Cлово "КРОВАТЬ"


А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
Поиск  

Варианты слова: КРОВАТИ, КРОВАТЬЮ, КРОВАТЯХ, КРОВАТЯМИ

Входимость: 15.
Входимость: 9.
Входимость: 8.
Входимость: 7.
Входимость: 7.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 6.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 5.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 4.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 3.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.
Входимость: 2.

Примерный текст на первых найденных страницах

Входимость: 15. Размер: 21кб.
Часть текста: Чехов А. П. Беглец // Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Сочинения: В 18 т. / АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. — М.: Наука, 1974—1982. Т. 6. [Рассказы], 1887. — М.: Наука, 1976 . — С. 346—352. БЕГЛЕЦ Это была длинная процедура. Сначала Пашка шел с матерью под дождем то по скошенному полю, то по лесным тропинкам, где к его сапогам липли желтые листья, шел до тех пор, пока не рассвело. Потом он часа два стоял в темных сенях и ждал, когда отопрут дверь. В сенях было не так холодно и сыро, как на дворе, но при ветре и сюда залетали дождевые брызги. Когда сени мало-помалу битком набились народом, стиснутый Пашка припал лицом к чьему-то тулупу, от которого сильно пахло соленой рыбой, и вздремнул. Но вот щелкнула задвижка, дверь распахнулась, и Пашка с матерью вошел в приемную. Тут опять пришлось долго ждать. Все больные сидели на скамьях, не шевелились и молчали. Пашка оглядывал их и тоже молчал, хотя видел много странного и смешного. Раз только, когда в приемную, подпрыгивая на одной ноге, вошел какой-то парень, Пашке самому захотелось также попрыгать; он толкнул мать под локоть, прыснул в рукав и сказал: — Мама, гляди: воробей! — Молчи, детка, молчи! — сказала мать. В маленьком окошечке показался заспанный фельдшер. — Подходи записываться! — пробасил он. Все, в том числе и смешной подпрыгивающий парень, потянулись к окошечку. У каждого фельдшер спрашивал имя и отчество, лета, местожительство, давно ли болен и проч. Из ответов своей матери Пашка узнал, что зовут его не Пашкой, а Павлом Галактионовым, что ему семь лет, что он неграмотен и болен с самой Пасхи. Вскоре после записывания нужно было ненадолго встать; через приемную прошел доктор в белом фартуке и подпоясанный полотенцем. Проходя мимо подпрыгивающего парня, он пожал плечами и сказал певучим ...
Входимость: 9. Размер: 19кб.
Часть текста: Топоркове. Доктор Топорков был спицей в глазу князей Приклонских. Отец его был крепостным, камердинером покойного князя, Сенькой. Никифор, его дядя по матери, еще до сих пор состоит камердинером при особе князя Егорушки. И сам он, доктор Топорков, в раннем детстве получал подзатыльники за плохо вычищенные княжеские ножи, вилки, сапоги и самовары. А теперь он — ну, не глупо ли? — молодой, блестящий доктор, живет барином, в чертовски большом доме, ездит на паре, как бы в «пику» Приклонским, которые ходят пешком и долго торгуются при найме экипажа. — Он всеми уважаем, — сказала княгиня, плача и не утирая слез, — всеми любим, богат, красавец, везде принят ... Твой-то слуга бывший, племянник Никифора! Стыдно сказать! А почему? А потому, что он ведет себя хорошо, не кутит, с худыми людьми не знается ... Работает от утра до ночи ... А ты? Боже мой, господи! Княжна Маруся, девушка лет двадцати, хорошенькая, как героиня английского романа, с чудными кудрями льняного цвета, с большими умными глазами цвета южного неба, умоляла брата Егорушку с неменьшей энергией. Она говорила в одно и то же время с матерью и целовала брата в его колючие усы, от которых пахло прокисшим вином,...
Входимость: 8. Размер: 34кб.
Часть текста: . — Сюд[ ы ] а , сюд[ ы ] а ! Мы — Тимофеевы, к нам! — ответила, приподнимая голову с подушки, крупная рыжая женщина [, широкоплечая, с большим поднимавшим одеяло животом, точно она не родила вчера, а только должна была родить двойню ]. 2 Лежавшая ближе к дверям молоденькая больная [ курсистка-бестужевка ], казавшаяся совсем девочкой рядом со своей соседкой, с любопытством посмотрела на дверь. Вошла старая женщина в большом платке и темном подтыканном платье; [ за ] а с ней [ шла, отставая и оглядываясь на первую кровать и на акушерку, ] маленькая закутанная девочка. Женщина остановилась в нескольких шагах от кровати; [ и ] глядя на больную с тем выражением, с каким смотрят на мертвого, [ молча ] она сморщила лицо и всхлипнула. — Ну, здравствуй! Чего плачешь-то? Да поди поближе! — Вот тебе булочек... — почти шепотом, сквозь слезы сказала посетительница. [ — Да куды их? Думаешь, здеся нету? «Полосатка» ] Феня в розовом платье и с красным бантиком на шее, с [ преобладающим у нее ] выражением глупой радости на лице, принесла ширмы и закрыла от молоденькой больной соседей, а с ними и светлое окно, с видневшимся в него голубым осенним небом 3 . Елена Ивановна (в отделении [ как-то ] не знали ее фамилии, ребенок был незаконнорожденный [ и отца его записали в билете для посетителей первой попавшейся фамилией Петров или Иванов ]) была одна из самых симпатичных [ всем ] больных, что редко бывает между платными. Она вела себя «первой ученицей», как выразился о ней молодой доктор-немец, приходивший в палату каждое утро. Это название так и осталось за ней. Два дня тому назад без криков, почти молча она родила крошечную живую девочку. Было что-то торжественно-радостное, хорошее и достойное уважения в этих молчаливых родах; и это сознавала и акушерка, добродушная маленькая некрасивая женщина, и стоявшие полукругом...
Входимость: 7. Размер: 19кб.
Часть текста: руками о диван. — А сегодня, дорогой мой, — начал Михаил Аверьяныч, — у вас цвет лица гораздо лучше, чем вчера. Да ты молодцом! Ей-богу, молодцом! — Пора, пора поправляться, коллега, — сказал Хоботов, зевая. — Небось вам самим надоела эта канитель. — И поправимся! — весело сказал Михаил Аверьяныч. — Еще лет сто жить будем! Так-тось! — Сто не сто, а на двадцать еще хватит, — утешал Хоботов. — Ничего, ничего, коллега, не унывайте... Будет вам тень наводить. — Мы еще покажем себя! — захохотал Михаил Аверьяныч и похлопал друга по колену. — Мы еще покажем! Будущим летом, бог даст, махнем на Кавказ и весь его верхом объедем — гоп! гоп! гоп! А с Кавказа вернемся, гляди, чего доброго, на свадьбе гулять будем. — Михаил Аверьяныч лукаво подмигнул глазом. — Женим вас, дружка милого... женим... Андрей Ефимыч вдруг почувствовал, что накипь подходит к горлу; у него страшно забилось сердце. — Это пошло! — сказал он, быстро вставая и отходя к окну. — Неужели вы не понимаете, что говорите пошлости? Он хотел продолжать мягко и вежливо, но против воли вдруг сжал кулаки и поднял их выше головы. — Оставьте меня! — крикнул он не своим голосом, багровея и дрожа всем телом. — Вон! Оба вон, оба! Михаил Аверьяныч и Хоботов встали и уставились на него сначала с недоумением, потом со страхом. — Оба вон! — продолжал кричать Андрей Ефимыч. — Тупые люди! Глупые люди! Не нужно мне ни дружбы, ни твоих лекарств, тупой человек! Пошлость! Гадость! Хоботов и Михаил Аверьяныч, растерянно переглядываясь, попятились к двери и вышли в сени. Андрей Ефимыч схватил склянку с бромистым калием и швырнул им вслед; склянка со звоном разбилась о порог. — Убирайтесь к чёрту! — крикнул он плачущим голосом, выбегая в сени. — К чёрту!...
Входимость: 7. Размер: 107кб.
Часть текста: что кончилась всенощная, которую заказывала 8 бабушка Марфа Михайловна, и теперь 9 Наде 10 — она вышла в сад на минутку — видно было, как в зале накрывали стол для закуски, как в своем пышном шелковом платье суетилась бабушка; отец Андрей 11 , соборный протоиерей, говорил о чем-то с матерью Нади Ниной Ивановной 12 , и теперь она при вечернем освещении, сквозь окно 13 почему-то казалась очень молодой; возле стоял сын отца 14 протоиерея Андрей Андреевич 15 и внимательно слушал 16 . В саду было тихо, прохладно, и темные покойные тени лежали на земле 17 . Слышно было, как где-то далеко, очень далеко 18 , должно быть, на городом, кричали лягушки, чувствовался 19 май, милый май! И так хотелось думать 20 , что здесь, под небом, над деревьями, вот на этих тенях и далеко за городом 21 , в полях и лесах, развернулась теперь своя весенняя жизнь, таинственная, прекрасная 22 , богатая и, вероятно, для бабушки, отца Андрея, для мамы совсем незаметная и неинтересная 23 . Надя 24 думала: ей уже 23 года, с 16 лет она страстно 25 мечтала о замужестве, и теперь наконец 26 она 27 была невестой Андрея Андреевича 28 , того самого, который стоял за окном 29 ; он ей нравился 30 , и свадьба уже была назначена 31 на 22 июля 32 , а между тем 33 радости не было 34 , и ночи спала она плохо, и веселье пропало... 35 Почему-то всё представлялось 36 теперь таким неясным, неполным! 37 Отца своего она уже не помнила 38 , но почему-то 39 сегодня весь день 40 вспоминалось ей, как когда-то очень давно он носил ее на руках; как только она 41 начинала думать о свадьбе, то 42 почему-то тотчас же приходил на память 43 отец. «Если бы 44 отец был жив!» — думала она. Вот кто-то вышел из дома и остановился на крыльце; это Саша Герасимов 45 , гость, приехавший из Москвы дней десять назад 46 . Когда-то давно 47 у бабушки проживала швея Марья Петровна, маленькая, худенькая, больная 48 женщина 49 , которая всегда сердилась и говорила с достоинством: «Я хоть и бедная...

© 2000- NIV