Cлово "ПИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПИЛИ, ПЬЕТ, ПИЛ, ПЬЮ

Входимость: 25.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 25. Размер: 59кб.
Часть текста: Платонова) . Платонов! Михаил Васильич! (Толкает его.) Проснись! Мишель! (Снимает с его лица шляпу.) Можно ли класть на лицо такую грязную шляпу? Фи, какой неряха, нечистот! Запонки растерял, спит с открытой грудью, неумытый, в грязной сорочке ... Мишель! Тебе говорят! Вставай! Платонов . А? Софья Егоровна . Проснитесь! Платонов . После ... Хорошо ... Софья Егоровна . Будет тебе! Изволь подняться! Платонов . Кто это? (Поднимается.) Это ты, Софья? Софья Егоровна (подносит к его глазам часы.) Взгляните! Платонов . Хорошо ... (Ложится.) Софья Егоровна . Платонов! Платонов . Ну, чего тебе? (Поднимается.) Ну? Софья Егоровна . Взгляните на часы! Платонов . Что такое? Опять ты, Софья, с причудами! Софья Егоровна . Да, я опять с причудами, Михаил Васильич! Извольте взглянуть на часы! Который теперь час? Платонов . Половина восьмого. Софья Егоровна . Половина восьмого ... А условие забыли? Платонов . Какое условие? Выражайся ясней, Софья! Я не расположен сегодня ни шутить, ни решать ерундистые загадки! Софья Егоровна . Какое условие? А ты забыл? Что с тобой? У тебя глаза красные, ты весь измят ... Ты болен? Пауза. Условие: быть сегодня обоим в шесть часов в избе ... Забыл? Шесть часов прошло ... Платонов . Дальше что? Софья Егоровна (садится рядом) . И тебе не стыдно? Отчего ты не приходил? Ты дал честное слово ... Платонов . Я и сдержал бы это слово, если бы не уснул ... Ведь ты видишь, что я спал? Что же пристаешь? Софья Егоровна (качает головой) . Какой же ты недобросовестный человек! Что злобно смотришь? Недобросовестный по отношению ко мне, по крайней мере ... Подумай-ка ... Являлся ли ты хоть раз вовремя на наши свидания? Сколько раз не сдерживал ты данного мне честного слова! Платонов . Очень рад это слышать! Софья Егоровна . Неумно, Платонов, стыдно! Зачем ты перестаешь быть...
Входимость: 18. Размер: 74кб.
Часть текста: глазами и с вздернутым носиком, свежо и даже пикантно, ее жидкие волосы черны, как сажа, и кудрявы, маленькое тело грациозно, подвижно и правильно, как тело электрического угря, но в общем ... Впрочем, в сторону мой вкус. Грохольский, избалованный женщинами, любивший и разлюбивший на своем веку сотни раз, видел в ней красавицу. Он любил ее, а слепая любовь везде находит идеальную красоту. — Послушай, — начал он, глядя ей прямо в глаза. — Я пришел потолковать с тобой, моя прелесть. Любовь не терпит ничего неопределенного, бесформенного ... Неопределенные отношения, знаешь ли ... Я вчера говорил тебе, Лиза ... Мы постараемся сегодня покончить поднятый вчера вопрос. Ну, давай решать сообща ... Что делать? Лиза зевнула и, сильно морщась, потащила из-под головы правую руку. — Что делать? — повторила она за Грохольским чуть слышно. — Ну да, что делать? Решай вот, мудрая головка ... Я люблю тебя, а любящий человек не подельчив. Он более чем эгоист. Я не в силах делиться с твоим мужем. Я мысленно рву его на клочки, когда думаю, что и он любит тебя. Во-вторых, ты любишь меня ... Для любви необходимым условием является полная свобода ... А ты разве свободна? Тебя разве не терзает мысль, что над твоей душой вечно торчит этот человек? Человек, которого ты не любишь, быть может, что очень естественно, ненавидишь ... Это во-вторых ... В-третьих же ... Что же в-третьих? А вот что ... Мы обманываем его, а это ... нечестно ... Прежде всего, Лиза, правда. Прочь ложь! — Ну, так что же делать? — Ты можешь догадаться ... Я нахожу нужным, обязательным объявить ему о нашей связи и оставить его, зажить на свободе. То и другое нужно сделать по возможности скорей ... Например, хоть сегодня вечером ты ... объяснишься с ним ... Пора покончить ... Разве тебе не надоело воровски любить? — Объясниться? С Ваней? — Ну да! — Это невозможно! И вчера я говорила тебе, Мишель, что это невозможно! — Почему же? — Он обидится, раскричится,...
Входимость: 18. Размер: 26кб.
Часть текста: Кто профанировал свою весну, тот понимает теперешнее состояние моей души. Я еще не стар, не сед, но я уже не живу. Психиатры рассказывают, что один солдат, раненный при Ватерлоо, сошел с ума и впоследствии уверял всех и сам в то верил, что он убит при Ватерлоо, а что то, что теперь считают за него, есть только его тень, отражение прошлого. Нечто похожее на эту полусмерть переживаю теперь и я... — Я очень рад, что ты ничего не ел у лесничего и не испортил себе аппетита, — сказал мне граф, когда мы входили в дом. — Мы отлично поужинаем... по-старому... Подавать! — приказал он Илье, стаскивавшему с него сюртук и надевавшему халат. Мы отправились в столовую. Тут, на сервированном столе, уже «кипела жизнь». Бутылки всех цветов и всевозможного роста стояли рядами, как на полках в театральных буфетах, и, отражая в себе ламповый свет, ждали нашего внимания. Соленая, маринованная и всякая другая закуска стояла на другом столе с графином водки и английской горькой. Около же винных бутылок стояли два блюда: одно с поросенком, другое с холодной осетриной... — Ну-с... — начал граф, наливая три рюмки и пожимаясь, как от холода. — Будем здоровы! Бери свою рюмку, Каэтан Казимирович! Я выпил, поляк же отрицательно покачал головой. Он придвинул к себе осетрину, понюхал ее и начал есть. Прошу извинения у читателя. Сейчас мне придется описывать совсем не «романтическое». — Ну-с... они выпили по другой, — сказал граф, наливая вторые рюмки. — Дерзай, Лекок! Я взял свою рюмку, поглядел на нее и поставил... — Чёрт возьми, давно уже я не пил, — сказал я. — Не вспомнить ли старину? — И, не долго думая, я налил пять рюмок и одну за другой опрокинул себе в рот. Иначе я...
Входимость: 17. Размер: 87кб.
Часть текста: Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 7. [Рассказы. Повести], 1888—1891. — М.: Наука, 1977 . — С. 167—198. ИМЕНИНЫ I После именинного обеда, с его восемью блюдами и бесконечными разговорами, жена именинника Ольга Михайловна пошла в сад. Обязанность непрерывно улыбаться и говорить, звон посуды, бестолковость прислуги, длинные обеденные антракты и корсет, который она надела, чтобы скрыть от гостей свою беременность, утомили ее до изнеможения. Ей хотелось уйти подальше от дома, посидеть в тени и отдохнуть на мыслях о ребенке, который должен был родиться у нее месяца через два. Она привыкла к тому, что эти мысли приходили к ней, когда она с большой аллеи сворачивала влево на узкую тропинку; тут в густой тени слив и вишен сухие ветки царапали ей плечи и шею, паутина садилась на лицо, а в мыслях вырастал образ маленького человечка неопределенного пола, с неясными чертами, и начинало казаться, чго не паутина ласково щекочет лицо и шею, а этот человечек; когда же в конце тропинки показывался жидкий плетень, а за ним пузатые ульи с черепяными крышками, когда в неподвижном, застоявшемся воздухе начинало пахнуть и сеном и медом и слышалось кроткое жужжанье пчел, маленький человечек совсем овладевал Ольгой Михайловной. Она садилась на скамеечке около шалаша, сплетенного из лозы, и принималась думать. И на...
Входимость: 17. Размер: 35кб.
Часть текста: Стихотворения, записи в альбомах, шуточные аттестаты, прошения, рисунки и др. Dubia. Коллективное. Редактирование. [Указатели к т. 1—18]. — М.: Наука, 1982 . — С. 97—105. Е. М. ШАВРОВА. «СОФКА» (КИСЛОВОДСКАЯ ИДИЛЛИЯ) Она сид[ ела ] ит [ на снятом с лошади ] на траве, на мужском седле и [ капризно ] покачива[ лась ] ется на нем. Тоненькая, узенькая, стройная, с волос[ ы ] ами [ непокорной гривкой ], лезу[ т ] щими на глаза, [ выбились за ушами, щеки пылают, глаза ] с пылающими щеками, с глазами, которые щурятся и блестят, — [ и вся она, ] в своей строгой черной амазонке, [ кажется не то ] похожа она и на переодет[ ым ] ого мальчик[ ом ] а [ не то какой-то странной, необыкновенно узенькой, ] и на фантастическ[ ой ] ую женщин[ ой ] у. — Я устала говорить! — кричит она. — Князь, дайте мне пить! — Софка! — слышится окрик. Но она не обращает внимания. — Князь, — повторяет она еще громче, — князь! Кругом в различных, более или менее живописных позах расположились друзья и знакомые ее матери. Правда, многих она знает не больше недели, иные познакомились только сегодня перед поездкой. Но это ничего не значит; на водах так скоро знакомятся! [ А бойкость всегда нравится и привлекательна. Это Софка хорошо знает. ] Лежат на траве, прислонившись к седлам и на разостланных бурках. Несколько военных, есть актер, два помещика, доктор на отдыхе и, наконец, люди неопределенных профессий, живущ[ их ] ие «своим капиталом», которых на водах всегда много. Эти все больше наряжены горцами. Софке все равно. Ее радует, что она с мамой 1 и Адель Карловной приехала сюда, в горы, что с ней говорят, как с взрослой, любуются ею и даже как будто ухаживают все эти смешные усатые люди. Ей весело, потому что трава в ущелье так зелена, что хочется примять ее, что камни там грозно нависли, и утесы хмурятся, и молодой серп...

© 2000- NIV