Cлово "АРТЕМ, АРТЕМА, АРТЕМЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: АРТЕМУ, АРТЕМОМ

Входимость: 17.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 17. Размер: 100кб.
Часть текста: а А.П., опершись о прилавок, просматривал переплеты лежащих подле него книг и изредка прерывал речь А.С.Суворина короткими фразами, которые принимались взрывом хохота. Очень смешон был господин в макинтоше. От прилива смеха и восторга он бросал пачку книг на прилавок и спокойно брал ее опять, когда становился серьезным. Антон Павлович обратился и ко мне с какой-то приветливой шуткой, но я не ценил тогда его юмора. Мне трудно покаяться в том, что Антон Павлович был мне в то время мало симпатичен. Он мне казался гордым, надменным и не без хитрости. Потому ли, что его манера запрокидывать назад голову придавала ему такой вид, - но она происходила от его близорукости: так ему было удобнее смотреть через пенсне. Привычка ли глядеть поверх говорящего с ним, или суетливая манера ежеминутно поправлять пенсне делали его в моих глазах надменным и неискренним, но на самом деле все это происходило от милой застенчивости, которой я в то время уловить не мог. Другая малозначащая встреча, уцелевшая у меня в памяти, произошла в Москве, в театре Корша, на музыкально-литературном вечере в пользу фонда литераторов{372}. Я в первый раз выступал в настоящем театре, перед настоящей публикой и был очень занят собой. Не без умысла оставил я верхнее платье не за кулисами, как полагается актерам, а в коридоре партера. Я рассчитывал надеть его здесь, среди любопытных взоров той публики, которую я собирался поразить. В действительности случилось иначе. Мне пришлось торопиться, чтобы уйти незамеченным. В эту-то критическую минуту и произошла встреча с Антоном Павловичем. Он прямо подошел ко мне и приветливо обратился со следующими словами: - Вы же, говорят, чудесно играете мою пьесу "Медведь"{372}....
Входимость: 12. Размер: 4кб.
Часть текста: Печатается по тексту: Письма , т. VI, стр. 174, где опубликовано впервые, по автографу. Нынешнее местонахождение автографа неизвестно. Был весьма огорчен известием о Вашей болезни... — В письме от 1 ноября 1901 г. Книппер сообщала: «Артем все еще болен. Доктор мне передавал, что на него отлично подействовало твое письмецо. Старику придало бодрости» ( Переписка с Книппер , т. 2, стр. 30). Позднее А. Р. Артемьев вспоминал о причинах своей болезни, а Дурылин записал с его слов: «Когда Чехов увидел, как Артем исполняет Чебутыкина, он сказал ему тихо и просто: — Это то, что я хотел. Для Артема это было высшей похвалою. Только однажды Чехов не похвалил Артема. Александр Родионович любил об этом вспоминать. Однажды на Диковке, сидя на ситцевом диване, они сумерничали с Чеховым, толкуя о чем-то нарочито московском — не то о калачах, не то о растегаях с осетриной или о фамильном чае с цветком. Чехов любил слушать рассказы Артема о том о сем и ни о чем, ценил его яркий язык, его тонкую наблюдательность. Сидели и толковали, и вдруг Чехов сказал: — Голубчик, не надо норвежцев. Старик с удивлением посмотрел на писателя: о „норвежцах“ не было молвлено ни слова. — Вы же москвич, у Вас же гитара. Наконец, дело объяснилось. Чехов имел в виду выступление Артема в роли старика Экдаля в пьесе Ибсена „Дикая утка“ (1901). Из его теплой реалистической, мягкой игры не выходило никакого символического полубезумного старика Экдаля, а выходил просто перелицованный на норвежский лад Вафля. Александр Родионович справедливо воспринял это чеховское „не надо норвежцев“ как запрет выступать в пьесах чуждого ему символического театра. Артем даже заболел от всех огорчений со стариком Экдалем и встревожил этим Чехова» (С. Н.  Дурылин . Артем....
Входимость: 12. Размер: 15кб.
Часть текста: юморески], 1886—1886. — М.: Наука, 1976 . — С. 224—229. БЕСПОКОЙНЫЙ ГОСТЬ В низкой покривившейся избушке лесника Артема, под большим темным образом сидели два человека: сам Артем, малорослый и тощий мужичонко, с старческим помятым лицом и с бородкой, растущей из шеи, и прохожий охотник, молодой рослый парень в новой кумачовой рубахе и в больших болотных сапогах. Сидели они на скамье за маленьким треногим столиком, на котором, воткнутая в бутылку, лениво горела сальная свечка. За окном в ночных потемках шумела буря, какою обыкновенно природа разражается перед грозой. Злобно выл ветер и болезненно стонали гнувшиеся деревья. Одно стекло в окне было заклеено бумагой, и слышно было, как срывавшиеся листья стучали по этой бумаге. — Я тебе вот что скажу, православный... — говорил Артем сиплым тенорковым полушёпотом, глядя немигающими, словно испуганными глазами на охотника. — Не боюсь я ни волков, ни ведмедей, ни зверей разных, а боюсь человека. От зверей ты ружьем или другим каким орудием спасешься, а от злого человека нет тебе...
Входимость: 11. Размер: 3кб.
Часть текста: — Артемьеву А. Р. (Артему), 22 декабря 1901. Чехов А. П. Письмо Артемьеву А. Р. (Артему), 22 декабря 1901 г. Ялта // А. П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1983. Т. 10. Письма, Апрель 1901 — июль 1902. — М.: Наука, 1981 . — С. 147. 3590. А. Р. АРТЕМЬЕВУ (АРТЁМУ) 22 декабря 1901 г. Ялта. Дорогой Александр Родионович, поздравляю Вас с праздником и наступающим новым годом, желаю здоровья, успехов и полного благополучия. Очень скучаю по Москве, по театру и по Вас. Весной непременно приеду. Крепко жму Вам руку и целую Вас. Ваш А. Чехов. 22 дек. 1901 г. Ялта. Примечания 3590. А. Р. АРТЕМЬЕВУ (АРТЕМУ) 22 декабря 1901 г. Печатается по тексту: ПССП , т. XIX, стр. 200, где опубликовано впервые, по копии. Местонахождение автографа неизвестно. Очень скучаю ~ по театру и по Вас — Об отношении Чехова к А. Р. Артемьеву см. примечания к письму 3515. Позднее С. Н. Дурылин писал о месте Артема в чеховских спектаклях Художественного театра: «Несмотря на то, что Артем вступил в труппу Художественного театра пятидесяти шести лет и старость с болезнями все сильнее вмешивалась в его жизнь, Станиславский и Немирович-Данченко не назначали ему дублера в чеховских пьесах, считая Артема...
Входимость: 7. Размер: 3кб.
Часть текста: Чехов — Артемьеву А. Р. (Артему), 26 декабря 1900 (8 января 1901). Чехов А. П. Письмо Артемьеву А. Р. (Артему), 26 декабря 1900 г. (8 января 1901 г.) Ницца // А. П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: В 12 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука. Т. 9. Письма, 1900 — март 1901. — М.: Наука, 1980 . — С. 161. 3227. А. Р. АРТЕМЬЕВУ (АРТЕМУ) 26 декабря 1900 г. (8 января 1901 г.) Ницца. С новым годом, с новым счастьем, дорогой Александр Родионович! Желаю Вам здоровья, хороших ролей и полнейшего успеха во всем. Я теперь в Ницце. Мой адрес, кстати сказать: 9 rue Gounod, Nice. Искренно преданный и любящий Вас уже давно А. Чехов. 26 дек. 1900. Примечания 3227. А. Р. АРТЕМЬЕВУ (АРТЕМУ) 26 декабря 1900 г. (8 января 1901 г.) Печатается по тексту: ПССП , т. XVIII, стр. 434, где опубликовано впервые, «по подлиннику МХАТ». Нынешнее местонахождение автографа неизвестно. Искренно преданный и любящий Вас уже давно. — А. Р. Артем был участником всех чеховских спектаклей в Московском Художественном театре. Он играл Шамраева в «Чайке», Телегина в «Дяде Ване», Чебутыкина в «Трех сестрах» и позже Фирса в «Вишневом саду». В воспоминаниях современников Чехова не раз отмечалось его дружеское расположение к артисту. Так, Лужский вспоминал: «Исполнением А. Р. Артема он всегда оставался больше чем доволен и относился к нему с трогательной нежностью, но, мне кажется, не без умысла писал ему в „Трех сестрах“ фразы: „Это Скворцов кричит, секундант. В лодке сидит“. Слова „кричит“ и „сидит» нередко путали чудеснейшего исполнителя Чебутыкина, и если это случалось на спектакле в присутствии Ант. Павл., то после, при упоминании о перестановках Артема, Ант. Павл. необыкновенно добродушно и вместе с тем лукаво хохотал» (В. В.  Лужский . Из воспоминаний. — Чехов в воспоминаниях , стр. 440). См. также: К. С.  Станиславский . А. П. Чехов в Художественном театре (там же, стр. 385).

© 2000- NIV