Cлово "ЭКСЦЕНТРИЧНЫЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЭКСЦЕНТРИЧНАЯ, ЭКСЦЕНТРИЧНОЙ, ЭКСЦЕНТРИЧНЫ, ЭКСЦЕНТРИЧНОЕ, ЭКСЦЕНТРИЧНО

Входимость: 2. Размер: 56кб.
Входимость: 1. Размер: 68кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 16кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 56кб.
Часть текста: 12 эти мысли / эти хорошие, освежающие мысли 13 с большой аллеи сворачивала / пройдя по большой аллее шагов триста, поворачивала 25 сплетенного из лозы, и принималась думать / сплетенного из лозы и похожего на большую, круглую корзину, и, слушая пчел и пасечника Захара, принималась думать (СВ) 30 оставила гостей; / оставила гостей — это неприлично, — 31 Николай Николаич / Николай Николаевич Стр. 168. 1 для того, чтобы показать / не для того, чтобы наставить его на путь истинный, но чтобы показать 11 После: до женского образования — а хотелось только показать себя умнее и оригинальнее, чем они были на самом деле 13 После: шалаша. — Старика Захара не было: пошел, должно быть, к вечерне (СВ) 36 После: тихо. — Среди всякого хлама, на котором по ночам спал Захар, стояла чашка с остатками каши и с ложкой; рядом с ней лоснился большой черный хлеб ... Брезгуя тряпьем Захара и боясь запачкать свое дорогое платье, Ольга Михайловна не садилась, а стояла согнувшись. На перекладинах крыши висели лучки прошлогоднего укропа, чебреца и ромашки, которые неизвестно для какой надобности берег старый пасечник. Один из них, сухой и колючий, вцепился в прическу Ольги Михайловны и по ее спине скатился на пол, другой, помягче, с острым и душным запахом чебреца, зацарапал ей шею и затылок (СВ) 40 Она увидала / Она увидела (П 1—2 ) 42 ...
Входимость: 1. Размер: 68кб.
Часть текста: пешком, без отдыха по пути. На набережной же у него была "станция" в крошечном книжном магазине большого чудака Синани, который, будучи человеком весьма скромной, доморощенной культуры, с благоговением относился к писателям вообще, а Чехова буквально боготворил. Книжная торговля Синани шла очень вяло: с одной стороны - "Ялте читать некогда", а с другой - у самого Синани - то ли из-за недостатка средств на расширение дела, то ли по недостатку предприимчивости - выбор книг был донельзя ограничен. Настоящий покупатель был в лавке большою редкостью. Но крошечный магазинчик стоял на перепутье, в самом центре набережной, сам Синани, один из могикан старой Ялты, отличался положительно всеведением и словоохотливостью. Поэтому в магазинчике его постоянно происходили импровизированные "заседания", в которых принимал участие и сам говорун и хлопотун хозяин, крикливо обличавший непорядки то ялтинского городского самоуправления, то земства, то администрации, а то и самого Петербурга, ненавидимого стариком Синани за пренебрежение интересами Ялты. У дверей магазинчика Синани стояла удобная скамья, из-за которой чудак-караим вел нескончаемые препирательства с городскою управой и местной полицией, требовавшими удаления ее. И вот если не в самом магазине Синани, то у дверей его, на этой самой скамье, получившей название "писательской", по целым часам засиживался Антон Павлович, греясь на солнышке и созерцая море, сухо покашливая и рассеянно слушая разгоревшийся в ...
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Часть текста: А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 18. Гимназическое. Стихотворения, записи в альбомах, шуточные аттестаты, прошения, рисунки и др. Dubia. Коллективное. Редактирование. [Указатели к т. 1—18]. — М.: Наука, 1982 . — С. 30—32. <РЕЦЕНЗИЯ> Вчера в селе Богимове любителями сценического искусства дан был спектакль. Это знаменательное событие, как нельзя кстати, совпало с пребыванием в Кронштадте могущественного флота дружественной нам державы, и таким образом молодые артисты невольно способствовали упрочению симпатий и слиянию двух родственных по духу наций. Vive la France! Vive la Russie! 1 Спектакль был дан в честь маститого зоолога В. А. Вагнера. Не нам говорить о значении зоологии как науки... Читателям известно, что до сих пор клопы, блохи, комары и мухи — эти бичи человечества и исконные враги цивилизации — истреблялись исключительно только персидским порошком и другими продуктами латинской кухни, теперь же все названные насекомые превосходно дохнут от скуки, которая постоянно исходит из сочинений наших маститых зоологов. На сцене было представлено что-то очень похожее на сцены из «Ревизора» и следующие живые картины: 1) Индус в панталонах Хлестакова, 2) Цыгане на пиру у греческих царей, 3) Греческие...
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: поперек все пять частей света, проплывшая все океаны, не раз летавшая под самые небеса, тысячу раз известная Сара Бернар не побрезговала и Белокаменной. В среду, часов в 6½ вечера, два локомотива величаво подползли под навес Курского вокзала, и мы увидели всесветную, легендарную диву. Мы увидели ее... но чего нам стоило это?! Нам помяли бока, оттоптали ноги; у нас болят глаза, потому что мы пальцами растянули наши орбиты, чтобы сквозь вокзальный полумрак на платформе получше рассмотреть дитя Парижа, так кстати нарушившее наш уродливый покой. И Москва стала на дыбы... Два дня тому назад Москва знала только четыре стихии, теперь же она неугомонно толкует о пятой. Она знала семь чудес, теперь же не проходит и полминуты, чтобы она не говорила о восьмом чуде. Те, которым посчастливилось достать хоть самый маленький билет, умирают от нетерпения, ожидая вечера. Забыты глупая погода, плохие мостовые, дороговизна, тещи, долги. Нет того канальи-извозчика, который, сидя на козлах, не разводил бы рацеи о приезжей. Газетчики не пьют, не едят, бегают, суетятся. Одним словом, артистка стала нашей idée fixe. Мы чувствуем, что в наших головах происходит нечто подобное первичному...
Входимость: 1. Размер: 50кб.
Часть текста: всё вздыхала, тетка каждый день собиралась уехать, и чемоданы ее то вносили в переднюю, то уносили назад в комнату. В доме, во дворе и в саду была тишина, похожая на то, как будто в доме был покойник. Тетка, прислуга и даже мужики, казалось Петру Михайлычу, загадочно и с недоумением смотрели на него, как будто хотели сказать: «Твою сестру обольстили, что же ты бездействуешь?» И он упрекал себя в бездействии, хотя и не знал, в чем собственно должно было заключаться действие. Так прошло дней шесть. В седьмой — это было в воскресенье после обеда — верховой привез письмо. Адрес был написан знакомым женским почерком: «Ее Превосх. Анне Николаевне Ивашиной». Петру Михайлычу почему-то показалось, что в оболочке письма и в почерке, и в недописанном слове «Превосх.» было что-то вызывающее, задорное, либеральное. А женский либерализм упрям, неумолим, жесток... «Она скорее согласится умереть, чем сделать несчастной матери уступку, попросить у нее прощения», — подумал Петр Михайлыч, идя к матери с письмом. Мать лежала в постели, одетая. Увидев сына, она порывисто поднялась и, поправляя седые волосы, выбившиеся из-под чепца, быстро спросила: — Что? Что? — Прислала.. — сказал сын, подавая ей письмо. Имя Зины и даже слово «она» не произносилось в доме; о Зине говорили безлично: «прислала»,...

© 2000- NIV