Cлово "DAS"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 56кб.
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Входимость: 1. Размер: 40кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: ШУТКА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Иван Иванович Толкачов , отец семейства. Алексей Алексеевич Мурашкин , его друг. Действие происходит в Петербурге, в квартире Мурашкина. Кабинет Мурашкина. Мягкая мебель. — Мурашкин сидит за письменным столом. Входит Толкачов, держа в руках стеклянный шар для лампы, игрушечный велосипед, три коробки со шляпками, большой узел с платьем, кулек с пивом и много маленьких узелков. Он бессмысленно поводит глазами и в изнеможении опускается на софу. Мурашкин . Здравствуй, Иван Иваныч! Как я рад! Откуда ты? Толкачов (тяжело дыша) . Голубчик, милый мой... У меня к тебе просьба... Умоляю... одолжи до завтрашнего дня револьвера. Будь другом! Мурашкин . На что тебе револьвер? Толкачов . Нужно... Ох, батюшки!.. Дай-ка воды... Скорей воды!.. Нужно... Ночью придется ехать темным лесом, так вот я... на всякий случай. Одолжи, сделай милость! Мурашкин . Ой, врешь, Иван Иваныч! Какой там у лешего темный лес? Вероятно, задумал что-нибудь? По лицу вижу, что задумал недоброе! Да что с тобою? Тебе дурно? Толкачов . Постой, дай отдышаться... Ох, матушки. Замучился, как собака. Во всем теле и в башке такое ощущение, как будто из меня шашлык сделали. Не могу больше терпеть. Будь другом, ничего не спрашивай, не вдавайся в подробности... дай револьвер! Умоляю! Мурашкин . Ну, полно! Иван Иваныч, что за...
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: 1974—1983. Т. 1. Письма, 1875—1886. — М.: Наука, 1974 . — С. 14. 2. Ал. П. ЧЕХОВУ 9 марта 1876 г. Таганрог. Mein lieber Herr! Ich war gestern im Hause Alferakis auf einen Konzert, und sah dort deine Marie Feist und ihre Schwester Luise 1 . Ich habe eine открытие gemacht 2 : Luise ревнует dich 3 , к Marie und наоборот. Sie fragten mich von dir 4 , поодиночке, наперерыв. А was ist das? Du bist ein Masurik, und es hat nichts mehr, mein lieber Herr Masepa. Ich schicke dir den «Saika». Lese und bewundere dich 5 . А. Чехов 6 . Bilet na konzert professora Auera w dome Alferaki gab mir Director 7 . Maria Feodorofna ne poschla tak ja Bilet polutschil i poschel. A. Tschechof. Сноски 1 Дорогой сударь! Я был вчера в доме Алфераки на концерте и видел там твою Марию Файст и ее сестру Луизу. 2 Я сделал 3 тебя 4 Они спрашивали меня о тебе 5 Что это? Ты мазурик, и ничего более, дорогой сударь Мазепа. Посылаю тебе «Заику». Читай и удивляйся ( нем) . 6 Далее следует русский текст, написанный латинскими...
Входимость: 1. Размер: 56кб.
Часть текста: Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 10. [Рассказы, повести], 1898—1903. — М.: Наука, 1977 . — С. 86—101. ПО ДЕЛАМ СЛУЖБЫ Исправляющий должность судебного следователя и уездный врач ехали на вскрытие в село Сырню. По дороге их захватила метель, они долго кружили и приехали к месту не в полдень, как хотели, а только к вечеру, когда уже было темно. Остановились на ночлег в земской избе. Тут же, в земской избе, по случайности, находился и труп, труп земского страхового агента Лесницкого, который три дня назад приехал в Сырню и, расположившись в земской избе и потребовав себе самовар, застрелился совершенно неожиданно для всех; и то обстоятельство, что он покончил с жизнью как-то странно, за самоваром, разложив на столе закуски, дало многим повод заподозрить тут убийство; понадобилось вскрытие. Доктор и следователь в сенях стряхивали с себя снег, стуча ногами, а возле стоял сотский Илья Лошадин, старик, и светил им, держа в руках жестяную лампочку. Сильно пахло керосином. — Ты кто? — спросил доктор. — Цоцкай... — ответил сотский. Он и на почте так расписывался: цоцкай. — А где же понятые? — Должно, чай пить пошли, ваше высокоблагородие. Направо была чистая комната, «приезжая», или господская, налево — черная, с большой печью и полатями. Доктор и следователь, а за ними сотский, держа лампочку выше головы, вошли в чистую. Здесь на полу, у самых ножек стола, лежало неподвижно длинное тело, покрытое белым. При слабом свете лампочки, кроме белого покрывала, ясно были видны еще новые резиновые калоши, и всё тут было нехорошо, жутко: и темные стены, и тишина, и эти калоши, и неподвижность мертвого тела. На столе был самовар, давно уже холодный, и вокруг него свертки, должно быть, с...
Входимость: 1. Размер: 86кб.
Часть текста: Но главное — о женщинах. Лицо этого господина было уже знакомо мне. Накануне мы возвращались в одном поезде из-за границы, и в Волочиске я видел, как он во время таможенного осмотра стоял вместе с дамой, своей спутницей, перед целою горой чемоданов и корзин, наполненных дамским платьем, и как он был смущен и подавлен, когда пришлось платить пошлину за какую-то шелковую тряпку, а его спутница протестовала и грозила кому-то пожаловаться; потом по пути в Одессу я видел, как он носил в дамское отделение то пирожки, то апельсины. Было немножко сыро, слегка покачивало, и дамы ушли к себе в каюты. Господин с круглою бородкой сел со мной рядом и продолжал: — Да, когда русские сходятся, то говорят только о высоких материях и женщинах. Мы так интеллигентны, так важны, что изрекаем одни истины и можем решать вопросы только высшего порядка. Русский актер не умеет шалить, он в водевиле играет глубокомысленно; так и мы: когда приходится говорить о пустяках, то мы трактуем их не иначе, как с высшей точки зрения. Это недостаток смелости, искренности и простоты. О женщинах же мы говорим так часто потому, мне кажется, что мы неудовлетворены. Мы слишком идеально смотрим на женщин и предъявляем требования,...
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: и Моя жизнь»). В ЦГАЛИ хранится оттиск VI—XI глав журнальной публикации с вклеенными авторскими вставками и правкой на полях. Сохранилась копия гранки «пятого столбца» журнальной публикации — отрывок из XVI главы повести ( ИРЛИ , 7282 XLII б. 16). Вошло в издание А. Ф. Маркса. Печатается по тексту: Чехов , т. IX, стр. 166—275. В собрании сочинений Чехова в двенадцати томах (т. 8, М., 1962, стр. 194) внесено изменение в текст слов Полознева (стр. 278 наст. тома): «Город лавочников, трактирщиков, канцеляристов, попов...» Источником для изменения послужило письмо Чехова к А. А. Тихонову (А. Луговому) от 21 октября 1896 г., из которого видно, что он изменил первоначальное: «попов» на «ханжей» из цензурных соображений (об этом см. ниже). Однако, восстанавливая в отдельном издании повести изъятия, сделанные цензурой, и — в их числе — эту фразу Полознева, Чехов не восстановил слова «попов». Поэтому в настоящем издании слова Полознева печатаются без изменения. 1 В записных книжках Чехова есть несколько заметок, использованных в...

© 2000- NIV