Cлово "ЩЕГОЛЕВАТЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЩЕГОЛЕВАТО, ЩЕГОЛЕВАТЕЕ

Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 1. Размер: 5кб.
Часть текста: в гимназию Чеховы приютили ее в качестве нахлебницы, одно время Чехов давал ей частные уроки. С детских лет, когда Чехов впервые придумал для нее прозвище «козявка» (Саша ходила в красном платьице с черными горошками), его отношение к Саше Селивановой было отмечено веселой шуткой и подтруниваньем. См., например: Чехов и наш край , стр. 34. «Признание» было написано, когда Саша Селиванова приехала в Москву и остановилась в доме Чеховых на Садовой-Кудринской. Перед этим Чехов неожиданно встретился с ней в Славянске, на обратном пути из Таганрога в Москву. «Замуж она не выходила < ... > Она весела, служит на каком-то заводе учительницей, одета щеголевато и вообще производит приятное впечатление», — писал Чехов об этой встрече 23 июня 1887 г. Г. М. Чехову в Таганрог (в Таганроге Чехов видел пустой дом Селиванова, который не жил в нем, а поселился в имении; Саша же, как он узнал тогда, была «в изгнании» — см. Письма, т. 2, стр. 58). Позже Чехов шутя писал А. Л. Селивановой о встрече с ней: «Мне помнится, что впечатление Вы на меня произвели в Славянске (я тогда хотел броситься под поезд)» (там же, стр. 192.). В эту встречу Чехов обещал Селивановой прислать свою новую книгу, о чем она напоминала ему в письме от 22 июня 1887 г. ( ГБЛ ); книга «Невинные речи» с дарственной...
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Часть текста: благодаря какой-то страшной минуте. Присяжные порешили, что, прежде чем уснуть, каждый из них пороется в своих воспоминаниях и расскажет что-нибудь. Жизнь человеческая коротка, но всё же нет человека, который мог бы похвастать, что у него в прошлом не было ужасных минут. Один присяжный рассказал, как он тонул; другой рассказал, как однажды ночью он, в местности, где нет ни врачей, ни аптекарей, отравил собственного ребенка, давши ему по ошибке вместо соды цинкового купороса. Ребенок не умер, но отец едва не сошел с ума. Третий, еще не старый, болезненный человек, описал два своих покушения на самоубийство: раз стрелялся, другой раз бросился под поезд. Четвертый, маленький, щеголевато одетый толстяк, рассказал следующее: «Мне было 22—23 года, не больше, когда я по уши влюбился в свою теперешнюю жену и сделал ей предложение... Теперь я с удовольствием высек бы себя за раннюю женитьбу, но тогда не знаю, что было бы со мной, если бы Наташа ответила мне отказом. Любовь была самая настоящая, такая, как в романах описывают, бешеная, страстная, и прочее. Мое счастье душило меня, и я не знал, куда мне уйти от него, и я надоел и отцу, и приятелям, и прислуге, рассказывая постоянно о том, как пылко я люблю. Счастливые люди это самые надоедливые, самые скучные люди. Я надоедал страшно, даже теперь мне совестно... Между приятелями был у меня тогда один начинающий адвокат. Теперь этот адвокат известен на всю Россию, тогда же он только что входил в силу и не был еще богат и знаменит настолько, чтобы при встрече со старым приятелем иметь...
Входимость: 1. Размер: 63кб.
Часть текста: в имении Ивановское графини Келлер под Подольском. Списки сыгранных пьес. — РГАЛИ, ф. 2097, 2, 686. Около 1 июня. Рецензия на сб. «Хмурые люди» напечатана в «Северном вестнике» (№ 5, ценз. разр. 24 мая). Анонимный автор (возможно, А. Л. Волынский) писал: «Г-н Чехов человек, несомненно, талантливый. Это признается всеми, и “Северным вестником” было отмечено с большим сочувствием едва ли не раньше, чем другими органами печати. Но к великому несчастью, у г. Чехова нет того, что он сам так удачно назвал в одном из лучших своих рассказов “общей идеей или богом живого человека”. Его талант дробится на мелкую, пеструю работу, не объединенную одною общею психологией и сильным настроением. <...> Читая “Хмурых людей” г. Чехова, мы испытываем чувство досады <...> В былое время такое несомненно симпатичное дарование, как г. Чехов, было бы наверное захвачено лучшими течениями жизни... Этих течений нет, и вот мы присутствуем при печальном зрелище молодого шатающегося таланта. Г-н Чехов — талант шатающийся: об этом свидетельствует в большинстве случаев полная бессюжетность его милых, грациозных, но увы! незначительных литературных вещиц. <...> Г-н Чехов просто даровитый человек, делающий более или менее удачные карандашные наброски. <...> Г-н Чехов никакой программы из себя не изображает и, послушный веяниям сегодняшнего дня, изображать, по-видимому, не намерен. <...> В “Хмурых людях” разве одна только “Скучная история” может претендовать на внимание серьезной критики. Все же прочие повестушки и наброски сделаны с такою скоростью, с таким очевидным недостатком идейного замысла, что их можно считать по всей справедливости только игрою юношеского и неокрепшего таланта. То, что есть задушевного в таких рассказах, как “Спать хочется”, “Припадок”,...
Входимость: 1. Размер: 55кб.
Часть текста: о Ч. «остались <...> самые приятные и дорогие» — «это уже поверьте своему старому ученику, хоть и безграмотному по сие время». РГБ. Начало марта. Ал. П. Чехов посылает телеграмму (неизв.) о своей «опасной болезни» (придуманной). Письма, II, 35—36. 3 марта. Издатель Н. П. Кичеев дарит Ч. вып. I сб. «Сезон», где напечатана «Лебединая песня (Калхас)». ТМЧ; Чехов и его среда, с. 378—379. 3 или 4 марта. Письмо (неизв.) В. В. Билибину, с просьбой давать «критику» на печатаемые им, Чеховым, рассказы. Отзыв о пьесе Л. Н. Толстого «Власть тьмы», которую находит «гениальной», а язык ее «бесподобным». См. 6—7 марта. 5 марта. Редактор-издатель И. Ф. Морозов «по примеру 1884 г.» приглашает Ч. сотрудничать в журнале «Развлечение». Просит зайти в редакцию. См. 3 апреля. РГАЛИ. 5—6 марта. Пишет рассказ «Выигрышный билет». В рассказе использовано объявление, помещенное в «Петербургской газете» 4 марта. См. 9 марта. 6 марта. В. В. Билибин отвечает на письмо (неизв.) Ч. Хвалит рассказы «Неосторожность» и «Беззащитное существо» («недурны»); «но не в таких рассказах Ваша слава, Ваш будущий гонорар, Ваше все: Вы сами это отлично понимаете <...> во всяком случае Вам необходимо немедленно писать крупное, чтобы выйти из роли, Вам не подобающей, “подающего большие надежды” <...> Разумеется, и рассказы в “Новом времени”, несмотря на их относительную величину, представляют слишком узкую рамку для Вашей артистической физиономии. Отсюда часто происходит неясность, ...
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Часть текста: чешуей. Теперь наконец я опять европеец, что и чувствую всем моим существом. Ну-с, о чем же Вам написать? Всё так длинно и широко, что не знаешь, с чего начать и что выбрать. Всё сибирское, мною пережитое, я делю на три эпохи: 1) от Тюмени до Томска, 1500 верст, страшенный холодище днем и ночью, полушубок, валенки, холодные дожди, ветры и отчаянная (не на жизнь, а на смерть) война с разливами рек; реки заливали луга и дороги, а я то и дело менял экипаж на ладью и плавал, как венецианец на гондоле; лодки, их ожидание у берега, плавание и проч. — всё это отнимало так много времени, что в последние два дня до Томска я при всех моих усилиях сумел сделать только 70 верст вместо 400—500; бывали к тому же еще весьма жуткие, неприятные минуты, особенно в ту пору, когда вдруг поднимался ветер и начинал бить по лодке. 2) От Томска до Красноярска 500 верст, невылазная грязь; моя повозка и я грузли в грязи, как мухи в густом варенье; сколько раз я ломал повозку (она у меня собственная), сколько верст прошел пешком, сколько клякс было на моей физиономии и на платье!.. Я не ехал, а полоскался в грязи. Зато и ругался же я! Мозг мой не мыслил, а только ругался. Замучился я до изнеможения и был очень рад, попав на Красноярскую почтовую станцию. 3) От Красноярска до Иркутска 1566 верст, жара, дым от лесных пожаров и пыль; пыль во рту, в носу, в карманах; поглядишь на себя в зеркало, и кажется, что загримировался. Когда по приезде в Иркутск я мылся в бане, то с головы моей текла мыльная пена не белого, а пепельно-гнедого цвета, точно я лошадь мыл. Когда приеду, расскажу Вам про Енисей и тайгу — весьма интересно и любопытно, ибо представляет новизну для европейца, всё же остальное обыкновенно и однообразно. Вообще говоря, сибирская природа мало отличается (наружно) от российской; есть различие, но ...

© 2000- NIV