Cлово "КАЗАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КАЗАЛО, КАЗАЛ, КАЗАЛА, КАЗАЛИ

Входимость: 32.
Входимость: 31.
Входимость: 27.
Входимость: 27.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 20.
Входимость: 18.
Входимость: 18.
Входимость: 16.
Входимость: 13.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 12.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 11.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 10.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 7.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 32. Размер: 107кб.
Часть текста: молодой; возле стоял сын отца 14 протоиерея Андрей Андреевич 15 и внимательно слушал 16 . В саду было тихо, прохладно, и темные покойные тени лежали на земле 17 . Слышно было, как где-то далеко, очень далеко 18 , должно быть, на городом, кричали лягушки, чувствовался 19 май, милый май! И так хотелось думать 20 , что здесь, под небом, над деревьями, вот на этих тенях и далеко за городом 21 , в полях и лесах, развернулась теперь своя весенняя жизнь, таинственная, прекрасная 22 , богатая и, вероятно, для бабушки, отца Андрея, для мамы совсем незаметная и неинтересная 23 . Надя 24 думала: ей уже 23 года, с 16 лет она страстно 25 мечтала о замужестве, и теперь наконец 26 она 27 была невестой Андрея Андреевича 28 , того самого, который стоял за окном 29 ; он ей нравился 30 , и свадьба уже была назначена 31 на 22 июля 32 , а между тем 33 радости не было 34 , и ночи спала она плохо, и веселье пропало... 35 Почему-то всё представлялось 36 теперь таким неясным, неполным! 37 Отца своего она уже не помнила 38 , но почему-то 39 сегодня весь день 40 вспоминалось ей, как когда-то очень давно он носил ее на руках; как только она 41 начинала думать о свадьбе, то 42 почему-то тотчас же приходил на память 43 отец. «Если бы 44 отец был жив!» — думала она. Вот кто-то вышел из дома и остановился на крыльце; это Саша Герасимов 45 , гость, приехавший из Москвы дней десять назад 46 . Когда-то давно 47 у бабушки проживала швея Марья Петровна, маленькая, худенькая, больная 48 женщина 49 , которая всегда сердилась и говорила с достоинством: «Я хоть и бедная вдова 50 , но не свинячьего 51 звания, а дворянка!»; у нее был сын Саша, уже большой мальчик, плохо учившийся в гимназии. Почему-то про Сашу говорили, что 52 если бы его учить живописи, то из...
Входимость: 31. Размер: 194кб.
Часть текста: с "увозом" прямо с танцевального вечера, в то время как отец, ненавидевший ее избранника, особенно зорко наблюдал за ней, все это окружало ее в моих глазах волшебным ореолом. А что представляла из себя я! Девушку с Плющихи, вышедшую замуж за только что окончившего студента, занимавшего теперь должность младшего делопроизводителя департамента народного просвещения. Что было в моем прошлом? Одни несбывшиеся мечты. Я была невестой человека, которого, мне казалось, я горячо любила. Но я в нем разочаровалась и взяла свое слово обратно. И из всего этого, очень тяжелого для меня, переживания я вынесла твердое решение: не поддаваться более дурману влюбленности, а выбрать мужа трезво, разумно, как выбирают вещь, которую придется долго носить. И я выбрала и гордилась своим выбором. Он был очень умен, очень способен и, помимо университета, приобрел много разнородных знаний благодаря своей любознательности и любви к чтению. Несколько грубоватый в своих выражениях, он был искренен, прям, часто язвителен, никогда не стеснялся выразить свое мнение и, несмотря на свой очень молодой возраст, импонировал даже взрослым и внушал к себе уважение. - Зубаст! - говорил про него мой зять, муж сестры Нади, и смеялся. Но и он относился к Мише не как к мальчишке, а как равный к равному. Я еще хорошо помнила, как он отозвался о моем прежнем женихе, офицере. - Что ж, - сказал он, - хорош! И рейтузы обтянуты, и ус... "Гусар, на саблю опираясь"...{201} Хорош! Этот отзыв, по всей вероятности, положил начало моему охлаждению. Миша знал, что я не люблю его, как...
Входимость: 27. Размер: 104кб.
Часть текста: вспоминал — нет . Стр. 8. 24 утеряна навсегда / утеряна 37 московкой / московской 39—40 полный, красный / полный, сытый, красный Стр. 9. 9 подал руку / в потемках подал руку 11 Слов : Было темно в гостиной. — нет . 21 После : жест. — Если желаете, можете выписать доктора не только из Москвы, но даже из Парижа или Берлина. 33 После : задумалась. — Лаптев смотрел на нее и завидовал тем, которые умеют нравиться, которые остроумны, находчивы, умеют петь или красноречиво говорить. 34 Лаптев, знал / Он знал 36 худ / узкоплеч 39—40 симпатичными; / симпатичными, на фотографии почему-то всегда выходил он с удивленными глазами, 41 презирал себя за это / презирал себя за свое бессилие и готов был с злорадством попрекать себя, что, несмотря на свои, в сущности, громадные средства, он не может купить себе красоты, гибкости и талантов, хотя бы даже поддельных 42 В его обществе / в его присутствии 43 Опять о болезни сестры? / Опять о болезни? 43 После : болезни сестры? — Но неужели ничем нельзя предотвратить рецидив? — спросил он. — Неужели медицина так бессильна? Стр. 10. 2—6 похвалил гигиену и сказал ~ должен получать / то есть, что она лечит одни только симптомы и, несмотря на свои успехи, до сих пор еще не понизила процента смертности. — Да и успехи ее, главным образом, выражаются в ее постепенном самоуничтожении, — продолжал он, обращаясь к Юлии Сергеевне. — Она мало-помалу съедает самоё себя. Лечились прежде травами, потом химия...
Входимость: 27. Размер: 81кб.
Часть текста: шелковом платье суетилась бабушка; отец Андрей, соборный протоиерей, говорил о чем-то с матерью Нади, Ниной Ивановной, и теперь мать при вечернем освещении сквозь окно почему-то казалась очень молодой; возле стоял сын отца Андрея, Андрей Андреич, и внимательно слушал. В саду было тихо, прохладно, и темные покойные тени лежали на земле. Слышно было, как где-то далеко, очень далеко, должно быть, за городом, кричали лягушки. Чувствовался май, милый май! Дышалось глубоко и хотелось думать, что не здесь, а где-то под небом, над деревьями, далеко за городом, в полях и лесах, развернулась теперь своя весенняя жизнь, таинственная, прекрасная, богатая и святая, недоступная пониманию слабого, грешного человека. И хотелось почему-то плакать. Ей, Наде, было уже 23 года; с 16 лет она страстно мечтала о замужестве, и теперь наконец она была невестой Андрея Андреича, того самого, который стоял за окном; он ей нравился, свадьба была уже назначена на седьмое июля, а между тем радости не было, ночи спала она плохо, веселье пропало... Из подвального этажа, где была кухня, в открытое окно слышно было, как там спешили, как стучали ножами, как хлопали дверью на блоке; пахло жареной индейкой и маринованными вишнями. И почему-то казалось, что так теперь будет всю жизнь, без перемены, без конца! Вот кто-то вышел из дома и остановился на крыльце: это Александр Тимофеич, или, попросту, Саша, гость, приехавший из Москвы дней десять назад. Когда-то давно к бабушке хаживала за подаяньем ее дальняя родственница, Марья Петровна, обедневшая дворянка-вдова, маленькая, худенькая, больная. У нее был сын Саша. Почему-то про него говорили, что он прекрасный художник, и, когда у него умерла мать, бабушка, ради спасения души, отправила его в Москву в Комиссаровское училище; года через два перешел он в Училище живописи, пробыл здесь чуть ли не пятнадцать лет и кончил по архитектурному отделению, с грехом пополам, но архитектурой все-таки не занимался, а служил в одной из московских...
Входимость: 20. Размер: 65кб.
Часть текста: ноги дрожали. И неприятно волновало, что на хорах изредка вскрикивал юродивый. А тут еще вдруг, точно во сне или в бреду, показалось преосвященному, будто в толпе подошла к нему его родная мать Мария Тимофеевна, которой он не видел уже девять лет, или старуха, похожая на мать, и, принявши от него вербу, отошла и всё время глядела на него весело, с доброй, радостной улыбкой, пока не смешалась с толпой. И почему-то слезы потекли у него по лицу. На душе было покойно, всё было благополучно, но он неподвижно глядел на левый клирос, где читали, где в вечерней мгле уже нельзя было узнать ни одного человека, и — плакал. Слезы заблестели у него на лице, на бороде. Вот вблизи еще кто-то заплакал, потом дальше кто-то другой, потом еще и еще, и мало-помалу церковь наполнилась тихим плачем. А немного погодя, минут через пять, монашеский хор пел, уже не плакали, всё было по-прежнему. Скоро и служба кончилась. Когда архиерей садился в карету, чтобы ехать домой, то по всему саду, освещенному луной, разливался веселый, красивый звон дорогих, тяжелых колоколов. Белые стены, белые кресты на могилах, белые березы и черные тени и далекая луна на небе, стоявшая как раз над монастырем, казалось теперь жили своей особой жизнью, непонятной,...

© 2000- NIV