Cлово "ПОДУМАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ПОДУМАЛ, ПОДУМАЙ, ПОДУМАЙТЕ, ПОДУМАЛА

Входимость: 12. Размер: 61кб.
Входимость: 12. Размер: 87кб.
Входимость: 12. Размер: 56кб.
Входимость: 11. Размер: 36кб.
Входимость: 11. Размер: 120кб.
Входимость: 10. Размер: 74кб.
Входимость: 10. Размер: 168кб.
Входимость: 9. Размер: 194кб.
Входимость: 9. Размер: 62кб.
Входимость: 8. Размер: 59кб.
Входимость: 8. Размер: 85кб.
Входимость: 8. Размер: 50кб.
Входимость: 8. Размер: 16кб.
Входимость: 8. Размер: 44кб.
Входимость: 8. Размер: 13кб.
Входимость: 7. Размер: 33кб.
Входимость: 7. Размер: 27кб.
Входимость: 6. Размер: 31кб.
Входимость: 6. Размер: 21кб.
Входимость: 6. Размер: 117кб.
Входимость: 6. Размер: 95кб.
Входимость: 6. Размер: 48кб.
Входимость: 6. Размер: 23кб.
Входимость: 6. Размер: 19кб.
Входимость: 6. Размер: 104кб.
Входимость: 6. Размер: 21кб.
Входимость: 6. Размер: 10кб.
Входимость: 6. Размер: 11кб.
Входимость: 6. Размер: 29кб.
Входимость: 6. Размер: 131кб.
Входимость: 6. Размер: 16кб.
Входимость: 6. Размер: 48кб.
Входимость: 6. Размер: 85кб.
Входимость: 5. Размер: 46кб.
Входимость: 5. Размер: 31кб.
Входимость: 5. Размер: 123кб.
Входимость: 5. Размер: 40кб.
Входимость: 5. Размер: 42кб.
Входимость: 5. Размер: 38кб.
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Входимость: 5. Размер: 23кб.
Входимость: 5. Размер: 10кб.
Входимость: 5. Размер: 43кб.
Входимость: 5. Размер: 52кб.
Входимость: 5. Размер: 38кб.
Входимость: 5. Размер: 10кб.
Входимость: 5. Размер: 80кб.
Входимость: 5. Размер: 44кб.
Входимость: 5. Размер: 44кб.
Входимость: 5. Размер: 12кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 12. Размер: 61кб.
Часть текста: П. Ионыч // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 10. [Рассказы, повести], 1898—1903. — М.: Наука, 1977 . — С. 24—41. ИОНЫЧ I Когда в губернском городе С. приезжие жаловались на скуку и однообразие жизни, то местные жители, как бы оправдываясь, говорили, что, напротив, в С. очень хорошо, что в С. есть библиотека, театр, клуб, бывают балы, что, наконец, есть умные, интересные, приятные семьи, с которыми можно завести знакомства. И указывали на семью Туркиных как на самую образованную и талантливую. Эта семья жила на главной улице, возле губернатора, в собственном доме. Сам Туркин, Иван Петрович, полный, красивый брюнет с бакенами, устраивал любительские спектакли с благотворительною целью, сам играл старых генералов и при этом кашлял очень смешно. Он знал много анекдотов, шарад, поговорок, любил шутить и острить, и всегда у него было такое выражение, что нельзя было понять, шутит он или говорит серьезно. Жена его, Вера Иосифовна, худощавая, миловидная дама ...
Входимость: 12. Размер: 87кб.
Часть текста: именинного обеда, с его восемью блюдами и бесконечными разговорами, жена именинника Ольга Михайловна пошла в сад. Обязанность непрерывно улыбаться и говорить, звон посуды, бестолковость прислуги, длинные обеденные антракты и корсет, который она надела, чтобы скрыть от гостей свою беременность, утомили ее до изнеможения. Ей хотелось уйти подальше от дома, посидеть в тени и отдохнуть на мыслях о ребенке, который должен был родиться у нее месяца через два. Она привыкла к тому, что эти мысли приходили к ней, когда она с большой аллеи сворачивала влево на узкую тропинку; тут в густой тени слив и вишен сухие ветки царапали ей плечи и шею, паутина садилась на лицо, а в мыслях вырастал образ маленького человечка неопределенного пола, с неясными чертами, и начинало казаться, чго не паутина ласково щекочет лицо и шею, а этот человечек; когда же в конце тропинки показывался жидкий плетень, а за ним пузатые ульи с черепяными крышками, когда в неподвижном, застоявшемся воздухе начинало пахнуть и сеном и медом и слышалось кроткое жужжанье пчел, маленький человечек совсем овладевал Ольгой Михайловной. Она садилась на скамеечке около шалаша, сплетенного из лозы, и принималась думать. И на этот раз она дошла до скамеечки, села и стала думать; но в ее воображении вместо маленького человечка вставали большие люди, от которых она только что ушла. Ее сильно беспокоило, что она, хозяйка, оставила гостей; и вспоминала она, как за обедом ее муж Петр Дмитрич и ее дядя Николай Николаич спорили о суде присяжных, о печати и о женском образовании; муж по обыкновению спорил для того, чтобы щегольнуть перед гостями своим консерватизмом, а главное — чтобы не соглашаться с дядей, которого он не любил; дядя же противоречил ему и придирался к каждому его слову для того, чтобы показать обедающим, что он, дядя, несмотря на свои 59 лет,...
Входимость: 12. Размер: 56кб.
Часть текста: вестник» (СВ) и издания «Посредник» (П 1—3 ) Стр. 167. 12 эти мысли / эти хорошие, освежающие мысли 13 с большой аллеи сворачивала / пройдя по большой аллее шагов триста, поворачивала 25 сплетенного из лозы, и принималась думать / сплетенного из лозы и похожего на большую, круглую корзину, и, слушая пчел и пасечника Захара, принималась думать (СВ) 30 оставила гостей; / оставила гостей — это неприлично, — 31 Николай Николаич / Николай Николаевич Стр. 168. 1 для того, чтобы показать / не для того, чтобы наставить его на путь истинный, но чтобы показать 11 После: до женского образования — а хотелось только показать себя умнее и оригинальнее, чем они были на самом деле 13 После: шалаша. — Старика Захара не было: пошел, должно быть, к вечерне (СВ) 36 После: тихо. — Среди всякого хлама, на котором по ночам спал Захар, стояла чашка с остатками каши и с ложкой; рядом с ней лоснился большой черный хлеб ... Брезгуя тряпьем Захара и боясь запачкать свое дорогое платье, Ольга Михайловна не садилась, а стояла согнувшись. На перекладинах крыши висели...
Входимость: 11. Размер: 36кб.
Часть текста: — Сколько вам лет? — Двадцать восемь-с... — проговорил отец Яков, слабо пожимая протянутую руку и, неизвестно отчего, краснея. Кунин ввел гостя к себе в кабинет и принялся его рассматривать. «Какое аляповатое, бабье лицо!» — подумал он. Действительно, в лице отца Якова было очень много «бабьего»: вздернутый нос, ярко-красные щеки и большие серо-голубые глаза с жидкими, едва заметными бровями. Длинные рыжие волосы, сухие и гладкие, спускались на плечи прямыми палками. Усы еще только начинали формироваться в настоящие, мужские усы, а бородка принадлежала к тому сорту никуда не годных бород, который у семинаристов почему-то называется «скоктанием»: реденькая, сильно просвечивающая; погладить и почесать ее гребнем нельзя, можно разве только пощипать... Вся эта скудная растительность сидела неравномерно, кустиками, словно отец Яков, вздумав загримироваться священником и начав приклеивать бороду, был прерван на половине дела. На нем была ряска, цвета жидкого цикорного кофе, с большими латками на обоих локтях. «Странный субъект... — подумал Кунин, глядя на его полы, обрызганные грязью. — Приходит в дом первый раз и не может поприличней одеться». — Садитесь, батюшка, — начал он более развязно, чем приветливо, придвигая к столу кресло. — Садитесь же, прошу вас! Отец Яков кашлянул в кулак, неловко опустился на край кресла и положил ладони на колени. Малорослый, узкогрудый, с потом и краской на лице, он на первых же порах произвел на Кунина самое неприятное впечатление. Ранее Кунин никак не мог думать, что на Руси есть такие несолидные и жалкие на вид священники, а в позе отца Якова, в этом держании ладоней на коленях и в сидении на краешке, ему виделось отсутствие достоинства и даже...
Входимость: 11. Размер: 120кб.
Часть текста: голод, поголовная эпидемия голодного или сыпного тифа; все буквально больны. Фельдшерица говорит: придешь в избу и что видишь? Все больны, все бредят, кто хохочет, кто на стену лезет; в избах смрад, ни воды подать, ни принести ее некому, а пищей служит один мёрзлый картофель. Фельдшерица и Соболь (наш земский врач) что могут сделать, когда им прежде лекарства надо хлеба, которого они не имеют? Управа земская отказывается тем, что они уже выписаны из этого земства и числятся в Томской губернии, да и денег нет. Сообщая об этом вам и зная вашу гуманность, прошу, не откажите в скорейшей помощи. Ваш доброжелатель». Очевидно, писала сама фельдшерица или этот доктор, имеющий звериную фамилию. Земские врачи и фельдшерицы в продолжение многих лет изо дня в день убеждаются, что они ничего не могут сделать, и всё-таки получают жалованье с людей, которые питаются одним мёрзлым картофелем, и всё-таки почему-то считают себя вправе судить, гуманен я или нет. Обеспокоенный анонимным письмом и тем, что каждое утро какие-то мужики приходили в людскую кухню и становились там на колени, и тем, что ночью из амбара вытащили двадцать кулей ржи, сломав предварительно стену, и общим тяжелым настроением, которое поддерживалось разговорами, газетами и дурною погодой, — обеспокоенный всем этим, я работал вяло и неуспешно. Я писал «Историю железных дорог»; нужно было прочесть множество русских и иностранных книг, брошюр, журнальных статей, нужно было щёлкать на счетах, перелистывать логарифмы, думать и писать, потом опять читать, щёлкать и думать; но едва я брался за книгу или начинал думать, как мысли мои путались, глаза жмурились, я со вздохом...

© 2000- NIV