Cлово "ЛАМПА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛАМПЫ, ЛАМПУ, ЛАМПАМИ, ЛАМПАХ

Входимость: 5. Размер: 14кб.
Входимость: 4. Размер: 15кб.
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Входимость: 4. Размер: 97кб.
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Входимость: 3. Размер: 10кб.
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Входимость: 3. Размер: 194кб.
Входимость: 3. Размер: 8кб.
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Входимость: 3. Размер: 104кб.
Входимость: 2. Размер: 29кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 11кб.
Входимость: 2. Размер: 37кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 74кб.
Входимость: 2. Размер: 20кб.
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Входимость: 2. Размер: 2кб.
Входимость: 2. Размер: 37кб.
Входимость: 2. Размер: 87кб.
Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Входимость: 2. Размер: 36кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Входимость: 2. Размер: 37кб.
Входимость: 2. Размер: 31кб.
Входимость: 2. Размер: 5кб.
Входимость: 2. Размер: 17кб.
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Входимость: 2. Размер: 11кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 62кб.
Входимость: 2. Размер: 120кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 46кб.
Входимость: 2. Размер: 43кб.
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Входимость: 2. Размер: 56кб.
Входимость: 2. Размер: 28кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 40кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 14кб.
Часть текста: — М.: Наука, 1976 . — С. 175—180. СРЕДСТВО ОТ ЗАПОЯ В город Д., в отдельном купе первого класса, прибыл на гастроли известный чтец и комик г. Фениксов-Дикобразов 2-й. Все встречавшие его на вокзале знали, что билет первого класса был куплен «для форса» лишь на предпоследней станции, а до тех пор знаменитость ехала в третьем; все видели, что, несмотря на холодное, осеннее время, на знаменитости были только летняя крылатка да ветхая котиковая шапочка, но, тем не менее, когда из вагона показалась сивая, заспанная физиономия Дикобразова 2-го, все почувствовали некоторый трепет и жажду познакомиться. Антрепренер Почечуев, по русскому обычаю, троекратно облобызал приезжего и повез его к себе на квартиру. Знаменитость должна была начать играть дня через два после приезда, но судьба решила иначе; за день до спектакля в кассу театра вбежал бледный, взъерошенный антрепренер и сообщил, что Дикобразов 2-й играть не может. — Не может! — объявил Почечуев, хватая себя за волосы. — Как вам это покажется? Месяц, целый месяц печатали аршинными буквами, что у нас будет Дикобразов, хвастали, ломались, забрали абонементные деньги, и вдруг этакая подлость! А? Да за это повесить мало! — Но в чем дело? Что случилось? — Запил, проклятый! — Экая важность! Проспится. — Скорей издохнет, чем проспится! Я его еще с Москвы знаю: как начнет водку лопать, так потом месяца два без просыпа. Запой! Это запой! Нет, счастье мое такое! И за что я такой несчастный! И в кого я, окаянный, таким несчастным уродился! За что... за что над моей головой всю жизнь висит проклятие неба? (Почечуев трагик и по профессии и по натуре: сильные выражения, сопровождаемые биением по груди кулаками, ему очень к лицу.) И как я гнусен, подл и презренен, рабски подставляя голову под удары судьбы! Не достойнее ли раз навсегда покончить с постыдной ролью Макара, на которого все шишки валятся, и пустить себе пулю в лоб? Чего же жду я? Боже, чего я жду? Почечуев закрыл ладонями лицо и...
Входимость: 4. Размер: 15кб.
Часть текста: и по кучке стеклышек для покрышки цифр. Посреди стола белеет блюдечко с пятью копеечными монетами. Возле блюдечка недоеденное яблоко, ножницы и тарелка, в которую приказано класть ореховую скорлупу. Играют дети на деньги. Ставка — копейка. Условие: если кто смошенничает, того немедленно вон. В столовой, кроме играющих, нет никого. Няня Агафья Ивановна сидит внизу в кухне и учит там кухарку кроить, а старший брат, Вася, ученик V класса, лежит в гостиной на диване и скучает. Играют с азартом. Самый большой азарт написан на лице у Гриши. Это маленький, девятилетний мальчик с догола остриженной головой, пухлыми щеками и с жирными, как у негра, губами. Он уже учится в приготовительном классе, а потому считается большим и самым умным. Играет он исключительно из-за денег. Не будь на блюдечке копеек, он давно бы уже спал. Его карие глазки беспокойно и ревниво бегают по картам партнеров. Страх, что он может не выиграть, зависть и финансовые соображения, наполняющие его стриженую голову, не дают ему сидеть покойно, сосредоточиться. Вертится он, как на иголках. Выиграв, он с жадностью хватает деньги и тотчас же прячет их в карман. Сестра его Аня, девочка лет восьми, с острым подбородком и умными блестящими глазами, тоже боится, чтобы кто-нибудь не выиграл. Она краснеет, бледнеет и зорко следит за игроками. Копейки ее не интересуют. Счастье в игре для нее вопрос самолюбия. Другая сестра, Соня,...
Входимость: 4. Размер: 34кб.
Часть текста: Посвящается дорогой А. К. Острогорской — К Тимофеевой пришли. Кто Тимофеева? — спросила, входя в платную палату № 17, дежурная акушерка 1 . — Сюд[ ы ] а , сюд[ ы ] а ! Мы — Тимофеевы, к нам! — ответила, приподнимая голову с подушки, крупная рыжая женщина [, широкоплечая, с большим поднимавшим одеяло животом, точно она не родила вчера, а только должна была родить двойню ]. 2 Лежавшая ближе к дверям молоденькая больная [ курсистка-бестужевка ], казавшаяся совсем девочкой рядом со своей соседкой, с любопытством посмотрела на дверь. Вошла старая женщина в большом платке и темном подтыканном платье; [ за ] а с ней [ шла, отставая и оглядываясь на первую кровать и на акушерку, ] маленькая закутанная девочка. Женщина остановилась в нескольких шагах от кровати; [ и ] глядя на больную с тем выражением, с каким смотрят на мертвого, [ молча ] она сморщила лицо и всхлипнула. — Ну, здравствуй! Чего плачешь-то? Да поди поближе! — Вот тебе булочек... — почти шепотом, сквозь слезы сказала посетительница. [ — Да куды их? Думаешь, здеся нету? «Полосатка»...
Входимость: 4. Размер: 97кб.
Часть текста: с которой приходится то и дело снимать щипцами нагар. Антоша обмакнул перо в чернильницу и приготовился писать перевод. Отворяется дверь, и в комнату входит отец Антоши, Павел Егорович, в шубе и в глубоких кожаных калошах. Руки его - серо-синие от холода. - Тово... - говорит Павел Егорович, - я сейчас уйду по делу, а ты, Антоша, ступай в лавку и смотри там хорошенько. У мальчика навертываются на глаза слезы, и он начинает усиленно мигать веками. - В лавке холодно, - возражает он, - а я и так озяб, пока шел из гимназии. - Ничего... Оденься хорошенько - и не будет холодно. - На завтра уроков много... - Уроки выучишь в лавке... Ступай да смотри там хорошенько... Скорее!.. Не копайся!.. Антоша с ожесточением бросает перо, захлопывает Кюнера, напяливает на себя с горькими слезами ватное гимназическое пальто и кожаные рваные калоши и идет вслед за отцом в лавку. Лавка помещается тут же, в этом же доме. В ней - невесело, а главное - ужасно холодно. У мальчиков-лавочников Андрюшки и Гаврюшки - синие руки и красные носы. Они поминутно постукивают ногою об ногу, и ежатся, и сутуловато жмутся от мороза. - Садись за конторку! - приказывает Антоше отец и, перекрестившись несколько раз на икону, уходит. Мальчик, не переставая плакать, заходит за прилавок, взбирается с ногами на ящик из-под казанского мыла, обращенный в сиденье перед конторкой, и с досадою тычет без всякой надобности пером в чернильницу. Кончик пера натыкается на лед: чернила замерзли. В лавке так же холодно, как и на улице, и на этом холоде Антоше придется просидеть по крайней мере часа три: он знает, что Павел Егорович ушел надолго... Он запихивает руки в рукава и съеживается так же, как и Андрюшка и Гаврюшка. О латинском переводе нечего и думать. Завтра - единица, а потом - строгий нагоняй от отца за...
Входимость: 3. Размер: 27кб.
Часть текста: (ИЗ ЗАПИСОК СТАРОГО ЧЕЛОВЕКА) Есть в России заслуженный профессор Николай Степанович такой-то, тайный советник и кавалер; у него так много русских и иностранных орденов, что когда ему приходится надевать их, то студенты величают его иконостасом. Знакомство у него самое аристократическое; по крайней мере за последние 25—30 лет в России нет и не было такого знаменитого ученого, с которым он не был бы коротко знаком. Теперь дружить ему не с кем, но если говорить о прошлом, то длинный список его славных друзей заканчивается такими именами, как Пирогов, Кавелин и поэт Некрасов, дарившие его самой искренней и теплой дружбой. Он состоит членом всех русских и трех заграничных университетов. И прочее, и прочее. Всё это и многое, что еще можно было бы сказать, составляет то, что называется моим именем. Это мое имя популярно. В России оно известно каждому грамотному человеку, а за границею оно упоминается с кафедр с прибавкою известный и почтенный. Принадлежит оно к числу тех немногих счастливых имен, бранить которые или упоминать их всуе, в публике и в печати считается признаком дурного тона. Так это и должно быть. Ведь с моим именем тесно связано понятие о человеке знаменитом, богато одаренном и несомненно полезном. Я трудолюбив и вынослив, как верблюд, а это важно, и талантлив, а это еще важнее. К тому же, к слову сказать, я воспитанный, скромный и честный малый. Никогда я не совал своего носа в литературу и в политику, не искал популярности в полемике с невеждами, не читал речей ни на обедах, ни на могилах своих товарищей ... Вообще на моем ученом имени нет ни одного пятна и пожаловаться ему не на что. Оно счастливо. Носящий это имя, то есть я, изображаю из себя человека 62 лет, ...

© 2000- NIV