Cлово "ЦАПНУТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: ЦАПНУ, ЦАПНЕТ, ЦАПНУЛИ, ЦАПЛИ

Входимость: 2. Размер: 53кб.
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Входимость: 1. Размер: 8кб.
Входимость: 1. Размер: 14кб.
Входимость: 1. Размер: 16кб.
Входимость: 1. Размер: 19кб.
Входимость: 1. Размер: 12кб.
Входимость: 1. Размер: 5кб.
Входимость: 1. Размер: 4кб.
Входимость: 1. Размер: 11кб.
Входимость: 1. Размер: 9кб.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 2. Размер: 53кб.
Часть текста: Я и Наденька стоим на высокой горе. От наших ног вниз до самой земли тянется покатая льдяная плоскость, в которую кокетка-солнце глядится, как в зеркало. Возле нас стоят маленькие санки, обитые ярко-красным сукном. — Съедемте вниз, Надежда Петровна! — умоляю я Наденьку. — Один только раз! Уверяю вас, что мы останемся целы и невредимы. Но Наденька малодушна. Всё пространство, идущее от ее маленьких калош с мерлушковой опушкой до подошвы льдяной горы, кажется ей страшной, неизмеримо глубокой пропастью. У Наденьки замирает дух и прерывается дыхание уже от одного того, что она глядит вниз, если же она рискнет полететь в пропасть на такой утлой ладье, как хрупкие санки, то она, кажется, умрет или по меньшей мере сойдет с ума. Но, милостивые государи, женщины способны на жертвы. В этом я готов поклясться тысячу раз, хотя бы даже на суде или перед автором новой книги «О женщинах». Наденька в конце концов с опасностью для жизни уступает моим мольбам. Бледную, дрожащую, я сажаю ее в санки, плотно обхватываю рукой ее талию и вместе с нею низвергаюсь в бездну. Санки летят как пуля, сломя голову... Рассекаемый воздух бьет в лицо, ревет и свистит в ушах, остервенело хватает за фалды и словно старается сорвать с плеч голову. От напора ветра нет сил дышать... Кажется, что чёрт обхватил нас обоих своими лапами и с ревом тащит в ад... Окружающие предметы сливаются в одну длинную, стремительно бегущую полосу... Вот-вот сковырнемся! — Я люблю вас, Надя! — говорю я вполголоса, когда рев ветра и жужжанье полозьев достигают своего forte. Но вот санки начинают бежать всё тише и тише, дыхание перестает замирать, и мы наконец останавливаемся. Наденька ни жива ни мертва... Она бледна и еле дышит... Я помогаю ей подняться... — Ни за что в другой раз не поеду, — говорит она, глядя на меня широкими, полными ужаса...
Входимость: 1. Размер: 28кб.
Часть текста: до завтрашнего дня револьвера. Будь другом! Мурашкин . На что тебе револьвер? Толкачов . Нужно... Ох, батюшки!.. Дай-ка воды... Скорей воды!.. Нужно... Ночью придется ехать темным лесом, так вот я... на всякий случай. Одолжи, сделай милость! Мурашкин . Ой, врешь, Иван Иваныч! Какой там у лешего темный лес? Вероятно, задумал что-нибудь? По лицу вижу, что задумал недоброе! Да что с тобою? Тебе дурно? Толкачов . Постой, дай отдышаться... Ох, матушки. Замучился, как собака. Во всем теле и в башке такое ощущение, как будто из меня шашлык сделали. Не могу больше терпеть. Будь другом, ничего не спрашивай, не вдавайся в подробности... дай револьвер! Умоляю! Мурашкин . Ну, полно! Иван Иваныч, что за малодушие? Отец семейства, статский советник! Стыдись! Толкачов . Какой я отец семейства? Я мученик! Я вьючная скотина, негр, раб, подлец, который все еще чего-то ждет и не отправляет себя на тот свет! Я тряпка, болван, идиот! Зачем я живу? Для чего? (Вскакивает.) Ну, ты скажи мне, для чего я живу? К чему этот непрерывный ряд нравственных и физических страданий? Я понимаю быть мучеником идеи, да! но быть мучеником черт знает чего, дамских юбок...
Входимость: 1. Размер: 20кб.
Часть текста: 1875—1886. — М.: Наука, 1974 . — С. 53—59. 36. Ал. П. ЧЕХОВУ 20-е числа февраля 1883 г. Москва. Доброкачественный брат мой, Александр Павлович! Первым делом поздравляю тебя и твою половину с благополучным разрешением и прибылью, а г. Таганрог со свеженькой гражданкой. Да живет (...крестись!) новорожденная многие годы, преизбыточествуя (крестись!) красотою физическою и нравственною, златом, гласом, толкастикой, и да цапнет себе со временем мужа доблестна (крестись, дурак!), прельстив предварительно и повергнув в уныние всех таганрогских гимназистов!!! Принеся таковое поздравление, приступаю прямо к делу. Сейчас Николка сунул мне на прочтение твое письмо. Вопрос о праве «читать или не читать», за неимением времени, оставим в стороне. Относись письмо к одной только Николкиной персоне, я ограничился бы поздравлением, но письмо твое затрогивает сразу несколько вопросов, весьма интересных. О сих вопросах я и хочу потолковать. Мимоходом дам ответ и на все твои предшествовавшие скрижали. К сожалению, у меня нет времени написать много, как бы следовало. Благовидности и обстоятельности ради прибегну к рамкам, к системе: стану по ниточкам разбирать твое письмо, от «а» до ижицы включительно. Я критик, оно — произведение, имеющее беллетристический интерес. Право я имею, как прочитавший. Ты взглянешь на...
Входимость: 1. Размер: 40кб.
Часть текста: короче говоря. / Как отец... Вы ведь знаете его... 14, 16 реформы вводить / реформы проводить 16—17 После : не подходи к нему тогда! — Словом зарежет, убьет! 18 дрожит / дрожит, обижается 19 После : людей нет — а всё одно только свинство дармоедное... «Петрова удалить, Макарова перевести, Арахрину наистрожайший выговор!»... Страсть! 19—20 Ходим все мы ~ от ужаса. / Ходим все бледные и... помираем от ужаса. Всех раскассирует! — «Клопы, говорит, вы, и вас раздавить надо! Клопы — вот вам цена ваша!» Гм... Клопы-то клопы... а ты... хе-хе-хе... таракан надутый... 20—21 до поздней ночи, мы пишем / до поздней ночи... Пишем 21—22 и не дай тебе господи ~ не пожелаю / и не дай бог! И злому татарину этого не желаю 25 После : плачет? — В гроб лучше, чем видеть... 26 Старичок умолк / Арахрин умолк 28—29 спросила блондинка / спросила блондиночка 33—34 Благодетель, отец родной, выручи! На тебя только и надежда. / Вели казнить, но дай слово вымолвить! 35 Жить нет возможности... / Жить не дает! В петлю лезем! 40 Вы бы, говорит, за границу / Вам бы в заграницу 41—42 известно, человек мнительный / известно, трус 43 Вот-с! / Хе-хе-хе... Месяца полтора ездит, а мы... а мы......
Входимость: 1. Размер: 7кб.
Часть текста: под мышками были портфели... — Тссс... — сказал я приятелям. — Язык за зубами! — Рекомендую! — сказал Прекрасновкусов, указывая на чахлого человечка. — Илья Дробискулов! На днях к нам поступил, к нашему лику причислился... Да ты не конфузься, Илюша! Пора привыкнуть! А мы, знаете ли, шли, шли, взяли да и зашли. Дай, думаю, зайдем, праздничные возьмем, чтоб завтра не беспокоить... Я сунул обоим по синенькой. Дробискулов сконфузился. — Так-с, — продолжал Прекрасновкусов, заглянув себе в кулак. — Вы уж уходите? А не рано ли? Давайте-ка посидим минуту... отдохнем. Садись, Илья, не бойся! Привыкай! Закусок-то сколько, закусок! А? Закусок-то! Мне окорок напоминает один анекдот... И Прекрасновкусов, пожирая глазами мои закуски, рассказал нам похабный анекдот. Прошло четверть часа. Чтобы выжить гостей, я послал своего Андрюшку на улицу прокричать «караул». Андрюшка вышел и кричал минут пять, но гости мои ни гугу... И внимания не обратили, как будто бы «караул» не их дело... — А долго еще ждать разговенья! — сказал Прекрасновкусов. — Теперь еще грешно, а то бы мы, Илюша, того... по единой... А что, господа, не пропустить ли нам по одной? Ведь водка постная! А? Давайте-ка! Идея пришлась моим приятелям по вкусу. Подошли к столу, налили и выпили. Закусили селедочкой, а на скоромное только взглянули. Прекрасновкусов похвалил водку и, желая узнать, какого она завода, выпил другую. Илюша сконфузился и тоже пожелал узнать... Выпили, но не узнали. — Славная водка! — сказал Прекрасновкусов. — У моего дяди свой винокуренный завод был. Так вот у него, у дяди-то, была, так сказать... И гость рассказал нам, как он с дядиной «обже» 1 на каланче свидание имел. Мои приятели окружили...

© 2000- NIV