Cлово "ЭПОЛЕТЫ, ЭПОЛЕТ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭПОЛЕТАМИ, ЭПОЛЕТАХ, ЭПОЛЕТАМ

Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 6. Размер: 168кб.
Часть текста: он, поссорившись с машинистом Маровым, отряс — по Писанию — прах с ног, уехал навсегда из Криворотова, где ему так было хорошо жить и служить, тогда, в вагоне, пришлось ему думать, скорбя и вздыхая, что не всякое доброе дело ведет непременно к добру. Бывают в жизни, — думал Сава, — и такие добрые дела, которые совершаются не иначе как при участии адских сил, исконным человеконенавистником — дьяволом на пагубу людей творятся. И ведут людей к потере счастия! Разве он, одинокий и нелюдимый чужанин, не привязался всей душой к своему машинисту Василию Петровичу Марову, не полюбил его как родного отца, брата, друга... И вот что вышло после совершенного ими доброго дела! Он покинул Криворотово, где ему было так хорошо, где он рассчитывал остаться навсегда; едет в далекий неведомый край, с разбитым сердцем, с набегающими на глаза слезинками... Не говорил он только, не признавался никому, как полюбил он своего сурового машиниста, которого все помощники ненавидели за придирчивость, а он, Сава, души в нем не чаял!.. Радовался, что Маров полюбил его; гордился даже, что ему выпала удача ездить около полугода бессменно с лучшим из машинистов депо Криворотово, с которым ни один помощник не мог проработать дольше месяца... Дружба меж ними была, как будто выросли вместе, как будто и родила их мать одна! Вмешался дьявол в их добрые отношения, искусил их дружбу добрым делом, кинувши промежду них невинного ребенка, и — рухнуло все... Редкое сердечное согласие двух друзей превратилось во вражду непримиримую. — Обидел ты меня, Василий Петрович, — шепчет Хлебопчук, ворочаясь на жесткой койке вагона, — так обидел, как никто никогда меня не обижал!.. Обманул ты мое расположение, доверие к тебе душевное не оправдал! Я ничего не скрывал от тебя, все тебе говорил откровенно, как перед богом, — всю жизнь раскрыл, все мысли мои доверил, религию объяснил. Ты же скрыл от меня в ту ночь, когда мы спасли эту девчонку, что думал, что знал, о чем...
Входимость: 5. Размер: 194кб.
Часть текста: ее избранника, особенно зорко наблюдал за ней, все это окружало ее в моих глазах волшебным ореолом. А что представляла из себя я! Девушку с Плющихи, вышедшую замуж за только что окончившего студента, занимавшего теперь должность младшего делопроизводителя департамента народного просвещения. Что было в моем прошлом? Одни несбывшиеся мечты. Я была невестой человека, которого, мне казалось, я горячо любила. Но я в нем разочаровалась и взяла свое слово обратно. И из всего этого, очень тяжелого для меня, переживания я вынесла твердое решение: не поддаваться более дурману влюбленности, а выбрать мужа трезво, разумно, как выбирают вещь, которую придется долго носить. И я выбрала и гордилась своим выбором. Он был очень умен, очень способен и, помимо университета, приобрел много разнородных знаний благодаря своей любознательности и любви к чтению. Несколько грубоватый в своих выражениях, он был искренен, прям, часто язвителен, никогда не стеснялся выразить свое мнение и, несмотря на свой очень молодой возраст, импонировал даже взрослым и внушал к себе уважение. - Зубаст! - говорил про него мой зять, муж сестры Нади, и смеялся. Но и он относился к Мише не как к мальчишке, а как равный к равному. Я еще хорошо...
Входимость: 2. Размер: 156кб.
Часть текста: Сохранились: черновые заготовки к пьесе (автограф) — на отдельных листах, а также в Записной книжке I и III (см. т. XVII Сочинений); цензурный театральный экземпляр (машинопись) с текстом первоначальной редакции, относящейся к ноябрю 1900 г.: Три сестры (без подзаголовка и фамилии автора). На обложке — резолюция цензора: «К представлению дозволено. С.-Петербург. 18 декабря 1900 г. И<сполняющий> д<олжность> цензора драматических сочинений А. Крюковской», с его же подписью через все листы рукописи — текст Ценз. 1 (Музей МХТ); второй цензурный экземпляр пьесы (тоже машинопись, но другой оттиск ремингтона), с небольшими разночтениями в тексте, из архива библиотеки драматической цензуры, с тем же заглавием; на обложке — штемпель с датой представления в цензуру: «17 дек<абря> 1900» и аналогичная первому экземпляру разрешительная резолюция цензора; по корешку — другая резолюция: «К представлению на сценах народных театров признано неудобным. 15 марта 1902 г. Цензор драмат<ических> сочин<ений> С. Трубачев» — текст Ценз. 2 (ЛГТБ ); режиссерский экземпляр пьесы (машинопись), с небольшими разночтениями в тексте IV акта первоначальной редакции (еще один, отличный от первых двух оттиск ремингтона) — текст Реж. (Музей МХТ); беловая рукопись (автограф) переработанной редакции пьесы, относящейся к декабрю 1900 г., — текст А (Музей МХТ). Печатается по тексту: Чехов , т. VII 2 , стр. 295—368, с исправлениями: Стр. 126, строка 3: я знаю — вместо: я знал (по тексту Ценз., А ) Стр. 126, строка 9: в залу — вместо: в зал (то же) Стр. 132, строка 34: И позволь — вместо: И потом (то же) Стр. 143, строка 4: неинтересно — вместо: интересно (по тексту Ценз., А, РМ, ТС ) Стр. 144, строка 29: маленькой — вместо: молоденькой (по тексту А ) Стр. 147, строка 5: вам нет дела — вместо: нам нет дела (то же) Стр. 147, строка 37: подаю в отставку — вместо: подал в...
Входимость: 2. Размер: 38кб.
Часть текста: прочим, было написано: «Болезнь печени вынуждает меня каждое лето жить за границей, а так как в настоящее время у меня нет свободных денег для поездки в Мариенбад, то весьма возможно, что этим летом я буду жить у тебя в твоей Кочуевке, дорогая сестра...» Прочитав письмо, моя матушка побледнела и затряслась всем телом, потом на лице ее появилось выражение смеха и плача. Она заплакала и засмеялась. Эта борьба плача со смехом всегда напоминает мне мельканье и треск ярко горящей свечи, когда на нее брызжут водой. Прочитав письмо еще раз, матушка созвала всех домочадцев и прерывающимся от волненья голосом стала объяснять нам, что всех братьев Гундасовых было четверо: один Гундасов помер еще младенцем, другой пошел по военной и тоже помер, третий, не в обиду будь ему сказано, актер, четвертый же... — До четвертого рукой не достанешь, — всхлипывала матушка. — Родной мне брат, вместе росли, а я вся дрожу и дрожу... Ведь тайный советник, генерал! Как я его, ангела моего, встречу? О чем я, дура необразованная, разговаривать с ним стану? Пятнадцать лет его не видала! Андрюшенька, — обратилась ко мне матушка, — радуйся, дурачок! Это на твое счастье бог его посылает! После того, как мы узнали самую подробную историю Гундасовых, в усадьбе поднялась суматоха, какую я привык видеть только перед святками. Были пощажены только небесный свод и вода в реке, всё же остальное подверглось чистке, мытью и окраске. Если бы небо было ниже и меньше, а река не бежала так...
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Часть текста: руладу.) 34—35 Слов: извините за выражение — нет. 36—37 Ах, оставьте меня в покое! Дайте мне поэзии, восторгов! / Ах, оставьте мой аристократизм в покое! На свадьбе все равны. Стр.  112. 15—16 После: А коллежские регистраторы есть? — Ять . Но держу пари, что в Греции нет таких прекрасных особ женского пола, как некоторые... (ЛГТБ 18 ) 20 армяне / армяшки 21—22 После: чтоб содрать с тебя лишнее. — Их бы всех перевешать... 33—34 Замечательная женщина! Влюблен! По уши влюблен!/ Акушёрка, ни кожи — ни рожи, а поглядите, какие манеры! Сейчас видно аристократку! Стр.  113. 8—9 Слов: извините за выражение — нет. 39 электрического освещения / Яблочкова освещения Стр.  114. 2 Настасья Тимофеевна / Настасья Тимофевна 40 Слов: извините за выражение — нет. Стр.  116. 4 Настасьи Тимофеевны / Настасьи Тимофевны (ГБЛ) 18 Настасья Тимофеевна / Настасья Тимофевна (ЛГТБ) 19—20 После: Малодушная психиатрия и больше ничего! — Мозговой (вставая). Господа! Позвольте сказать вам следующее. За Анной Мартыновной есть недоимка! Когда мы играли в фанты, ей вышло, чтобы она поцеловалась с тем мужчиной, который больше всех брюнет. Самый брюнетистый из нас был Лапкин, но он сконфузился и ушел. Теперь Анна Мартыновна должна по-настоящему выбрать другого брюнета и исполнить, что ей вышло... Все . Да, да... Конечно, конечно! Змеюкина . Какие пустяки! Оставьте!...

© 2000- NIV