Cлово "ПАВЕЛ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПАВЛУ, ПАВЛА, ПАВЛОВ, ПАВЛОМ

Входимость: 135.
Входимость: 36.
Входимость: 27.
Входимость: 24.
Входимость: 24.
Входимость: 22.
Входимость: 22.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 17.
Входимость: 16.
Входимость: 15.
Входимость: 15.
Входимость: 13.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 135. Размер: 97кб.
Часть текста: калошах. Руки его - серо-синие от холода. - Тово... - говорит Павел Егорович, - я сейчас уйду по делу, а ты, Антоша, ступай в лавку и смотри там хорошенько. У мальчика навертываются на глаза слезы, и он начинает усиленно мигать веками. - В лавке холодно, - возражает он, - а я и так озяб, пока шел из гимназии. - Ничего... Оденься хорошенько - и не будет холодно. - На завтра уроков много... - Уроки выучишь в лавке... Ступай да смотри там хорошенько... Скорее!.. Не копайся!.. Антоша с ожесточением бросает перо, захлопывает Кюнера, напяливает на себя с горькими слезами ватное гимназическое пальто и кожаные рваные калоши и идет вслед за отцом в лавку. Лавка помещается тут же, в этом же доме. В ней - невесело, а главное - ужасно холодно. У мальчиков-лавочников Андрюшки и Гаврюшки - синие руки и красные носы. Они поминутно постукивают ногою об ногу, и ежатся, и сутуловато жмутся от мороза. - Садись за конторку! - приказывает Антоше отец и, перекрестившись несколько раз на икону, уходит. Мальчик, не переставая плакать, заходит за прилавок, взбирается с ногами на ящик из-под казанского мыла, обращенный в сиденье перед конторкой, и с досадою тычет без всякой...
Входимость: 36. Размер: 36кб.
Часть текста: Мне один солдат в Сучане сказывал: ихнее судно, когда они шли, на рыбину наехало и днище себе проломило. Человек неизвестного звания, к которому он обращается и которого все в судовом лазарете зовут Павлом Иванычем, молчит, как будто не слышит. И опять наступает тишина ... Ветер гуляет по снастям, стучит винт, хлещут волны, скрипят койки, но ко всему этому давно уже привыкло ухо, и кажется, что всё кругом спит и безмолвствует. Скучно. Те трое больных — два солдата и один матрос — которые весь день играли в карты, уже спят и бредят. Кажется, начинает покачивать. Койка под Гусевым медленно поднимается и опускается, точно вздыхает — и этак раз, другой, третий ... Что-то ударилось о пол и зазвенело: должно быть, кружка упала. — Ветер с цепи сорвался ... — говорит Гусев, прислушиваясь. На этот раз Павел Иваныч кашляет и отвечает раздраженно: — То у тебя судно на рыбу наехало, то ветер с цепи сорвался ... Ветер зверь, что ли, что с цепи срывается? — Так крещеные говорят. — И крещеные такие же невежды, как ты ... Мало ли чего они не говорят? Надо свою голову иметь на плечах и рассуждать. Бессмысленный человек. Павел Иваныч подвержен морской болезни. Когда качает, он обыкновенно сердится и приходит в раздражение от малейшего пустяка. А сердиться, по мнению Гусева, положительно не на что. Что странного или мудреного, например, хоть в рыбе или в ветре, который срывается с цепи? Положим, что рыба величиной с гору и что спина у нее твердая, как у осетра; также положим, что там, где конец света, стоят толстые каменные стены, а к стенам прикованы злые ветры ... Если они не сорвались с цепи, то почему же они мечутся по всему морю, как угорелые, и рвутся, словно собаки? Если их не приковывают, то куда же они деваются, когда бывает тихо? Гусев долго думает о рыбах, величиною с гору, и о толстых, заржавленных цепях, потом ему становится скучно, и он начинает думать о родной стороне, куда...
Входимость: 27. Размер: 47кб.
Часть текста: что никакого систематического образования он не получил. Человек одаренный, он обладал хорошим музыкальным слухом, играл на скрипке, любил духовную литературу, был склонен к устному проповедническому жанру и чуток к слову. В 1844 г. судьба привела его в Таганрог, где он начал заниматься торговлей. Здесь же в 1854 г. Павел Егорович вступил в брак с Евгенией Яковлевной Морозовой. В 1855 г. у них родился сын Александр, в 1858 г. - Николай. В 1860-м родился Антон, в 1861 г. -Иван (как назвал сыновей в своем жизнеописании сам отец, Антоний и Иоанн). В 1863 г, родилась дочь Мария, а в 1865-м появился сын Михаил. В краткой летописи своей жизни Павел Егорович с большой торжественностью отмечает 1871 год, когда ему «Государь император в 17-м декабря соизволил пожаловать серебряную медаль для ношения на Станиславской ленте на шее за усердную службу». Между тем торговые дела его шли плохо и кончились полным разорением, о чем, однако, в жизнеописании он выразился весьма осторожно; «1876. Окончательно я оставил собственную торговлю и Таганрог, выехал в Москву 23 апреля». В Москве семья буквально нищенствовала. Положение изменилось, когда в 1879 г., по свидетельству Павла Егоровича, «Антоша по ...
Входимость: 24. Размер: 12кб.
Часть текста: юморески], 1886—1886. — М.: Наука, 1976 . — С. 153—157. НА ДАЧЕ «Я вас люблю. Вы моя жизнь, счастье — всё! Простите за признание, но страдать и молчать нет сил. Прошу не взаимности, а сожаления. Будьте сегодня в восемь часов вечера в старой беседке... Имя свое подписывать считаю лишним, но не пугайтесь анонима. Я молода, хороша собой... чего же вам еще?» Прочитав это письмо, дачник Павел Иваныч Выходцев, человек семейный и положительный, пожал плечами и в недоумении почесал себе лоб. «Что за чертовщина? — подумал он. — Женатый я человек, и вдруг такое странное... глупое письмо! Кто это написал?» Павел Иванович повертел перед глазами письмо, еще раз прочел и плюнул. «„Я вас люблю“... — передразнил он. — Мальчишку какого нашла! Так-таки возьму и побегу к тебе в беседку!.. Я, матушка моя, давно уж отвык от этих романсов да флер-д’амуров... Гм! Должно быть, шальная какая-нибудь, непутевая... Ну, народ эти женщины! Какой надо быть, прости господи, вертихвосткой, чтобы написать такое письмо незнакомому, да еще женатому мужчине! Сущая деморализация!» За все восемь лет своей женатой жизни Павел Иваныч отвык от тонких чувств и не получал никаких писем, кроме поздравительных, а потому, как он ни старался хорохориться перед самим собою, вышеприведенное письмо сильно озадачило его и взволновало. Через час после получения его он лежал на диване и думал: «Конечно, я не мальчишка и не...
Входимость: 24. Размер: 15кб.
Часть текста: святочный рассказ «пострашнее и поэффектнее», Павел Сергеич сел за свой письменный стол и в раздумье поднял глаза к потолку. В его голове бродило несколько подходящих тем. Потерев себе лоб и подумав, он остановился на одной из них, а именно на теме об убийстве, имевшем место лет десять тому назад в городе, где он родился и учился. Обмокнув перо, он вздохнул и начал писать. Рядом с кабинетом, в гостиной, сидели гости: две дамы и студент. Жена Павла Сергеича, Софья Васильевна, громко перелистывала ноты и брала беспорядочно аккорды. — Господа, кто же будет аккомпанировать? — говорила она плачущим голосом. — Надя, идите хоть вы аккомпанируйте! — Ах, милая, я уж три месяца за рояль не садилась. — Боже, какие ломаки! Ну, так я не стану петь! Стыдитесь, аккомпанемент самый легкий! После долгого спора дамы уселись за рояль: одна ударила по клавишам, другая запела романс «Не говори, что молодость сгубила». Павел Сергеич поморщился и положил перо. Послушав немного, он еще больше поморщился, вскочил и побежал к двери. — Софи, ты не так поешь! — закричал он. — Ты слишком высоко взяла, а вы, Надежда Петровна, спешите, точно вас по пальцам бьют. Нужно так: трам-трам... та... та... Павел Сергеич...

© 2000- NIV