Cлово "ЛАКЕЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛАКЕИ, ЛАКЕЯ, ЛАКЕЕМ, ЛАКЕЕВ

Входимость: 12. Размер: 158кб.
Входимость: 11. Размер: 87кб.
Входимость: 8. Размер: 12кб.
Входимость: 8. Размер: 13кб.
Входимость: 7. Размер: 29кб.
Входимость: 7. Размер: 41кб.
Входимость: 7. Размер: 7кб.
Входимость: 7. Размер: 15кб.
Входимость: 6. Размер: 70кб.
Входимость: 6. Размер: 36кб.
Входимость: 6. Размер: 38кб.
Входимость: 6. Размер: 30кб.
Входимость: 6. Размер: 9кб.
Входимость: 5. Размер: 60кб.
Входимость: 5. Размер: 109кб.
Входимость: 5. Размер: 4кб.
Входимость: 5. Размер: 100кб.
Входимость: 5. Размер: 14кб.
Входимость: 5. Размер: 9кб.
Входимость: 4. Размер: 61кб.
Входимость: 4. Размер: 37кб.
Входимость: 4. Размер: 38кб.
Входимость: 4. Размер: 168кб.
Входимость: 4. Размер: 238кб.
Входимость: 4. Размер: 35кб.
Входимость: 4. Размер: 69кб.
Входимость: 4. Размер: 50кб.
Входимость: 4. Размер: 12кб.
Входимость: 4. Размер: 7кб.
Входимость: 4. Размер: 56кб.
Входимость: 3. Размер: 14кб.
Входимость: 3. Размер: 9кб.
Входимость: 3. Размер: 33кб.
Входимость: 3. Размер: 52кб.
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Входимость: 3. Размер: 24кб.
Входимость: 3. Размер: 74кб.
Входимость: 3. Размер: 31кб.
Входимость: 3. Размер: 194кб.
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Входимость: 3. Размер: 87кб.
Входимость: 3. Размер: 56кб.
Входимость: 3. Размер: 86кб.
Входимость: 3. Размер: 40кб.
Входимость: 3. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 7кб.
Входимость: 3. Размер: 62кб.
Входимость: 3. Размер: 85кб.
Входимость: 3. Размер: 17кб.
Входимость: 3. Размер: 33кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 12. Размер: 158кб.
Часть текста: ( АД — Музей МХТ); наконец — цензурные экземпляры пьесы (машинописные оттиски с невыправленным текстом), скопированные с беловой рукописи А 1 . На обложке — штемпель с датой представления в цензуру: «12 ноя<бря> 1903» и резолюция: «К представлению дозволено. С.-Петербург, 25 ноября 1903 г. Цензор драматических сочинений Верещагин». В тексте в двух местах — вычерки цензора (экз. Музея МХТ и ЛГТБ ). В ЛГТБ хранится еще один цензурный экземпляр, поступивший 17 марта 1904 г. в драматическую цензуру и разрешенный тем же цензором 18 марта 1904 г.; он изготовлен, видимо, по тексту одной из театральных копий. В нем учтены добавления, сделанные в А 2 и АД , однако, он содержит множество отклонений от авторского текста и прямых искажений (вместо: «удивительные, трогательные глаза» — «выразительные, удивительные глаза» и т. д.). Печатается по тексту отдельного издания А. Ф. Маркса (1904 г.) с восстановлением мест, измененных по требованию цензора: Стр. 223, строки 29—31: у всех на глазах рабочие едят отвратительно, спят без подушек, по тридцати, по сорока в одной комнате —...
Входимость: 11. Размер: 87кб.
Часть текста: Лист 1 Соломон ( один ). О, как темна жизнь! Никакая ночь во дни детства не ужасала меня так своим мраком, как мое не постигаемое бытие. Боже мой, отцу Давиду ты дал лишь дар слагать в одно слова и звуки, петь и хвалить тебя на струнах, сладко плакать, исторгать слезы из чужих глаз и улыбаться красоте, но мне же зачем дал еще томящийся дух и не спящую, голодную мысль? Как насекомое, что родилось из праха, прячусь я во тьме и с отчаянием, со страхом, весь дрожа и холодея, вижу и слышу во всем непостижимую тайну. К чему это утро? К чему из-за храма выходит солнце и золотит пальму? К чему красота жен? И куда торопится эта птица, какой смысл в ее полете, если она сама, ее птенцы и то место, куда она спешит, подобно мне должны стать прахом? О, лучше бы я не родился или был камнем, которому бог не дал ни глаз, ни мыслей. Чтобы утомить к ночи тело, вчера весь день, как простой работник, таскал я к храму мрамор; но вот и ночь пришла, а я не сплю ... Пойду опять и лягу. Форзес говорил мне, что если вообразить бегущее стадо овец и неотступно думать о нем, то мысль смешается и уснет. Я это сделаю ... ( уходит ). Лист 2 < ... > как глупо, а главное — фальшиво, потому что когда один человек хочет съесть другого или сказать ему неприятное, то Грановский тут решительно ни при чем. Вышел я от Григория Ивановича, чувствуя себя побитым и глубоко оскорбленным. Я был раздражен против хороших слов и против тех, кто говорит их, и, возвращаясь домой, думал так: одни бранят свет, другие толпу, хвалят прошлое и порицают настоящее, кричат, что нет идеалов и т. п., но ведь все это было и 20—30 лет назад, это отживающие формы, уже сослужившие [слу] свою службу, и, кто повторяет их теперь, тот, значит, не молод и сам отживает; с прошлогоднею листвою гниют и те, кто живет в ней. Я думал, и мне казалось, что мы некультурные, отживающие люди, банальные в своих речах, шаблонные в намерениях,...
Входимость: 8. Размер: 12кб.
Часть текста: писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 5. [Рассказы, юморески], 1886—1886. — М.: Наука, 1976 . — С. 384—388. НЕДОБРАЯ НОЧЬ (НАБРОСКИ) Слышится то отрывистый, то тревожно подвывающий собачий лай, какой издают псы, когда чуют врага, но не могут понять, кто и где он. В темном, осеннем воздухе, нарушая тишину ночи, носятся разнородные звуки: неясное бормотанье человеческих голосов, суетливая, беспокойная беготня, скрип калитки, топот верховой лошади. Во дворе Дядькинской усадьбы, перед террасой господского дома, на опустевшей цветочной клумбе неподвижно стоят три темные фигуры. В колоколообразном тулупе, перетянутом веревкой, с отвисающими внизу клочьями бараньей шерсти, нетрудно узнать ночного сторожа Семена. Рядом с ним высокий тонконогий человек в пиджаке и с оттопыренными ушами — это лакей Гаврила. Третий, в жилетке и рубахе навыпуск, плотный и неуклюжий, напоминающий топорностью форм деревянных, игрушечных мужиков, зовется тоже Гаврилой и служит кучером. Все трое держатся руками за невысокий палисадник и глядят вдаль. — Спаси и помилуй, царица небесная, —...
Входимость: 8. Размер: 13кб.
Часть текста: не впускали. Начали с того, что выпили по большой рюмке водки и закусили устрицами. — Хорошо! — сказал Альмер. — Это, брат, я пустил в моду устрицами закусывать. От водки пожжет, подерет тебе в горле, а как проглотишь устрицу, в горле чувствуешь сладострастие. Не правда ли? Солидный лакей с бритыми усами и с седыми бакенами поставил на стол соусник. — Что это ты подаешь? — спросил Фролов. — Соус провансаль для селедки-с... — Что? Разве так подают? — крикнул фабрикант, не поглядев в соусник. — Разве это соус? Подавать не умеешь, болван! Бархатные глаза Фролова вспыхнули. Он обмотал вокруг пальца угол скатерти, сделал легкое движение, и закуски, подсвечники, бутылки — всё со звоном и с визгом загремело на пол. Лакеи, давно уже привыкшие к кабацким катастрофам, подбежали к столу и серьезно, хладнокровно, как хирурги во время операции, стали подбирать осколки. — Как это ты хорошо умеешь с ними, — сказал Альмер и засмеялся. — Но... отойди немножко от стола, а то в икру наступишь. — Позвать сюда инженера! — крикнул Фролов. Инженером назывался дряхлый, кислолицый старик, в самом деле бывший когда-то инженером и богатым человеком; он промотал всё свое состояние и под конец жизни попал в ресторан, где управлял лакеями и певицами и исполнял разные поручения по части женского пола. Явившись на зов, он почтительно склонил голову набок. — Послушай, любезный, — обратился к нему Фролов, — что это за беспорядки? Как они у тебя подают? Разве ты не знаешь, что я этого не люблю? Чёрт вас подери, я перестану к вам...
Входимость: 7. Размер: 29кб.
Часть текста: В садике трещала маленькая мельничка, поставленная для того, чтобы пугать стуком зайцев. Больше же около дома не было видно и слышно ничего, кроме степи. Едва бричка остановилась около крылечка с навесом, как в доме послышались радостные голоса — один мужской, другой женский, — завизжала дверь на блоке, и около брички в одно мгновение выросла высокая тощая фигура, размахивавшая руками и фалдами. Это был хозяин постоялого двора Мойсей Мойсеич, немолодой человек с очень бледным лицом и с черной, как тушь, красивой бородой. Одет он был в поношенный черный сюртук, который болтался на его узких плечах, как на вешалке, и взмахивал фалдами, точно крыльями, всякий раз, как Мойсей Мойсеич от радости или в ужасе всплескивал руками. Кроме сюртука, на хозяине были еще широкие белые панталоны навыпуск и бархатная жилетка с рыжими цветами, похожими на гигантских клопов. Мойсей Мойсеич, узнав приехавших, сначала замер от наплыва чувств, потом всплеснул руками и простонал. Сюртук его взмахнул фалдами, спина согнулась в дугу и бледное лицо покривилось такой улыбкой, как будто видеть бричку для него было не только приятно, но и мучительно сладко. — Ах, боже мой, боже мой! — заговорил он тонким певучим голосом, задыхаясь, суетясь и своими телодвижениями мешая пассажирам вылезти из брички. — И такой сегодня для меня счастливый день! Ах, да что же я таперичка должен делать! Иван Иваныч! Отец Христофор! Какой же хорошенький паничок сидит на козлах, накажи меня бог! Ах, боже ж мой, да что же я стою на одном месте и не зову гостей в горницу? Пожалуйте, покорнейше прошу ... милости просим!...

© 2000- NIV