Cлово "РАНА"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: РАН, РАНУ, РАНАМ, РАНЫ

Входимость: 25.
Входимость: 13.
Входимость: 9.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 25. Размер: 69кб.
Часть текста: Нижний Новг<ород>. Чародейство и таинственные явления в новейшее время. Соч. Хотинского. СПб. 1866 г. Рукописный список. Григорья Данилова Книголюбова. Абевега русских суеверий. Соч. М. Ч. М. 1786 г. Таинственные чары. Соч. гр. Калиостро. М. 1876 г. Владимирский сборник. Предание о народных русских суевериях, повериях и некоторых обычаях. Москва 1861 г. Быт русского народа. Соч. А. Терещенко. Очерк домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетии. Костомарова. СПб. 1860 г. Сказания русского народа. И. Сахарова. 1841 г. Пермский сборник. Повременное издание. М. 1860 г. Материалы по этнографии Арханг<ельской> губ<ернии>. Ефименко. Накануне Клечальной субботы мужчины запасаются зорею и полынью, как предохранительными средствами от обаяния русалок*. В Малороссии в Троицын день приносят в церковь охапку зори, калуфера, мяты и кадила (chomaepitys), которая связывается веревкою, а в средине ставится тройная свеча, называемая Троицею и горящая в продолжение обедни; травы сии хранятся дома для лечения от разных болезней, а троицкая свеча дается в руки умирающему, при последнем издыхании. *История Малой России Бантыш-Каменского. Ч. 2. М. 1830 г. Стр. 64. Что касается до перепрыгивания через огонь во время Купалы, то скорее всего здесь видна идея очищения, какую мы находим у греков и римлян в разном виде; а также, по словам Плано-Карпина, очищение водою и огнем употреблялось у татар при Батые. Не имелась ли здесь в виду задняя мысль с гигиеническою или...
Входимость: 13. Размер: 31кб.
Часть текста: следы преступления, как-то: кровяные пятна, человеческие следы и проч., вероятно, были за ночь размыты дождем. Но формальность требовала, чтобы место преступления было осмотрено, и я отложил эту поездку до приезда полиции, а пока занялся составлением начерно протокола и допросом. Прежде всего я допросил цыган. Бедные певцы всю ночь просидели в залах, ожидая, что им дадут лошадей для поездки на станцию. Но лошадей им не дали; прислуга посылала их к графу, предупреждая в то же время, что его сиятельство не велели никого «впущать». Не дали им и самовара, который они попросили утром. Это более чем странное, неопределенное положение в чужом доме, где лежала покойница, безызвестность относительно часа выезда и сырая, унылая погода — всё это вогнало бедных цыган и цыганок в такую тоску, что они за одну ночь похудели и побледнели. Они слонялись из угла в угол, словно испуганные или ожидающие строгого вердикта. Своим допросом я еще более увеличил их душевную тяжесть. Во-первых, мой продолжительный допрос надолго отсрочил их отъезд из «проклятого» дома и, во-вторых, испугал их. Простые люди, вообразив, что их сильно подозревают в убийстве, с плачем стали уверять меня, что они не виноваты и знать ничего не знают. Тина, увидав во мне официальное лицо, совсем забыла наши прежние отношения и, говоря со мной, дрожала и млела от страха, как высеченная девочка. На мою просьбу не волноваться и на уверения, что я вижу в них только свидетелей, помощников правосудия, они в один голос заявили мне, что никогда они свидетелями не были, знать ничего не знают и надеются, что бог и на будущее время избавит их от близкого знакомства с...
Входимость: 9. Размер: 11кб.
Часть текста: в трактир — титул, совсем не идущий избенке с ощипанной крышей и с парой тусклых окошек, — сидят двое охотников-мужиков. Одного из них зовут Филимоном Слюнкой. Это старик лет 60, бывший дворовый графов Завалиных, по профессии слесарь, служивший когда-то на гвоздильной фабрике, прогнанный за пьянство и лень и ныне живущий на иждивении своей жены-старухи, просящей милостыню. Он тощ, хил, с облезлой бороденкой, говорит с присвистом и после каждого слова моргает правой стороной лица и судорожно подергивает правым плечом. Другой, Игнат Рябов, здоровенный, плечистый мужик, никогда ничего не делающий и вечно молчащий, сидит в углу под большой вязкой баранок. Дверь, открытая вовнутрь, бросает на него густую тень, так что Слюнке и кабатчику Семену видны только его латаные колени, длинный мясистый нос и большой чуб, выбившийся на волю из густой, нечесаной путаницы, покрывающей его голову. Семен, маленький, болезненный человечек с длинной жилистой шеей и с бледным лицом, стоит за прилавком, печально глядит на вязку баранок и смиренно покашливает. — Ты таперича рассуди в своей голове, ежели в тебе есть ум, — говорит ему Слюнка, моргая щекой. — Вещь лежит у тебя без всякого действия, и нет тебе никакой пользы, а нам она надобна. Охотник без ружья всё равно, что пономарь без голоса. Это понимать надо в уме, а ты вот, вижу, не понимаешь, стало быть, в тебе настоящего ума-то и нету... Отдай! — Ведь ты же заложил у меня ружье! — говорит тоненьким, бабьим голоском Семен, глубоко вздыхая и не отрывая глаз от вязки баранок. — Отдай рубль, что взял, тогда и бери ружье. — Нету у меня рубля. Я...
Входимость: 6. Размер: 104кб.
Часть текста: с. 26, отд. Объявления. В сборнике помещены также: «Ворон-челобитчик» М. Е. Салтыкова-Щедрина, «На Волге» В. Г. Короленко, «Будничные сцены» А. К. Шеллера-Михайлова, «Счастливое открытие» С. Каронина (Н. Е. Петропавловского), «Материалы для биографии В. М. Гаршина» Я. В. Абрамова, письма к Гаршину И. С. Тургенева, стихотворения А. Н. Плещеева, А. М. Жемчужникова, статьи Н. К. Михайловского, Г. И. Успенского, рисунки И. Е. Репина, И. И. Шишкина, Н. А. Ярошенко, К. Е. Маковского, В. Д. Поленова и др. Пьеса «Лебединая песня» поставлена в Симбирске на сцене театра Булычева труппой Товарищества русских артистов. Список пьес, янв. 1889, с. 42. Отзыв о творчестве Ч. за истекший год напечатан в обозрении «Литература и журналистика в 1888 году» за подписью Я в № 1 «Русского курьера»: «Нельзя сказать, чтобы в прошлом году оправдал слишком поспешно кой-кем выраженные “ожидания” г. Ан. Чехов. Отрекомендованный г. Бурениным, а вслед за ним и некоторыми другими не столько дальновидными, сколько “добрыми” критиками в качестве необычайно крупного таланта, г. Чехов не только не дал ничего “необычно крупного”, но и заурядно талантливого, художественно выдержанного. Напечатанная им в “Северном вестнике” самая крупная по размерам вещь, под заголовком “Степь”, представляет собою, по справедливому выражению критика “Русской мысли”, ничто иное как “довольно утомительную, бесплодную литературную степь”. Точно такими же достоинствами отличается также и другой его там же напечатанный очерк...
Входимость: 6. Размер: 41кб.
Часть текста: можно подумать, что здесь на кровати лежит не судебный следователь, а сама спокойная совесть! Можно подумать, что граф Карнеев еще не приехал, что не было ни пьянства, ни цыганок, ни скандалов на озере... Вставайте, ехиднейший человек! Вы не стоите, чтобы пользоваться таким благом, как покойный сон! Поднимайтесь! Я открыл глаза и сладко потянулся... От окна до моей кровати шел широкий солнечный луч, в котором, гоняясь одна за другой и волнуясь, летали белые пылинки, отчего и сам луч казался подернутым матовой белизной... Луч то исчезал с моих глаз, то опять появлялся, смотря по тому, входил ли в область луча или выходил из нее шагавший по моей спальне наш милейший уездный врач Павел Иванович Вознесенский. В длинном расстегнутом сюртуке, болтающемся на нем, как на вешалке, заложив руки в карманы своих необыкновенно длинных брюк, доктор ходил из угла в угол, от стула к стулу, от портрета к портрету и щурил свои близорукие глаза на всё, что только попадалось на пути его взгляду. Покорный своей привычке совать свой нос и...

© 2000- NIV