Cлово "РЕДКОСТНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: РЕДКОСТНОЙ, РЕДКОСТНЫМИ, РЕДКОСТНУЮ, РЕДКОСТНОГО

Входимость: 2. Размер: 24кб.
Входимость: 2. Размер: 42кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 168кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 24кб.
Часть текста: поддерживался самим строем идущей здесь жизни; о людях, жизненными усилиями которых этот строй создавался. Пространство, в которое погружен человек, этот внешний по отношению к нему фон, на самом деле исподволь формирует его внутренний мир и, наполняя личную память определенными картинами-представлениями, создает собственный язык переживания жизни. Чехов провел в Таганроге девятнадцать лет из отпущенных ему сорока четырех - немногим меньше, чем половина жизненного пути. Но, если учесть, что это время, когда формируется восприятие и видение, отношения личности с языком и многое другое, что ложится в основание писательства как особого напряжения самоощущения, то переоценить таганрогские годы в судьбе Чехова, а значит и в судьбе нашей литературы, а значит и в истории мировой литературы, трудно. «Таганрога я не миную», - написал Чехов, уже осуществив свою программу жизни -став навсегда москвичом, и это оказалось вернее, чем он, может быть, думал, когда писал эти слова. Таганрог отзывался эхом пережитого здесь всю дальнейшую его жизнь. Таганрогом, ни разу в ней не названным, оказалась насыщена посланная в Москву старшему брату писавшаяся после гимназических уроков пьеса - неуклюжая, подробная, как роман. Ее нашли в архиве почти через два десятилетия после смерти Чехова, когда он был уже признан реформатором мировой сцены, и тогда-то обнаружилось, что в ученически беспомощном сочинении были намечены мотивы, темы и даже приемы той самой чеховской драматургии, что перевернула театральные каноны. А ведь в «Безотцовщину» вошло как...
Входимость: 2. Размер: 42кб.
Часть текста: неподмазанных колес. Чудовищные выстрелы, верблюды, извержение вулкана, длинные процессии из позолоченных людей, стучащие кузницы с печами и другие сценические ужасы поражают в ней всякого, получившего даже среднее и высшее образование, а когда глядишь на декорации, то вполне веришь молве, гласящей о том, что г. Лентовский затратил на постановку своего «Путешествия» 51 169 рублей и 23 копейки. Декорации до того хороши, до того дороги, что просто... жалко делается, что такую федору, как эта пьеса, нарядили в такое роскошное платье. Сюжет пьесы заимствован. Три земных обывателя садятся в громаднейшую пушку; раздается выстрел, от которого вздрагивают даже извозчики, дремлющие на улице, и обыватели летят на луну. На луне они находят жизнь, мало похожую на наше земное прозябание, — поле широкое для легкого юмора и колючего острословия! Но авторы не сумели прокатиться по этому полю, и получилось нечто такое, за что даже и снисходительные читатели «Развлечения» не сказали бы спасибо. Во всех 14 картинах авторы пускают шпильки в адвокатов, инженеров, кассиров и других обычных козлов искупления. Недостает для полной коллекции только тещ и калужских мужей. И на эту белиберду потрачено 51 237 рублей и 19 копеек! Ах! Еще и сегодня желающие могут узреть во многих молодых головах туман, оставшийся после Татьянина дня. Страсть сколько было трахнуто! Пили, пили и пили... Татьянин день проходит в Москве особенно весело. В этот день нет занятий ни в одном учебном заведении, ни в гимназиях, ни на курсах. (Впрочем, в этом году на курсах Герье почему-то читались лекции...) Вся молодежь гуляет на все свои дивиденды, во все тяжкие и во всю ивановскую. После обедни и акта с традиционной ученой речью толпы по обычаю шествуют в «Эрмитаж». Там начинаются обильные и шумные возлияния. В уста льются спиртуозы, а из уст выливаются словеса и... какие словеса! В этот день позволяется говорить все, даже и такое, чего...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: Московский университет на отделение медицины. Подстегиваемый нуждой, принялся сочинять рассказики, анекдоты, остроты и заметки для дешевых юмористических журналов. К 1884 некоторые его рассказы, опубликованные в популярном юмористическом журнале "Осколки", стали привлекать внимание критики. В 1886 Д.В.Григорович написал Чехову, что его талант ставит его в первый ряд писателей младшего поколения. В том же году при посредстве Григоровича Чехов встретился с А.Сувориным , издателем общероссийской газеты "Новое время"; Суворин предложил ему публиковать более длинные рассказы за более высокие гонорары. Писательская репутация Чехова возросла после издания его первого сборника Пестрые рассказы (1886). Он уверенно стал на литературную стезю, и уже следующий сборник рассказов В сумерках (1887) принес ему в 1888 Пушкинскую премию. После публикации в том же году в престижном "толстом" журнале "Северный вестник" повести Степь он получил настоящее признание. В 1888-1890 Чехов пережил нравственный кризис, оказавший существенное влияние на его жизнь и творчество. Хотя какое-то время он находился под воздействием этических воззрений Л.Толстого , ни к либералам, ни к консерваторам он не примыкал. Убежденность в том, что для исцеления общественных язв требуются индивидуальные усилия, а не организованная деятельность, подвигла Чехова на путешествие длиною в 14 тыс. километров к русским каторжным поселениям на острове Сахалин. Сахалинские впечатления повлияли на его духовный облик и политические взгляды, а также на содержание его позднейших произведений. По возвращении Чехов поселился вместе с семьей в усадьбе близ подмосковной деревни Мелихово и занялся...
Входимость: 1. Размер: 168кб.
Часть текста: и служить, тогда, в вагоне, пришлось ему думать, скорбя и вздыхая, что не всякое доброе дело ведет непременно к добру. Бывают в жизни, — думал Сава, — и такие добрые дела, которые совершаются не иначе как при участии адских сил, исконным человеконенавистником — дьяволом на пагубу людей творятся. И ведут людей к потере счастия! Разве он, одинокий и нелюдимый чужанин, не привязался всей душой к своему машинисту Василию Петровичу Марову, не полюбил его как родного отца, брата, друга... И вот что вышло после совершенного ими доброго дела! Он покинул Криворотово, где ему было так хорошо, где он рассчитывал остаться навсегда; едет в далекий неведомый край, с разбитым сердцем, с набегающими на глаза слезинками... Не говорил он только, не признавался никому, как полюбил он своего сурового машиниста, которого все помощники ненавидели за придирчивость, а он, Сава, души в нем не чаял!.. Радовался, что Маров полюбил его; гордился даже, что ему выпала удача ездить около полугода бессменно с лучшим из машинистов депо Криворотово, с которым ни один помощник не мог проработать дольше месяца... Дружба меж ними была, как будто выросли...

© 2000- NIV