиками и гимназисты пришли пешком и заявили об этом только во время разъезда, когда все лошади и экипажи были уже разобраны. Узнав об этом, Петр
Дмитрич отвел жену в сторону и зашептал ей таким тоном, будто она была виновата:

— Где я возьму им лошадей? Конский завод у меня, что-ли? Ты знаешь, что всё в разгоне и даже водовозки пошли в дело. Какого же чёрта я им дам?

— Не идти же им ночью пешком! — грубо сказала Ольга Михайловна.

— Велеть заложить для них беговые дрожки... — раздумывал вслух Петр Дмитрич, но, сообразив, что в беговые дрожки они не усядутся, он крикнул:

— Василий, сбегай-ка к приказчику и скажи, чтобы он дал до утра свою бричку! Разбуди Андриана! Он с Чижевскими паничами поедет!

Через минуту Петр Дмитрич уже забыл, что услал Василия, и кричал:

— Василий! Где же Василий? Куда они все разбежались? Удивительные болваны!

Когда студент и Чижевские паничи садились в бричку, Ольга Михайловна говорила:

— Недобрая ваша мама! Так и скажите: недобрая, недобрая, недобрая! Она меня совсем забыла! (СВ)

20—21

взглянула из-под одеяла / выглянула из-под одеяла (СВ, П1)

Стр. 190.

6—7

высказывать и проповедовать, что угодно / высказывать самые крайние либеральные идеи (СВ); высказывать самые крайние идеи 1—3)

17

После: беспокоен. — По-видимому, он боялся сосредоточиться на тех мыслях, которые, как нарочно, приходили к нему всякий раз, когда он ложился в постель или оставался один... Он пытался гнать их. Но мысли взяли верх над его волей, взгляд мало-помалу успокоился, и лицо приняло виноватое, утомленное выражение. С потухшей папиросы пепел посыпался на ночную сорочку... (СВ)

43

ей хотелось / ей захотелось (СВ)

Стр. 191.

7

После: сел. — Он морщился и делал вид, что к словам жены относится безразлично и что его утомляет и раздражает один только ее голос (СВ)

11

стыдишься / попал под суд и стыдишься (СВ)

18

не предвидела этого / приготовившаяся говорить много и долго, не предвидела такого маневра (СВ); не предвидела такого маневра (П)

21

понять, что значит это / понять: что значит это бегство?

23—24

это оскорбление / это есть оскорбление (СВ)

24—25

После: Как понять? — Если муж берет подушку и уходит из спальни, то не значит ли это, что в данную минуту он не любит своей жены, смеется над ней, презирает ее гнев и слова?

Стр. 192.

5

Завтра будем браниться. / Завтра будем браниться. Утро вечера мудренее. (СВ)

26

свою безумную любовь / всю свою безумную любовь (СВ, П1)

Стр. 193.

16

ноги завязли в одеяле / ноги завязли в одеяле; какие-то лошади, одна за другой, пробежали через спальню, поползли муравьи, которых она видела в шалаше. И муравьи, и лошади, и лампадка, и муха, бившаяся о потолок, улыбались детски-беспомощно. Со всех сторон слышался умоляющий голос: «Оля, как ты могла сказать это?» (СВ)

18

сказал он / сказал он, и по его голосу можно было судить, что он никогда не простит

20

сквозь рыдания / сквозь рыдание (СВ, П1—2)

37

После: зарыдала. — Пробежали опять лошади, поползли муравьи. Одинаковые Ната и Вата, не улыбаясь, с холодными, бледными лицами стояли и смотрели, как Петр Дмитрич точил косу. — «Что же он будет косить в спальне?» — подумала Ольга Михайловна и закричала: «Уйдите, уйдите!» (СВ)

42

После: постели. — Горничная ушла. Ольга Михайловна поняла, что Петр Дмитрич, который точил косу, был бред, а этот, который садился теперь на свою постель, был настоящий (СВ)

43

начала Ольга Михайловна / начала она (СВ)

Стр. 194.

12

потому не умею / поэтому не умею (СВ)

20—21

сильную боль / сильную боль внизу живота

34

продолжительнее / продолжительнее, чем предыдущие (П)

39

схватила / она схватила (СВ)

Стр. 195.

16

чтоб царские врата отпер / чтоб он царские врата отпер (СВ)

Стр. 196.

4

отвечала акушерка / ответила акушерка (СВ, П1)

36

он был сумеречный / он был сумрачный (СВ)

Стр. 197.

5

маленького человечка / маленького человека (СВ, П1)

20

После: воробьи и сороки. — Пахло розами и жасмином. (СВ)

Стр. 198.

7

После: из спальни. — Немного погодя он опять вошел, взял что-то со стола и, не взглянув ни разу на жену, вышел в другую дверь.

— Вы уезжаете, доктор? — спросил он за дверью громко и таким тоном, как будто говорил с судебным приставом или со свидетелем. — Кончили одно дело и едете приниматься за другое? Что ж? У каждого пахаря свое поле... Каждый должен трудиться...

Вероятно, он дал доктору гонорар, потому что тот сказал застенчиво:

— Напрасно вы беспокоитесь...

— Что-с? Всякий труд должен быть вознаграждаем... Очень вам благодарен, доктор! Прошу и впредь не забывать нас грешных...

Слово «благодарен» Петр Дмитрич выговорил так: «бла-а-да-эн». И ни по голосу, ни по тону, ни по тяжелой, солидной походке нельзя было догадаться, что этот человек минуту тому назад плакал! Проводив доктора, Петр Дмитрич быстро прошел через спальню к себе в кабинет. Проходя мимо жены, он взглянул на нее мельком, виновато и умоляюще. Он как будто хотел ей сказать: «Не могу я не лгать! Нет у меня сил бороться с собой. Помоги мне!» (СВ)

8—9

всё равно / всё равно, лжет он или нет (СВ)

ПРИПАДОК

Варианты сборников «Памяти В. М. Гаршина» (ПВГ) и «Хмурые люди» (ХЛ1—10)

Стр. 199.

12

под давлением роковых обстоятельств / давлением роковых обстоятельств (ХЛ1—6, 8)

Стр. 200.

37—38

они и поэтичны, и распутны, и нежны, и дерзки / они поэтичны и распутны, нежны и дерзки (ХЛ7, 9, 10)

Стр. 202.

17

покрыто снегом / покрыто первым снегом (ПВГ, ХЛ1—5, 7, 9, 10)

Стр. 203.

16

такое же равнодушие / то же равнодушие (ПВГ)

22—23

кроме того еще уксусом / уксусом

Стр. 204.

16

за нею пятая / за этою пятая (ХЛ7, 9, 10)

29

особенное / специфическое

Стр. 205.

43

танцевать кадриль / плясать кадриль

Стр. 206.

2

Начали танцевать / Кадриль начался (ПВГ); Кадриль началась (ХЛ1—10)

Стр. 207.

19—20

не слышали / не слышали цинической фразы

35

свежее / свежее и вполне интеллигентное

36—37

и этот приличный / и приличный

42—43

быть может, было бы понятно / было бы понятно

Стр. 208.

1—2

Ему вспоминалась история ~ и он находил теперь / Он вспоминал историю падшей женщины, которую когда-то вычитал13, и находил (ПВГ, ХЛ1—10)

10

отвратительную фразу / длинную циническую фразу (ПВГ); циническую фразу (ХЛ1—10)

16

об ее первом / о ее первом

16—17

Он, герой / Он, герой (ПВГ)

Стр. 209.

17

с актерским лицом / с актерской физиономией

20—21

улыбнулась и проговорила / улыбнулась и сказала

40—41

или он не умел читать на лицах, или же ни одна из этих женщин / или он был плохим физиономистом, или же ни одна женщина

Стр. 209—210.

43—1

обыденной, пошлой скуки / обыденной скуки

Стр. 210.

2

резкие, глупые голоса / резкие голоса

9

стал искать: нет ли умного лица / стал искать самого умного лица

11

лице... Это была немолодая брюнетка / лице, которое показалось ему умнее всех. Обладательница этого лица немолодая брюнетка

12

она сидела в кресле / сидела в кресле

27

После: родилась там». — Экий я неумелый, господи!

32

просить легче / просить лучше

35—36

Слов: как бы ни было — нет.

Стр. 211.

4

понес сельтерскую / понес сельтерскую воду

14

живут люди / живут люди (ПВГ, ХЛ1—5)

26—27

осыпать грязными словами / осыпать циническими фразами

Стр. 212.

1

И как может снег падать / И как не стыдно снегу падать

14—15

отвратительные фразы / цинические фразы

16

Фразы: Это были ~ погибшие. — нет.

24

и что виноваты / что виноваты (ПВГ)

25

После: тупые женщины. — И новые, мрачные мысли, каких раньше он не знал, стали мучить его...

37

Сквозь шум / Сквозь звуковую путаницу

Стр. 213.

14

уж больше / что уж больше

26—27

или нам только кажется, что проституция — зло, и мы преувеличиваем / или человечеству14 представляется, что проституция — зло, и преувеличивает (ХЛ1, 2, 6—10)

Стр. 214.

4

После: ходите? — Рабовладельцы! Мясники! (ПВГ)

5

После: ужасно? — Ну, будьте ради бога умны, рассуждайте...

17

После: боже мой? —

— Ужасно, — согласился медик. — Мы, конечно, не правы, но ты, друг, забываешь социальные условия. Жениться нельзя, так что ж тут разговаривать.

— Нечего врать про женитьбу! Вы бежите от непродажной любви, потому что она налагает обязанности! Гадко! Стыдно!

35—36

Душою его овладел / Душою его овладевал

Стр. 215.

5

изощрял свою фантазию, воображал / изощрял свою фантазию и воображал

17

Он припомнил / Он припоминал (ХЛ7, 9, 10)

Стр. 216.

10

пересилили себя и женились / пересилим себя и женимся

10

они выйдут замуж / они выйдут замуж (ПВГ)

25—26

очевидно, ничего не поделаешь / ничего не поделаешь

26—27

Тут единственный выход — это апостольство / Как бы высоки ни казались науки и искусства, они все-таки составляют
дела рук человеческих, они плоть от плоти нашей, кровь от крови. Они больны тем же, чем и мы, и на них прежде всего отражается наша порча. Разве литература и живопись не эксплоатируют нагого тела и продажной любви? Разве наука не учит глядеть на падших женщин только как на товар, который в случае негодности следует браковать? Для нравственных вопросов единственный выход — это апостольство.

38

После: такие же, как вы... — И безумная радость, счастье, что он, наконец, решил для себя вопрос, овладели Васильевым...

39

про Васильева / про него (ПВГ)

Стр. 217.

17

что продолжалось / что оно продолжалось

17

скоро устал / скоро устал, и когда начал опять обдумывать вопрос и ставить его иначе, то пал духом

25

После: в делах... Если в делах, то что же делать? Что? (ПВГ)

Стр. 218.

20—21

и чем обильней лились / Плакал он таким образом до самого вечера, и чем обильней лились

26—27

пошел по Садовой / зашагал по Садовой

28

Снег валил, как вчера / Снег валил по-вчерашнему

Стр. 219.

5

пошел дальше / зашагал дальше (ПВГ, ХЛ1—6, 8)

42

сказал он / сказал он, пытливо поглядев в лицо Васильеву

Стр. 220.

7

не пил ли запоем / не пил ли он запоем (ХЛ7, 9, 10)

25

Михаила Сергеича / Михаила Сергеевича (ХЛ3—10)

43

После: переулок. — «Они забыли, зачем привели меня сюда... — думал Васильев. — Дома мне, кажется, легче, чем здесь... Уйду».

Стр. 221.

1

сдержанный, холодный тон / игриво-сдержанный тон

3—4

странным / отвратительным

10

все эти вопросы / все вопросы

14

начиная ходить / начиная быстро шагать

18—19

а за то, что / а за то, что у меня душа болит, за то, что

22—24

Васильеву ~ упал в кресло / Васильеву вдруг стало невыносимо жаль себя, он заплакал и упал в кресло. Одна боль отвлекла другую, и ему полегчало15. Люди, которых он
видел третьего дня, живо промелькнули в его воображении.

— Живые, живые! — сказал он, в отчаянии хватая себя за голову. — Если я разобью эту лампу, то вам станет жаль, но ведь там не лампы, а люди! Живые!

27

отчаяние / отчаяние и слова пациента

30

стал исследовать чувствительность его кожи, коленные рефлексы и проч. И Васильеву полегчало / стал измерять чем-то вроде циркуля чувствительность его кожи.

От злобы на доктора, от жалости к самому себе и слез, Васильеву в самом деле16 полегчало

33—34

не казался раздражительным / не казался раздражающим (ХЛ7, 9, 10)

36

был бромистый калий / был прописан бромистый калий

САПОЖНИК И НЕЧИСТАЯ СИЛА

Варианты «Петербургской газеты»

Стр. 222.

3

в лампочке выгорел / в жестяной лампочке выгорел

4

всё сидел и работал. Он давно бы бросил / всё еще сидел и работал. Он охотно бы бросил

6—8

две недели назад ~ до утрени / две недели тому назад, был вчера, бранился и умолял его кончить сапоги, пожалуйста, к празднику

9—10

— Жизнь каторжная! — ворчал Федор, работая. — Одни люди спят давно / — Экая жизнь каторжная! — ворчал Федор, шлифуя каблук левого сапога. — Одни люди спать давно положились

11

чёрт знает на кого... / чёрт знает на кого... Тьфу!

12

Чтоб не уснуть / С досады и чтобы не уснуть

13

доставал из-под стола / сердито крякая, нагибался к полу, доставал из-под стола

13—14

и после каждого глотка крутил головой и говорил громко / В бутылке, вероятно, была водка, потому что после каждого глотка он брезгливо морщился, крутил головой и говорил громко:

— Да, я сапожник-безбожник, душа голенища, да! А почему? Бог меня обидел!

16—17

шить на них? Оттого, что у них деньги есть, а я нищий? / шить? Оттого, что у них денег больше? Ах они идолы, прости господи!

18—19

Он ненавидел ~ в Колокольном переулке / И он ненавидел всех заказчиков. Особенно же противен ему был тот, который жил в Колокольном переулке

24

две недели назад / две недели тому назад

30

чихнул; и возвращаясь после этого домой / чихнул и проговорил в недоумении: «Вот так история!» Снявши мерку и возвращаясь потом домой

33

ничего не осталось / ничего уж не осталось

34

Он подпер / Он дал волю дремоте, подпер

Стр. 223.

1—9

стал думать ~ накануне Рождества / стал думать о больших домах, каретах, о сотенных бумажках... Что ни говорите, а сладко воображать, как у ненавистных богачей трескаются дома, дохнут лошади, линяют шубы и шапки, как богачи мало-помалу превращаются в бедняков, а бедный сапожник становится богатым заказчиком!

10

Мечтая так, Федор вдруг вспомнил / Натешившись в мечтах над богачами, Федор вспомнил

13

у меня давно уж готовы, а я все сижу / давно уж готовы, а я сижу

18—19

и почему-то на улице пахло керосином так, что Федор стал перхать и кашлять / и испускали тяжелый керосиновый запах

20—21

ездили богачи, и у каждого богача в руках был окорок и четверть водки / сновали кареты и парные сани с медвежьими полостями

24

Нищий! Нищий! / Бедный! Бедный!

27—28

душа голенища! Нищий! / душа голенища! Бедный!

32—33

у меня работают подмастерья, а ты нищий, тебе есть нечего / а у тебя ни копейки!

36

в квартире в самом верхнем этаже / в квартире № 83

37—39

потом взбираться вверх ~ шаталась под ногами / взбираться вверх по высокой, скользкой лестнице

40

тогда, две недели назад / две недели тому назад

Стр. 224.

1

поднялся / поднялся, поправил у себя на носу синие очки

7—8

Первым делом следовало бы перекреститься, потом бросить всё / Первым его желанием было перекреститься, бросить всё

8—9

тотчас же он сообразил, что нечистая сила / тотчас же здравый смысл пересилил в нем страх. Он сообразил, что не следует упускать случая. Нечистая сила

11—12

было бы глупо. Он пересилил себя и решил попытать счастья
/ было бы, по меньшей мере, глупо. Он подумал и решил попытать счастья

14

Говорят / Глупые бабы выдумывают

18

чем у иного студента / чем в книгах написано. Студенты и доктора по десяти лет обучаются наукам и никакого толку, а чёрту только раз плюнуть и такого туману напустит, что ничего не разберешь.

20

Спасибо, сапожник! / Молодчина!

23

завидовал богатым / завидовал богатым и знатным людям

24—25

и ездят на хороших лошадях / ездят на хороших лошадях, едят много и сладко, одеваются в еноты

26—27

у которого ~ жена ходит в шляпке? / или тех барышень, которые ездят в каретах?

31—33

В домах богатых заказчиков ~ не обращают / Ему часто приходится бывать в домах богатых заказчиков и видеть там красивых барышень; эти красавицы не обращают

36—37

рука у нее тяжелая и бьется больно / одевается грязно, рука у нее тяжелая, бьется больно, голос визгливый, пронзительный

38—39

вмешивается и несет ужасную чепуху / всякий раз вмешивается и несет такую чепуху, что просто — срамота на всю губернию!

42—43

сделайте меня богатым человеком / сделайте какую ни на есть пакость, чтоб я стал богатым человеком

Стр. 225.

1

должен отдать / должен будешь отдать

2

Пока петухи еще не запели / Пока время есть и петухи еще не запели

3

отдашь мне свою душу / отрекаешься от своей души. — «Хитрый шельма!» — подумал Федор

4

сказал Федор / сказал он

5—6

не брал с вас денег вперед / не брал с вас денег

13—14

человек, в жилетке ~ за большим столом / человек. Одет он был по-господски и сидел в кресле за большим столом

18

Какое богатство! Подали лакеи / Подали они прежде всего

21

Фразы: И как всё это благородно, политично! — нет.

23—24

Слов: точно генерал какой-нибудь или граф — нет.

25—29

потом яичницу ~ большой горшок с медом / — Фуй, брюхо расперло! — думал он. — И как это господа не полопаются от такой еды!

Потом лакеи принесли яичницу со свиным салом и жареную печенку, затем пирог с луком и пареную репу с квасом. В заключение они подали большую банку меду.

33—36

Но Федор ~ левой ноге / Пока ел, вкусно было, — ответил Федор, отдуваясь, — а как наелся — никакого удовольствия.

Он поднял левую ногу и стал осматривать свой сапог. — Из гамбургского товара, рантовой, — сказал он, щелкая по сапогу.

41

Слов: из Варшавы — нет.

Стр. 226.

8

Но тотчас же он вспомнил / Федор отводил свою душу и мудрил над Лебедкиным до тех пор, пока того не прошибла слеза. Федору стало жаль его. Он вспомнил

9—10

и у него стало тяжело на душе ~ он вынул / и почувствовал угрызения совести и скуку. Чтобы заглушить совесть и развлечь себя, он вынул

12

хотелось еще больше. Бес / хотелось иметь их еще больше. Когда бес

13

но ему захотелось / то ему захотелось

15

После: становился. —

— Надо бы Марье рублей десять послать! — посоветовал ему нечистый.

Федор подумал, почесал затылок и решил послать только три рубля. Ему было жаль денег. Когда он был бедным, то не жалел их так сильно, как теперь.

— Горе с этими деньгами! — бормотал он, запирая их в сундук. — Никакого удовольствия, а одна только забота. Нет денег — горе, есть деньги — тоже горе. Не разберешь.

16

привел к нему высокую / представил ему высокую, краснощекую

17—18

и сказал, что это его новая жена / Это была Федорова жена

18

он всё целовался с ней / сидел он с нею рядом, целовался

23

воры заберутся / воры залезут

24—25

Слов: и то и дело вставал, чтобы взглянуть, цел ли сундук. — нет.

25—26

Под утро надо было идти в церковь к утрени / под утро он надел манишку, запонки, сюртук, шубу и калоши и пошел в церковь. В церкви он молился и поглядывал по сторонам: не видят ли соседи, какая у него шуба, но ни одна живая душа не обратила внимания на его одежду.

26—27

всем, богатым и бедным / всем: богатым и бедным, умным и глупым

27

был беден / был бедным

31—32

как и последнего бедняка / как и бедных

34—35

во всем теле тяжесть ~ загубленной душе. / среди молитвы в голову его лезли мысли о сундуке с деньгами, о ворах, об обиженном Лебедкине...

37

сердитый / сердитый и пасмурный

38

как часто это бывало раньше, затянул / как часто делал это раньше, взмахнул обеими руками и затянул

Стр. 227.

1

Федор прислонился / Федор умолк, прислонился

5—6

Федор пошел в лавку ~ играл / Федор плюнул и пошел в лавку, чтобы купить себе самую лучшую гармонию. Немного погодя он шел по улице и играл «Камаринского».

10—11

сказал ему городовой / сказал укоризненно городовой

13—14

Слова: Подайте! — нет.

18—19

А дома встретила ~ красную юбку / Дома встретила его барыня-жена

19—20

Он хотел приласкать ее и уже размахнулся / Желая приласкать ее, он размахнулся

21

сказала сердито / увернулась и сказала сердито

22—23

Невежа! Не умеешь обращаться с барынями! / Нешто так обращаются с барынями?

23

ручку поцелуй / ручку целуй

28

Только что он сел с барыней пить чай, как / Когда он сел с барыней пить чай

31—37

и пожалуйте за мной ~ можно было задохнуться / — Вот еще! За что я тебе стану подписывать? — Как за что? — удивился бес. — Вы теперь барин, денег у вас много, жена у вас благородная.

— Так-то так, — почесался Федор — да всё это, брат, не то. Удовольствия никакого, а одна только забота. Ты мне такое предоставь, чтобы у меня от радости дух захватило и чтоб мыслей никаких в голове не было.

— О, я вижу, брат, ты отвиливаешь! — сказал бес, хмурясь. — Ты, кажется, мошенничать вздумал. Но, брат, со мной опасно шутки шутить... Я, брат, заставлю тебя подписать!

— А ну-ка, заставь! Попробуй!

— Заставлю! — крикнул бес и стукнул кулаком по столу. — Ты со мной жульничать вздумал? А? Дубина! Осел! Я тебя потащу!

— Так на же тебе, нечистая сила! — сказал Федор и перекрестился...

38

И вдруг всё исчезло / Тотчас же всё исчезло

41

Около стоял / Около стола стоял

43

Дурак! Болван! Осел! / Я тебя потащу в участок! Дубина! Осел!

Стр. 228.

3

за сапогами по пяти раз на день? Мерзавец! Скотина! / За сапогами? Я человек занятой

4—7

Федор встряхнул головой ~ чем вы, барин, занимаетесь? / Федор лениво потянул к себе сапоги и принялся за каблук. — А чем вы, барин, занимаетесь? — спросил он угрюмо, когда заказчик успокоился.

8—9

Слов: Я пиротехник — нет.

10—11

Федор сдал сапоги, получил деньги и пошел в церковь. / Отпустив заказчика, Федор пошел к печи будить Марью, и минут через десять оба они не спеша шли в церковь и крякали от мороза.

— Эх ты, тумба! — сказал Федор и дал раза в спину Марье.

Баба засмеялась, а он щелкнул языком от удовольствия

12

По улице / По мостовой

16

одинаково дурно. Одни имеют возможность ездить / живется одинаково хорошо и одинаково дурно. Разница только в том, думал он, что одни имеют право ехать

18—19

играть на гармонике, а в общем всех ждет одно и то же, одна могила, и в жизни нет ничего такого / шататься спьяна и давать раза в широкие бабьи спины. Глядел он по сторонам, но уж ничто его не соблазняло и не было уж ничего такого на улицах

20—21

малую часть своей души / кусочек души
Варианты, весь список
Варианты, том 7: 1 2 3 4 5
© 2000- NIV