Cлово "ЩЕГОЛЕВАТЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЩЕГОЛЕВАТО, ЩЕГОЛЕВАТЕЕ

Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 63кб.
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 5кб.
Часть текста: // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 18. Гимназическое. Стихотворения, записи в альбомах, шуточные аттестаты, прошения, рисунки и др. Dubia. Коллективное. Редактирование. [Указатели к т. 1—18]. — М.: Наука, 1982 . — С. 11. ПРИЗНАНИЕ Упоенный любви нектаром, Я хотел бы быть директором!* Чехонте. 87.XII.24. * без жалованья. Примечания ПРИЗНАНИЕ Впервые — Чеховский сб. , стр. 50 (вместе с факсимиле). Печатается по автографу ( ТМЧ ). Написано 24 декабря 1887 г. в альбоме Александры Львовны Селивановой (Краузе). С Сашей Селивановой, племянницей Г. П. Селиванова и Н. П. Кравцовой (жены Г. П. Кравцова, владельца хутора Рагозина Балка), Чехов был дружен с детства. Перед поступлением Саши в гимназию Чеховы приютили ее в качестве нахлебницы, одно время Чехов давал ей частные уроки. С детских лет, когда Чехов впервые придумал для нее прозвище «козявка» (Саша ходила в красном платьице с черными горошками), его отношение к Саше Селивановой было отмечено веселой шуткой и подтруниваньем. См., например: Чехов и наш край , стр. 34. «Признание» было написано, когда Саша Селиванова приехала в Москву и остановилась в доме Чеховых на Садовой-Кудринской. Перед этим Чехов неожиданно встретился с ней в Славянске, на обратном пути из Таганрога в Москву. «Замуж она не выходила < ... > Она весела, служит на каком-то заводе учительницей, одета щеголевато и вообще производит...
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: было ужасных минут. Один присяжный рассказал, как он тонул; другой рассказал, как однажды ночью он, в местности, где нет ни врачей, ни аптекарей, отравил собственного ребенка, давши ему по ошибке вместо соды цинкового купороса. Ребенок не умер, но отец едва не сошел с ума. Третий, еще не старый, болезненный человек, описал два своих покушения на самоубийство: раз стрелялся, другой раз бросился под поезд. Четвертый, маленький, щеголевато одетый толстяк, рассказал следующее: «Мне было 22—23 года, не больше, когда я по уши влюбился в свою теперешнюю жену и сделал ей предложение... Теперь я с удовольствием высек бы себя за раннюю женитьбу, но тогда не знаю, что было бы со мной, если бы Наташа ответила мне отказом. Любовь была самая настоящая, такая, как в романах описывают, бешеная, страстная, и прочее. Мое счастье душило меня, и я не знал, куда мне уйти от него, и я надоел и отцу, и приятелям, и прислуге, рассказывая постоянно о том, как пылко я люблю. Счастливые люди это самые надоедливые, самые скучные люди. Я надоедал страшно, даже теперь мне совестно... Между приятелями был у меня тогда один начинающий адвокат. Теперь этот адвокат...
Входимость: 1. Размер: 63кб.
Часть текста: поставлены в имении Ивановское графини Келлер под Подольском. Списки сыгранных пьес. — РГАЛИ, ф. 2097, 2, 686. Около 1 июня. Рецензия на сб. «Хмурые люди» напечатана в «Северном вестнике» (№ 5, ценз. разр. 24 мая). Анонимный автор (возможно, А. Л. Волынский) писал: «Г-н Чехов человек, несомненно, талантливый. Это признается всеми, и “Северным вестником” было отмечено с большим сочувствием едва ли не раньше, чем другими органами печати. Но к великому несчастью, у г. Чехова нет того, что он сам так удачно назвал в одном из лучших своих рассказов “общей идеей или богом живого человека”. Его талант дробится на мелкую, пеструю работу, не объединенную одною общею психологией и сильным настроением. <...> Читая “Хмурых людей” г. Чехова, мы испытываем чувство досады <...> В былое время такое несомненно симпатичное дарование, как г. Чехов, было бы наверное захвачено лучшими течениями жизни... Этих течений нет, и вот мы присутствуем при печальном зрелище молодого шатающегося таланта. Г-н Чехов — талант шатающийся: об этом свидетельствует в большинстве случаев полная бессюжетность его милых, грациозных, но увы! незначительных литературных вещиц. <...> Г-н Чехов просто даровитый человек, делающий более или менее удачные карандашные наброски. <...> Г-н Чехов никакой программы из себя не изображает и, послушный веяниям сегодняшнего дня, изображать, по-видимому, не намерен. <...> В “Хмурых людях” разве одна только “Скучная история” может претендовать на внимание серьезной критики....
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Часть текста: Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наследие, 2000—... — Т. 1: 1860—1888. — 2000 . — С. 280—364. 1887 2 марта. Рассказ «Недоброе дело» напечатан в «Петербургской газете», № 59. Подпись: А. Чехонте. Г. П. и П. Г. Кравцовы приглашают приехать в гости: «Ежели Вы, как пишете, не здоровы и нуждаетесь в чистом сельском воздухе, то езжайте прямо к нам в Рогозиную балку, лучшего воздуха ни в каких крымах и кавказах не найдете». П. Г. Кравцов признается, что воспоминания о Ч. «остались <...> самые приятные и дорогие» — «это уже поверьте своему старому ученику, хоть и безграмотному по сие время». РГБ. Начало марта. Ал. П. Чехов посылает телеграмму (неизв.) о своей «опасной болезни» (придуманной). Письма, II, 35—36. 3 марта. Издатель Н. П. Кичеев дарит Ч. вып. I сб. «Сезон», где напечатана «Лебединая песня (Калхас)». ТМЧ; Чехов и его среда, с. 378—379. 3 или 4 марта. Письмо (неизв.) В. В. Билибину, с просьбой давать «критику» на печатаемые им, Чеховым, рассказы. Отзыв о пьесе Л. Н. Толстого «Власть тьмы», которую находит «гениальной», а язык ее «бесподобным». См. 6—7 марта. 5 марта. Редактор-издатель И. Ф. Морозов «по примеру 1884 г.» приглашает Ч. сотрудничать в журнале «Развлечение». Просит зайти в редакцию. См. 3 апреля. РГАЛИ. 5—6 марта. Пишет рассказ «Выигрышный билет». В рассказе использовано объявление, помещенное в «Петербургской газете» 4 марта. См. 9 марта. 6 марта. В. В. Билибин отвечает на письмо...
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: я опять европеец, что и чувствую всем моим существом. Ну-с, о чем же Вам написать? Всё так длинно и широко, что не знаешь, с чего начать и что выбрать. Всё сибирское, мною пережитое, я делю на три эпохи: 1) от Тюмени до Томска, 1500 верст, страшенный холодище днем и ночью, полушубок, валенки, холодные дожди, ветры и отчаянная (не на жизнь, а на смерть) война с разливами рек; реки заливали луга и дороги, а я то и дело менял экипаж на ладью и плавал, как венецианец на гондоле; лодки, их ожидание у берега, плавание и проч. — всё это отнимало так много времени, что в последние два дня до Томска я при всех моих усилиях сумел сделать только 70 верст вместо 400—500; бывали к тому же еще весьма жуткие, неприятные минуты, особенно в ту пору, когда вдруг поднимался ветер и начинал бить по лодке. 2) От Томска до Красноярска 500 верст, невылазная грязь; моя повозка и я грузли в грязи, как мухи в густом варенье; сколько раз я ломал повозку (она у меня собственная), сколько верст прошел пешком, сколько...

© 2000- NIV