Cлово "УДАРИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: УДАРИЛ, УДАРИЛО, УДАРИЛА, УДАРИЛИ

Входимость: 17. Размер: 44кб.
Входимость: 9. Размер: 56кб.
Входимость: 8. Размер: 44кб.
Входимость: 7. Размер: 56кб.
Входимость: 6. Размер: 23кб.
Входимость: 6. Размер: 83кб.
Входимость: 4. Размер: 36кб.
Входимость: 4. Размер: 41кб.
Входимость: 4. Размер: 43кб.
Входимость: 4. Размер: 30кб.
Входимость: 4. Размер: 14кб.
Входимость: 3. Размер: 95кб.
Входимость: 3. Размер: 41кб.
Входимость: 3. Размер: 26кб.
Входимость: 3. Размер: 50кб.
Входимость: 3. Размер: 43кб.
Входимость: 3. Размер: 13кб.
Входимость: 3. Размер: 75кб.
Входимость: 3. Размер: 19кб.
Входимость: 3. Размер: 107кб.
Входимость: 3. Размер: 9кб.
Входимость: 3. Размер: 66кб.
Входимость: 3. Размер: 28кб.
Входимость: 3. Размер: 16кб.
Входимость: 3. Размер: 4кб.
Входимость: 3. Размер: 104кб.
Входимость: 2. Размер: 12кб.
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Входимость: 2. Размер: 11кб.
Входимость: 2. Размер: 75кб.
Входимость: 2. Размер: 38кб.
Входимость: 2. Размер: 87кб.
Входимость: 2. Размер: 4кб.
Входимость: 2. Размер: 16кб.
Входимость: 2. Размер: 45кб.
Входимость: 2. Размер: 23кб.
Входимость: 2. Размер: 74кб.
Входимость: 2. Размер: 44кб.
Входимость: 2. Размер: 9кб.
Входимость: 2. Размер: 65кб.
Входимость: 2. Размер: 44кб.
Входимость: 2. Размер: 5кб.
Входимость: 2. Размер: 18кб.
Входимость: 2. Размер: 8кб.
Входимость: 2. Размер: 37кб.
Входимость: 2. Размер: 36кб.
Входимость: 2. Размер: 131кб.
Входимость: 2. Размер: 30кб.
Входимость: 2. Размер: 21кб.
Входимость: 2. Размер: 32кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 17. Размер: 44кб.
Часть текста: на милость, — обратилась Елена Егоровна к старику, — что всё это значит? — Что такое-с? — Как что? Разве не знаешь? Степан дома? — Никак нет. На мельницу уехал. — Что он строит из себя? Я решительно не понимаю этого человека! Зачем он ушел от меня? — Не знаем, барыня. Нешто мы знаем? — Ужасно некрасиво с его стороны! Он оставил меня без кучера! По его милости Феликсу Адамовичу приходится самому запрягать лошадей и править. Ужасно глупо! Вы поймите, что это, наконец, глупо! Жалованья ему показалось мало, что ли? — А Христос его знает! — отвечал старик, косясь на управляющего, который засматривал в окна. — Нам не говорит, а в голову к нему не залезешь. Ушел, говорит, да и шабаш! Своя воля! Должно полагать, жалованья мало показалось! — А это кто под образами на лавке лежит? — спросил Феликс Адамович, глядя в окно. — Семен, батюшка! А Степана нету. — Дерзко с его стороны! — продолжала барыня, закуривая папиросу. — Мсье Ржевецкий, сколько получал он у нас жалованья? — Десять рублей в месяц. — Если ему показалось мало десяти, то я могла бы дать пятнадцать! Не сказал ни слова и ушел! Честно это? Добросовестно? — Говорил ведь я, что никогда не следует церемониться с этим народом! — заговорил Ржевецкий, отчеканивая каждый слог и стараясь не делать ударения на предпоследнем слоге. — Вы разбаловали этих дармоедов! Никогда не следует заразом отдавать всего жалованья! К чему это? Да и зачем вы хотите прибавить жалованья? И так придет! Он договорился, нанялся! Скажи ему, — обратился поляк к Максиму, — что он свинья и больше ничего. — Finissez donc! 1 — Слышишь, мужик? Нанялся — так и служи, а не уходи, когда тебе...
Входимость: 9. Размер: 56кб.
Часть текста: В. Г. КОРОЛЕНКО. «ЛЕС ШУМИТ» (ПОЛЕССКАЯ ЛЕГЕНДА) Было и быльем поросло. I [ Лес шумел... В этом лесу всегда стоял шум — ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый, дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника. ] Высокие столетние сосны с красными могучими стволами стояли хмурою ратью, плотно сомкнувшись вверху зелеными вершинами. Внизу было тихо, пахло смолой; сквозь полог сосновых игол, которыми была усыпана почва, пробились яркие папоротники, пышно раскинувшиеся причудливою бахромой и стоявшие недвижимо, не шелохнув листом. В сырых уголках тянулись высокими стеблями зеленые травы; белая кашка склонялась отяжелевшими головками, как будто в тихой истоме. А вверху, без конца и перерыва, тянул лесной шум, точно смутные вздохи старого бора. [ Но теперь эти вздохи становились все глубже, сильнее. ] Я ехал лесною тропой, и, хотя неба мне не было видно, но по тому, как хмурился лес, я чувствовал, что над ним тихо подымается тяжелая туча. Время было не раннее. [ Между стволов кое-где пробивался еще косой луч заката, но в чащах расползались уже мглистые сумерки. К вечеру собиралась гроза. ] На сегодня нужно было уже отложить всякую мысль об охоте; в пору было только добраться перед грозой до ночлега. Мой конь постукивал копытом в обнажившиеся корни, храпел и настораживал уши, прислушиваясь к гулко щелкающему лесному эхо. [ Он сам прибавлял шагу к знакомой лесной сторожке. ] Залаяла собака. Между поредевшими стволами мелькают мазаные стены. Синяя струйка дыма вьется под нависшею зеленью; покосившаяся изба с лохматою крышей приютилась под стеной красных стволов; она как будто врастает в землю, между тем как стройные и гордые сосны высоко покачивают над ней своими головами. [ Посредине поляны, плотно...
Входимость: 8. Размер: 44кб.
Часть текста: — С. 141—158. НЕПРИЯТНОСТЬ Земский врач Григорий Иванович Овчинников, человек лет 35, худосочный и нервный, известный своим товарищам небольшими работами по медицинской статистике и горячею привязанностью к так называемым «бытовым вопросам», как-то утром делал у себя в больнице обход палат. За ним, по обыкновению, следовал его фельдшер Михаил Захарович, пожилой человек, с жирным лицом, плоскими сальными волосами и с серьгой в ухе. Едва доктор начал обход, как ему стало казаться очень подозрительным одно пустое обстоятельство, а именно: жилетка фельдшера топорщилась в складки и упрямо задиралась вверх, несмотря на то, что фельдшер то и дело обдергивал и поправлял ее. Сорочка у фельдшера была помята и тоже топорщилась; на черном длинном сюртуке, на панталонах и даже на галстуке кое-где белел пух ... Очевидно, фельдшер спал всю ночь не раздеваясь и, судя по выражению, с каким он теперь обдергивал жилетку и поправлял галстук, одежа стесняла его. Доктор пристально поглядел на него и понял, в чем дело. Фельдшер не шатался, отвечал на вопросы складно, но угрюмо-тупое лицо, тусклые глаза, дрожь, пробегавшая по шее и рукам, беспорядок в одежде, а главное — напряженные усилия над самим собой и желание замаскировать свое состояние, свидетельствовали, что он только что встал с постели, не выспался и был пьян, пьян тяжело, со вчерашнего ... Он переживал мучительное состояние «перегара», страдал и, по-видимому, был очень недоволен собой. Доктор, не любивший фельдшера и имевший на то свои причины, почувствовал сильное желание сказать ему: «Я вижу, вы пьяны!» Ему вдруг стали противны жилетка, длиннополый сюртук, серьга в мясистом ухе, но он сдержал свое злое чувство и сказал мягко и...
Входимость: 7. Размер: 56кб.
Часть текста: платок, и крикнул: — Каштанка, пойдем! Услыхав свое имя, помесь такса с дворняжкой вышла из-под верстака, где она спала на стружках, сладко потянулась и побежала за хозяином. Заказчики Луки Александрыча жили ужасно далеко, так что, прежде чем дойти до каждого из них, столяр должен был по нескольку раз заходить в трактир и подкрепляться. Каштанка помнила, что по дороге она вела себя крайне неприлично. От радости, что ее взяли гулять, она прыгала, бросалась с лаем на вагоны конно-железки, забегала во дворы и гонялась за собаками. Столяр то и дело терял ее из виду, останавливался и сердито кричал на нее. Раз даже он с выражением алчности на лице забрал в кулак ее лисье ухо, потрепал и проговорил с расстановкой: — Чтоб... ты... из... дох...ла, холера! Побывав у заказчиков, Лука Александрыч зашел на минутку к сестре, у которой пил и закусывал; от сестры пошел он к знакомому переплетчику, от переплетчика в трактир, из трактира к куму и т. д. Одним словом, когда Каштанка попала на незнакомый тротуар, то уже вечерело и столяр был пьян, как сапожник. Он размахивал руками и, глубоко вздыхая, бормотал: — Во гресех роди мя мати во утробе моей! Ох, грехи, грехи! Теперь вот мы по улице идем и на фонарики глядим, а как помрем — в гиене огненной гореть будем... Или же он впадал в добродушный тон, подзывал к себе Каштанку и говорил ей: — Ты, Каштанка, насекомое существо и больше ничего. Супротив...
Входимость: 6. Размер: 23кб.
Часть текста: Фриц! — обратилась графиня к огороднику и его сыну. — Очень рада, что застаю вас здесь. Если мне когда-нибудь скажут, что вы плохо исполняете свои обязанности, я буду иметь основание не поверить. — Мы всегда находимся при своих обязанностях, — сказал старый Фриц, вытянувшись в струнку. — Ни на шаг не отходим от огорода. Но если, ваше сиятельство, господину управляющему или его холопам не понравится почему-либо моя рожа, то меня прогонят без ведома вашего сиятельства. Мы люди маленькие, и ради нас едва ли кто-нибудь станет беспокоить ваше сиятельство ... — Ты думаешь, Фриц? Нет, ты сильно ошибаешься ... Я знаю всех наших слуг и, поверь, умею различить, кто хорош, кто плох, кого рассчитали. Я знаю, например, что старый Фриц порядочный слуга, и знаю, что молодой Фриц лентяй и зимой у пастора украл перчатки и трость ... Мне всё известно. — Вам известно, что у бедного пастора украли перчатки и трость, а неизвестно ... Старый Фриц замолчал и усмехнулся. — Что неизвестно? — спросила графиня. — Вашему сиятельству неизвестно, что собаки камердинера его сиятельства графа три недели назад искусали мою дочь и жену? Вашему сиятельству неизвестно, несмотря на то что вся деревня из кожи вон лезла, чтобы сделать это известным. Собаки камердинера терпеть не могут простой одежды и ...

© 2000- NIV