Cлово "УСЫ, УС"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: УСАМИ, УСОВ, УСАХ

Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 9. Размер: 31кб.
Часть текста: Длинная еловая аллея, в конце которой видна река. На той стороне реки — лес. Направо терраса дома; здесь на столе бутылки и стаканы; видно, что только что пили шампанское. Двенадцать часов дня. С улицы к реке через сад ходят изредка прохожие; быстро проходят человек пять солдат. Чебутыкин в благодушном настроении, которое не покидает его в течение всего акта, сидит в кресле, в саду, ждет, когда его позовут; он в фуражке и с палкой. Ирина , Кулыгин с орденом на шее, без усов, и Тузенбах , стоя на террасе, провожают Федотика и Родэ , которые сходят вниз; оба офицера в походной форме. Тузенбах (целуется с Федотиком) . Вы хороший, мы жили так дружно. (Целуется с Родэ.) Еще раз... Прощайте, дорогой мой! Ирина . До свиданья! Федотик . Не до свиданья, а прощайте, мы больше уже никогда не увидимся! Кулыгин . Кто знает! (Вытирает глаза, улыбается.) Вот и я заплакал. Ирина . Когда-нибудь встретимся. Федотик . Лет через десять-пятнадцать? Но тогда мы едва узнаем друг друга, холодно поздороваемся... (Снимает фотографию.) Стойте... Еще в последний раз. Родэ (обнимает Тузенбаха) . Не увидимся больше... (Целует руку Ирине.) Спасибо за все, за все! Федотик (с досадой) . Да постой! Тузенбах . Даст бог, увидимся. Пишите же нам. Непременно пишите. Родэ (окидывает взглядом сад) . Прощайте, деревья! (Кричит.) Гоп-гоп! Пауза. Прощай, эхо! Кулыгин . Чего доброго женитесь там, в Польше... Жена полька обнимет и скажет: «кохане!» (Смеется.) Федотик (взглянув на часы) . Осталось меньше часа. Из нашей батареи только Соленый пойдет на барже, мы же со строевой частью. Сегодня уйдут три батареи дивизионно, завтра опять три — и в городе наступит тишина и спокойствие. Тузенбах . И скучища страшная. Родэ . А Мария Сергеевна где? Кулыгин . Маша в саду. Федотик . С ней проститься. Родэ . Прощайте, надо уходить, а то я заплачу... (Обнимает быстро Тузенбаха и Кулыгина, целует руку Ирине.)...
Входимость: 8. Размер: 44кб.
Часть текста: его два года тому назад, и соломенная шляпа. Лицо было озабочено, сосредоточено, сжато в складки, так что человек, не знакомый с ним, мог бы подумать, что его мучит в данную минуту солидная мысль, забота... Наружно граф нисколько не изменился за время нашей двухлетней разлуки. То же маленькое худое тело, жидкое и дряблое, как тело коростеля. Те же узкие чахоточные плечи с маленькой рыженькой головкой. Носик по-прежнему розов, щеки, как и два года тому назад, отвисают тряпочками. На лице ничего смелого, сильного, мужественного... Всё слабо, апатично и вяло. Внушительны одни только большие, отвисающие вниз усы. Моему другу кто-то сказал, что ему идут длинные усы. Он поверил и теперь каждое утро меряет, насколько длиннее стала растительность над его бледными губами. С этими усами он напоминает усатого, но очень молодого и хилого котенка. Рядом с графом за тем же столом сидел какой-то неизвестный мне толстый человек с большой стриженой головой и очень черными бровями. Лицо этого было жирно и лоснилось, как спелая дыня. Усы длиннее, чем у графа, лоб маленький, губы сжаты, и глаза лениво глядят на небо... Черты лица расплылись, но, тем не менее, они жестки, как высохшая кожа. Тип не русский... Толстый человек был без сюртука и без жилета, в одной сорочке, на которой темнели мокрые от пота места. Он пил не чай, а зельтерскую воду. В почтительном отдалении от стола стоял плотный, приземистый человечек с красным, жирным затылком и оттопыренными ушами. Это был управляющий графа, Урбенин. Ради приезда его сиятельства, он нарядился в новую черную пару и теперь испытывал муки. Пот ручьями лил с его красного, загоревшего лица. Рядом с управляющим стоял мужик, приезжавший ко...
Входимость: 6. Размер: 56кб.
Часть текста: // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 18. Гимназическое. Стихотворения, записи в альбомах, шуточные аттестаты, прошения, рисунки и др. Dubia. Коллективное. Редактирование. [Указатели к т. 1—18]. — М.: Наука, 1982 . — С. 106—124. В. Г. КОРОЛЕНКО. «ЛЕС ШУМИТ» (ПОЛЕССКАЯ ЛЕГЕНДА) Было и быльем поросло. I [ Лес шумел... В этом лесу всегда стоял шум — ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый, дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника. ] Высокие столетние сосны с красными могучими стволами стояли хмурою ратью, плотно сомкнувшись вверху зелеными вершинами. Внизу было тихо, пахло смолой; сквозь полог сосновых игол, которыми была усыпана почва, пробились яркие папоротники, пышно раскинувшиеся причудливою бахромой и стоявшие недвижимо, не шелохнув листом. В сырых уголках тянулись высокими стеблями зеленые травы; белая кашка склонялась отяжелевшими головками, как будто в тихой истоме. А вверху, без конца и перерыва, тянул лесной шум, точно смутные вздохи старого бора. [ Но теперь эти вздохи становились все глубже, сильнее. ] Я ехал лесною тропой, и, хотя неба мне не было видно, но по тому, как хмурился лес, я чувствовал, что над ним тихо подымается...
Входимость: 6. Размер: 92кб.
Часть текста: Сергеевич Прозоров (Ценз., РМ) 7 Кулыгин Федор Ильич / Федор Ильич Кулыгин (Ценз., РМ) 9 Вершинин Александр Игнатьевич / Александр Игнатьевич Вершинин (Ценз., РМ) Стр.  119. 2—3 за которыми виден большой зал / отделяющими ее от зала (Ценз., А, РМ) 3 В зале / Видно, как в зале (Ценз., А, РМ) 6—7 все время поправляет ученические тетрадки, стоя и на ходу / слов нет. (Ценз., А, РМ); стоя и на ходу все время поправляет ученические тетрадки (ТС) 7 со шляпкой на коленях / со шляпой на коленях (Ценз. 2 ) 9 ровно год назад / в прошлом году (Ценз.) 11—12 я не переживу / я не перенесу (Ценз., А) 14 в белом платье, лицо твое сияет. / в белом, на лице твоем улыбка... (Ценз.) ; в белом, лицо твое сияет... (А) 22 За колоннами, в зале / В зале (Ценз., А, РМ) Стр.  120. 4—5 Реплик: Чебутыкин . Черта с два! Тузенбах . Конечно, вздор. — нет. (Ценз.) 6 Слова: тихо — нет. (Ценз.) 13—14 и силы, и молодость / и сила и молодость (Ценз. 1 ) 14 Слов: растет и — нет. (Ценз.) 15 Фразы: Уехать в Москву. — нет. (Ценз.) 15—16 покончить все здесь / покончить здесь все (Ценз., А) 17 Да! Скорее / Да. Скорей (Ценз., А, РМ) 18 Ремарки: Чебутыкин и Тузенбах смеются. — нет. (Ценз.) 18 После: Чебутыкин и Тузенбах смеются. — зачеркнуто: Соленый . Одной рукой я поднимаю только полтора пуда, а двумя — пять пудов. Из этого я заключаю, что два человека сильнее одного не вдвое, а втрое, даже больше... (А) 24 Слова: тихо — нет. (Ценз.) 25 Глядя в окно. / Глядит в окно. (Ценз.) 28—29 и вспомнила детство, / такую радость, как в детстве когда-то... (Ценз.) ; и вспомнилось детство, (А) 29 когда еще ...
Входимость: 6. Размер: 156кб.
Часть текста: 1901 г.). В течение года вышло еще два выпуска этого издания, сделанных с того же стереотипа (с обозначением на титульном листе: «второе издание», «третье издание»). С небольшими изменениями вошло в т. VII 2 издания А. Ф. Маркса (1902). С того же стереотипа одновременно выпущен оттиск отдельным изданием: Антон Чехов . Три сестры. Драма в 4-х действиях. СПб., изд. А. Ф. Маркса, 1902 (ценз. разр. 15 марта 1902). Тот же текст напечатан и в сборнике трех пьес, выпущенном в качестве дополнения к т. VII 1 : Свадьба. Юбилей. Три сестры. Пьесы Антона Чехова. СПб., изд. А. Ф. Маркса, 1902. Сохранились: черновые заготовки к пьесе (автограф) — на отдельных листах, а также в Записной книжке I и III (см. т. XVII Сочинений); цензурный театральный экземпляр (машинопись) с текстом первоначальной редакции, относящейся к ноябрю 1900 г.: Три сестры (без подзаголовка и фамилии автора). На обложке — резолюция цензора: «К представлению дозволено. С.-Петербург. 18 декабря 1900 г. И<сполняющий> д<олжность> цензора драматических сочинений А. Крюковской», с его же подписью через все листы рукописи — текст Ценз. 1 (Музей МХТ); второй цензурный экземпляр пьесы (тоже машинопись, но другой оттиск ремингтона), с небольшими разночтениями в тексте, из архива библиотеки драматической цензуры, с тем же заглавием; на обложке — штемпель с датой представления в цензуру: «17 дек<абря> 1900» и аналогичная первому экземпляру разрешительная резолюция цензора; по корешку — другая резолюция: «К представлению на сценах народных театров признано неудобным. 15 марта 1902 г. Цензор драмат<ических> сочин<ений> С. Трубачев» — текст Ценз. 2 (ЛГТБ ); режиссерский экземпляр пьесы (машинопись), с...

© 2000- NIV