Cлово "ЭКСТАЗ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭКСТАЗА, ЭКСТАЗЕ, ЭКСТАЗОВ, ЭКСТАЗУ

Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 63кб.
Часть текста: Мария Александровна, жена Б. И. Маевского Маевская Софья - Маевская Софья Болеславовна, дочь Б. И. Маевского Маевский - Маевский Болеслав Игнатьевич, полковник, командир батареи, знакомый Чеховых по Воскресенску. Известно одно письмо Чехова к Маевскому; 2 письма Маевского к Чехову (1884 и 1897) хранятся в ГБЛ Мазепа - Мазепа Иван Степанович (1644-1709), гетман Левобережной Украины в 1687-1708 гг. Майков - Майков Аполлон Александрович (1826-1902), филолог, один из учредителей Общества русских драматических писателей и оперных композиторов, многолетний член комитета Общества, в 1889 г. председатель. Известно одно письмо Чехова к Майкову (1889); 2 письма Майкова к Чехову (1902) хранятся в ГБЛ Майков {2} - Майков Сергей Федорович (1863 - после 1924), московский врач, владелец водолечебницы Майков {3} - Майков Леонид Николаевич (1839-1900), историк литературы, библиограф, этнограф, академик Майков Аполлон Николаевич - Майков Аполлон Николаевич (1821-1897), поэт Майн Рид - Майн Рид - см. Рид Т. М. Макар - Макар - см. Зембулатов В. И. Макаренко - Макаренко Александр Стефанович, один из предполагаемых покупателей Мелихова Макарий - Макарий (наст. фамилия и имя - Булгаков Михаил Петрович; 1816-1882), академик, ученый-богослов и историк церкви, с...
Входимость: 2. Размер: 100кб.
Часть текста: и восторга он бросал пачку книг на прилавок и спокойно брал ее опять, когда становился серьезным. Антон Павлович обратился и ко мне с какой-то приветливой шуткой, но я не ценил тогда его юмора. Мне трудно покаяться в том, что Антон Павлович был мне в то время мало симпатичен. Он мне казался гордым, надменным и не без хитрости. Потому ли, что его манера запрокидывать назад голову придавала ему такой вид, - но она происходила от его близорукости: так ему было удобнее смотреть через пенсне. Привычка ли глядеть поверх говорящего с ним, или суетливая манера ежеминутно поправлять пенсне делали его в моих глазах надменным и неискренним, но на самом деле все это происходило от милой застенчивости, которой я в то время уловить не мог. Другая малозначащая встреча, уцелевшая у меня в памяти, произошла в Москве, в театре Корша, на музыкально-литературном вечере в пользу фонда литераторов{372}. Я в первый раз выступал в настоящем театре, перед настоящей публикой и был очень занят собой. Не без умысла оставил я верхнее платье не за кулисами, как полагается актерам, а в коридоре партера. Я рассчитывал надеть его здесь, среди любопытных взоров той публики, которую я собирался поразить. В действительности случилось иначе. Мне...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: — Коврин с изумлением, а монах ласково и, как и тогда, немножко лукаво, с выражением себе на уме. — Но ведь ты мираж, — проговорил Коврин. — Зачем же ты здесь и сидишь на одном месте? Это не вяжется с легендой. — Это всё равно, — ответил монах не сразу, тихим голосом, обращаясь к нему лицом. — Легенда, мираж и я — всё это продукт твоего возбужденного воображения. Я — призрак. — Значит, ты не существуешь? — спросил Коврин. — Думай, как хочешь, — сказал монах и слабо улыбнулся. — Я существую в твоем воображении, а воображение твое есть часть природы, значит, я существую и в природе. — У тебя очень старое, умное и в высшей степени выразительное лицо, точно ты в самом деле прожил больше тысячи лет, — сказал Коврин. — Я не знал, что мое воображение способно создавать такие феномены. Но что ты смотришь на меня с таким восторгом? Я тебе нравлюсь? — Да. Ты один из тех немногих, которые по справедливости называются избранниками божиими. Ты служишь вечной правде. Твои мысли, намерения, твоя удивительная наука и вся твоя жизнь носят на себе божественную, небесную печать, так как посвящены они разумному и прекрасному, то есть тому, что вечно. — Ты сказал: вечной правде... Но разве людям доступна и нужна вечная правда, если нет вечной жизни? — Вечная жизнь есть, — сказал монах. — Ты веришь в бессмертие людей? — Да, конечно. Вас, людей, ожидает великая, блестящая будущность. И чем больше на земле таких, как ты, тем скорее осуществится это будущее. Без вас, служителей высшему началу, живущих сознательно и свободно, человечество было бы ничтожно; развиваясь естественным порядком, оно долго бы еще ждало конца своей земной истории. Вы же на несколько тысяч лет раньше введете его в царство вечной правды — и в этом ваша высокая заслуга. Вы воплощаете собой...
Входимость: 1. Размер: 38кб.
Часть текста: как бы испытывая терпение семьи 22 Тотчас же подали щи. / Тотчас же зазвякали ложки и началось громкое, торопливое чавканье, прерываемое вздохами и кашлем. 24 После : дразнившего индюка. — Каждые полминуты слышался сердитый протест индюка и встревоженный, недоумевающий писк его жен и детей. 26—27 Петр ~ переглядывался / Петр, молодой человек с бесцветной, такой же мясистой, как и у ребят, физиономией в очках и сутуловатый, ел и то и дело переглядывался 28 желая / как бы желая 29 на отца / на лицо отца 34—35 Чего тебе ~ поезжай / Какого бесова ляха тебе тут ждать? Возьми и езжай Стр. 324. 1 После : в молчании. — Студент напряженно потянул в себя воздух, вспотел и провел рукой по лицу 7—8 не спеша ~ надел очки / медленно вытащил из бокового кармана бумажник, надел очки и крякнул так, как умеют крякать одни только солидные, деловые люди 11 После : сорок две... — Ширяев обвел глазами всех членов своей семьи, погладил обеими руками бумажник и начал не торопясь вытаскивать из него бумажки 12 вздохнул отец / вздохнул он 15...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: зале запахло точно кладбищем, и Коврину стало скучно. Он вышел в сад. Не замечая роскошных цветов, он погулял по саду, посидел на скамье, потом прошелся по парку; дойдя до реки, он спустился вниз и тут постоял в раздумье, глядя на воду. Угрюмые сосны с мохнатыми корнями, которые в прошлом году видели его здесь таким молодым, радостным и бодрым, теперь не шептались, а стояли неподвижные и немые, точно не узнавали его. И в самом деле, голова у него острижена, длинных красивых волос уже нет, походка вялая, лицо, сравнительно с прошлым летом, пополнело и побледнело. По лавам он перешел на тот берег. Там, где в прошлом году была рожь, теперь лежал в рядах скошенный овес. Солнце уже зашло, и на горизонте пылало широкое красное зарево, предвещавшее на завтра ветреную погоду. Было тихо. Всматриваясь по тому направлению, где в прошлом году показался впервые черный монах, Коврин постоял минут двадцать, пока не начала тускнуть вечерняя заря... Когда он, вялый, неудовлетворенный, вернулся домой, всенощная уже кончилась. Егор Семеныч и Таня сидели на ступенях террасы и пили чай. Они о чем-то говорили, но, увидев Коврина, вдруг замолчали, и он заключил по их лицам, что разговор у них шел о нем. — Тебе, кажется, пора уже молоко пить, — сказала Таня мужу. — Нет, не пора... — ответил он, садясь на самую нижнюю ступень. — Пей сама. Я не хочу. Таня тревожно переглянулась с отцом и сказала виноватым голосом: — Ты сам замечаешь, что молоко тебе полезно. — Да, очень полезно! — усмехнулся Коврин — Поздравляю вас: после пятницы во мне прибавился еще один фунт весу. — Он крепко сжал руками голову и проговорил с тоской: — Зачем, зачем вы меня лечили? Бромистые препараты, праздность, теплые ванны, надзор, малодушный страх за каждый глоток, за каждый шаг — всё это в конце концов доведет меня до идиотизма. Я сходил с ума, у меня была мания величия, но зато я был весел, бодр и даже счастлив, я был интересен и оригинален. Теперь я стал рассудительнее и солиднее, но зато я...

© 2000- NIV