Cлово "ЦВЕТУЩИЙ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЦВЕТУЩЕЙ, ЦВЕТУЩИХ, ЦВЕТУЩИМ, ЦВЕТУЩИМИ

Входимость: 5.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 5. Размер: 158кб.
Часть текста: января и утвержденных 15 января 1904 г. ( АД — Музей МХТ); наконец — цензурные экземпляры пьесы (машинописные оттиски с невыправленным текстом), скопированные с беловой рукописи А 1 . На обложке — штемпель с датой представления в цензуру: «12 ноя<бря> 1903» и резолюция: «К представлению дозволено. С.-Петербург, 25 ноября 1903 г. Цензор драматических сочинений Верещагин». В тексте в двух местах — вычерки цензора (экз. Музея МХТ и ЛГТБ ). В ЛГТБ хранится еще один цензурный экземпляр, поступивший 17 марта 1904 г. в драматическую цензуру и разрешенный тем же цензором 18 марта 1904 г.; он изготовлен, видимо, по тексту одной из театральных копий. В нем учтены добавления, сделанные в А 2 и АД , однако, он содержит множество отклонений от авторского текста и прямых искажений (вместо: «удивительные, трогательные глаза» — «выразительные, удивительные глаза» и т. д.). Печатается по тексту отдельного издания...
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Часть текста: и дождевая вода легко уходила вглубь. Территория имела уклон до 10 градусов и была подвержена оползням. Старый виноградник и несколько плодовых деревьев не представляли большой ценности. Благоустройство участка потребовало много средств и энергии. В основу композиционного построения сада легло террасирование. Благодаря террасам, многие из которых закреплены стенками из местного известняка, была предотвращена эрозия почвы и появились зоны с особым микроклиматом и соответствующими растениями. Функциональное значение отдельных частей участка и характер их оформления Чеховы решали сами. Было выделено несколько партерных участков у северного, восточного и южного фасадов дома. Вокруг дачи создавался декоративный сад, на северо-востоке подальше от дома - плодовый сад, а в нем еще так называемый "французский огород". Постройками было занято 11 % всей территории, дорожками шириной от 1 до1,4 м. - 26,4 %. Чуть больше половины площади (52,3 %) было выделено для посадки растений. При этом декоративный сад с двориком (715 м.кв ) и плодовый сад (834 м.кв.) территориально были почти равны. А.П.Чехов за посадкой деревьев в своем саду Планировка сада была завершена к концу 1899 года. Одновременно Чехов подбирал ассортимент растений. Благоприятный климат Средиземноморья, северным форпостом которого является Южный берег Крыма, позволял использовать широкий ассортимент, привлекать ценные и даже редкие растения. При подборе ассортимента Чеховым использовались многие справочные издания, в частности, "Флора садоводства" П.П.Золотарева, многочисленные каталоги, прейскуранты, проспекты. В них были отмечены карандашами 148 родов растений, а затем заказаны наиболее ценные виды, разновидности и формы. Установив связи с разными садоводствами, Чехов получил саженцы, семена и луковицы декоративных, плодовых деревьев и кустарников, многолетников, оранжерейных и комнатных растений, причем выписывал в основном субтропические растения как наиболее...
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Часть текста: умирающего, накануне отъезда его за границу, откуда он уже не вернулся живым. Я был еще юношей, лет двадцати, когда впервые встретился с ним, в то время тоже еще молодым человеком и писателем, только что замеченным. В ту осень 1887 года вышла его книга рассказов "В сумерках" - первая за подписью "Антон Чехов", а не "Чехонте", как раньше. Он только что вступил на настоящую литературную дорогу. Тогдашняя критика высокомерно молчала; даже "нововременский" зубоскал Буренин, сотрудник того же издательства, которое выпустило эту книжку, отметил ее появление таким четверостишием: Беллетристику-то - эх, увы! Пишут Минские да Чеховы, Баранцевичи да Альбовы; Почитаешь - станет жаль Бовы! Несмотря на молчание критики{473}, читатели живо интересовались молодым писателем и сумели верно понять Чехова и оценить сами, без посторонней помощи. С рассказами Чехова, так называемыми "Пестрыми рассказами", мне пришлось познакомиться довольно рано, почти в самом начале литературных выступлений Антона Павловича, когда он писал под разными веселыми псевдонимами в "Стрекозе", в "Осколках", в "Будильнике". Потом на моей памяти, на моих глазах, так сказать, он начал переходить от юмористических мелочей к серьезным художественным произведениям. В то время он был известен все еще по-прежнему - как Чехонте, автор коротеньких веселых рассказцев. И слышать о нем приходилось не что-нибудь существенное и серьезное, а больше пустячки да анекдотики, вроде того, например, будто Чехов, нуждаясь...
Входимость: 3. Размер: 100кб.
Часть текста: следа, за исключением трех моментов. Помню встречу в книжном магазине А.С.Суворина в Москве. Сам хозяин, в то время издатель Чехова, стоял среди комнаты и с жаром порицал кого-то. Незнакомый господин, в черном цилиндре и сером макинтоше, в очень почтительной позе стоял рядом, держа только что купленную пачку книг, а А.П., опершись о прилавок, просматривал переплеты лежащих подле него книг и изредка прерывал речь А.С.Суворина короткими фразами, которые принимались взрывом хохота. Очень смешон был господин в макинтоше. От прилива смеха и восторга он бросал пачку книг на прилавок и спокойно брал ее опять, когда становился серьезным. Антон Павлович обратился и ко мне с какой-то приветливой шуткой, но я не ценил тогда его юмора. Мне трудно покаяться в том, что Антон Павлович был мне в то время мало симпатичен. Он мне казался гордым, надменным и не без хитрости. Потому ли, что его манера запрокидывать назад голову придавала ему такой вид, - но она происходила от его близорукости: так ему было удобнее смотреть через пенсне. Привычка ли глядеть поверх говорящего с ним, или суетливая манера ежеминутно поправлять пенсне делали его в моих глазах надменным и...
Входимость: 2. Размер: 109кб.
Часть текста: уже сидит прокурор судебной палаты Н. В. Муравьев. Позади судейского стола, покрытого темно-зеленым бархатом, жужжат газетчики. Тут все: кругосветный Молчанов, редактор «Новостей дня» Липскеров со своим «собственным» Левенбергом, Курепин с раздвоенной бородкой, Моциевский е tutti quanti 1 , имена их же господи веси... Газетчикам ужасно холодно. Столы их расположены между холодными колоннами, как раз перед окнами, откуда несет холодом, как из погреба. Слышны остроты насчет холодных, не столь отдаленных мест и жалобы на нелюбезность... зимы, заставившей мерзнуть ни в чем не повинных людей. Газетчики синеют... Немудрено, если к завтрему половина из них заболеет ревматизмом и крапивной лихорадкой. Ниже судейского стола — площадка с длинным столом для защиты, стол для вещественных доказательств и подкова для свидетелей. Тут вы видите людей, речи которых будут переводиться через тысячи лет, как мы переводим теперь Демосфенов и Цицеронов. Ораторы эти суть следующие: Одарченко, Шубинский, Курилов, Высоцкий, Скрипицын, Швенцеров, Гаркави, Фогелер, Генкин, Попов, Бернард и Холщевников. Половина биноклей обращена на них. Гражданский истец Ф. Н. Плевако сидит отдельно, за особым пюпитром, и сурово поглядывает на публику... На столе вещественных доказательств целая «скопинская библиотека»... Если во всем Скопине наберется столько же книг, сколько на этом столе, то за скопинцев можно порадоваться: цивилизация их в шляпе. Публики, сверх ожидания, мало. Выдано 500 билетов, а между тем занято не более 300 мест... Дам в пять раз больше мужчин. Бухгалтерии дамы не знают и дела, конечно, не поймут, но они пришли не понимать, а созерцать... Их бинокли бегают по лицам, как испуганные мыши... — Палата идет! — слышится возглас судебного...

© 2000- NIV