Cлово "ЩУРИТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЩУРЯ, ЩУРИТ, ЩУРИЛ, ЩУРИЛА

Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.
Входимость: 1.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 4. Размер: 168кб.
Часть текста: за други . Когда же он, поссорившись с машинистом Маровым, отряс — по Писанию — прах с ног, уехал навсегда из Криворотова, где ему так было хорошо жить и служить, тогда, в вагоне, пришлось ему думать, скорбя и вздыхая, что не всякое доброе дело ведет непременно к добру. Бывают в жизни, — думал Сава, — и такие добрые дела, которые совершаются не иначе как при участии адских сил, исконным человеконенавистником — дьяволом на пагубу людей творятся. И ведут людей к потере счастия! Разве он, одинокий и нелюдимый чужанин, не привязался всей душой к своему машинисту Василию Петровичу Марову, не полюбил его как родного отца, брата, друга... И вот что вышло после совершенного ими доброго дела! Он покинул Криворотово, где ему было так хорошо, где он рассчитывал остаться навсегда; едет в далекий неведомый край, с разбитым сердцем, с набегающими на глаза слезинками... Не говорил он только, не признавался никому, как полюбил он своего сурового машиниста, которого все помощники ненавидели за придирчивость, а он, Сава, души в нем не чаял!.. Радовался, что Маров полюбил его; гордился даже, что ему выпала удача ездить около полугода бессменно с лучшим из машинистов депо Криворотово, с которым ни один помощник не мог проработать дольше месяца... Дружба меж ними была, как будто выросли вместе, как будто и родила их мать одна! Вмешался дьявол в их добрые...
Входимость: 3. Размер: 104кб.
Часть текста: ВАРИАНТЫ ТРИ ГОДА Варианты журнала «Русская мысль» Стр. 7 24 Слов : и всё в таком роде; он вспоминал — нет . Стр. 8. 24 утеряна навсегда / утеряна 37 московкой / московской 39—40 полный, красный / полный, сытый, красный Стр. 9. 9 подал руку / в потемках подал руку 11 Слов : Было темно в гостиной. — нет . 21 После : жест. — Если желаете, можете выписать доктора не только из Москвы, но даже из Парижа или Берлина. 33 После : задумалась. — Лаптев смотрел на нее и завидовал тем, которые умеют нравиться, которые остроумны, находчивы, умеют петь или красноречиво говорить. 34 Лаптев, знал / Он знал 36 худ / узкоплеч 39—40 симпатичными; / симпатичными, на фотографии почему-то всегда выходил он с удивленными глазами, 41 презирал себя за это / презирал себя за свое бессилие и готов был с злорадством попрекать себя, что, несмотря на свои, в сущности, громадные средства, он не может купить себе красоты, гибкости и талантов, хотя бы даже поддельных 42 В его обществе / в его присутствии 43 Опять о болезни сестры? / Опять о болезни? 43 После : болезни сестры? — Но неужели ничем нельзя предотвратить рецидив? — спросил он. — Неужели медицина так бессильна? Стр. 10. 2—6 похвалил гигиену и сказал ~ должен получать / то есть, что она лечит одни только симптомы и, несмотря на свои успехи, до сих пор еще не понизила процента смертности. — Да и успехи ее, главным образом, выражаются в ее постепенном самоуничтожении, — продолжал он, обращаясь к Юлии Сергеевне. — Она мало-помалу съедает самоё себя. Лечились прежде травами, потом химия понемножку прогнала из аптеки все эти травы, и теперь нас лечат алколоидами; прежний объем аптек поддерживается искусственно, и надо ждать, что, в конце концов, на месте их ничего не останется. Медицину вытесняет гигиена. — «В сущности, для девушки это нисколько не интересно», — подумал с досадой Лаптев и продолжал: — Гигиену очень хвалят и говорят даже, что местами удается понижать...
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: яркие весенние дни он кажется покрытым густою тенью, а в светлые, лунные ночи, когда деревья и обывательские домишки, слившись в одну сплошную тень, погружены в тихий сон, он один как-то нелепо и некстати, давящим камнем высится над скромным пейзажем, портит общую гармонию и не спит, точно не может отделаться от тяжелых воспоминаний о прошлых, непрощенных грехах. Внутри всё сарайно и крайне непривлекательно. Странно бывает видеть, как все эти изящные прокуроры, члены, предводители, делающие у себя дома сцены из-за легкого чада или пятнышка на полу, легко мирятся здесь с жужжащими вентиляциями, противным запахом курительных свечек и с грязными, вечно потными стенами. Заседание окружного суда началось в десятом часу. К разбирательству было приступлено немедленно, с заметной спешкой. Дела замелькали одно за другим и кончались быстро, как обедня без певчих, так что никакой ум не смог бы составить себе цельного, картинного впечатления от всей этой пестрой, бегущей, как полая вода, массы лиц, движений, речей, несчастий, правды, лжи... К двум часам было сделано многое: двоих присудили к арестантским ротам, одного привилегированного лишили прав и приговорили к тюрьме, одного оправдали, одно дело отложили... Ровно в два часа председательствующий объявил к слушанию дело «по обвинению крестьянина Николая Харламова в убийстве своей жены». Состав суда остался тот же, что был и на предыдущем деле, только место защитника заняла новая личность — молодой, безбородый кандидат на судебные должности в сюртуке со светлыми пуговицами. — Введите подсудимого! — распорядился председатель. Но...
Входимость: 2. Размер: 35кб.
Часть текста: ] а [ не то какой-то странной, необыкновенно узенькой, ] и на фантастическ[ ой ] ую женщин[ ой ] у. — Я устала говорить! — кричит она. — Князь, дайте мне пить! — Софка! — слышится окрик. Но она не обращает внимания. — Князь, — повторяет она еще громче, — князь! Кругом в различных, более или менее живописных позах расположились друзья и знакомые ее матери. Правда, многих она знает не больше недели, иные познакомились только сегодня перед поездкой. Но это ничего не значит; на водах так скоро знакомятся! [ А бойкость всегда нравится и привлекательна. Это Софка хорошо знает. ] Лежат на траве, прислонившись к седлам и на разостланных бурках. Несколько военных, есть актер, два помещика, доктор на отдыхе и, наконец, люди неопределенных профессий, живущ[ их ] ие «своим капиталом», которых на водах всегда много. Эти все больше наряжены горцами. Софке все равно. Ее радует, что она с мамой 1 и Адель Карловной приехала сюда, в горы, что с ней говорят, как с взрослой, любуются ею и даже как будто ухаживают все эти смешные усатые люди. Ей весело, потому что трава в ущелье так зелена, что хочется примять ее, что камни там грозно нависли, и утесы хмурятся, и молодой серп месяца золотит зыбь...
Входимость: 2. Размер: 22кб.
Часть текста: на темные, неподвижные деревья, и ему казалось странным, что он живет теперь не на даче в Сокольниках, а в провинциальном городе, в доме, мимо которого каждое утро и вечер прогоняют большое стадо и при этом поднимают страшные облака пыли и играют на рожке. Он вспоминал длинные московские разговоры, в которых сам принимал участие еще так недавно, — разговоры о том, что без любви жить можно, что страстная любовь есть психоз, что, наконец, нет никакой любви, а есть только физическое влечение полов — и всё в таком роде; он вспоминал и думал с грустью, что если бы теперь его спросили, что такое любовь, то он не нашелся бы, что ответить. Всенощная отошла, показался народ. Лаптев с напряжением всматривался в темные фигуры. Уже провезли архиерея в карете, уже перестали звонить, и на колокольне один за другим погасли красные и зеленые огни — это была иллюминация по случаю храмового праздника, — а народ всё шел, не торопясь, разговаривая, останавливаясь под окнами. Но вот, наконец, Лаптев услышал знакомый голос, сердце его сильно забилось, и оттого, что Юлия Сергеевна была не одна, а с какими-то двумя дамами, им овладело отчаяние. «Это ужасно, ужасно! — шептал он, ревнуя ее. — Это ужасно!» На углу, при повороте в переулок, она остановилась, чтобы...

© 2000- NIV