Cлово "РЮМКА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: РЮМКУ, РЮМКИ, РЮМОК, РЮМКОЮ, РЮМКЕ

Входимость: 11. Размер: 26кб.
Входимость: 7. Размер: 44кб.
Входимость: 7. Размер: 38кб.
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Входимость: 4. Размер: 40кб.
Входимость: 4. Размер: 9кб.
Входимость: 4. Размер: 14кб.
Входимость: 4. Размер: 53кб.
Входимость: 4. Размер: 104кб.
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Входимость: 3. Размер: 30кб.
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Входимость: 3. Размер: 14кб.
Входимость: 3. Размер: 12кб.
Входимость: 3. Размер: 8кб.
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Входимость: 3. Размер: 34кб.
Входимость: 3. Размер: 12кб.
Входимость: 3. Размер: 46кб.
Входимость: 3. Размер: 97кб.
Входимость: 3. Размер: 8кб.
Входимость: 3. Размер: 37кб.
Входимость: 3. Размер: 6кб.
Входимость: 3. Размер: 42кб.
Входимость: 3. Размер: 11кб.
Входимость: 2. Размер: 42кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 19кб.
Входимость: 2. Размер: 4кб.
Входимость: 2. Размер: 33кб.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Входимость: 2. Размер: 13кб.
Входимость: 2. Размер: 6кб.
Входимость: 2. Размер: 15кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 10кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 11кб.
Входимость: 2. Размер: 40кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 55кб.
Входимость: 2. Размер: 120кб.
Входимость: 2. Размер: 62кб.
Входимость: 2. Размер: 14кб.
Входимость: 2. Размер: 11кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 11. Размер: 26кб.
Часть текста: когда мы входили в дом. — Мы отлично поужинаем... по-старому... Подавать! — приказал он Илье, стаскивавшему с него сюртук и надевавшему халат. Мы отправились в столовую. Тут, на сервированном столе, уже «кипела жизнь». Бутылки всех цветов и всевозможного роста стояли рядами, как на полках в театральных буфетах, и, отражая в себе ламповый свет, ждали нашего внимания. Соленая, маринованная и всякая другая закуска стояла на другом столе с графином водки и английской горькой. Около же винных бутылок стояли два блюда: одно с поросенком, другое с холодной осетриной... — Ну-с... — начал граф, наливая три рюмки и пожимаясь, как от холода. — Будем здоровы! Бери свою рюмку, Каэтан Казимирович! Я выпил, поляк же отрицательно покачал головой. Он придвинул к себе осетрину, понюхал ее и начал есть. Прошу извинения у читателя. Сейчас мне придется описывать совсем не «романтическое». — Ну-с... они выпили по другой, — сказал граф, наливая вторые рюмки. — Дерзай, Лекок! Я взял свою рюмку, поглядел на нее и поставил... — Чёрт возьми, давно уже я не пил, — сказал я. — Не вспомнить ли старину? ...
Входимость: 7. Размер: 44кб.
Часть текста: решетчатом стуле и пил чай. На нем был пестрый халат, в котором я видел его два года тому назад, и соломенная шляпа. Лицо было озабочено, сосредоточено, сжато в складки, так что человек, не знакомый с ним, мог бы подумать, что его мучит в данную минуту солидная мысль, забота... Наружно граф нисколько не изменился за время нашей двухлетней разлуки. То же маленькое худое тело, жидкое и дряблое, как тело коростеля. Те же узкие чахоточные плечи с маленькой рыженькой головкой. Носик по-прежнему розов, щеки, как и два года тому назад, отвисают тряпочками. На лице ничего смелого, сильного, мужественного... Всё слабо, апатично и вяло. Внушительны одни только большие, отвисающие вниз усы. Моему другу кто-то сказал, что ему идут длинные усы. Он поверил и теперь каждое утро меряет, насколько длиннее стала растительность над его бледными губами. С этими усами он напоминает усатого, но очень молодого и хилого котенка. Рядом с графом за тем же столом сидел какой-то неизвестный мне толстый человек с большой стриженой головой и очень черными бровями. Лицо этого было жирно и лоснилось, как спелая дыня. Усы длиннее, чем у графа, лоб маленький, губы сжаты, и глаза лениво глядят на небо... Черты лица расплылись, но, тем не менее, они жестки, как высохшая кожа. Тип не русский... Толстый человек был без сюртука и без жилета, в одной сорочке, на которой темнели мокрые от пота места. Он пил не чай, а зельтерскую воду. В почтительном отдалении от стола стоял плотный, приземистый человечек с красным, жирным затылком и оттопыренными ушами. Это был управляющий графа, Урбенин. Ради приезда его сиятельства, он нарядился в новую черную пару и теперь испытывал муки. Пот ручьями лил с его красного, загоревшего лица. Рядом с управляющим стоял мужик, приезжавший ко мне с письмом. Только тут я заметил, что у этого мужика не было одного...
Входимость: 7. Размер: 38кб.
Часть текста: стали решать вопрос: как это так выходит, что невеста с первого же раза начинает говорить на жениха «ты»? Кавалеры заняли другой угол и заговорили все разом, каждый про свое. Гурий, первая и плохая скрипка и дирижер, заиграл со своими семью черняевский марш ... Играл он неумолкаемо и останавливался лишь только тогда, когда хотел выпить водки или подтянуть брюки. Он был сердит: вторая и самая плохая скрипка была донельзя пьяна и чертовски фантазировала, а флейтист ежеминутно ронял на пол флейту, не смотрел в ноты и без причины смеялся. Шум поднялся страшный. С маленького столика попадали бутылки ... Кто-то ударил по спине немца Карла Карловича Фюнф ... С криком и со смехом выскочило несколько человек с красными физиономиями из спальной; за ними погнался встревоженный лакей. Дьякон Манафуилов, желая блеснуть перед пьяной и почтеннейшей публикой своим остроумием, наступил кошке на хвост и держал ее до тех пор, пока лакей не вырвал из-под его ног охрипшей кошки и не заметил ему, что «это одна только глупость». Городской голова вообразил, что у него пропали часы; он страшно перепугался, вспотел и начал браниться, доказывая, что его часы стоят сто рублей. У невесты разболелась голова ... В прихожей уронили что-то тяжелое, раздался треск. В гостиной, около бутылок, старички вели...
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Часть текста: Править лошадью он не умел, дороги не знал и ехал на авось, куда глаза глядят, надеясь, что сама лошадь вывезет. Прошло так часа два, лошадь замучилась, сам он озяб, и уж ему казалось, что он едет не домой, а назад в Репино; но вот сквозь шум метели послышался глухой собачий лай, и впереди показалось красное, мутное пятно, мало-помалу обозначились высокие ворота и длинный забор, на котором остриями вверх торчали гвозди, потом из-за забора вытянулся кривой колодезный журавль. Ветер прогнал перед глазами снеговую мглу, и там, где было красное пятно, вырос небольшой, приземистый домик с высокой камышовой крышей. Из трех окошек одно, завешенное изнутри чем-то красным, было освещено. Что это был за двор? Фельдшер вспомнил, что вправо от дороги, на седьмой или шестой версте от больницы, должен был находиться постоялый двор Андрея Чирикова. Вспомнил он также, что после этого Чирикова, убитого недавно ямщиками, осталась старуха и дочка Любка, которая года два назад приезжала в больницу лечиться. Двор пользовался дурной славой, и заехать в него поздно вечером, да еще с чужою лошадью, было небезопасно. Но делать было нечего. Фельдшер нащупал у себя в сумке револьвер и, строго кашлянув, постучал кнутовищем по оконной раме. — Эй, кто ...
Входимость: 4. Размер: 52кб.
Часть текста: — Какая ужасная женщина! — шептала мне Наденька всякий раз, когда Ольга равнялась с нашим шарабаном. — Какая ужасная! Она столько же зла, сколько и красива... Давно ли вы были шафером на ее свадьбе? Не успела она еще износить с тех пор башмаков, как ходит уже в чужом шелку и щеголяет чужими бриллиантами... Не верится даже этой странной и быстрой метаморфозе... Если уж у нее такие инстинкты, то была бы хоть тактична и подождала бы год, два... — Торопится жить! Ждать некогда! — вздохнул я. — А знаете, что делается с ее мужем? — Говорят, пьянствует... — Да... Папа третьего дня был в городе и видел, как он откуда-то ехал на извозчике. Голова, знаете ли, набок, шапки нет, на лице грязь... Погиб человек! Бедность, говорят, страшная: есть нечего, за квартиру не заплачено. Бедная девочка Саша по целым дням сидит не евши. Папа описал всё это графу... Но ведь вы знаете графа! Он честный, добрый, но не любит задумываться и рассуждать. «Я, говорит, пошлю ему сто рублей». Взял и послал... Я думаю, что большего оскорбления нельзя было нанести Урбенину, как послать ему денег... Он оскорбится этой графской подачкой и станет пить еще больше... — Да, граф глуп, — сказал я. — Он мог бы послать эти деньги...

© 2000- NIV