Cлово "ПОПОВ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОПОВА, ПОПОВУ, ПОПОВЫ, ПОПОВОЙ

Входимость: 86.
Входимость: 27.
Входимость: 11.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 86. Размер: 62кб.
Часть текста: 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 11. Пьесы, 1878—1888. — М.: Наука, 1976 . — С. 293—311. МЕДВЕДЬ ШУТКА В ОДНОМ ДЕЙСТВИИ (Посвящена Н. Н. Соловцову) ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА Елена Ивановна Попова , вдовушка с ямочками на щеках, помещица. Григорий Степанович Смирнов , нестарый помещик. Лука , лакей Поповой, старик. Гостиная в усадьбе Поповой. I Попова (в глубоком трауре, не отрывает глаз от фотографической карточки) и Лука . Лука . Нехорошо, барыня ... Губите вы себя только ... Горничная и кухарка пошли по ягоды, всякое дыхание радуется, даже кошка, и та свое удовольствие понимает и по двору гуляет, пташек ловит, а вы цельный день сидите в комнате, словно в монастыре, и никакого удовольствия. Да право! Почитай, уж год прошел, как вы из дому не выходите!.. Попова . И не выйду никогда ... Зачем? Жизнь моя уже кончена. Он лежит в могиле, я погребла себя в четырех стенах ... Мы оба умерли. Лука . Ну, вот! И не слушал бы, право. Николай Михайлович померли, так тому и быть, божья воля, царство им небесное ... Погоревали — и будет, надо и честь знать. Не весь же век плакать и траур носить. У меня тоже в свое время старуха померла ... Что ж? Погоревал, поплакал с месяц, и будет с нее, а ежели цельный век Лазаря петь, то и старуха того не стоит. (Вздыхает.) Соседей всех забыли ... И сами не ездите, и принимать не велите. Живем, извините, как пауки, — света белого не видим. Ливрею мыши съели ... Добро бы хороших людей не было, а то ведь полон уезд господ ... В Рыблове полк стоит, так офицеры — чистые конфеты, не наглядишься! А в лагерях что ни пятница, то бал, и, почитай, каждый день военная оркестра музыку играет ... Эх,...
Входимость: 27. Размер: 66кб.
Часть текста: иеромонах; знакомый М. Е. Чехова о. Федор - о. Федор (Фивейский), священник из села Никулина, неподалеку от имения А. С. и М. В. Киселевых Бабкино Об отмене тягчайших видов телесных наказаний для ссыльных - Об отмене тягчайших видов телесных наказаний для ссыльных, правительственный указ, опубликованный 15 июня 1908 г. Обер - Обер Даниель Франсуа Эспри (1782-1871), французский композитор Обер-кондуктор поезда № 13 - Обер-кондуктор поезда № 13, ему была адресована телеграмма Чехова Облонский Стива - Облонский Стива - см. Оболенский. Оболенский - Оболенский, помещик Тульской губернии Оболенский {2} - Оболенский Леонид Георгиевич (1845-1906), критик, публицист, поэт и беллетрист, один из редакторов журнала Русское богатство Оболенский {3} - Оболенский Алексей Дмитриевич (1855-1933), князь, товарищ министра внутренних дел в 1897-1901 гг. Оболонская - Оболонская (урожд. Черепова) Софья Витальевна, балерина, жена Н. Н. Оболонского Оболонская М. - Оболенская (урожд. Толстая) Мария Львовна (1871-1906), дочь Л. Н. Толстого; зимой 1901-1902 гг. жила в Крыму Оболонский - Оболонский Николай Николаевич (1857 - после 1911) (Н. О., доктор, приятель), врач, близкий знакомый семьи Чеховых. В 1889 г. лечил тяжело заболевшего Н. П. Чехова. Оболонскому Чехов посвятил в 1889 г. рассказ Обыватели (первая часть...
Входимость: 11. Размер: 109кб.
Часть текста: потому что все внимание сосредоточено на прелестях заново ремонтированной Екатерининской залы. В отношении пространства, света, воздуха и шика эта зала не оставляет желать ничего лучшего. На прокурорском месте уже сидит прокурор судебной палаты Н. В. Муравьев. Позади судейского стола, покрытого темно-зеленым бархатом, жужжат газетчики. Тут все: кругосветный Молчанов, редактор «Новостей дня» Липскеров со своим «собственным» Левенбергом, Курепин с раздвоенной бородкой, Моциевский е tutti quanti 1 , имена их же господи веси... Газетчикам ужасно холодно. Столы их расположены между холодными колоннами, как раз перед окнами, откуда несет холодом, как из погреба. Слышны остроты насчет холодных, не столь отдаленных мест и жалобы на нелюбезность... зимы, заставившей мерзнуть ни в чем не повинных людей. Газетчики синеют... Немудрено, если к завтрему половина из них заболеет ревматизмом и крапивной лихорадкой. Ниже судейского стола — площадка с длинным столом для защиты, стол для вещественных доказательств и подкова для свидетелей. Тут вы видите людей, речи которых будут переводиться через тысячи лет, как мы переводим теперь Демосфенов и Цицеронов. Ораторы эти суть следующие: Одарченко, Шубинский, Курилов, Высоцкий, Скрипицын, Швенцеров, Гаркави, Фогелер, Генкин, Попов, Бернард и Холщевников. Половина биноклей обращена на них. Гражданский истец Ф. Н. Плевако сидит отдельно, за особым пюпитром, и сурово поглядывает на публику... На столе вещественных доказательств целая «скопинская библиотека»... Если во всем Скопине наберется столько же книг, сколько на этом столе, то за скопинцев можно порадоваться: цивилизация их в шляпе. Публики, сверх ожидания, мало. Выдано 500 билетов, а между тем занято не более 300 мест... Дам в пять раз больше мужчин. Бухгалтерии дамы не знают и дела, ...
Входимость: 8. Размер: 8кб.
Часть текста: как за вас, голубчики мои милые. Не будете вы теперь голодать да босиком ходить. Я за искусство рад... Прежде всего, братцы, поеду в Москву и прямо к Айе: шей ты мне, братец, гардероб... Не хочу пейзанов играть, перейду на амплуа фатов да хлыщей. Куплю цилиндр и шапокляк. Для фатов серый цилиндр. — Теперь бы на радостях выпить и закусить, — заметил jeune premier 1 Попов. — Ведь мы почти три дня питались всухомятку, надо бы теперь чего-нибудь этакого... А?.. — Да, недурно бы, голубчики мои милые... — согласился Смирнов. — Денег много, а есть нечего, драгоценные мои. Вот что, миляга Попов, ты из нас самый молодой и легкий, возьми-ка из бумажника рублевку и маршируй за провизией, ангел мой хороший... Воо-оон деревня! Видишь, за курганом белеет церковь? Верст пять будет, не больше... Видишь? Деревня большая, и ты всё там найдешь... Купи водки бутылку, фунт колбасы, два хлеба и сельдь, а мы тебя подождем здесь, голубчик, любимый мой... Попов взял рубль и собрался уходить. Смирнов со слезами на глазах обнял его, поцеловал три раза, перекрестил и назвал его голубчиком, ангелом, душой... Балабайкин тоже обнял и поклялся в вечной дружбе — и только после целого ряда излияний, самых чувствительных, трогательных, Попов спустился с насыпи и направил стопы свои к темневшей вдали деревеньке. «Ведь этакое счастье! — размышлял он дорогой. — Не было ни гроша, да вдруг алтын. Махну теперь в родную Кострому, соберу труппу и выстрою там свой театр. Впрочем... за пять тысяч нынче и сарая путного не выстроишь. Вот если бы весь бумажник был мой, ну, тогда другое дело... Такой бы театрище закатил, такой, что мое почтение. Собственно говоря, Смирнов и Балабайкин — какие это актеры? Это бездарности, свиньи в ермолке, тупицы... Они деньги на пустяки изведут, а я бы пользу отечеству принес и себя бы обессмертил... Вот что я сделаю... Возьму и положу в водку яду. Они...

© 2000- NIV