Cлово "ЭКСТАЗ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭКСТАЗА, ЭКСТАЗЕ, ЭКСТАЗОВ, ЭКСТАЗУ

Входимость: 2. Размер: 63кб.
Входимость: 2. Размер: 100кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 63кб.
Часть текста: Магомет - Магомет (Мухаммед; ок. 570-632), основатель ислама Магон - Магон Патрис (псевдоним - Art Roë), французский писатель Мадер - Мадер - см. Боровкова Е. А. Маевская Анна - Маевская Анна Болеславовна, дочь Б. И. Маевского Маевская Мария - Маевская Мария Александровна, жена Б. И. Маевского Маевская Софья - Маевская Софья Болеславовна, дочь Б. И. Маевского Маевский - Маевский Болеслав Игнатьевич, полковник, командир батареи, знакомый Чеховых по Воскресенску. Известно одно письмо Чехова к Маевскому; 2 письма Маевского к Чехову (1884 и 1897) хранятся в ГБЛ Мазепа - Мазепа Иван Степанович (1644-1709), гетман Левобережной Украины в 1687-1708 гг. Майков - Майков Аполлон Александрович (1826-1902), филолог, один из учредителей Общества русских драматических писателей и оперных композиторов, многолетний член комитета Общества, в 1889 г. председатель. Известно одно письмо Чехова к Майкову (1889); 2 письма Майкова к Чехову (1902) хранятся в ГБЛ Майков {2} - Майков Сергей Федорович (1863 - после 1924),...
Входимость: 2. Размер: 100кб.
Часть текста: и с жаром порицал кого-то. Незнакомый господин, в черном цилиндре и сером макинтоше, в очень почтительной позе стоял рядом, держа только что купленную пачку книг, а А.П., опершись о прилавок, просматривал переплеты лежащих подле него книг и изредка прерывал речь А.С.Суворина короткими фразами, которые принимались взрывом хохота. Очень смешон был господин в макинтоше. От прилива смеха и восторга он бросал пачку книг на прилавок и спокойно брал ее опять, когда становился серьезным. Антон Павлович обратился и ко мне с какой-то приветливой шуткой, но я не ценил тогда его юмора. Мне трудно покаяться в том, что Антон Павлович был мне в то время мало симпатичен. Он мне казался гордым, надменным и не без хитрости. Потому ли, что его манера запрокидывать назад голову придавала ему такой вид, - но она происходила от его близорукости: так ему было удобнее смотреть через пенсне. Привычка ли глядеть поверх говорящего с ним, или суетливая манера ежеминутно поправлять пенсне делали его в моих глазах надменным и неискренним, но на самом деле все это происходило от милой застенчивости, которой я в то время уловить не мог. Другая малозначащая встреча, уцелевшая у меня в памяти, произошла в Москве, в театре Корша, на музыкально-литературном вечере в пользу фонда литераторов{372}. Я в первый раз выступал в настоящем театре, перед настоящей публикой...
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Часть текста: Галяшкина, Нечаева, Ечкина ... Между ними немало людей честных и самоотверженных. Некоторые из них пытались спасать женщин ... «Все эти немногочисленные попытки, — думал Васильев, — можно разделить на три группы. Одни, выкупив из притона женщину, нанимали для нее нумер, покупали ей швейную машинку, и она делалась швеей. И выкупивший, вольно или невольно, делал ее своей содержанкой, потом, кончив курс, уезжал и сдавал ее на руки другому порядочному человеку, как какую-нибудь вещь. И падшая оставалась падшею. Другие, выкупив, тоже нанимали для нее отдельный нумер, покупали неизбежную швейную машинку, пускали в ход грамоту, проповеди, чтение книжек. Женщина жила и шила, пока это для нее было интересно и ново, потом же, соскучившись, начинала тайком от проповедников принимать мужчин или же убегала назад туда, где можно спать до трех часов, пить кофе и сытно обедать. Третьи, самые горячие и самоотверженные, делали смелый, решительный шаг. Они женились. И когда наглое, избалованное или тупое, забитое животное становилось женою, хозяйкой и потом матерью, то это переворачивало вверх дном ее жизнь и мировоззрение, так что потом в жене и в матери трудно было узнать бывшую падшую женщину. Да, женитьба лучшее и, пожалуй, единственное средство». — Но...
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Часть текста: Т. 1. [Рассказы. Повести. Юморески], 1880—1882. — М.: Наука, 1974 . — С. 39—45. ЗА ЯБЛОЧКИ Между Понтом Эвксинским и Соловками, под соответственным градусом долготы и широты, на своем черноземе с давних пор обитает помещичек Трифон Семенович. Фамилия Трифона Семеновича длинна, как слово «естествоиспытатель», и происходит от очень звучного латинского слова, обозначающего единую из многочисленнейших человеческих добродетелей. Число десятин его чернозема есть 3000. Имение его, потому что оно имение, а он — помещик, заложено и продается. Продажа его началась еще тогда, когда у Трифона Семеновича лысины не было, тянется до сих пор и, благодаря банковскому легковерию да Трифона Семеновича изворотливости, ужасно плохо клеится. Банк этот когда-нибудь да лопнет, потому что Трифон Семенович, подобно себе подобным, имя коим легион, рубли взял, а процентов не платит, а если и платит кое-когда, то платит с такими церемониями, с какими добрые люди подают копеечку за упокой души и на построение. Если бы сей свет не был сим светом, а называл бы вещи настоящим их именем, то Трифона Семеновича звали бы не Трифоном Семеновичем, а иначе; звали бы его так, как зовут вообще лошадей да коров. Говоря откровенно, Трифон Семенович — порядочная таки скотина. Приглашаю его самого согласиться с этим. Если до него дойдет это приглашение (он иногда почитывает «Стрекозу»), то он, наверно, не рассердится, ибо он, будучи человеком понимающим, согласится со мною вполне, да, пожалуй, еще пришлет мне осенью от щедрот своих десяток антоновских яблочков за то, что я его длинной фамилии по миру не пустил, а ограничился на этот раз одними только именем и отечеством. Описывать все добродетели Трифона Семеновича я не...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: — Коврин с изумлением, а монах ласково и, как и тогда, немножко лукаво, с выражением себе на уме. — Но ведь ты мираж, — проговорил Коврин. — Зачем же ты здесь и сидишь на одном месте? Это не вяжется с легендой. — Это всё равно, — ответил монах не сразу, тихим голосом, обращаясь к нему лицом. — Легенда, мираж и я — всё это продукт твоего возбужденного воображения. Я — призрак. — Значит, ты не существуешь? — спросил Коврин. — Думай, как хочешь, — сказал монах и слабо улыбнулся. — Я существую в твоем воображении, а воображение твое есть часть природы, значит, я существую и в природе. — У тебя очень старое, умное и в высшей степени выразительное лицо, точно ты в самом деле прожил больше тысячи лет, — сказал Коврин. — Я не знал, что мое воображение способно создавать такие феномены. Но что ты смотришь на меня с таким восторгом? Я тебе нравлюсь? — Да. Ты один из тех немногих, которые по справедливости называются избранниками божиими. Ты служишь вечной правде. Твои мысли, намерения, твоя удивительная наука и вся твоя жизнь носят на себе божественную, небесную печать, так как посвящены они разумному и прекрасному, то есть тому, что вечно. — Ты сказал: вечной правде... Но разве людям доступна и нужна вечная правда, если нет вечной жизни? — Вечная жизнь есть, — сказал монах. — Ты веришь в бессмертие людей? — Да, конечно. Вас, людей, ожидает великая, блестящая будущность. И чем больше на земле таких, как ты, тем скорее осуществится это...

© 2000- NIV