Cлово "ЭВОЛЮЦИЯ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭВОЛЮЦИИ, ЭВОЛЮЦИЮ, ЭВОЛЮЦИЯМИ

Входимость: 3. Размер: 43кб.
Входимость: 2. Размер: 7кб.
Входимость: 2. Размер: 66кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Входимость: 1. Размер: 65кб.
Входимость: 1. Размер: 231кб.
Входимость: 1. Размер: 36кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 120кб.
Входимость: 1. Размер: 35кб.
Входимость: 1. Размер: 61кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Входимость: 1. Размер: 26кб.
Входимость: 1. Размер: 59кб.
Входимость: 1. Размер: 238кб.
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Входимость: 1. Размер: 63кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 3. Размер: 43кб.
Часть текста: солнце. От фабрики к станции толпами шли рабочие и кланялись лошадям, на которых ехал Королев. И его пленял вечер, и усадьбы, и дачи по сторонам, и березы, и это тихое настроение кругом, когда, казалось, вместе с рабочими теперь, накануне праздника, собирались отдыхать и поле, и лес, и солнце, — отдыхать и, быть может, молиться... Он родился и вырос в Москве, деревни не знал и фабриками никогда не интересовался и не бывал на них. Но ему случалось читать про фабрики и бывать в гостях у фабрикантов и разговаривать с ними; и когда он видел какую-нибудь фабрику издали или вблизи, то всякий раз думал о том, что вот снаружи всё тихо и смирно, а внутри, должно быть, непроходимое невежество и тупой эгоизм хозяев, скучный, нездоровый труд рабочих, дрязги, водка, насекомые. И теперь, когда рабочие почтительно и пугливо сторонились коляски, он в их лицах, картузах, в походке угадывал физическую нечистоту, пьянство, нервность, растерянность. Въехали в фабричные ворота. По обе стороны мелькали домики рабочих, лица женщин, белье и одеяла на крыльцах. «Берегись!» — кричал кучер, не сдерживая лошадей. Вот широкий двор без травы, на нем пять громадных корпусов с трубами, друг от друга поодаль, товарные склады, бараки, и на всем какой-то серый налет, точно от пыли. Там и сям, как оазисы в пустыне, жалкие садики и зеленые или красные крыши домов, в которых живет администрация. Кучер вдруг осадил лошадей, и коляска остановилась у дома, выкрашенного заново в серый цвет; тут был палисадник с сиренью, покрытой пылью, и на желтом крыльце сильно пахло краской. — Пожалуйте, господин доктор, — говорили женские...
Входимость: 2. Размер: 7кб.
Часть текста: Цену назначу, когда узнаю размер пьесы. Чем она больше, тем дешевле возьму за лист. Я пьес никогда не печатал и цен не знаю. Если бы Вы дали мне совет — какую цену назначить, чтоб никому обидно не было, — то я был бы Вам очень благодарен. Назначьте цифру. Островский был у меня вчера. Говорили о Вас; я его порадовал, сказав, что Вы здоровы и бодры. Толковали о литературе и политике. Интересный человек. Спорили между прочим о социализме. Он хвалит брошюру Тихомирова «Отчего я перестал быть социалистом», но не прощает автору его неискренности. Ему не нравится, что Тихомиров свое прошлое называет «логической ошибкой», а не грехом, не преступлением. Я же доказывал, что нет там греха и преступления, где нет злой воли, где деятельность, добрая или злая — это всё равно, является результатом глубокого убеждения и веры. Оба мы друг друга не убедили и остались каждый при своем, но это все-таки не мешало мне слушать Островского с большим интересом. Ум у него рыхлый, стоячий, как прудовая вода, покойный, но зато большой. Что касается Жоржика, то в Москве его не было. Должно быть, поехал прямо на Луку, не заезжая домой. Если можно достать...
Входимость: 2. Размер: 66кб.
Часть текста: 1898—1903. — М.: Наука, 1977 . — С. 331—488. 1 В десятом томе печатаются рассказы и повести, написанные Чеховым в последние годы жизни — 1898—1903. Это пора его высшего творческого расцвета. Чехов сближается с Л. Н. Толстым и М. Горьким, с демократическим издательством «Знание» и литераторами, группировавшимися вокруг него. Он предпринимает издание своих сочинений, собирает для этого произведения прежних лет и заново их редактирует. Почти все рассказы и повести, публикуемые в настоящем томе, включены автором в собрание сочинений, изданное А. Ф. Марксом. «Ионыч», «Случай из практики», «По делам службы», «Душечка», «Новая дача» напечатаны в т. IX (1901) и публикуются по этому тексту. Готовя второе издание — приложение к «Ниве», А. Ф. Маркс в письме от 19 марта 1903 г. просил у Чехова разрешения включить произведения, которые не вошли в первое десятитомное издание и предназначались для XI, дополнительного тома, во второе издание. ...
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: «Новое время», 1889, № 4940, 28 ноября. Заглавие: Обыватели. Подпись: Антон Чехов. Посвящение: Посв. Н. Н. Об — му. Вторая глава — «Русские ведомости», 1894, № 188, 10 июля. Заглавие: Учитель словесности. Подзаголовок: Рассказ. Подпись: Антон Чехов. Включено под заглавием «Учитель словесности» в сборник «Повести и рассказы» (М., 1894; изд. 2-е — М., 1898). Вошло в издание А. Ф. Маркса. Печатается по тексту: Чехов , т. VIII, стр. 149—177. Первое упоминание о работе над «Учителем словесности» содержится в письме Чехова А. С. Суворину от 1 ноября 1889 г.: «Поздравляю Вас с семейною радостью: a) Курепин женился и b) Ваш сотрудник Ан. Чехов начал родить субботник. Теперь я занят всякой чепухой, так что пришлю его не раньше будущей недели. Начало вышло ничего себе». Очевидно, о нем же идет речь в письме Чехова А. П. Ленскому от 2 ноября 1889 г.: «Пишу рассказик». Через десять дней первая глава рассказа была окончена и отослана, как это видно из письма Чехова Суворину от 12 ноября 1889 г.: «Посылаю рассказ для фельетона. Несерьезный пустячок из жизни провинциальных морских свинок. Простите мне баловство... Между прочим, сей рассказ имеет свою смешную историю. Я имел в виду кончить его так, чтобы от моих героев мокрого места не осталось, но нелегкая дернула меня прочесть вслух нашим; все взмолились: пощади! пощади! Я пощадил своих героев, и потому рассказ вышел так кисел. В фельетон он влезет, а если не влезет, то придется мне сократить его <...> Если не затруднит,...
Входимость: 1. Размер: 25кб.
Часть текста: - теперь это будет фильм Мельникова «Поклонница» (2012), - я постановил себе, что я должен определить, каким идеалом движим был автор, создавая это произведение. Сразу скажу, что мне навскидку показалось, что Мельников был движим романтическим идеалом. (Что из этого предположения выйдет в итоге, посмотрите, - приписываю я, статью закончив.) Другой мой принцип такой: я должен проверять то, что мне кажется. Вариантов проверок может быть много. Один – соотнести идеал автора с любовью персонажей. Вдруг видно через персонажей, как автор сам относится к любви. Я полагаю, - наиболее полно я это проверил на Пушкине (он прошёл через все типы идеалов и любовей, их почти полдюжины - типов), - что они однозначно соответствуют друг другу: идеал автора и его любовь. В этом фильме и у «него» (кино-Чехова), и у «неё» (начинающей кино-писательницы Лидии Авиловой) одинаковые любови. – Самоцитата: «Полное самоотвержение и привязанность, которые ни от чего устать и ослабеть не могли; в своем незлобливом смирении рада была (рад был) и малому. Это любовь периода примирения с действительностью». Так драматизм – лично для меня – заключается в том, что такая любовь соответствует реалистическому типу идеала (мудрому, спокойному, объективному), тогда как в фильме любовь – явно романтическая (необычайная, в которой самое ценное – её принадлежность к внутренней жизни с полной свободой этой внутренней жизни от жизни внешней). Смотрите, как она началась. Вот он приехал в Петербург, пришёл к обожающему его издателю, там ждут другие его почитатели. И почитательницы. Его, среди обступившей толпы, представляют наибольшей почитательнице, Авиловой. И тут же хозяин командует гостям: «Господа! А теперь – перекусить!» Все двинулись к столу, а эти двое так и остались стоять и смотреть друг на друга, и их друг от друга несколько раз заслоняют проплывающие ...

© 2000- NIV