Cлово "ЛАЕВСКИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЛАЕВСКОГО, ЛАЕВСКИМ, ЛАЕВСКОМУ, ЛАЕВСКОМ

Входимость: 41. Размер: 63кб.
Входимость: 39. Размер: 16кб.
Входимость: 22. Размер: 17кб.
Входимость: 20. Размер: 11кб.
Входимость: 19. Размер: 12кб.
Входимость: 17. Размер: 10кб.
Входимость: 15. Размер: 10кб.
Входимость: 14. Размер: 14кб.
Входимость: 13. Размер: 10кб.
Входимость: 12. Размер: 10кб.
Входимость: 11. Размер: 12кб.
Входимость: 11. Размер: 15кб.
Входимость: 9. Размер: 39кб.
Входимость: 8. Размер: 12кб.
Входимость: 8. Размер: 6кб.
Входимость: 6. Размер: 7кб.
Входимость: 6. Размер: 8кб.
Входимость: 6. Размер: 12кб.
Входимость: 5. Размер: 13кб.
Входимость: 5. Размер: 10кб.
Входимость: 3. Размер: 4кб.
Входимость: 3. Размер: 6кб.
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.
Входимость: 1. Размер: 27кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 41. Размер: 63кб.
Часть текста: месяцев после поездки по Кавказу, в ноябре 1888 г. Чехов писал А. С. Суворину: «Ах, какой я начал рассказ! < ... > Пишу на тему о любви. Форму избрал фельетонно-беллетристическую. Порядочный человек увез от порядочного человека жену и пишет об этом свое мнение; живет с ней — мнение; расходится — опять мнение. Мельком говорю о театре, о предрассудочности „несходства убеждений“, о Военно-Грузинской дороге, о семейной жизни, о неспособности современного интеллигента к этой жизни, о Печорине, об Онегине, о Казбеке». Возможно, разработка этого замысла продвинулась достаточно далеко (предположения об этом см. в т. III Писем, стр. 355—356). Но затем он был оставлен, и Чехов не возвращался к нему более двух лет. В творческой практике Чехова разрывы между замыслом и воплощением бывали и больше («Архиерей»). Хронологически близкий к «Дуэли» «Рассказ неизвестного человека» тоже был начат в 1887—1888 гг. Возможно, что замыслы и других поздних повестей восходят к этому времени; Суворину 27 октября 1888 г. Чехов писал: «У меня в голове томятся сюжеты для пяти повестей и двух романов». Но, конечно, речь может идти только о каком-то первоначальном замысле. Сохраниться до 1890 года в прежнем виде ...
Входимость: 39. Размер: 16кб.
Часть текста: к тяжелому состоянию его души прибавила еще острое чувство стыда, оставаться в городе было немыслимо. Если Самойленко будет настаивать на своих условиях, думал он, то можно будет согласиться на них и взять деньги, а завтра, в самый час отъезда, сказать, что Надежда Федоровна отказалась ехать; с вечера ее можно будет уговорить, что всё это делается для ее же пользы. Если же Самойленко, находящийся под очевидным влиянием фон Корена, совершенно откажет в деньгах или предложит какие-нибудь новые условия, то он, Лаевский, сегодня же уедет на грузовом пароходе, или даже на паруснике, в Новый Афон или Новороссийск, пошлет оттуда матери унизительную телеграмму и будет жить там до тех пор, пока мать не вышлет ему на дорогу. Придя к Самойленку, он застал в гостиной фон Корена. Зоолог только что пришел обедать и, по обыкновению, раскрыв альбом, рассматривал мужчин в цилиндрах и дам в чепцах. «Как некстати, — подумал Лаевский, увидев его. — Он может помешать». — Здравствуйте! — Здравствуйте, — ответил фон Корен, не глядя на него. — Александр Давидыч дома? — Да. В кухне. Лаевский пошел в кухню, но, увидев в дверь, что Самойленко занят салатом, вернулся в гостиную и сел. В присутствии зоолога он всегда чувствовал неловкость, а теперь боялся, что придется говорить об истерике. Прошло больше минуты в молчании. Фон Корен вдруг поднял глаза на...
Входимость: 22. Размер: 17кб.
Часть текста: застал на берегу много знакомых и между ними своего приятеля, военного доктора Самойленко. С большой стриженой головой, без шеи, красный, носастый, с мохнатыми черными бровями и с седыми бакенами, толстый, обрюзглый, да еще вдобавок с хриплым армейским басом, этот Самойленко на всякого вновь приезжавшего производил неприятное впечатление бурбона и хрипуна, но проходило два-три дня после первого знакомства, и лицо его начинало казаться необыкновенно добрым, милым и даже красивым. Несмотря на свою неуклюжесть и грубоватый тон, это был человек смирный, безгранично добрый, благодушный и обязательный. Со всеми в городе он был на ты, всем давал деньги взаймы, всех лечил, сватал, мирил, устраивал пикники, на которых жарил шашлык и варил очень вкусную уху из кефалей; всегда он за кого-нибудь хлопотал и просил и всегда чему-нибудь радовался. По общему мнению, он был безгрешен, и водились за ним только две слабости: во-первых, он стыдился своей доброты и старался маскировать ее суровым взглядом и ...
Входимость: 20. Размер: 11кб.
Часть текста: раннее утро, зеленые лучи, сырость и люди в мокрых сапогах казались ему лишними в его жизни, ненужными и стесняли его; всё это не имело никакой связи с пережитою ночью, с его мыслями и с чувством вины, и потому он охотно бы ушел, не дожидаясь дуэли. Фон Корен был заметно возбужден и старался скрыть это, делая вид, что его больше всего интересуют зеленые лучи. Секунданты были смущены и переглядывались друг с другом, как бы спрашивая, зачем они тут и что им делать. — Я полагаю, господа, что идти дальше нам незачем, — сказал Шешковский. — И здесь ладно. — Да, конечно, — согласился фон Корен. Наступило молчание. Устимович, шагая, вдруг круто повернул к Лаевскому и сказал вполголоса, дыша ему в лицо: — Вам, вероятно, еще не успели сообщить моих условий. Каждая сторона платит мне по 15 рублей, а в случае смерти одного из противников оставшийся в живых платит все 30. Лаевский был раньше знаком с этим человеком, но только теперь в первый раз отчетливо увидел его тусклые глаза, жесткие усы и тощую, чахоточную шею: ростовщик, а не доктор! Дыхание его...
Входимость: 19. Размер: 12кб.
Часть текста: страшно. Она быстро перекрестилась три раза и проговорила: — Упокой господи ... упокой господи ... И заплакала. — Ваня! — позвала она. — Иван Андреич! Ответа не было. Думая, что Лаевский вошел и стоит у нее за стулом, она всхлипывала, как ребенок, и говорила: — Зачем ты раньше не сказал мне, что он умер? Я бы не поехала на пикник, не хохотала бы так страшно ... Мужчины говорили мне пошлости. Какой грех, какой грех! Спаси меня, Ваня, спаси меня ... Я обезумела ... Я пропала ... Лаевский слышал ее всхлипыванья. Ему было нестерпимо душно, и сильно стучало сердце. В тоске он поднялся, постоял посреди комнаты, нащупал в потемках кресло около стола и сел. «Это тюрьма ... — подумал он. — Надо уйти ... Я не могу ... » Идти играть в карты было уже поздно, ресторанов в городе не было. Он опять лег и заткнул уши, чтобы не слышать всхлипываний, и вдруг вспомнил, что можно пойти к Самойленку. Чтобы не проходить мимо Надежды Федоровны, он через окно пробрался в садик, перелез через палисадник и пошел по улице. Было темно. Только что пришел какой-то пароход, судя по огням, большой пассажирский ... Загремела якорная цепь. От берега по направлению к пароходу быстро двигался красный огонек: это плыла таможенная лодка. «Спят себе пассажиры в каютах» ... — подумал Лаевский и позавидовал чужому покою. Окна в доме Самойленка были открыты. Лаевский поглядел в одно из них, потом в другое: в комнатах было темно и тихо. — Александр Давидыч, ты спишь? — позвал он. — Александр Давидыч! Послышался кашель и тревожный окрик: — Кто там? Какого чёрта? — Это я, Александр Давидыч. Извини. Немного погодя отворилась дверь; блеснул мягкий свет от лампадки, и показался громадный Самойленко весь в белом и в белом колпаке. — Что тебе? — спросил он, тяжело дыша спросонок и...

© 2000- NIV