Cлово "АЛЕКСЕИЧ, АЛЕКСЕИЧА, АЛЕКСЕИЧЕ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: АЛЕКСЕИЧЕМ

Входимость: 20. Размер: 33кб.
Входимость: 15. Размер: 14кб.
Входимость: 12. Размер: 40кб.
Входимость: 10. Размер: 37кб.
Входимость: 10. Размер: 8кб.
Входимость: 8. Размер: 19кб.
Входимость: 4. Размер: 22кб.
Входимость: 3. Размер: 35кб.
Входимость: 3. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 26кб.
Входимость: 2. Размер: 6кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 25кб.
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 158кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 46кб.
Входимость: 1. Размер: 44кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 13кб.
Входимость: 1. Размер: 41кб.
Входимость: 1. Размер: 10кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 238кб.
Входимость: 1. Размер: 3кб.
Входимость: 1. Размер: 36кб.
Входимость: 1. Размер: 17кб.
Входимость: 1. Размер: 37кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 15кб.
Входимость: 1. Размер: 62кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 63кб.
Входимость: 1. Размер: 143кб.
Входимость: 1. Размер: 17кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 6кб.
Входимость: 1. Размер: 44кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 20. Размер: 33кб.
Часть текста: по бокалу, переоделись и поехали на вокзал. Вместо веселого свадебного бала и ужина, вместо музыки и танцев — поездка на богомолье за двести верст. Многие одобряли это, говоря, что Модест Алексеич уже в чинах и не молод, и шумная свадьба могла бы, пожалуй, показаться не совсем приличной; да и скучно слушать музыку, когда чиновник 52 лет женится на девушке, которой едва минуло 18. Говорили также, что эту поездку в монастырь Модест Алексеич, как человек с правилами, затеял, собственно, для того, чтобы дать понять своей молодой жене, что и в браке он отдает первое место религии и нравственности. Молодых провожали. Толпа сослуживцев и родных стояла с бокалами и ждала, когда пойдет поезд, чтобы крикнуть ура, и Петр Леонтьич, отец, в цилиндре, в учительском фраке, уже пьяный и уже очень бледный, всё тянулся к окну со своим бокалом и говорил умоляюще: — Анюта! Аня! Аня, на одно слово! Аня наклонялась к нему из окна, и он шептал ей что-то, обдавая ее запахом винного перегара, дул в ухо — ничего нельзя было понять — и крестил ей лицо, грудь, руки; при этом дыхание у него дрожало и на глазах блестели слезы. А братья Ани, Петя и Андрюша, гимназисты, дергали его сзади за фрак и шептали сконфуженно: — Папочка, будет... Папочка, не надо... Когда поезд тронулся, Аня видела, как ее отец побежал немножко за вагоном, пошатываясь и расплескивая свое вино, и какое у него было жалкое, доброе, виноватое лицо. — Ура-а-а! — кричал он. Молодые остались одни. Модест Алексеич осмотрелся в купе, разложил вещи по полкам и сел против своей молодой жены, улыбаясь. Это был чиновник среднего роста, довольно полный, пухлый, очень сытый, с длинными бакенами и без усов, и его бритый, круглый, резко очерченный подбородок походил на пятку. Самое характерное в его лице было отсутствие усов, это свежевыбритое, голое место, которое постепенно переходило в жирные, дрожащие, как желе, щеки. Держался он солидно, движения у него были не быстрые, манеры...
Входимость: 15. Размер: 14кб.
Часть текста: мой враг ектению в тон читал. А то ведь он назло... — Ну, ну... я умолю дьякона... умолю... Алексей Алексеич состоит псаломщиком при ефремовской Трехсвятительской церкви. В то же время он обучает школьных мальчиков церковному и светскому пению, за что получает от графской конторы шестьдесят рублей в год. Школьные же мальчики за свое обучение обязаны петь в церкви. Алексей Алексеич — высокий, плотный мужчина с солидною походкой и бритым жирным лицом, похожим на коровье вымя. Своею статностью и двухэтажным подбородком он более похож на человека, занимающего не последнюю ступень в высшей светской иерархии, чем на дьячка. Странно было глядеть, как он, статный и солидный, бухал владыке земные поклоны и как однажды, после одной слишком громкой распри с дьяконом Евлампием Авдиесовым, стоял два часа на коленях, по приказу отца благочинного. Величие более прилично его фигуре, чем унижение. Ввиду слухов о приезде графа, он делает спевки каждый день утром и вечером. Спевки производятся в школе. Школьным занятиям они мало мешают. Во время пения учитель Сергей Макарыч задает ученикам чистописание и сам присоединяется к тенорам, как любитель. Вот как производятся спевки. В классную комнату, хлопая дверью, входит сморкающийся Алексей Алексеич. Из-за ученических столов с шумом выползают дисканты и альты. Со двора, стуча ногами, как лошади, входят давно уже ожидающие тенора и басы. Все становятся на свои места. Алексей Алексеич вытягивается, делает знак, чтобы молчали, и издает камертоном звук. — То-то-ти-то-том... До-ми-соль-до! — Аааа-минь! — Адажьо... адажьо... Еще раз... После «аминь» следует «Господи помилуй» великой ектении. Всё это давно уже выучено, тысячу раз пето, пережевано и поется только так, для проформы. Поется лениво, бессознательно. Алексей Алексеич покойно машет рукой и подпевает то тенором, то басом. Всё тихо, ничего интересного... Но перед...
Входимость: 12. Размер: 40кб.
Часть текста: и кивал головой. — Прощайте, старче! — крикнул ему Огнев. Кузнецов поставил лампу на столик и вышел на террасу. Две длинные, узкие тени шагнули через ступени к цветочным клумбам, закачались и уперлись головами в стволы лип. — Прощайте, и еще раз спасибо, голубчик! — сказал Иван Алексеич. — Спасибо вам за ваше радушие, за ваши ласки, за вашу любовь... Никогда, во веки веков не забуду вашего гостеприимства. И вы хороший, и дочка ваша хорошая, и все у вас тут добрые, веселые, радушные... Такая великолепная публика, что и сказать не умею! От избытка чувств и под влиянием только что выпитой наливки, Огнев говорил певучим семинарским голосом и был так растроган, что выражал свои чувства не столько словами, сколько морганьем глаз и подергиваньем плеч. Кузнецов, тоже подвыпивший и растроганный, потянулся к молодому человеку и поцеловался с ним. — Привык я к вам, как легавый! — продолжал Огнев. — Почти каждый день к вам шлялся, раз десять ночевал, а наливки выпил столько, что теперь вспоминать страшно. А главное, за что спасибо, Гавриил Петрович, так это за ваше содействие и помощь. Без вас я со своей статистикой до октября бы тут возился. Так и напишу в предисловии: считаю долгом выразить мою благодарность председателю N-ской уездной земской управы Кузнецову за его любезное содействие. У статистики бле-естящая будущность! Вере Гавриловне нижайший поклон, а докторам, обоим следователям и вашему секретарю...
Входимость: 10. Размер: 37кб.
Часть текста: Гавриловича / Константина Гаврилыча (Ценз., РМ) Стр.  6. 5—6 После: есть нечего? — Полтора несчастья. (Ценз.) 17 Входят справа Сорин и Треплев . / Сорин и Треплев входят справа. (Ценз.); Сорин и Треплев входят слева. (РМ) 20—21 и сегодня утром проснулся в девять / и проснулся сегодня утром в девять (Ценз., РМ) 26 Увидев ~ Медведенка / Увидев ~ Медведенко (Ценз., РМ) 31 а то она воет / а то она воет и все (Ценз.) 33 Перед: Говорите с моим отцом сами — Маша . Скажите ему сами. В амбаре теперь просо, и он говорит, что без собаки заберутся воры. Треплев . Да черт с ним, с просом! (Ценз.) 34 Медведенку / Медведенко (Ценз., РМ) 38 После: Я не жил, как хотел, — а все то просо, то собаки, то лошадей нет, потому что на мельницу поехали и все такое (Ценз.) 40—41 Так доймут всяким вздором, что уж с первого дня хочется вон / так доймут просом да овсом, что уже с первого дня хочется вон (Ценз.) Стр.  7. 2 Слов: я в отставке — нет . (Ценз.) 31 Выдумаешь, право... / Выдумываешь, право... (Ценз., РМ) 41 в «Чад жизни» / в «Чаде жизни» (РМ)...
Входимость: 10. Размер: 8кб.
Часть текста: жертв как со стороны обывателей, так и со стороны правительства. Увеличивая вес пакета, они тем самым бьют по карману обывателя, отнимая же у чиновников время для их прикладывания, они наносят ущерб казначейству. Если и приносят они кому-нибудь видимую пользу, то разве только сургучным фабрикантам... — Надо же и фабрикантам чем-нибудь жить... — глубокомысленно заметил Семен Алексеич. — Это так, но ведь фабриканты могли бы приносить пользу отечеству и на другом поприще... Нет, серьезно, Семен Алексеич, какой смысл имеют эти пять печатей? Нельзя же ведь думать, чтобы они прикладывались зря! Имеют они значение символическое, пророческое, или иное какое? Если это не составляет государственной тайны, то объясните, голубчик! Семен Алексеич подумал, вздохнул и сказал: — М-да... Стало быть, без них нельзя, ежели их прикладывают! — Почему же? Прежде, когда конверты были без подклейки, они, быть может, имели смысл как предохранительное средство от посягателей, теперь же... — Вот видите! — обрадовался почтмейстер. — А нешто посягателей нет? — Теперь же, — продолжал я, — у конвертов есть подклейка из гуммиарабика, который прочнее всякого сургуча. К тому же вы запаковываете пакеты во столько бумаг и тюков, что пробраться к ним трудно даже инфузории, а не то что вору. И от кого запечатывать, не понимаю! Публика у вас не ворует, а ежели который из ваших нижних чинов захочет посягнуть, так он и на печати не посмотрит. Сами знаете, печать снять и опять к месту приложить — раз плюнуть! — Это верно... — вздохнул...

© 2000- NIV